Долгополов николай михайлович адвокат

Адвокат Долгополов Николай Михайлович

Полезная информация? Поделиться:

По данным опубликованных судебных решений Долгополов Н. М. участвовал(-а) в делах, рассматривавшихся в судах:

Отзывы об адвокате

Вы можете оставить отзыв об адвокате — указывайте больше фактов (время, имена, номера дел в судах). Короткие отзывы вида «Хороший адвокат» не информативны и будут удалены.

Межрегиональная Калужская коллегия адвокатов действует в соответствии с Федеральным законом от 31.05.2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», является основанной на членстве некоммерческой организацией, учреждённой адвокатами.

Межрегиональная Калужская коллегия адвокатов, сокращённое наименование – МРКА, была образована в 2004 году на базе действовавшей юридической консультации № 88 (г. Калуга) в результате выделения из Межреспубликанской коллегии адвокатов, созданной 5 марта 1982 года на базе действовавшей с 1947 года на территории СССР специализированной адвокатуры для оказания юридической помощи гражданам и организациям, в том числе на особо режимных объектах, которую возглавляет Клён Николай Наумович. Первым руководителем и создателем нашей коллегии был Курушин Николай Иванович.

Адвокаты Межрегиональной Калужской коллегии гордятся тем, что в начале своей адвокатской деятельности работали под руководством таких замечательных людей. Основной костяк коллегии – это адвокаты, ранее работавшие в органах прокуратуры РФ.

Среди них – заслуженный юрист РФ, почётный работник прокуратуры, награждённый медалью ордена за заслуги перед Отечеством II ст., медалью Анатолия Кони за вклад в развитие юстиции, медалью – ветеран труда, медалью «290 лет прокуратуры РФ», медалью за добросовестный труд в ознаменование 100-летия со дня рождения В.И.Ленина (1870-1970), знаком «50 лет Межреспубликанской коллегии адвокатов», государственный советник юстиции 3 класса Восмерик Анатолий Митрофанович, работавший ранее прокурором Тюменской и Тульской областей.

С успехом в коллегии работают Долгополов Николай Михайлович, ранее работавший прокурором Ямало-Ненецкого округа, заместителем прокурора Калужской области; адвокат Покатович Владимир Петрович, ранее работавший городским прокурором Брянской области, Усть-Камчатским межрайонным прокурором и прокурором Ленинского района города Калуги.

Возглавляет коллегию Ершов Владимир Анатольевич, старший советник юстиции, работавший ранее прокурором-криминалистом и следователем по особо важным делам прокуратуры Тюменской области, прокурором Калининского района города Тюмени и прокурором города Калуги.

В коллегии работают высококвалифицированные адвокаты Поспелова Ольга Юрьевна, Иванова Ольга Викторовна, Маньков Александр Васильевич, Григорян Ашхен Владимировна, Назарова Любовь Александровна.

Главным бухгалтером в коллегии работает Севостьянова Вера Владимировна. Помощником адвоката в коллегии трудится Ершова Валентина Владимировна, закончившая среднюю школу №13 в Калуге с золотой медалью и Современную Гуманитарную Академию по специальности «Юриспруденция».

Все адвокаты коллегии имеют высшее юридическое образование и значительный стаж работы, оказывают квалифицированную юридическую помощь гражданам и организациям по гражданским и уголовным делам в различных сферах деятельности.

Адвокаты коллегии считают своим долгом служить людям, оказывая им квалифицированную юридическую помощь в целях защиты их прав, свобод и интересов, а также обеспечивая им доступ к правосудию.

Читать онлайн «По ту сторону спорта» автора Долгополов Николай Михайлович — RuLit — Страница 18

Признаюсь: не согласен с принятой у нас трактовкой образа Фреда Широ. Известный тренер с родины хоккея не постеснялся приехать на учёбу в СССР, и это, конечно, лестно. Слушая лекции и восхваляя советских хоккеистов и специалистов, Широ клялся в приверженности техничной и корректной игре. Чего стоили клятвы, хулиганы из «Флайерс» доказали в матчах Кубка Стэнли и во встрече с ЦСКА в 1976 году, когда поощряемые Широ игроки в изобилии продемонстрировали приёмы, подобные увиденным мною в Торонто. Тренер попытался теоретически обосновать две победы клуба в Кубке Стэнли и выигрыш у московских армейцев в труде со множеством схем, выкладок и комплиментов в адрес хоккеистов ЦСКА. Хоккейная Канада — её на мякине не проведёшь — обсмеяла теоретика. «Кого обманывает Широ? — вопрошали газеты. — Слепых? Ведь все зрячие видели, что „Флайерс“ побеждают, ведя грязную и нечестную игру. Русские показали другой хоккей. На него и надо равняться». И, замечу, тот самый хоккей, приверженцем которого выставляет себя тренер «Филадельфии».

Возглавив клуб «Нью-Йорк Рейнджерс», Широ остался верен устаревшему кредо — не рекламному, истинному. Та же сверхжестокая игра на грани и за гранью фола, умелые действия в меньшинстве приносили команде успех, но не любовь публики. «С каждым матчем воспитанники Широ вколачивают новый гвоздь в чёрный гроб, где покоится хоккей», — писала в «Глоб энд Мейл» читательница газеты Кристина Янг. Едва ли не первым в профессиональном хоккее тренер использовал скользкий трюк, с его нелёгкой руки применяемый теперь канадцами и на мировых первенствах. По требованию Широ, судьи измеряют во время матчей клюшки соперников. Если изгиб крюка хоть на миллиметр превышает норму, провинившиеся наказываются двухминутным штрафом. Этим нечистоплотным способом воспользовались и руководители сборной Канады на чемпионате мира 1982 года в игре со сборной СССР. Не помогло: нервы у наших ребят оказались крепкими.

