Конфронтация договор

ДОВСЕ — договор о конфронтации

Таковой может стать судьба Договора об ограничении вооруженных сил в Европе ( Федеральный закон «О ратифицикации Соглашения об адаптации Договора об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ)» ) . В геополитическом контексте о нем вспомнили 26 апреля. Выступая в этот день с посланием к Федеральному собранию, президент Путин объявил мораторий на выполнение ДОВСЕ до его ратификации натовской стороной.

Заключенный в 1990 году между Варшавским договором и НАТО договор был призван обеспечить межблоковый «военно-полевой» паритет. А еще — подвести логическую черту под перечнем первоочередных разоруженческих соглашений последней трети XX века. Начало им положил советско-американский Договор о противоракетной обороне (ДПРО), подписанный президентом США Никсоном в 1972 году после размышления над дневником Тани Савичевой в музее Пискаревки. Ограничение именно оборонительных, а не наступательных вооружений, ставило стороны в такую степень уязвимости, которая не давала бы противнику шансов уцелеть при ответном ударе: напавший первым погибал вторым.

А если так, то и сокращение наступательных вооружений становилось логичным продолжением глобально-разоруженческого процесса. За аналогичным, но «уточняющим» Договором 1974 года последовал прорыв, как это следует из первых букв следующих аббревиатур, в ограничении стратегических и сокращении наступательных вооружений: договоры ОСВ-1 (1974), ОСВ-2 (1979.), СНВ-1 (1991), СНВ-2 (1993). В развитие ограничительной тенденции в 1987 году заключен Договор о сокращении ракет средней и малой дальности (500-5000 км).

Семь названных соглашений к рубежу тысячелетий «сократили» число ядерных боезарядов каждой из сторон с начальных 10 тысяч до нынешних 3 тысяч. «Межконтинентально-ракетные» ограничения распространили на танки и пехоту. Отсюда возник тот самый ДОВСЕ. Стороны исходили из того, что их вооруженные силы напрямую соприкасаются лишь на флангах: СССР граничил с двумя странами НАТО — Норвегией и Турцией. Главных ударов с флангов никто не ждал, но за «пробным» ДОВСЕ-90 по аналогии с ДПРО-72 намечался договорно-разоруженческий «прорыв» на основном направлении — центрально-европейском.

Во исполнение договора, ратифицированного лишь нами, Украиной, Белоруссией и Казахстаном, мы вывели значительную часть тяжелых вооружений (боевых бронированных машин, ударных вертолетов, артиллерийских систем), в частности, с Кольского полуострова и из Карелии — до широты Сертолова. Натовцам же квоты ДОВСЕ даже позволили нарастить свои ударные группировки до паритетного уровня. Ситуация кардинально изменилась после вступления в альянс бывших «младших братьев» Москвы, формально оставшихся в зоне прежних советских квот. На стамбульском саммите Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе в 1999 году были уточнены параметры ДОВСЕ. Хотя считается, что новый договор подготовить легче, чем адаптировать старый.

Тем не менее Москва добилась согласия Брюсселя на незначительное увеличение количества тяжелой техники, прежде всего на южном фланге — исходя из тогдашней ситуации вокруг Чечни. Россия же взяла на себя дополнительные обязательства по выводу войск из Грузии и Молдавии. Сегодня именно этим пунктом стамбульских соглашений натовцы оговаривают ратификацию адаптированного договора, что еще раз подтвердил генеральный секретарь Североатлантического альянса де Хооп Схеффер вслед за выступлением президента Путина перед Федеральным собранием.

Но по нашей трактовке договора свои контингенты мы вывели. В Грузии (Абхазии и Южной Осетии), в соответствии с международными мандатами, по сути остались лишь российские миротворцы — суммарно около 3500 человек. Мы считаем, что под квоты ДОВСЕ они не подпадают — мы ведь не подводим под них западных миротворцев в Боснии и Косове! Да и в международноправовом смысле вывод миротворцев возможен лишь при согласии всех сторон конфликта.

То же и с молдавским Приднестровьем. Там находятся 300 российских военнослужащих — в большинстве местные жители. Помимо миротворчества в их задачу входит обеспечение сохранности оружия и боеприпасов, унаследованных от 14-й армии и ее предшественниц, участвовавших в военных кампаниях XX века. В складской зоне Колбасно объем в основном артиллерийских снарядов соответствует емкости 3 тысяч железнодорожных вагонов. За 15 лет вывезено и утилизировано около половины из 45 тысяч тонн военных грузов. Но остающиеся боеприпасы требуют дополнительного внимания из-за их повышающейся взрывоопасности. Средств на проведение сложных и опасных работ нет ни у Москвы, ни у Тирасполя. Натовская же (кстати, не слишком безусловная) помощь оговаривается фактической заменой российских военных на своих. Приднестровцы, тоже обладая правом выбора миротворцев, на это не пойдут. Военно-политическим тупиком уже воспользовались натовцы, принявшие решение разместить свои контингенты в Болгарии и Румынии, популярно нам объяснив, что «это не базы, а легкие базы». В практическом смысле это означает, что НАТО столь же легко отказывается не только от ратификации договора, но и от него самого.

