Фиктивное банкротство субъект

Статья 196 УК РФ. Преднамеренное банкротство

Новая редакция Ст. 196 УК РФ

Преднамеренное банкротство, то есть совершение руководителем или учредителем (участником) юридического лица либо гражданином, в том числе индивидуальным предпринимателем, действий (бездействия), заведомо влекущих неспособность юридического лица или гражданина, в том числе индивидуального предпринимателя, в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если эти действия (бездействие) причинили крупный ущерб, —

наказывается штрафом в размере от двухсот тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо лишением свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев либо без такового.

Комментарий к Статье 196 УК РФ

1. Нормативный материал к статье указан в коммент. к ст. 195.

2. Объективная сторона преднамеренного банкротства состоит в осуществлении руководителем или учредителем (участником) юридического лица либо индивидуальным предпринимателем деяний, заведомо влекущих неспособность юридического лица или индивидуального предпринимателя в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей.

3. Указанные деяния (действия или бездействие) могут быть направлены на создание неплатежеспособности должника, на увеличение имеющейся неплатежеспособности.

В первом случае признаки банкротства юридического лица или индивидуального предпринимателя полностью отсутствуют до совершения деяния; во втором — признаки несостоятельности имеют место, но в меньшем размере.

4. Формы и способы создания или увеличения неплатежеспособности могут быть различными, они не влияют на квалификацию. Лицо может, например, досрочно погасить все свои кредиторские и иные задолженности или, напротив, предоставить кредиты или имущество в аренду физическим или юридическим лицам, которые заведомо не собираются их возвращать. Возможен перевод средств на счета других предприятий, с которых они снимаются. Преднамеренное банкротство может выразиться в получении кредитов под ведение какой-либо деятельности и в неосуществлении ее и др.

5. В результате преступления должен быть причинен крупный ущерб. Понятие последнего дано в примеч. к ст. 169.

6. Субъективная сторона характеризуется умышленной виной.

7. Субъектом преднамеренного банкротства является руководитель или учредитель (участник) юридического лица либо индивидуальный предприниматель.

8. Хищение не охватывается составом ст. 196; оно требует дополнительной квалификации.

9. Преступление отнесено законодателем к категории тяжких.

Другой комментарий к Ст. 196 Уголовного кодекса Российской Федерации

1. В отличие от ст. 195 УК РФ в рассматриваемом преступлении признаки банкротства создаются специально, целенаправленно.

2. Объективная сторона характеризуется деянием (действием или бездействием), повлекшим неспособность должника удовлетворить имущественные требования кредиторов. К таким действиям можно отнести, например, получение или предоставление на невыгодных для себя условиях, заключение убыточных сделок, невзыскание кредиторской задолженности и т.п. В результате должны образоваться неплатежеспособность должника и признаки банкротства.

3. Уголовная ответственность предусмотрена при условии, если преднамеренное банкротство повлекло причинение крупного ущерба (свыше 1,5 млн. руб.).

4. Для привлечения к уголовной ответственности решение арбитражного суда о признании лица банкротом не обязательно.

5. Субъект — специальный, прямо указанный в законе. Арбитражные управляющие не могут быть субъектами этого преступления, поскольку к моменту наделения их полномочиями руководителя признаки банкротства уже существуют.

Фиктивное банкротство

Фиктивное банкротство — это заведомо ложное объявление руководителем или собственником коммерческой организации, а равно индивидуальным предпринимателем о своей несостоятельности в целях введения в заблуждение кредиторов для получения отсрочки или рассрочки причитающихся кредиторам платежей или скидки с долгов, а равно для неуплаты долгов, если это деяние причинило крупный ущерб.

Выявление признаков фиктивного банкротства производится в программе ФинЭкАнализ в блоке Расчет показателей фиктивного или преднамеренного банкротства.

Цель фиктивного банкротства — представить фирму такой, которая не способна заплатить по своим финансовым обязательствам, и обмануть таким образом кредиторов. Признание фирмы банкротом помогает злоумышленникам незаконно присвоить крупные суммы денег.

Для этого перед тем, как начать процедуру признания неплатежеспособности, руководители переводят денежные активы на счета других фирм, оформленных на своих родственников или друзей. При этом долги компании списываются, и кредиторы делят лишь то, что остается в результате ликвидации фирмы. Фиктивное банкротство наказывается:

  • штрафом от пятисот до восьмисот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от пяти до восьми месяцев,
  • лишением свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до ста минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного месяца либо без такового.

