Профилактика тэла приказ 233

Профилактика тэла приказ 233

Опубликовано Редакция в 2/22/12 • Категории ПРАКТИЧЕСКИЙ ОПЫТ

Приказом Министерства здравоохранения Российской Федерации от 9 июня 2003 г. № 233 был утвержден отраслевой стандарт «Протокол ведения больных. Профилактика тромбоэмболии легочной артерии при хирургических и иных инвазивных вмешательствах». После этого также были изданы многочисленные методические рекомендации, в которых были отражены принципы профилактических мероприятий, выделены степени риска развития тромбоэмболических осложнений. Однако, несмотря на эти меры, проблема образования тромбозов продолжает волновать травматологов, ортопедов, хирургов. По мнению доцента кафедры травматологии и ортопедии КГМА, главного научного сотрудника научно-исследовательского отдела РКБ МЗ РТ Игоря Олеговича Панкова актуальность этого вопроса подчеркивает то, что тромбозы могут возникать спустя два месяца после получения травмы. А это уже проблема социальная.

— Игорь Олегович, обозначьте механизм возникновения тромбов?

— Тромбоэмболия представляет собой процесс, при котором тромб закупоривает какой либо сосуд. Существует два, принципиально различных тромбоза. Тромбозы артериальные чаще всего приводят к инфарктам миокарда. Мы, травматологи, ведем, в основном, речь о венозных тромбозах. Как правило в результате получения тяжелой травмы, в том числе переломов костей, возникает повреждение сосудов, включаются механизмы, препятствующие обширному кровотечению. В целом, тромбообразование — это естественный защитный механизм, который начинает работать при повреждении тканей для того, чтобы предотвратить потерю крови. Тромб образуется в результате взаимодействия факторов свертывания (белковых молекул, которые в норме находятся в крови) и тромбоцитов (клеток крови). Однако в ряде случаев возникает диссонанс между образованием тромба и его рассасыванием, как следствие, образуются тромбы, закупоривающие просвет сосудов. Этому способствует также замедление тока крови при длительном обездвиживании.

— Как этот вопрос решается у пациентов травматологического профиля?

— Действительно, проблема тромбообразования остро стоит в травматологии и хирургии. В травматологии пациенты чаще всего обездвижены, а это прямая угроза развития тромбоэмболии. В основном, конечно, тромбообразование происходит при травмах нижних конечностей. Современная стратегия профилактики тромбообразования предполагает прежде всего предупреждение или быстрое устранение воздействия факторов, способствующих развитию такого состояния у пациента. Сюда можно отнести боли, кровопотери, гиподинамия кровообращения, общая иммобилизация, нарушения питьевого и пищевого режимов. Применение щадящих хирургических доступов, предупреждение инфицирования ран, а также ранняя активизация пациентов являются не менее важными элементами системы профилактики тромбоэмболии. Безусловно, определены меры профилактики тромбоэмболических осложнений. Согласно приказу МЗ РФ №233 от 9 июня 2003 года всем пациентам, которые госпитализируются в отделения травматологии с тяжелыми травмами врачи обязаны проводить профилактику тромбоэмболических осложнений. В этом приказе учтены все нюансы этого вопроса.

— Какие группы препаратов используются для лечения и профилактики тромбообразования?

— Определены группы препаратов, необходимые для профилактики и лечения тромбоэмболии. В приказе все очень четко прописано, все моменты учтены. Для профилактики и лечения тромбозов используются антикоагулянты (низкомолекулярные гепарины, гепариноиды), антитромбоцитарные препараты. В обязательном порядке необходимо проводить профилактику у пациентов с переломами бедреной кости на различных уровнях, области коленного сустава, множественных переломах костей конечностей, при корригирующих остеотомиях бедра, голени, а также при эндопротезировании крупных суставов. При этом у ряда пациентов, которые страдают от избыточного веса дозировка увеличивается. Вообще, выбор препарата, дозы, продолжительности его применения определяются на основании оценки риска тромбоэмболии. В частности, факт выполнения пациенту операции эндопротезирования тазобедренного или коленного сустава, а также операции при переломах длинных трубчатых костей позволяет, независимо от других факторов риска, отнести пациента к группе с очень высоким риском и применить особые схемы профилактики. В остальных случаях, необходимо учитывать сопутствующие заболевания типа сахарный диабет, варикозное расширение вен, сердечная недостаточность, гнойная инфекция, послеродовой период, возраст старше 45 лет. В связи с этим будут применяться различные схемы лечения. Конечно, многие говорят о том, что этот приказ требует пересмотра, поскольку варфарин не очень удобен, особенно для жителей сельской местности, у которых нет возможности постоянно контролировать свертывающую систему крови. Для этого сейчас используются другие препараты.