Некоторые эксперты полагают, что своим мораторием Москва предложила «обменять» ДОВСЕ на американскую ПРО в Европе: иными словами, подтвердить соблюдение ДОВСЕ в обмен на отказ американцев от размещения противоракет, подрывающих, как мы считаем, изначальный Договор по ПРО 1972 года. Определенная логика в этом есть, ибо в противном случае не только России, но и Западу придется спешно искать дополнительные силы и средства. Но скорее это — многоадресный месседж. Помимо отказа от ПРО мы ждем от Вашингтона содействия в подписании ДОВСЕ странами Балтии. Ибо их потенциальная «емкость» — это не то же самое, что и 300 приднестровских «спартанцев». Более того, Россия в принципе и безотносительно американской ПРО требует уважения, соответствующего роли пусть энергетической, но державы, а не придаточного сырьевого партнера. Тем более что отношения с НАТО все чаще напоминают диалог автопилота с автоответчиком, а тема натовской защиты альтернативного энерготранзита все явственнее переходит в форматРоссия — Евросоюз.

Считается, что на ратификацию у стран НАТО есть год. Затем Россия может из договора выйти совсем. В заключение — «интересный» вопрос: что лучше — быть слабым партнером или сильным оппонентом?

Три уровня конфронтации. Где Россия и Запад могут сотрудничать, а где – нет

Подпишитесь на рассылку новых материалов Carnegie.ru

Понравился материал? Подпишитесь на рассылку!

Конфронтация между Евросоюзом и Россией разворачивается сразу на трех уровнях: внутриполитическом, региональном и глобальном. Но подходы сторон на каждом из них принципиально отличаются, поэтому Россия и Запад вполне могут сотрудничать на глобальном уровне, но это вряд ли получится у них в пространстве общего соседства, и тем более никакая кооперация невозможна там, где конфронтация затрагивает внутренние дела.

Идеологические расхождения между Россией и ЕС обозначены довольно четко. Евросоюз и (почти все) входящие в него страны глубоко убеждены, что политическая система устойчива лишь в той степени, в какой она обеспечивает верховенство права, свободу, возможности политического участия, процветание и безопасность своих граждан. В путинской России столь же глубоко убеждены, что постмодернистская идея наднационального управления оказалась химерой и что мир наконец очнулся и осознал реальность: в ней действуют националистически настроенные государства, исходящие из консервативных социальных и политических ценностей.

Евросоюз и Россия выступают друг для друга идеологическими «другими» так, что крах оппонента должен подтвердить верность собственных идейных установок. В России кризис еврозоны, так называемый миграционный кризис, референдум по выходу Британии из ЕС и каталонский сепаратизм подаются как окончательные доказательства того, что Евросоюз с его наднациональными институтами и либеральными ценностями необратимо катится к распаду. Но и западные СМИ слишком охотно хватаются за мельчайшие проявления политического недовольства в России и представляют их как признаки скорого падения режима, который, как считается, работает на пределе экономических и политических возможностей и вот-вот обанкротится.

Большинство россиян изо всех сил заверяют, что не хотели бы распада Евросоюза, как и большинство граждан ЕС категорически отрицают, что хотели бы смены режима в России. Но в политическом анализе прогнозы слишком часто перемешиваются с желаниями. Обе стороны ошибаются: хотя мы и не достигли кантианского конца истории, не стоит ждать и возвращения гоббсовского мира противоборствующих национальных государств. Осмелюсь сказать, что именно гибридные формы уготовило нам будущее.

Если различия между политическими моделями и расхождения во взглядах на мир, видимо, сохранятся и в дальнейшем, означает ли это долгосрочную конфронтацию?

Нет, потому что в международной политике есть масса проблем, разрешение которых лишь в малой степени зависит от идеологических расхождений. В мире хватает кризисов, где ЕС и Россия не просто могут работать вместе, но и реально сотрудничают. Стоит вспомнить хотя бы их совместную работу по спасению иранской ядерной сделки от лобовой атаки Трампа, их общую поддержку Парижского соглашения по климату, их взаимную заинтересованность в том, чтобы обуздать северокорейский кризис, положить конец войне в Сирии, бороться с терроризмом и перезапустить реальный мирный процесс на Ближнем Востоке. Выборочное взаимодействие и сотрудничество по таким международным вопросам возможно и вероятно.

Ситуация становится сложнее в пространстве общего соседства ЕС и России. Там, особенно на Украине и в других странах Восточного партнерства, идеологические нормы двух сторон сталкиваются напрямую. Путин воспринимает регион как продолжение русского мира и как последний рубеж обороны на пути еретических западных идей. Цветные революции, политика добрососедства ЕС и перспектива расширения НАТО пугают Кремль и убедили Путина, что если это наступление Запада не остановить немедленно, то оно завершится сменой режима в Москве, что приведет к насилию, хаосу и страданиям.