Фиктивное банкротство совершается путем обмана либо введения в заблуждение кредиторов с корыстной целью. Субъекты преступления — руководители или собственники коммерческих организаций и индивидуальные предприниматели.

Фиктивное банкротство юридических и физических лиц и его последствия

В современном законодательстве под банкротством понимается признание неспособности должника выполнить свои денежные обязательства перед всеми кредиторами, а также заплатить по обязательным государственным платежам.

Официально признать юридическое и физическое лицо банкротом может только специально уполномоченный государственный орган. Процедура признания должника банкротом строго регламентирована законом. Её инициатором выступает юридическое лицо или индивидуальный предприниматель. Для признания банкротом он должен обладать рядом признаков:

  1. задолженность индивидуального предпринимателя должна превышать стоимость, принадлежащего ему имущества и быть не менее 10 тысяч рублей. Просрочка по долгам, для осуществления банкротства, должна составлять не менее 3 месяцев;
  2. для юридических лиц должно также пройти минимум 3 месяца с момента неудовлетворения финансовых обязательств, а сумма долга быть более 300 тысяч рублей.

Важно! Если вы сами разбираете свой случай, связанный с банкротством , то вам следует помнить, что:

  • Все случаи уникальны и индивидуальны.
  • Понимание основ закона полезно, но не гарантирует достижения результата.
  • Возможность положительного исхода зависит от множества факторов.

Если собственник коммерческой организации, её руководитель целенаправленно публично объявил информацию о фиктивном банкротстве и невозможности погасить имеющиеся задолженности перед кредиторами, с целью отсрочить выплаты, вовсе их не производить или уклониться от уплаты налогов и если деяние причинило крупный ущерб, то его действия образуют состав преступления, предусмотренного ст.197 УК РФ Фиктивное банкротство.

Указанная правовая норма стала новеллой кодекса 1996 года, ранее в Уголовном кодексе 1960 года такого понятия не существовало.

Важно!Несостоятельность в данном случае, в отличие от преднамеренного банкротства является фиктивной и не имеет ничего общего с настоящим положением вещей.

Специальный субъект – руководитель или собственник компании, либо индивидуальный предприниматель действует исключительно с прямым умыслом, намеренно вводя заинтересованных в его платежеспособности лиц в заблуждение. Мотивом выступают корыстные интересы. У должника имеются средства на погашение долгов, но он это скрывает.

Обязательным условием наступление ответственности за фиктивное банкротство является причинение крупного ущерба. Согласно ст.169 Уголовного кодекса под крупным ущербом понимается сумма не менее одного миллиона 500 тысяч рублей.

Ответственность за фиктивное банкротство

В качестве ответственности за фиктивное банкротство в сфере банковской деятельности по ст.197 УК РФ законодатель предусмотрел несколько видов наказания:

  • крупный штраф (может выступать и как основное, и как дополнительное наказание);
  • принудительные работы до 5 лет;
  • лишение свободы на срок до 6 лет.
  • Задать вопрос адвокату

При рассмотрении дела в суде платежеспособность определяется путем экспертизы бухгалтерской и другой финансовой документации организации. Исследуются учредительные документы, бухгалтерская отчетность, хозяйственные договора, перечни имущества, списки дебиторов и кредиторов, отчеты по оценке бизнеса и аудиторская отчетность, материалы налоговых проверок, а также иные документы.

Важно!В случае, если фиктивное банкротство в банке не повлекло нанесение крупного ущерба государству и кредиторам, то виновному лицу грозит административная ответственность, предусмотренная ст. 14.12 КоАП РФ. В данной ситуации на правонарушителя будет наложен штраф, а должностные лица еще могут быть подвергнуты дисквалификации.

Фиктивное банкротство физических лиц

С 1 октября 2015 года вступил в законную силу долгожданный федеральный закон №476 “О банкротстве физических лиц”.

Читайте так же:  Активный залог англ яз

Теперь граждане, при наличии долгов более 500 тысяч и просрочке по их выплатам более 3 месяцев могут обращаться в Арбитражный суд для того, чтобы их признали банкротами. Непосредственно кроме самих должников в суд с таким заявлением могут обратиться кредиторы или уполномоченный орган.

За фиктивное банкротство физическому по статье 197 УК РФ лицу грозит ответственность аналогичная той, которая наступает для юридических лиц.