— В чем собственно социальная значимость этой проблемы?

— Учеными было доказано, что тромбозы могут возникнуть на сроках до двух месяцев после травмы. То есть тромбоэмболия может возникнуть даже на амбулаторном этапе лечения пациента. А это губительно например для пожилых пациентов, которым было проведено лечение перелома шейки бедра. Необходим тщательный контроль за пациентами с высоким риском тромбообразования.

Законодательная база Российской Федерации

Бесплатная консультация
Федеральное законодательство

  • Главная
  • ПРИКАЗ Минздрава РФ от 09.06.2003 N 233 «ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ОТРАСЛЕВОГО СТАНДАРТА «ПРОТОКОЛ ВЕДЕНИЯ БОЛЬНЫХ. ПРОФИЛАКТИКА ТРОМБОЭМБОЛИИ ЛЕГОЧНОЙ АРТЕРИИ ПРИ ХИРУРГИЧЕСКИХ И ИНЫХ ИНВАЗИВНЫХ ВМЕШАТЕЛЬСТВАХ»
  • На момент включения в базу документ опубликован не был

СОГЛАСИЕ ПАЦИЕНТА НА ПРЕДЛОЖЕННЫЙ ПЛАН ПРОФИЛАКТИКИ ТРОМБОЭМБОЛИИ ЛЕГОЧНОЙ АРТЕРИИ

получил разъяснения по поводу необходимости профилактики тромбоэмболии легочной артерии, получил информацию об особенностях, длительности течения и прогнозе этого осложнения в послеоперационном периоде.

Мне предложен план профилактики, даны полные разъяснения о ее целях и продолжительности, возможных неблагоприятных эффектах лекарственных средств, а также о том, что предстоит мне делать в случае их возникновения.

Я извещен о необходимости соблюдать режим в ходе профилактики, немедленно сообщать врачу о любом ухудшении самочувствия.

Читайте так же:  Судебная практика мордовия

Я извещен, что несоблюдение рекомендаций врача, может осложнить лечение и отрицательно сказаться на состоянии здоровья.

Я извещен о возможном течении заболевания при отказе от профилактики тромбоэмболии легочной артерии.

Я имел возможность задать любые интересующие меня вопросы, касающиеся состояния моего здоровья, профилактики тромбоэмболии легочной артерии, получил на них удовлетворяющие меня ответы.

Я получил информацию об альтернативных методах профилактики, а также об их примерной стоимости.

ПРИКАЗ Минздрава РФ от 09.06.2003 N 233 «ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ОТРАСЛЕВОГО СТАНДАРТА «ПРОТОКОЛ ВЕДЕНИЯ БОЛЬНЫХ. ПРОФИЛАКТИКА ТРОМБОЭМБОЛИИ ЛЕГОЧНОЙ АРТЕРИИ ПРИ ХИРУРГИЧЕСКИХ И ИНЫХ ИНВАЗИВНЫХ ВМЕШАТЕЛЬСТВАХ»

В целях развития системы стандартизации в здравоохранении Российской Федерации и управления качеством медицинской помощи приказываю:

Утвердить отраслевой стандарт «Протокол ведения больных. Профилактика тромбоэмболии легочной артерии при хирургических и иных инвазивных вмешательствах» (ОСТ 91500.11.0007-2003) (приложение).