Читайте так же:  Возврат ндфл за покупку квартиры в 2018 году

В свою очередь, каким бы поверхностным ни был интерес некоторых стран ЕС к государствам Восточного партнерства, Евросоюз в целом не может просто так проигнорировать стремление Восточной Европы к европеизации, демократизации и модернизации. Оставить этот запрос без внимания означало бы отказаться от базовых норм и ценностей ЕС. Поэтому в ближайшие годы на этой территории мы будем наблюдать патовую ситуацию: Россия одержима этим регионом, но она непривлекательна политически, тогда как ЕС во многом непреднамеренно предлагает этим странам более привлекательный проект, но при отсутствии стабильной приверженности сотрудничеству с регионом. Верх в этом противоборстве не сможет взять ни ЕС, ни Россия, так что в обозримом будущем патовая ситуация тут вероятнее прямого конфликта.

Третий, внутриполитический уровень противостояния затрагивает и Россию, и страны ЕС. Давнее убеждение Москвы, что европейцы (и американцы) хотят устроить в России цветную революцию, и растущее осознание со стороны европейцев (и американцев), что Москва намерена поддерживать антисистемные, националистические и антилиберальные силы на Западе всеми доступными средствами, привели к глубочайшему и непреодолимому разрыву между двумя сторонами. Если европейцы не вполне осознают, насколько сильную тревогу в России вызывают возможные перспективы смены режима с подачи Запада, то россияне явно недооценивают, насколько токсичной выглядит для ЕС политическая и финансовая поддержка европейских ультраправых движений со стороны Москвы. И то и другое воспринимается сторонами как прямая угроза их выживанию.

Пока между Россией и Западом сохраняется это глубоко укоренившееся недоверие и представление о том, что противоположная сторона стремится уничтожить оппонента, возможности для сотрудничества будут ограничены, а кооперация на глобальном уровне – ситуативной. Но чем больше стороны будут признавать и учитывать взаимные страхи и тревоги, тем больше шансов, что конфронтацию России и Запада удастся сделать управляемой, хотя, увы, все равно не разрешить в полной мере.

Публикация подготовлена в рамках проекта «Европейская безопасность», реализуемого при финансовой поддержке Министерства иностранных дел и по делам Содружества (Великобритания)

Зачем нам нужна конфронтация с западом? За чей счет?

Путин полностью разучился использовать инструменты цивилизованного диалога, перейдя к тотальной конфронтации и провокациям. Например, о выходе из договора по ПРО США объявили еще в 2001 году — и за все это время не было сделано ничего, чтобы провести переговоры и подписать новый договор. Даже упертые советские руководители Брежнев и Громыко смогли сделать это. Путин пустил все на самотек. Теперь руки у США развязаны, и нам придется справляться уже с последствиями размещения элементов американской ПРО в Европе — возможность договориться с американцами была упущена в 2002-2005 годах.

Неудачи на дипломатическом поприще Путин попытался прикрыть провокациями — энергетическим шантажом, провокационными полетами наших бомбардировщиков к границам стран НАТО (как будто нельзя полетать над океаном в нейтральных водах), антизападной пропагандистской истерикой. В мире становится нормой бояться России, искать способы защиты от «российской угрозы».

Зачем нам эта конфронтация? На Западе никто не ищет войны с Россией — а нам не по силам новое противостояние. Гонка вооружений разорит Россию, доля которой в мировой экономике составляет 2%, а доля США — 27& (по размерам американская экономика превышает российскую более чем в десять раз). Новое противостояние возможно только за счет уменьшения пенсий, зарплат учителям и врачам, введения разорительных налогов для бизнеса.

что такое мораторий, альянс, конфронтация, конверсия?

Альянс — (франц. alliance),
1) союз, объединение (например, государств, организаций) на основе договорных обязательств.

Конфронтация — (франц. confrontation, от лат. cum — вместе, против и frons, родительный падеж frontis — лоб, фронт), противоборство, противопоставление (социальных систем, классовых интересов, идейно-политических принципов и др.); столкновение.
2) брачный союз.

Конверсия -изменение, превращение, преобразование в различных областях. До 70-х годов XX века термин обычно употреблялся применительно к конверсии валюты, займов, некоторых лингвистических, физических, производственных (металлургических) и других процессов.
В конце ХХ века все чаще стал использоваться применительно к преобразованиям в военной области (военная конверсия) и особенно в области военной экономики и оборонного производства. В этом смысле термин «военная конверсия» по существу является синонимом термина «военная реформа», а поэтому его включение в действующую терминологию может только внести путаницу.
Позитивное изменение общественно-политической и военно-политической обстановки в мире, необходимость преодоления негативных социально-экономических тенденций, опасность бесконтрольного отношения человека к природе выдвинули перед человечеством проблему глобальной конверсии, охватывающую все сферы жизни человеческого общества в масштабах всей планеты и околоземного пространства.

Общественный договор на основе интеграции интересов — альтернатива конфронтации власти и бизнеса, считает исполнительный секретарь РСПП И.Юргенс

Сопоставив в своем докладе запрос государства к бизнесу и бизнеса к государству, И.Юргенс обозначил их соответственно как обеспечение «политической лояльности» и встречный запрос о решении проблемы инвестиционного климата.