Признание банкротом приводит к определенным ограничением для физического лица:

  1. объявить себя повторно банкротом гражданин сможет не ранее, чем через 5 лет;
  2. запрет на принятие участие в управлении юридическими лицами в течении 3 лет;
  3. запрет на новые кредиты в течении 5 лет;
  4. не освобождает от выплаты всех долгов. Так, например, должник обязан продолжать платить алименты на содержание ребенка.
  5. во время процедуры банкротства распоряжаться счетами и вкладами может только финансовый управляющий, а все сделки с имуществом проводимые в этот период могут быть оспорены.

Также судом может быть наложен запрет на выезд за границу.

Фиктивное банкротство банковских и иных кредитных организаций

Процедура банкротства банковской организации строго регламентирована Федеральным законом “О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций”.

Основными особенностями фиктивного банкротства банковской организации является особый субъект (руководитель банка), а также последствия, которые наступают в результате преступных действий:

  • крупный ущерб широкому кругу кредиторов, Банку России и экономической системе страны в целом;
  • лишение лицензии;
  • подрыв доверия и авторитета у населения к банкам.

Важно!В соответствии с законом “О несостоятельности и банкротстве” Арбитражный суд может отказать кредитной организации в признании её банкротом в случае установления факта фиктивного банкротства, при условии что заявление в суд было подано непосредственно самой кредитной организацией. В таком случае банк подлежит принудительной ликвидации на основании ФЗ “О банках и банковской деятельности”.

Если в Вашей организации возникли финансовые проблемы и у Вас есть опасения, что скоро могут возникнуть проблемы с платежеспособностью, не следует совершать необдуманных, противозаконных действий с целью отсрочить выплаты кредиторам. Наилучшим выходом в кризисной ситуации будет обращение за квалифицированной помощью к команде антикризисных менеджеров, бухгалтеров и юристов.

ВНИМАНИЕ! В связи с последними изменениями в законодательстве, информация в статье могла устареть! Наш юрист бесплатно Вас проконсультирует — напишите в форме ниже.

СУБЪЕКТЫ ПРЕСТУПЛЕНИЙ В СФЕРЕ НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ (БАНКРОТСТВА)

Неотъемлемым показателем развитой экономики служит действенный механизм защиты прав кредиторов в условиях несостоятельности (банкротства). Одним из элементов данного механизма является установление уголовной ответственности за нарушение указанных прав.

Уголовным кодексом Российской Федерации (УК РФ) предусмотрена ответственность за три вида преступлений в сфере несостоятельности (банкротства): неправомерные действия при банкротстве (ст. 195), преднамеренное банкротство (ст. 196), фиктивное банкротство (ст. 197). Однако применение ст.ст. 195—197 УК РФ сопряжено с определенными трудностями, не позволяющими в полной мере защитить права кредиторов в условиях несостоятельности (банкротства) уголовно-право-выми средствами.

В статье нами будет рассмотрен только один аспект данной проблемы, а именно вопрос, связанный с определением субъектов преступлений, предусмотренных ст.ст. 195—197 УК РФ.

Анализ статей Уголовного кодекса Российской Федерации, устанавливающих ответственность за неправомерные банкротства, позволяет сделать вывод о том, что в ч. 2 ст. 195, ст.ст. 196, 197 УК РФ указаны субъекты преступления, которые являются по существу специальными. Выделяются три вида субъектов данных преступлений:

а) руководитель юридического лица;
б) учредитель (участник) юридического лица;
в) индивидуальный предприниматель.

В соответствии со ст. 2 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ руководителем должника признается единоличный исполнительный орган юридического лица или руководитель коллегиального исполнительного органа, а также иное лицо, осуществляющее в соответствии с федеральным законом деятельность от имени юридического лица без доверенности.

Таким образом, главным критерием признания лица руководителем юридического лица-должника является предусмотренная федеральным законом возможность действовать от имени юридического лица без доверенности.

В соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации (ГК РФ) юридическое лицо — это организация, которая имеет в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленное имущество и отвечает по своим обязательствам этим имуществом, может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде. Юридическое лицо может быть коммерческой и некоммерческой организацией, т. е. может иметь или не иметь цель получения прибыли в результате своей деятельности.