Профилактика тэла приказ 233

Ю.М. Стойко, М.Н. Замятин

Национальный медико-хирурический центр им. Н.И. Пирогова, Москва

Тромбоз глубоких вен (ТГВ) нижних конечностей и связанная с ним тромбоэмболия лёгочной артерии (ТЭЛА) относятся к наиболее распространённым, социально значимым и представляющим опасность для жизни пациентов заболеваниям системы кровообращения. Ежегодно ТГВ и ТЭЛА диагностируют у 100-160 человек на 100 тыс. населения, около 30 % из них погибают в ближайший месяц, ещё у 20 % больных в течение последующих двух лет развивается рецидив заболевания [9, 14, 15].
Госпитализация больного, изменение привычного образа жизни, режима питания, гиподинамия, психоэмоциональный стресс усиливают нарушения свёртываемости крови, более чем в 10 раз повышая риск тромбоэмболических осложнений. Тромбоз глубоких вен развивается у 22-25 % больных инфарктом миокарда, у 42-56 % больных с острым нарушением мозгового кровообращения и у 9 % всех пациентов терапевтического профиля старше 65 лет. Хирургическая операция значительно повышает риск венозного тромбоза. При отсутствии профилактики ТГВ подколенно-бедренного и илеокавального сегментов развивается у 25-28 % больных, перенёсших оперативные вмешательства на органах брюшной полости; у 19 % гинекологических больных, у 25 % – урологических; а после операции на тазобедренном суставе и при переломах головки бедренной кости частота этого осложнения достигает 45-59 % [2, 5, 15, 18]. Вероятность ТЭЛА в этой ситуации возрастает до 50 %, при этом у 2-5 % больных с тромбозом ТЭЛА имеет массивный характер и ведёт к гибели пациента. Ещё 18 % больных из этой группы погибают в ближайшие три месяца на фоне повторной ТЭЛА. Предупредить развитие этих осложнений и летальных исходов можно только с помощью рациональной и грамотной профилактики, которая у больных с высоким и очень высоким риском обязательно должна включать назначение антикоагулянтов. За последние годы в мире накоплен огромный опыт по проведению специфической профилактики ТГВ и ТЭЛА, выполнены многочисленные исследования, в ходе которых было показано, что при умеренном, высоком и очень высоком риске назначение антикоагулянтов в два-три раза снижает вероятность развития тромбоэмболических осложнений [8, 12, 17]. На основании этих данных в различных странах мира, в т. ч. и в России, были разработаны стандарты профилактики венозных тромбозов, внедрение которых в повседневную практику привело к снижению частоты этих осложнений на 50-75 % [2-5, 13, 18].
Между тем некоторые вопросы, связанные с проведением профилактики венозных тромбозов, остаются нерешёнными. В частности, необходимость выделения группы пациентов с очень высоким риском ТГВ и ТЭЛА, у которых стандартные (рекомендуемые для группы высокого риска) дозы прямых антикоагулянтов не предупреждают развитие ТГВ. В большинстве действующих в настоящее время национальных и региональных стандартов в такую группу очень высокого риска включены, например, пациенты, получившие травму позвоночника или перенёсшие операцию на крупных суставах и костях нижних конечностей. В российском отраслевом стандарте эти обстоятельства не выделены, а ортопедические больные отнесены в группу высокого риска. Между тем существует принципиальная разница в подходах к проведению специфической профилактики у больных высокого и очень высокого риска. Так, при операциях на крупных суставах нижних конечностей, а также у пациентов с переломом бедренной кости применение стандартных для группы высокого риска доз нефракционированного гепарина (НФГ) практически не снижает риск развития венозного тромбоза. При назначении НФГ в дозе 10-15 тыс. ЕД в день после эндопротезирования тазобедренного сустава частота тромбоза глубоких вен составляет 25-40 %, а тромбоза проксимальных сегментов – 10-15 % [10, 13]. Соответственно в травматологии и ортопедии при определении общего риска развития тромбоэмболических осложнений следует дифференцированно оценивать риск, связанный с хирургическим вмешательством (или травмой), и риск, обусловленный сопутствующими заболеваниями или дополнительными факторами.
К факторам риска, связанным с общим состоянием пациента, относят [3]:

Наличие у пациента любого из этих признаков является достаточным основанием для оценки степени риска как высокой и соответственно назначения стандартных для групп высокого риска схем специфической профилактики.
С другой стороны, факт выполнения пациенту операции эндопротезирования тазобедренного или коленного суставов, а также операции при переломах длинных трубчатых костей позволяет, независимо от других факторов риска, отнести пациента к группе с очень высоким (риском и применить особые схемы профилактики [5]. Таким пациентам НФГ назначают в индивидуально подобранных («adjusted-dose») дозах. НФГ начинают вводить за два дня до операции по 3500 ЕД подкожно через 8 часов; после операции при каждом введении дозу повышают на 500-1000 ЕД с целью достичь верхнего предела нормальных значений АЧТВ через 6 часов после очередной инъекции. При такой тактике индивидуальная профилактическая доза НФГ в послеоперационном периоде составляет в среднем 18 900 ЕД/сут, изменяясь от 13,5 до 30 тыс. ЕД [12]. Только при таком способе назначения НФГ частота тромбозов в ортопедии с помощью этого препарата достоверно, с 23 до 6 %, уменьшается.
Низкомолекулярные гепарины (НМГ) тоже используются в иных, чем в общехирургической практике, дозах. Надропарин (Фраксипарин) вводят в дозе, определённой с учётом массы тела больного. Пациентам с массой 50-70 кг за 12 часов до операции вводят 0,3 мл подкожно, затем 0,3 мл вечером после операции (через 8-12 часов), в последующие три дня – по 0,3 мл один раз в сутки, затем дозу увеличивают до 0,4 мл. При большей массе тела дозы составляют 0,4 и 0,6 мл соответственно. Альтернативный вариант – препарат назначают через 8-10 часов после операции и вводят по 0,3 дважды в сутки. Дальтепарин (Фрагмин) назначают по 5 тыс. МЕ за 12 часов до операции, затем – по 5 тыс. МЕ каждый вечер после операции или 2,5 тыс. МЕ за 2 часа до операции (что практически исключает возможность выполнения непосредственно перед операцией эпидуральной или спинномозговой анестезии) и 2,5 тыс. МЕ через 8-12 часов после операции, затем со следующего дня – по 5 тыс. МЕ каждое утро. Эноксапарин (Клексан) назначают по 40 мг один раз в сутки или по 30 мг два раза в сутки. Решение о времени введения первой дозы антикоагулянтов должно основываться на соотношении индивидуального риска тромбозов и кровотечений с учётом особенностей работы хирургов и анестезиологов в каждом стационаре.
Фондапаринукс (Арикстра, 2,5 мг) назначают через 6-8 часов после операции, в дальнейшем вводят по 2,5 мг один раз в сутки.
К группе очень высокого риска относятся и больные с критическими нарушениями жизненно важных функций, находящиеся на лечении в палатах реанимации и интенсивной терапии. У них очень сложно своевременно диагностировать ТГВ, возможно, поэтому для многих из этих категорий пациентов отсутствуют единые рекомендации по выбору препаратов, определению эффективной и безопасной дозы, продолжительности специфической профилактики [6]. Между тем наш опыт и данные скрининговых исследований показывают, что вероятность бессимптомного течения ТГВ у больных, переживших критические нарушения дыхания и кровообращения, в течение первого месяца может достигать 50-70 %, а эффективность стандартных профилактических доз антикоагулянтов значительно ниже [11, 15]. В результате, среди пациентов, погибших от ТЭЛА, доля больных терапевтического и неврологического профиля достигает 75 %. Эти данные свидетельствуют о том, что проблема профилактики ТЭЛА в этих группах пациентов остаётся открытой. Её решение следует считать одним из наиболее важных и перспективных способов дальнейшего улучшения результатов профилактики тромбоэмболических осложнений.
В нашем Центре мы проводили скрининговое исследование, при котором установили не только высокую частоту ТГВ у пациентов с тяжёлыми нарушениями функции дыхания и кровообращения, но и зависимость частоты тромбозов от вида профилактики и дозы антикоагулянтов. У пациентов, переживших эпизоды критических нарушений дыхания и кровообращения, развитие бессимптомных ТГВ отмечено в течение всего периода скрининга (10 суток после перевода из ОРИТ). Если прямые антикоагулянты не использовались (из-за противопоказаний), то, несмотря на применение эластических бинтов и проведение неспецифической профилактики, частота ТГВ (по данным ультразвукового дуплексного ангиосканирования) составила 40 %. Назначение нефракционированного гепарина (подкожно по 5000 ЕД через 8 часов) снизило вероятность венозного тромбоза до 25 %, применение стандартных для группы высокого риска профилактических доз НМГ (Фраксипарин по 0,3, Клексан по 40 мг в сутки) – до 17 %, и только увеличение дозы этих препаратов (Фраксипарин по 0,3 через 12 часов) привело к существенному снижению частоты венозных тромбозов (6,3 %).
Полученные результаты позволили обоснованно изменить схему проведения специфической профилактики тромбоэмболических осложнений у таких пациентов, повысив в два раза дозу НМГ и увеличив продолжительность их применения – не менее 10 дней после прекращения действия временных факторов риска (после перевода из отделения реанимации и интенсивной терапии). После этого периода необходима повторная индивидуальная оценка степени риска, на основании которой принимается решение о более длительной специфической профилактике.
Вопросы продолжительности и выбора препаратов для длительной профилактики ТГВ и ТЭЛА у больных с высоким и очень высоким риском тоже пока относятся к числу нерешённых. Очевидно, что рациональная и грамотная профилактика тромбоэмболических осложнений предполагает приём пациентом антитромботических препаратов в течение всего периода, пока у него сохраняется такая степень риска развития венозного тромбоза [5, 8, 10]. Это означает, что у части больных специфическая профилактика должна продолжаться и после выписки из стационара. К сожалению, это требование выполняется далеко не всегда. По данным исследований, выполненных в различных странах, длительную профилактику получают не более 25-32 % больных, которым она необходима [15, 17]. Остальные или вообще не получают антикоагулянты, или перевод на препараты для длительного приёма осуществляется с нарушением действующих в настоящее время национальных и отраслевых стандартов. Не исключено, что именно по этой причине до настоящего времени 60-75 % ТГВ развивается уже после выписки пациентов из стационара.
В последние годы проблема длительной специфической профилактики венозных тромбозов и тромбоэмболий стала ещё более актуальна. Это связано с распространением стационар замещающих технологий, более ранней выпиской больных или выполнением операций с высоким риском тромбоэмболических осложнений в условиях стационара одного дня. К таким операциям, например, относятся амбулаторные артроскопические вмешательства на коленном суставе, при которых частота симптоматического ТГВ достигает 11 %, частота бессимптомного ТГВ – 18 %, частота проксимального ТГВ – 5 % [7]. Таким пациентам тоже необходима специфическая профилактика, но как её проводить?
Наиболее распространённым препаратом для длительной профилактики венозных тромбозов является варфарин. Считается, что в условиях развитой системы поликлинической помощи приём этого препарата является относительно безопасным, а стоимость профилактики оказывается существенно ниже, чем при приёме других антикоагулянтов [15, 16].
Для профилактики тромбоэмболических осложнений обычно используют следующие схемы применения варфарина:

Читайте так же:  Судебно товароведческая экспертиза пример

Можно ли эти схемы использовать в нашей стране? Опыт применения варфарина и других непрямых антикоагулянтов в России есть, но опыт этот – нередко печальный, поскольку во многих регионах нет возможности не только контролировать МНО, но и вообще систематически наблюдать за пациентом.
Кроме организационных проблем, при оценке перспектив использования этого препарата в хирургической практике следует учитывать и наличие некоторых из противопоказаний к его назначению, отмеченных в инструкции:

Профилактика тэла приказ 233

‘> Входит в РИНЦ ® : да

‘> Цитирований в РИНЦ ® : 0

‘> Входит в ядро РИНЦ ® : нет

‘> Цитирований из ядра РИНЦ ® : 0

‘> Норм. цитируемость по журналу: 0

‘> Импакт-фактор журнала в РИНЦ:

‘> Норм. цитируемость по направлению: 0

‘> Дециль в рейтинге по направлению: 9

‘> Тематическое направление: Clinical medicine

XV Съезд Общества эндохирургов России

Почему не работает приказ МЗ РФ № 233 по профилактике венозных тромбоэмболических осложнений у хирургических больных?

Сахарюк А.П., Шимко В.В., Емец А.Н.

ГБОУ ВПО «Амурская государственная медицинская академия» Минздравсоцразвития России

Проведен анализ выполнения профилактики венозных тромбоэмболических осложнений в хирургическом стационаре. Предложены организационные и административные мероприятия для снижения летальности от ТЭЛА у больных хирургического профиля.

Актуальность. Несмотря на активную популяризацию необходимых мер профилактики венозного тромбоза, количество эмбологенных осложнений и развитие постэмболической легочной гипертензии не имеет тенденции к снижению.