Запрос государства к бизнесу, как отметил И.Юргенс, выражается в пяти составляющих общей проблемы политической лояльности. Это, конкретизировал докладчик, «упорядочивание лоббизма, переход к его цивилизованным формам»; «отказ от деструктивных действий бизнеса по отношению к государству»; «формирование модели социально ответственного поведения бизнеса»; «совместное продвижение бренда «Россия» на международной арене» и «солидарность в решении задач государственного масштаба».

В свою очередь, запрос бизнеса к государству состоит, согласно докладу Юргенса, в четырех тезисах в рамках решения проблемы инвестиционного климата. К ним отнесены «определенность и предсказуемость правил игры и реальная равноудаленность экономических субъектов (в том числе и государственных)»; «отказ от силовых методов при решении экономических споров»; признание проблемы иностранных инвестиций «проблемой государственного значения и отказ от политизации этой темы», наконец, «стабильность и благоприятный для развития бизнеса характер законодательства».

Социальная роль и ответственность крупного российского бизнеса на современном этапе не сводится к благотворительности, отметил вице-президент — исполнительный секретарь РСПП.

Он напомнил, что именно крупные негосударственные инвесторы «сыграли ключевую роль в поддержании стабильной работы ряда важных отраслей», так как стал реализовываться «цивилизованный переток финансовых средств из высокодоходных в менее доходные отрасли путем приобретения акций соответствующих предприятий крупными структурами». Благодаря крупным частным инвесторам была фактически решена «технологическая проблема-2003», о которой, отметил Игорь Юргенс, «много говорили недавно и скромно молчат сейчас».

СССР — КНР: от договора о дружбе 49 года до конфронтации 60-х годов. Сазонов Александр.

История России с самого начала зарождения в 15 веке небольшого Московского государства была историей почти непрерывной экспансии. Не исключением оказалась и её внешняя политика на Дальнем Востоке. Вот только некоторые вехи развития российско-китайских отношений.

1854 — основание Хабаровска.

1860 — основание Владивостока.

1860 — подписание Пекинского трактата: признание суверенитета России над всей территорией северо-восточного Амура и вниз по океанскому побережью до Владивостока, предоставление России широких прав на торговлю в Монголии и в Китайском Туркестане.

1875 — присоединение к России о. Сахалин.

1891 — начало строительства Транссибирской железнодорожной магистрали (через территорию Манчжурии).

В целом, история отношений России с Китаем на всём протяжении 19 столетия и вплоть до русской революции 1917 года была историей непрекращавшегося нажима русских на пограничные территории Китая: Манчжурию, Монголию и Синьцзян — нажим осуществлялся порой силой оружия, но чаще путём торгового проникновения и интриг.

1912 — установление республиканского правления в Китае.

В результате революции 1917 года позиции России на Дальнем Востоке несколько ослабли. Но к 1925 году советское правительство возвратило себе прежние позиции.

Двойственная политика Сталина, использовавшего для достижения своих целей в Китае и гоминдан, и КПК, имела плачевные результаты для китайских коммунистов. 1927 — Чан Кайши стал преследовать коммунистов и левые элементы в своём движении, снял коммунистов со всех ответственных постов, в результате чего влияние КПК было практически сведено к нулю.

1929 — попытка ослабить контроль русских на КВЖД. В итоге — вторжение советских войск в Манчжурию, возвращение позиций.

1932 — оккупация Манчжурии японцами и угроза с их стороны остальной части Китая заставили китайских коммунистов и гоминдан снова стать партнёрами в интересах победы над захватчиками. Этот «единый фронт» образовался, по-видимому, с благословения русских, готовых поддержать любой союз, который мог бы помешать дальнейшему проникновению японцев в глубь материкового Китая. Но в дальнейшем, когда мощь «держав оси» стала казаться неодолимой, Сталин не постеснялся умиротворить японцев, продав им в 1935 году КВЖД и признав в 1941 японское марионеточное государство Маньчжоу-Го. На протяжении большей части мировой войны русские были слишком заняты своими делами в Европе, чтобы проводить активную политику в Китае. Когда война начала приближаться к концу и окончательное поражение Японии стало неминуемым, Сталин поспешил использовать союз военного времени для достижения советских целей на ДВ. В 45 году в Ялте он вырвал у Рузвельта и Черчилля (в обмен на обязательство участвовать в войне против Японии) гарантию сохранения статус-кво Внешней Монголии, обещание, что весь Сахалин будет отдан России, гарантию обеспечения русских прав на порт Дайрен, Порт-Артур и на КВЖД, а также обещание передать России Курильские острова. Эта сделка была заключена без консультации с китайцами, будь то националисты или коммунисты. Сталина удовлетворяло находившееся тогда у власти националистическое правительство, и он даже посоветовал «китайским товарищам» после войны отказаться от самостоятельных попыток прийти к власти. Тем не менее, Мао сумел за поразительно короткое время провести наступление, разгромить гоминдан и в 49 году провозгласил образование 1-го коммунистического государства на ДВ — КНР. Так у СССР появился соперник, с интересами которого в дальнейшем пришлось считаться.