Уголовной ответственности за неправомерные банкротства подлежат руководители как коммерческих, так и некоммерческих организаций-должников при условии, что на эти организации распространяется действие Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» и «О несостоятельности (банкротстве) кредитных

организаций» от 25 февраля 1999 г. № 40-ФЗ. Исключение составляют казенные предприятия, учреждения, политические партии и другие организации, указанные в п. 1 ст. 65 ГК РФ, в соответствии с положениями которого они не могут быть признаны банкротами.

До настоящего времени окончательно не решен вопрос о возможности привлечения к уголовной ответственности по анализируемым статьям арбитражных управляющих.

Проведенное нами анкетирование показало: большинство правоприменителей считают, что арбитражный управляющий может быть субъектом преступлений, предусмотренных ст. 195 УК РФ (утвердительно ответили 59,7%, 68 чел.; отрицательно — 17,5%, 20 чел.; затруднились с ответом — 22,8%, 26 чел.).

Арбитражный управляющий не указан в качестве субъекта преступлений, связанных с банкротством. Вместе с тем арбитражный управляющий является одним из обязательных участников отношений в сфере несостоятельности и обладает достаточно широкими полномочиями, что дает ему почву для злоупотреблений.

Например, с момента отстранения от должности руководителя организации- должника арбитражный управляющий наделяется полномочиями руководителя должника, в том числе и правом распоряжения имуществом. В научной литературе обоснованно ставится вопрос о необходимости признания арбитражных управляющих субъектом неправомерных банкротств. Однако относительно возможности привлечения к уголовной ответственности данной категории лиц в соответствии с действующей редакцией УК РФ нет единого мнения. Так, И. В. Шишко и Г. Н. Хлупина утверждают, что арбитражных управляющих следует «причислить к разряду руководителей организаций-должников»(1).

Другого мнения придерживается Н. А. Лопашенко, которая считает, что арбитражные управляющие не отнесены законом к субъекту преступления, предусмотренного ст. 195 УК РФ, и все категории арбитражных управляющих не могут быть признаны руководителем организации-должника, поскольку назначаются не для выполнения функций исполнительного органа, а для проведения процедур банкротства и осуществления иных установленных законом полномочий. При этом Н. А. Лопашенко говорит о необходимости введения уголовной ответственности для данной категории лиц(2). Аналогичной позиции придерживается и И. Ю. Михалев(3).

Следует согласиться с И. В. Шишко и Г. Н. Хлупиной, поскольку действительно, как уже отмечалось, главным критерием признания лица руководителем должника является указанная в Федеральном законе «О несостоятельности (банкротстве)» возможность действовать от имени юридического лица без доверенности. Других критериев в Законе не содержится.

Так, в соответствии со ст. 94 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» при введении на предприятии внешнего управления полномочия руководителя должника переходят к внешнему управляющему, который действует от имени организации без доверенности. Данное положение прямо вытекает из Закона. Аналогичная ситуация просматривается и при открытии конкурсного производства. Однако необходимо иметь в виду, что конкурсный управляющий действует уже после принятия судом решения о признании должника банкротом (ч. 1 ст. 124 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»), а предусмотренные чч. 1 и 2 ст. 195 УК РФ действия могут совершаться лишь при наличие признаков банкротства, т. е. в период до вынесения решения суда о признании должника несостоятельным (банкротом). Таким образом, конкурсный управляющий хотя формально и становится руководителем должника, но не может являться субъектом преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 195 УК РФ.

Анализ Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» позволяет

сделать вывод о том, что временный и административный управляющие руководителями организации-должника не являются, так как введение процедур наблюдения и финансового оздоровления по общему правилу не влечет отстранения от должности руководителя должника. В некоторых предусмотренных указанным Законом случаях по ходатайству временного или административного управляющего руководитель должника может быть по решению суда отстранен от должности, но при этом его полномочия на арбитражного управляющего не возлагаются.

Следовательно, временный и административный управляющие не могут рассматриваться в качестве субъектов преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 195 УК РФ.

Гражданским законодательством (например, Федеральным законом «Об акционерных обществах» от 26 декабря 1995 г. № 208-ФЗ) предусмотрена возможность передачи функций управления по договору управляющей организации или индивидуальному предпринимателю (управляющему). В этой связи возникает проблемная ситуация, связанная с возможностью признания руководителя управляющей организации и управляющего субъектами анализируемых преступлений.

Читайте так же:  Приморский закон о тишине

Руководитель управляющей организации и управляющий не могут быть признаны субъектами преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 195, ст.ст. 196—197 УК РФ, так как их полномочия вытекают не из закона, а из договора.