Материалы и методы. Приказом Министерства здравоохранения Российской Федерации от 9 июня 2003 г. № 233 утвержден отраслевой стандарт «Протокол ведения больных. Профилактика тромбоэмболии легочной артерии при хирургических и иных инвазивных вмешательствах». (ОСТ 91500.11.0007-2003). В течение последних пяти лет министерством здравоохранения России четырежды издавались методические рекомендации: Савельев В.С. Профилактика послеоперационных венозных тромбоэмболических осложнений. – Москва, — 2000. – 20 с; Шевченко Ю.Л., Савельев В.С. Профилактика тромбоэмболических осложнений у хирургических больных в многопрофильном стационаре. – Москва. – 2004. – 24 с; Савельев В.С., Бокарев И.Н. Венозные тромбозы и тромбоэмболия легочных артерий (венозные тромбоэмболические осложнения). – Москва, — 2006. – 20 с; Российские клинические рекомендации по диагностике, лечению и профилактике венозных тромбоэмболических осложнений от 27.11.2009. – Москва. В них отражены принципы профилактических мероприятий, выделены степени риска развития тромбоэмболических осложнений, разработаны схемы специфической профилактики и их лабораторного контроля.
Нами проведена очная и заочная целевая экспертиза качества медицинской помощи больным хирургического профиля в плане профилактики венозных тромбоэмболических осложнений.

Читайте так же:  Требования к маркировке контейнеров для отходов

Результаты. В результате выполнение компрессионного регламента выявлено всего у 14% оперированных больных. Из них в 12% применялись эластические бинты, в 2% госпитальный медицинский трикотаж. Прерывистая пневмокомпрессия нижних конечностей не применяется в клиниках и больницах Амурской области. Миниинвазивность, атравматичность вмешательств, ранее вставание после оперативного лечения отмечено в 43% случаев. Анализ выполнения специфической медикаментозной профилактики выявил использование гепаринов при средней и высокой степени риска венозных тромбоэмболических осложнений в 22%, при этом в 10% отсутствовала преемственность выполнения назначений при переводе больных из реанимации в отделения хирургического профиля, что опасно развитием рекошетных тромбозов. Лабораторный контроль антикоагулянтной терапии имел место в 35% наблюдений. У 95% пациентов со средней и высокой степенью риска венозных тромбоэмболических осложнений не выполнялась в послеоперационном периоде скрининговая ультразвуковая диагностика венозного тромбоза в бассейне нижней полой вены.

Обсуждение результатов. Неудовлетворительное состояние профилактики венозных тромбоэмболических осложнений послужило принятию административного решения по лечебно-профилактическому учреждению. Издан приказ по ЛПУ об обязательном исполнении приказа МЗ РФ № 233 с персональной ответственностью врача-хирурга и контролем заведующего отделения. В стандарты лечения ЛПУ включена профилактика венозных тромбоэмболических осложнений.

Выводы. Лечебные учреждения уделяют недостаточное внимание профилактике венозных тромбоэмболических осложнений хирургическим больным.
Распоряжение министерства здравоохранения субъекта Федерации должно определить ответственность главных врачей ЛПУ по профилактике венозных тромбоэмболических осложнений
Приказ главного врача по ЛПУ позволит персонализировать ответственность исполнителя при проведении медицинской услуги (профилактике венозных тромбоэмболических осложнений).
Лечебные учреждения не выполняющие профилактику венозных тромбоэмболических осложнений должны контролироваться органами Росздравнадзора и страховыми медицинскими организациями, вплоть до отзыва лицензии на медицинскую деятельность

Профилактика тэла приказ 233

ПРОТОКОЛ ВЕДЕНИЯ БОЛЬНЫХ. ПРОФИЛАКТИКА ТРОМБОЭМБОЛИИ ЛЕГОЧНОЙ АРТЕРИИ ПРИ ХИРУРГИЧЕСКИХ И ИНЫХ ИНВАЗИВНЫХ ВМЕШАТЕЛЬСТВАХ. ОТРАСЛЕВОЙ СТАНДАРТ. ПРИЛОЖЕНИЕ К ПРИКАЗУ МИНЗДРАВА РОССИИ ОТ 09. 06. 03 № 233

Отраслевой стандарт «Протокол ведения больных. Профилактика тромбоэмболии легочной артерии при хирургических и иных инвазивных вмешательствах» предназначен для применения в системе здравоохранения Российской Федерации. Область распространения настоящего стандарта — лечебно-профилакгические учреждения всех уровней. Тромбоэмболия легочной артерии, причиной которой является тромбоз магистральных вен нижних конечностей и таза, представляет собой одно из наиболее частых осложнений у больных, перенесших различные хирургические и иные инвазивные вмешательства.

Издание: Главная медицинская сестра
Год издания: 2003
Объем: 7с.
Дополнительная информация: 2003.-N 11.-С.121-127
Просмотров: 164