Читайте так же:  Закон о тишине мурманская область

1 октября 49 года — образование КНР.

2 октября 49 года — её официальное признание правительством СССР. Таким образом, Сталин номинально становился главой 1/3 населения мира. В декабре 49 года Мао Цзэдун приезжает с официальным визитом в Москву, который продлился 2 месяца.

14 февраля 50 года — подписание договора о дружбе, союзе и взаимопомощи. Происходит раздел сфер влияния на ДВ: 1.

Манчжурия и КВЖД — Китаю (также имущество, захваченное у японцев); 2.

Порт-Артур также отошёл Китаю (возвращение должно было состояться в конце 52 года); 3.

Дальний. Гражданское управление передавалось Китаю. Договор не предусматривал никаких изменений в статусе порта, превращённого русскими в военно-морскую базу; 4.

Синьцзян. Отошёл Китаю, однако был подписан договор о создании смешанных сообществ под руководством советских специалистов по эксплуатации нефтяных месторождений; 5.

Внешняя Монголия. Китай признал независимость данного региона.

Со стороны партийной верхушки СССР наблюдалось стремление к превращению Китая в очередной сателлит Советского Союза, наподобие стран ВЕ. Китаю была обещана значительная экономическая помощь, в которой он очень нуждался. Страну также наводнило бесчисленное количество советских специалистов (проводники советского влияния), (только около 25000 человек въехало в Китай в связи с договором о дружбе, союзе и взаимопомощи) якобы для помощи в создании тяжёлой индустрии.

1950 — начало войны между Сев и Юж. Кореей. СК (Северная Корея) — форпост советского влияния в тихоокеанском регионе. Война во многом была развязана благодаря желанию Сталина ослабить растущее влияние Китая на страны региона, создание ему в противовес нового единого сателлита, безропотного проводника советской внешней политики. Война быстрой не получилась, как это планировал Сталин. Наоборот, он даже был вынужден просить помощи у Мао, который и спас положение. В итоге, что СК, что ЮК остались в своих прежних границах.

Но эта война была первым столкновением двух полюсов, процесс биполяризации мира начал набирать обороты.

Март 53 — смерть Сталина. Мао на похороны не поехал. Смерть его неизбежно повлекла за собой коренной пересмотр всех без исключения аспектов советской политики и, в частности, открыла перед китайцами возможность поставить свои взаимоотношения с Россией на более равноправную основу.

Одним из поводов для разногласий, возникших позднее между русскими и китайскими коммунистами, было нежелание последних присоединить свой голос к голосу Хрущёва, обличавшего Сталина. Они продолжали с уважением вспоминать о Сталине даже тогда, когда его имя было уже почти полностью стёрто в советских летописях. Хотя всё же трудно поверить, что Мао Цзэдун искренне чтил память Сталина, ведь слишком много раз последний пытался вставлять ему палки в колёса.

После смерти Сталина наметилось некоторое потепление в отношениях между СССР и Китаем. К моменту смерти Сталина в начале 53 года, лишь очень небольшая доля обещанной им в 50 г помощи поступила в Китай. Но не прошло и трёх месяцев после смерти Сталина, как русские обещали взять на себя проектирование и строительство в Китае 91 промышленного предприятия в дополнение к тем 50, которые они обязались оборудовать в соответствии с соглашениями 50г. Обещание, сделанное в мае 53г, было в сентябре того же года оформлено официальным соглашением, затем в октябре 54 г последовали новые соглашения о строительстве дополнительно ещё 15 промышленных предприятий.

1954 — встреча Мао и Хрущёва в Пекине. Получение Китаем дополнительного долгосрочного кредита на сумму 520 млн р., ликвидация «смешанных обществ», твёрдое обещание русских «к 14 мая 55 года покинуть Порт-Артур и Дайрен».

Резкий сдвиг в пользу китайцев. Престиж и удельный вес Китая внутри «лагеря социализма» значительно повысился, русские были практически вытеснены со всех позиций в пограничных областях (за исключением Монголии и Кореи).

1954 год — выход Китая на международную арену. Совещание в Женеве по Корее и Индокитаю.

1954 — 55 гг. — новая серия конфликтов между СССР и Китаем по поводу влияния на народы Азии. 1950 — Китай силой захватил контроль над Тибетом, а в апреле 54 года правительство Индии заключило с Пекином соглашение, предусматривавшее отказ Индии от дальнейшего влияния на тибетские дела.

Июнь 1954 г. — визит Чжоу Энь-лая (премьер-министр) в Дели, затем Неру в Пекин. Договор о совместных консультациях по азиатским проблемам.

Попытки Китая взять на себя руководящую роль в Азии наиболее ярко проявились на состоявшейся в апреле 1955 года в Бандунге (Индонезия) конференции стран Азии и Африки.

Русских тревожила мысль о падении их влияния в Азии, и это вскоре проявилось в их усилиях улучшить отношения между СССР и Индией. В июне 55 года Неру прибыл с официальным визитом в Москву, где ему был оказан такой почётный приём, какого ещё не удостаивался здесь ни один из государственных деятелей из некоммунистических стран.