Отдельную проблему составляет оценка действий, направленных на возникновение признаков несостоятельности (банкротства) организации, совершаемых руководителем, занявшим эту должность в результате подлога (например, в случае рейдерского захвата).

Представляется, что руководитель, назначенный на должность незаконно, не может нести ответственности за преднамеренное банкротство, так как, не являясь по сути руководителем организации, он не может быть признан субъектом данного преступления.

К коммерческим организациям, которые могут быть признаны несостоятельными (банкротами), относятся и унитарные предприятия, наделенные в отношении передаваемого им собственником имущества правом хозяйственного ведения (ст.ст. 113, 114 ГК РФ, ст. 2 Федерального закона «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» от 11 октября 2002 г. № 161-ФЗ). Их руководители — возможные субъекты рассматриваемых преступлений.

Казенные предприятия, основанные на праве оперативного управления, не подпадают под действие Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», что выводит их руководителей из круга специальных субъектов преступлений, предусмотренных ст.ст. 195—197 УК РФ.

На практике встает вопрос, как квалифицировать действия представителя собственника имущества должника-унитар-ного предприятия, если он совместно с руководителем должника совершил действия, направленные на возникновение признаков банкротства или неправомерные действия при наличии признаков банкротства, предусмотренные ч. 2 ст. 195 УК РФ.

На наш взгляд, при совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 195 УК РФ, ст.ст. 196, 197 УК РФ, совместно с руководителем должника представитель собственника имущества должника должен нести ответственность по правилам ч. 4 ст. 34 УК РФ.

В том случае, когда в соответствии с Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)» руководитель организации-должника отстраняется от руководства организацией, он уже не является субъектом рассматриваемых преступлений, так как теряет необходимые для квалификации специальные признаки. Тем не менее он сохраняет возможность совершения неправомерных банкротств.

По мнению некоторых ученых, и с этой позицией следует согласиться, при квалификации преступных действий, формально содержащих признаки составов преступлений, предусмотренных ст.ст. 195—197 УК РФ, совершенных бывшим руководителем организации, необходимо обращаться к общим, по отношению к рассматриваемым, нормам уголовного закона — ст.ст. 160, 165, 201 УК РФ(1).

Следующим субъектом преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 195, ст.ст. 195—197 УК РФ, названы учредители (участники) юридического лица.

Совершение рассматриваемых преступлений без участия учредителей, представителей совета директоров, акционеров, как правило, невозможно. В связи с этим законодатель обоснованно указал учредителей (участников) юридического лица-должника среди субъектов неправомерных банкротств.

В соответствии с гражданским законодательством учредители (участники) хозяйственных товариществ или обществ наделены широкими полномочиями: возможность участвовать в управлении делами товарищества или общества в порядке, установленном федеральным законом, получать информацию о деятельности товарищества или общества, знакомиться с его бухгалтерскими книгами и иной документацией (ч. 1 ст. 67 ГК РФ) и др. Участие в управлении делами хозяйственного общества участниками (учредителями) осуществляется через такие органы, как общее собрание участников общества (акционеров), наблюдательный совет (совет директоров). Общее собрание участников общества (акционеров) является высшим органом управления, за которым закреплена исключительная компетенция.

Законодатель на разделяет понятия «учредитель» и «участник». Вместе с тем данные понятия имеют разное содержание.

Учредителем может быть назван субъект права, который совершает сделки, иные юридически значимые и фактические действия, направленные на создание юридического лица, а именно: принимает решение о создании нового субъекта права, принимает (утверждает) его учредительные документы, передает ему в собственность (или на ином праве) часть своего имущества для формирования его уставного капитала(1).

Учредителями являются только субъекты, которые были указаны в качестве учредителей в учредительных документах юридического лица на момент его первичной государственной регистрации в едином государственном реестре юридических лиц.

После государственной регистрации юридического лица его учредители автоматически становятся участниками (членами) данной организации, приобретая все права и обязанности, возникающие из этого участия (членства)(2). Лица, вошедшие в уже созданное юридическое лицо, становятся его участниками.

Относительно состава учредителей, по общему правилу учредителями юридического лица на территории России могут быть любые субъекты гражданского права, обладающие необходимой для этого правоспособностью и дееспособностью: граждане; юридические лица, а также публично-правовые образования (Российская Федерация, субъекты Российской Федерации, муниципальные образования). Иностранные граждане, лица без гражданства или с двойным гражданством, равно как иностранные юридические лица могут быть учредителями российских юридических лиц, за исключением случаев, установленных федеральными законами или международными договорами Российской Федерации (п. 1 ст. 2, ст. 7 ГК РФ)(3).