В течение последних 2-х месяцев 55 года (взрыв водородной бомбы) Хрущёв и Булганин совершили длительную поездку по странам Азии, побывав с официальными визитами в Индии, Бирме и Афганистане. И это чуть ли ни в канун важнейшего 20 съезда Компартии СССР, таким образом, они наглядно продемонстрировали, какое большое значение они придают укреплению советского влияния в Азии. Хрущёв также подписался под «пятью принципами», объявленными Чжоу Энь-лаем основой для взаимоотношений между государствами всех видов ещё до того, как советский лидер сформулировал свою собственную концепцию «мирного сосуществования», которой позднее было суждено стать одним из главных пунктов разногласий в китайско-советском споре.

Май 55 года — визит Хрущёва в Белград. Этот визит положил начало «ухаживанию» Хрущёва за Тито, чему впоследствии предстояло сыграть важную, хотя и косвенную роль в ссоре между Хрущёвым и Мао Цзэ-дуном.

Преемники Сталина хотели восстановить нормальные отношения между Советским и Югославским правительствами и тем самым ликвидировать один из очагов напряжённости, созданных Сталиным в Европе. Хрущёв считал делом чести поддерживать с Тито хорошие отношения даже тогда, когда стало ясно, что прилагаемые им усилия так и не приведут к полному подчинению Тито, а в то же время такая политика вызывала большие трения во взаимоотношениях Москвы с другими компартиями. Истина, по всей вероятности, заключается в том, что и русские и китайцы смотрели на Югославию в первую очередь как на удобного посредника, через которого они могли вести свой спор, не обращаясь непосредственно друг к другу. Аналогичным образом оба гиганта коммунизма использовали впоследствии соседнюю с Югославией Албанию.

Таким образом, за 3 года, истекшие со дня смерти Сталина в 53 году и до 20 съезда советской компартии в 56 году, в отношениях между Москвой и Пекином произошёл ряд важных изменений. 1.

Сразу после смерти Сталина руководство СССР усиленно старалось умиротворить Китай и убедить его в истинной доброжелательности к нему России. 2.

Положение Китая в мировом коммунистическом движении значительно повысилось 3.

Китай сразу же начал претендовать на руководство народами Азии. 4.

Китай сразу же после вхождения в соцлагерь начал проводит политику, основанную в первую очередь на националистических устремлениях (Азия для азиатов), что и предвосхитило последующий конфликт между ним и СССР.

20 съезд КПСС, проходивший с 14 по 25 февраля 1956 года в Москве явился событием величайшей важности как для самого СССР, так и для всего коммунистического движения. 20 съезд сохранился в памяти широких слоёв мировой общественности главным образов в связи с докладом Хрущёва на закрытом заседании перед концом съезда, в котором он разоблачал Сталина. Этот доклад, безусловно, произвёл во всём капиталистическом мире потрясающее впечатление, на что он, несомненно, и был рассчитан. Курс на десталинизацию, взятый Хрущёвым, нанёс сокрушительный удар по коммунистическим лидерам, которые по-прежнему мыслили по-сталински и надеялись на возвращение сталинских методов управления. Но как бы ни была важна по своему значению и воздействию речь Хрущёва, разоблачавшая Сталина, его отчётный доклад на открытии съезда имел в конечном счёте более глубокое принципиальное значение, в особенности для развития взаимоотношений между русскими и китайскими коммунистами. В той мере, в какой китайско-советский спор может быть назван «идеологическим», он явно зародился на 20 съезде.

Хрущёв посвятил целый раздел своего доклада «некоторым коренным вопросам современного международного развития»: «о мирном сосуществовании двух систем», «о возможности предотвращения воин в современную эпоху» и о «формах перехода различных стран к социализму». 1)

Принцип «мирного сосуществования» всегда был и остаётся генеральной линией советской внешней политики. Если и существует угроза войны, то исходит она отнюдь не от советской стороны. Русским коммунистам не нравится капитализм, но это вовсе не означает, что они собираются вмешиваться во внутренние дела капиталистических стран. Эти положения были сформулированы ещё Сталиным. Но Хрущёв развил концепцию дальше: «Надо идти дальше, к улучшению отношений, к укреплению доверия между нами, к сотрудничеству; 2) фатальной неизбежности воин нет (ревизия Маркса), в случае если империалисты попытаются развязать войну надо «дать сокрушительный отпор агрессорам, сорвать их авантюристические планы»; 3) возможность перехода других стран к социализму парламентским путём. Хрущёв и его соратники сделали всё, что могли, чтобы приспособить коммунистическую стратегию к действительности атомного века, не отрекаясь от дела революции. Невозможно быть воинствующими революционерами в ядерный век.

Что касается китайцев, то они в целом положительно отнеслись к решениям 20 съезда. Китайцы были согласны с тем, что Сталин принимал ошибочные решения по некоторым важным вопросам, что повлекло за собой серьёзные последствия (югославский, китайский вопрос). Но суждение китайцев о Сталине в целом было гораздо более мягким и сдержанным, чем секретные обличение Хрущёва. Было бы «серьёзным заблуждением», говорили они, считать, что Сталин ошибался во всём. Как бы то ни было, в тот момент китайцы не стали публично обсуждать принципиальные вопросы.

Читайте так же:  Заявление в администрацию города форма

Осудив сталинизм, Хрущёв вместе с тем вёл себя так, как будто он и его партия могли по-прежнему диктовать законы, обязательные для всего коммунистического движения.

1956 год — события в Венгрии, Польше, июнь 1956 года — визит Тито в Москву, нормализация отношений. Вскоре отношения с Югославией устанавливает и Китай. (Позднее) события в Венгрии сильно повлияли на отношения между Белградом Москвой и Пекином. Ухаживания Хрущёва за Тито, претензии Югославии на проведение собственного, югославского, ревизионистского курса (который впоследствии был осуждён как Москвой так и Пекином) заставили Китай заявить следующую позицию, которая лежала в основе советско-китайского конфликта: они хотели, чтобы коммунистический лагерь и коммунистическое движение в целом продолжали оставаться едиными, и в то же время сами претендовали по крайней мере на равное с другими партиями, и особенно с советской партией, право голоса в руководстве политикой. Они готовы были рассматривать советскую партию как «центр» движения, но не как его «руководителя». Таким образом, когда Пекин поощрял поляков добиваться автономии внутри лагеря и в то же время осудил венгерский мятеж, грозивший вывести в конечном счёте Венгрию с советской орбиты и, быть может, положить начало распаду европейской империи коммунизма* то в этом не было ничего непоследовательного. Равноправие внутри единого и тесно сплочённого блока, а не его дезинтеграция — вот к чему стремились китайцы.

1957 год — конфликт внутри КПК, недовольство политикой Мао.

1957 год — приезд Мао в Москву на празднование сорокалетия Октября. Чтобы понять отношение китайцев к встрече 57 года важно вспомнить, кроме того, что китайские лидеры не располагали никакими иными возможностями воздействовать на всё коммунистическое движение в целом, кроме этой встречи Коминтерна и Коминформа уже не существовало. Единственными официально действующими организациями были ОВД, носившее в первую очередь военный характер и СЭВ, являвшийся чисто европейской организацией. Приезд в Москву — решительная попытка отвоевать себе право на участие в разработке международной коммунистической стратегии.

14 — 16 ноября 1957 года — совещание 12 правительств* (правящих)* коммунистических партий. Совещание приняло Декларацию объёмом в 5 тысяч слов, излагающую взгляды руководителей партий на современное международное положение вообще и на взаимоотношения между коммунистическими партиями в частности (СССР, Китай, Польша, Чехословакия, ГДР, Венгрия, Румыния, Болгария, Албания, Северная Корея, Северный Вьетнам, Монголия).

Эта Декларация была первым из двух документов, вокруг которых разгорелся позднее китайско-советский спор, поэтому следует вкратце сказать о характере подобных документов и об их роли в политической жизни коммунистического мира. Появление таких документов обусловлено, по-видимому, чисто коммунистической потребностью в «единстве», а также убеждением, что можно и нужно непрестанно выступать с заявлениями о совместных согласованных целях.

При прочтении всей Декларации в целом создаётся впечатление, что она представляет собой (в большей части) плод русского творчества. Однако выводы о том, что «вопрос о войне или мирном сосуществовании стал сейчас коренной проблемой мировой политик», что силы, которыми располагает коммунизм, могут «предотвратить возникновение войны» и что принцип мирного сосуществования получил дальнейшее развитие в современных условиях, — все эти положения были главным образом идеями Хрущёва.

Влияние же китайцев проявилось главным образом в том разделе Декларации, который посвящён анализу положения внутри коммунистического движения. В этом разделе резко осуждались пороки «современного ревизионизма» (Югославия с Тито) как «порочащие и отрицающие всё марксистское учение». И раздел этот заканчивался призывом к сохранению единства рядов коммунизма и к недопущению «фракций и группировок, подрывающих это единство». Декларация достаточно отражала точку зрения китайцев, чтобы Мао Цзэ-дун мог поставить под ней свою подпись; она обеспечила китайцам документальную поддержку в их последующей борьбе против «ревизионистов». То обстоятельство, что документ этот не вполне удовлетворил китайцев, выявилось лишь позднее, когда, обсуждая итоги совещания 57 года, они сказали лишь, что оно «ликвидировало некоторые разногласия между братскими партиями».

Однако югославские делегаты отказались подписать Декларацию, несомненно, увидев в ней оружие, которое могло ударить по ним самим.

КПК признавала руководящую роль СССР. В то время было чрезвычайно важно сохранить сплочённый лагерь с общепризнанным центром и согласованной программой, лагерь, на который китайцы могли бы оказывать всё возрастающее давление. Московское совещание 1957 года закончилось явной победой китайцев над югославами и не менее явным утверждением китайского влияния внутри лагеря.

1958 — 59 явились критическим периодом в истории китайско-советских отношений.