Под учредителями (участниками) юридического лица как субъектами преступлений, связанных с банкротством, надлежит понимать только физических лиц, поскольку только они могут нести уголовную ответственность по действующему законодательству.

Еще одним субъектом анализируемых преступлений назван индивидуальный предприниматель. В соответствии со ст. 23 ГК РФ гражданин приобретает статус индивидуального предпринимателя с момента государственной регистрации в качестве такового. Однако необходимо иметь в виду, что с момента принятия арбитражным судом решения о признании индивидуального предпринимателя банкротом

и об открытии конкурсного производства государственная регистрация в качестве индивидуального предпринимателя утрачивает силу, аннулируются выданные лицензии и, следовательно, индивидуальный предприниматель перестает быть субъектом неправомерных действий при банкротстве.

Кроме того, в соответствии с совместным постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 6 и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 8 от 1 июля 1996 г. «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» гражданин, занимающийся предпринимательской деятельностью, но не прошедший государственную регистрацию в качестве индивидуального предпринимателя, не приобретает в связи с занятием этой деятельностью статуса предпринимателя.

Таким образом, гражданин, осуществляющий предпринимательскую деятельность без регистрации в качестве индивидуального предпринимателя, не может быть субъектом анализируемых преступлений. Однако некоторые исследователи обосновывают целесообразность привлечения к уголовной ответственности по указанным нормам таких граждан(1). Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» предусматривает возможность привлечения к ответственности граждан, которые не являются индивидуальными предпринимателями, но соответствующие нормы вступают в действие только со дня вступления в силу федерального закона о внесении соответствующих изменений и дополнений в действующее законодательство. В связи с этим потребуется внесение изменений и дополнений в нормы уголовного закона, расширяющие круг специальных субъектов за счет указанной категории граждан. Пока же нормы ст.ст. 195—197 УК РФ в этой части применяться не могут.

Не является субъектом анализируемых преступлений и гражданин, который занимается деятельностью, формально подпадающей под признаки предпринимательской, но регистрируемой в ином порядке (например, нотариальная, аудиторская и иные виды деятельности).

Что касается субъектов преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 195 УК РФ, то поскольку в ч. 1 ст. 195 УК РФ законодателем не указан круг субъектов, подлежащих уголовной ответственности, можно признать в качестве таковых как субъектов, предусмотренных в ч. 2 ст. 195 УК РФ, так и иных лиц.

В качестве иных лиц субъектами анализируемого состава могут выступить временный и административный управляющий.

Конкурсный управляющий, как уже указывалось, субъектом данного преступления признан быть не может, так как уголовно-правовой оценке подлежат только действия, совершенные в обстановке «при наличии признаков банкротства».

Если функции управления юридическим лицом переданы управляющей организации или управляющему, данные лица в случае совершения ими неправомерных действий при банкротстве, предусмотренных ч. 1 ст. 195 УК РФ, могут быть признаны субъектами данного преступления.

В части 3 ст. 195 УК РФ, так же как в ч. 1 ст. 195 УК РФ, не определен круг субъектов, подлежащих уголовной ответственности.

В качестве таковых можно признать и бывшего руководителя организации-должника, и индивидуального предпринимателя, который признан решением суда банкротом, поскольку действия, предусмотренные в диспозиции ч. 3 ст. 195 УК РФ, могут быть совершены только «в случаях, когда функции руководителя юридического лица, в том числе кредитной или иной финансовой организации возложены соответственно на арбитражного управляющего или руководителя временной администрации кредитной или иной финансовой организации».

Фиктивное банкротство

Фиктивное банкротство (ст. 197 УК). Закон устанавливает уголовную ответственность за фиктивное банкротство, т. е. заведомо ложное объявление руководителем или собственником коммерческой организации, а равно индивидуальным предпринимателем о своей несостоятельности в целях введения в заблуждение кредиторов для получения отсрочки или рассрочки причитающихся кредиторам платежей или скидки с долгов, а равно для неуплаты долгов, если это деяние причинило крупный ущерб.

Читайте так же:  Требования фнп не распространяются на опо

В статье содержится основной состав преступления с альтернативными признаками субъективной стороны. Требуется наступление преступных последствий. Квалифицирующие признаки отсутствуют.