Создаётся впечатление, что начатая с 58 года политика Хрущёва в отношении Китая имела 2 основных аспекта. С одной стороны, масштабы советской помощи были значительно увеличены. С другой стороны, русские прилагали усилия, чтобы вытеснить Мао Цзэ-дуна и левые элементы из китайского руководства. Хрущёв предпринял в эти годы отчаянную и дорого стоившую попытку подчинить коммунистический Китай контролю Москвы. Но это ему не удалось.

Что касается экономической помощи, то Китай считал, что высокоразвитые государства должны помогать менее развитым.

1949 — 1957 — Китай получил от России кредиты на общую сумму 220* млн. USD.

В 58 — 59 году количество советской помощи резко возросло. К этому времени оказание помощи Китаю легло тяжким бременем даже на такую мощную экономику как русская. По словам Хрущёва, русские строили в Китае больше современных заводов, чем у себя. Во второй половине 58 года вызов руководящему положению Советского Союза в коммунистическом мире принял совершенно иную, новую форму. Во главу угла была поставлена концепция «народных коммун» (внедрённая в Китае) как наиболее эффективная форма кратчайшего пути построения* мирового* коммунизма* . Эти чрезмерные претензии сопровождались всё усиливавшимся прославлением Мао, якобы внесшего оригинальный вклад в марксистскую философию. И это по прошествии менее чем 10 лет после прихода к власти. Коммунизм и время его достижения были теми темами, о которых русские при всех своих достижениях в области промышленности за последние 40 лет едва осмеливались упоминать, да и то в самых туманных выражениях.

Прежде китайцы были вынуждены [Тайваньский пролив]* признавать экономическое превосходство русских и мириться с решающим правом СССР распоряжаться основными богатствами лагеря коммунизма. Теперь же они утверждали, что не пройдёт и нескольких лет, как Китай догонит в своём развитии остальные страны коммунистического лагеря и все они вместе вступят в коммунизм.

1959 год (январь) 21 съезд КПСС, на котором китайцы были поставлены на место. Идея коммун была полностью раскритикована Хрущёвым.

1959 — внутренний кризис в КПК, в рядах КПК широко распространилось недовольство, порождённое нападками на «правых» в 58 году, провалом народных коммун и политики «большого скачка», а также неурожаем 1958 года.

В 58 году впервые стало также очевидным, что китайцы стремятся воздействовать на советскую политику в международных делах. Старания Мао сорвать попытки Хрущёва достичь соглашения с Западом придали конфликту крайне острый характер. Хрущёв хотел придать концепции «мирного сосуществования» своё собственное, особое толкование, приветствуя личные контакты с лидерами западных держав, и в частности США.

Далее всплывает вопрос о предоставлении СССР Китаю ядерного оружия как своему союзнику. Но насколько известно, китайцы не получали от русских никакой помощи ядерным оружием. Это обстоятельство служило одной из главных причин трений между обеими державами.

1959 — подавление тибетского восстания. СССР дистанцировался от Китая, стараясь сохранить дружеские отношения с Индией, ухудшение отношений с Китаем.

Лето — осень 59 — попытка китайцев занять 2 региона на границе с Индией. Ещё более сильное ухудшение отношений между Китаем и Индией, Китаем и СССР, явно стремившимся не дать впутать себя в это дело. Стремление отмежеваться от китайских военных акций. Может не случайно китайцы спровоцировали конфликт, когда было объявлено о предстоящей поездке Хрущёва в США. Но Хрущёв поехал.

29 сентября 1959 года — визит Хрущёва в Пекин по случаю празднования десятилетия китайской революции. Взаимные осуждения двух сторон, отношения портились. «Правда» поместила коротенькие информации о советско-китайских переговорах, по которым можно было судить как ухудшались взаимоотношения между двумя странами. 1 октября «Правда» утверждала, что беседа Н.С. Хрущёва и Мао Цзэ-дуна была «сердечная и дружеская», 2 октября она была «сердечная», а 3 октября газета просто сообщила о том, что такая беседа состоялась.

Пункты разногласий: 1.

Экономические отношения. Китай всё ещё принадлежит к «неимущим» странам мира, СССР — наоборот. 2.

Военные отношения. СССР обладает ядерным оружием, Китай — нет. 3.

Дипломатические отношения: Китай является «неудовлетворённой» державой в этом смысле (о. Тайвань, коммунистическое правительство Китая не имело доступ в ООН, не имела статус великой державы). 4.

Разный возраст революций. Китайский коммунистический режим всё ещё возглавляется людьми, которые руководствуются, главным образом, истинно революционными побуждениями, которые достигли власти и влияния в результате гражданской войны. 5.

Мао — революционер первой волны, Хрущёв — представитель партийной номенклатуры. 6.

Вопросы идеологии: Пекин — ярый противник политики ревизионизма. 7.

Организационные вопросы: СССР — лидер социалистического блока. Стремление китайцев оспорить это лидерство. Стремление Хрущёва предотвратить превращение СССР в промышленную базу и арсенал коммунистического движения. Стремление СССР в споре с Китаем избежать каких либо обязательств по отношению к мировому* (мирному)* движению. Этого в своё время очень боялся Сталин.