Социально-поведенчески деяние представляет собой сложный и мало распространенный способ получения незаконных имущественных или иных выгод. Это объясняется сложностью процедуры объявления банкротства.

Общественная опасность деяния может состоять в нарушении интересов кредиторов, а в соответствующих случаях и интересов государства.

Согласно ч. 1 ст. 10 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» фиктивное банкротство имеет место, если заявление должника подано им в арбитражный суд при наличии у должника возможности удовлетворить требования кредиторов в полном объеме. По ст. 33 того же Закона в заявлении должника должны быть указаны: сумма требований кредиторов по денежным обязательствам в размере, который не оспаривается должником; сумма задолженности по возмещению вреда жизни и здоровью; оплате труда и выплате выходных пособий работникам долж-ника, сумма вознаграждения, причитающегося к выплате по авторским договорам; размер задолженности по обязательным платежам; обоснование невозможности удовлетворить требования кредиторов в полном объеме и проч. По смыслу ст. 24 и иных статей данного Закона, регулирующих порядок объявления должника о банкротстве, фиктивное банкротство может иметь место не только при обращении в арбитражный суд, но и в случае объявления должником о банкротстве и добровольной ликвидации.

Добровольное объявление о банкротстве и ликвидации должника принимается либо на основе решения собственника имущества унитарного предприятия-должника, или органа, уполномоченного в соответствии с учредительными документами должника на принятие решения о ликвидации. Руководитель должника может добровольно объявить о банкротстве должника только при условии получения письменного согласия всех кредиторов должника. Таким образом, объявление о банкротстве находится либо под контролем арбитражного суда, либо под контролем кредиторов.

Объективная сторона преступления включает действия, которыми субъект должен обеспечить принятие решения о банкротстве, введение в заблуждение кредиторов для получения отсрочки или рассрочки платежей или скидки с долгов либо основание неуплаты долгов; крупный ущерб; причинную связь между деянием и последствиями.

Заведомо ложным является объявление о несостоятельности, принятое в порядке, установленном законом, но на основе заведомо ложной информации. Сообщение о своей несостоятельности, сделанное вне предусмотренной законом процедуры, может образовывать мошенничество, но не фиктивное банкротство.

Заведомо ложным объявление о своей несостоятельности является при представлении арбитражному суду либо кредиторам искаженных сведений о платежеспособности данной коммерческой организации либо индивидуального предпринимателя и других факторах, влияющих на признание несостоятельным.

Введение в заблуждение кредиторов происходит на основе заведомо ложной информации при объявлении о несостоятельности, но имеет целью изменить сроки и размер платежей либо отказаться от них.

Получение отсрочки или рассрочки причитающихся платежей, скидки с долгов или неуплата долгов должны состояться либо как добровольное решение кредиторов, либо быть имущественным последствием официального объявления о банкротстве, которое ввело кредиторов в заблуждение. В последнем случае все решения о погашении задолженности принимаются в порядке, установленном законом.

Ущерб признается крупным по усмотрению суда, исходя из объема, деятельности предприятия, потерь кредиторов и других обстоятельств.

Субъект преступления — руководитель или собственник коммерческой организации либо индивидуальный предприниматель.

Субъективная сторона — прямой умысел и цели, указанные в статье. Лицо, осознающее общественную опасность своих действий, желает ввести кредиторов в заблуждение, преследует цель невыполнения или несвоевременного выполнения денежных обязательств.

Преступление является оконченным в момент наступления последствий в виде крупного ущерба.

Статья 197. Фиктивное банкротство.

Фиктивное банкротство, то есть заведомо ложное объявление руководителем или собственником коммерческой организации, а равно индивидуальным предпринимателем о своей несостоятельности в целях введения в заблуждение кредиторов для получения отсрочки или рассрочки причитающихся кредиторам платежей или скидки с долгов, а равно для неуплаты долгов, если это деяние причинило крупный ущерб, — наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет либо лишением свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо без такового.
(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)

Комментарий к статье 197

1. Объект преступления — нормативно-правовой порядок процедуры банкротства и удовлетворения имущественных обязательств должника кредиторам.
2. Объективная сторона характеризуется: а) действием — заведомо ложным объявлением субъектом своей несостоятельности (банкротство), в) последствием — крупным ущербом и в) причинной связью между указанными действием и последствием.
Такое объявление возможно в любой установленной законом форме. Это, например, заявление в арбитражный суд, объявление о банкротстве при условии письменного согласия всех кредиторов, опубликованное в «Вестнике Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации». Однако такое объявление обязательно должно быть ложным, т.е. не соответствовать действительности (на самом деле лицо имеет возможность удовлетворения требований кредиторов). Платежеспособность (неплатежеспособность) должника определяется с помощью бухгалтерской или иной комплексной экспертизы.
3. Размер крупного ущерба понимается так же, как в ст. 169 УК РФ.
4. Субъект преступления — руководитель (собственник) коммерческой организации либо индивидуальный предприниматель.
5. Субъективная сторона преступления, предусмотренного ст. 197, характеризуется прямым умыслом и специальной целью. Лицо сознает, что совершает действия, образующие фиктивное банкротство, т.е. заведомо ложно объявляет о своей имущественной несостоятельности, и желает этого. Цель преступления — введение в заблуждение кредиторов для получения отсрочки или рассрочки причитающихся кредиторам платежей или скидки с долгов, а равно для неуплаты налогов.

Фиктивное банкротство (ст. 197 УК РФ)

Объектом преступления являются общественные отношения по поводу добропорядочности ведения экономической деятельности.

Объективная сторона выражается в фиктивном банкротстве.

Фиктивное банкротство – заведомо ложное публичное объявление о несостоятельности, в результате которого причиняется крупный ущерб.

Ложность таких действий заключается в том, что субъект, объявивший о своей несостоятельности, в действительности является платежеспособным.

Фиктивное банкротство образуют такие неправомерные действия, которые субъект совершает до открытия конкурсного производства, поскольку подобные действия после объявления о банкротстве образуют состав неправомерных действий при банкротстве (ст. 195 УК РФ).

Платежеспособность субъекта, которая свидетельствует о его состоятельности, устанавливается на основании баланса по трем критериям (коэффициентам):

  • – текущей ликвидности;
  • – обеспеченности собственными средствами;
  • – восстановления (утраты) трудоспособности.

Для того чтобы показать неплатежеспособность, субъект должен внести некоторые изменения в один из пунктов баланса либо переделать (фальсифицировать) весь баланс полностью. Предпринимая такие действия, субъект совершает самостоятельные преступления, которые предусмотрены в ст. 327 УК РФ («Подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков») или ст. 292 УК РФ («Служебный подлог»), в зависимости от наличия или отсутствия «должностной мантии». Возникает естественный вопрос о возможности совокупности соответствующих деяний с фиктивным банкротством. Решение поставленного вопроса зависит как раз от наличия или отсутствия «должностной мантии».

Известно, что должностные лица не должны заниматься бизнесом и входить в состав руководителей бизнес-компаний, за исключением специального назначения в качестве наблюдателей. Следовательно, если должностное лицо все же способствует фальсификации баланса с целью помочь добиться фиктивного банкротства, тогда такой субъект несет ответственность по совокупности преступлений – пособничество в фиктивном банкротстве и должностной подлог.

Если субъект, подделавший баланс, не относится к категории должностных лиц, то он несет ответственность только за фиктивное банкротство. Такое решение обусловлено тем, что подделка баланса является конститутивным способом совершения фиктивного банкротства и как таковой (способ) не может рассматриваться отдельно. Злоупотребление полномочиями в данном случае также неприемлемо (ст. 210 УК РФ), так как субъект, выполняющий управленческие функции и создавший фиктивное банкротство не мог совершить деяния, не злоупотребив полномочиями. Фиктивное банкротство в таком контексте выступает в качестве специальной нормы по отношению к злоупотреблению полномочиями.

В случае если при создании фиктивного банкротства субъект присваивает себе деньги или материальные ценности иного рода, его деяние должно квалифицироваться как хищение в совокупности с фиктивным банкротством (если, разумеется, удастся доказать умысел за хищение).

Обязательный признак объективной стороны преступления – крупный ущерб, определение которого дано в примечании к ст. 169 УК РФ.

Субъективная сторона деяния – умысел: субъект осознает, что сделанное им объявление о несостоятельности является ложным, предвидит, что результатом таких действий могут быть указанные в законе последствия и желает совершить соответствующее деяние или сознательно допускает наступление последствий.

Субъект преступления – специальный: руководитель, учредитель (участник) юридического лица, а также индивидуальный предприниматель.