Может, вечная неприязнь болельщиков к тренируемым Широ клубам или чрезмерная популярность и сгубили Федю Широва? У него появилась новая страсть. Тренер отдавал ей всё свободное и почти всё рабочее время. Широ запил, потерял контракт с «Рейнджерс» и исчез с хоккейного горизонта. Думаю, ненадолго.

Сделав обратное сальто во времени, вернёмся к необычному в истории канадского профессионального хоккея событию — процессу над грубиянами из «Флайерс». Клуб не скупился, наняв нескольких защитников-краснобаев. Слушание дела переносили и переносили, мудро полагая, что всё чёрное на этом белом свете забывается, уходит… Суд проходил тихо, по-семейному. Хоккеистов пожурили и отпустили с миром, не приняв абсолютно никаких мер. Сложнее остальных пришлось Салетски: он бил не каких-то жалких и ничтожных зрителей — полицейского сержанта. На этом и сыграли психологи-юристы. Салетски под присягой показал, что голову полисмену рассёк случайно, ибо метил не в неё — в плевавшихся болельщиков. Нашлись и услужливые свидетели. Странное, на мой взгляд, признание и решило исход дела в пользу хоккеиста «Флайерс».

То, что я напишу сейчас, не является стопроцентной истиной. Выскажу сугубо личное мнение, ни с кем не согласованное и нигде не апробированное. Неудачи канадцев на мировых первенствах закономерны. В их сборной не может быть ни дружбы, ни взаимовыручки. Настоящей, не той, когда хоккеисты выпрыгивают на лёд и лезут в затеянную у бортика драчку. Друг с другом клубы НХЛ играют бесцеремонно, жестоко, грубо. Отношения между хоккеистами разных команд товарищескими не назовёшь. Противники на хоккейной площадке остаются противниками и в жизни.

«Для того чтобы выиграть международный турнир, мы должны почувствовать себя единым коллективом», — заявил как-то Фил Эспозито.

Слова центрфорварда примечательны. На родине хоккея понимают причину постоянных провалов на мировых чемпионатах. Но при существующей в профессиональной лиге системе взаимоотношений от понимания до исправления положения — пропасть. Мост через неё, по-моему, не навести.

Каждый новый сезон начинается в НХЛ с приблизительно схожих заверений её президента Джона Зиглера: с грубостью будет покончено. Не сомневаюсь в искренности намерений адвоката из Чикаго — насилие претит ему по роду профессии. Хулиганы наказываются теперь крупными штрафами — не двухминутными, а денежными. И всё равно живучая грубость процветает. Увиденный мною в Торонто матч канадские журналисты объявили «нетипичным исключением», объяснив, что «такого не бывает», а мне по-журналистски «повезло». Статистика рекордов хоккейного хамства утверждает обратное. Среди рекордсменов есть и наши недобрые знакомые. Когда-то высшее достижение суммарных удалений хоккеистов двух команд равнялось 185 минутам. Его превысили на 18 минут «Бостон Брюинс» и «Квебек Нордикс», а затем усилиями «Атланты» и «Мейпл Лифс» печальный рекорд был доведён до 219 минут штрафа. Всех перещеголяли «Филадельфия Флайерс» и «Лос-Анджелес Кингз». Их штрафное время фантастично — 352 минуты за матч!

Читайте так же:  Экспертиза после дтп ростов на дону

Долгополов николай михайлович адвокат

  • ЖАНРЫ
  • АВТОРЫ
  • КНИГИ 557 054
  • СЕРИИ
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 496 861

Человеку, передавшему Вам это письмо, Вы дадите ответ на наше предложение. Если Вы хотите встретиться с нами, сообщите точное место и время встречи. Если немедленная встреча не представляется для Вас возможной, сообщите о Ваших возможностях, а мы в свою очередь дадим Вам ряд заданий.

Если же Вы не согласитесь на наши предложения и попытаетесь выдать человека, передавшего Вам это письмо, в руки немецких властей, смерть Вам и всем членам Вашей семьи будет единственной расплатой за Ваше предательство. Заверяю Вас в этом честном слове партизана. Письмо уничтожьте тотчас после прочтения.

Секретарь Борисовского Горкома комсомола — Владимир Б.».

Да, многим, вступившим по собственной ли воле или в силу обстоятельств в связь с гитлеровцами, надо было что-то предпринимать, причаливать к своему берегу. И если в 1941-м он виделся далеким, уже недостижимым, то теперь стал приближаться. К тому же оттуда, со своего берега, протягивали руку партизаны.

Моей маме представился случай выйти на Елену Мазаник. Было несколько встреч. Из дома Мазаник отпускали редко, и она, чтобы приходить к маме, придумала, будто у нее болят зубы. Записывалась к врачу, и мама этот момент использовала.

Но не сразу Елена Григорьевна, ставшая после войны маминой близкой подругой, согласилась сотрудничать с партизанами. Поначалу боялась, требовала доказательств, что мама действительно выполняет поручение командира партизанского отряда.

Мама передала в отряд всю полученную информацию. Партизаны смогли получить простенький, однако очень важный чертеж расположения комнат в доме Кубе, сделанный Еленой Мазаник.

Восемнадцатого августа 1943 года между Мазаник и мамой состоялся разговор. Это не было даже вербовкой. Просто одна смелая и убежденная в правоте молодая женщина поставила перед другой, в которой больше не сомневалась, сложную задачу: надо убить Кубе в его доме. Другого пути нет. Мазаник дала согласие. Начались уже вполне конкретные обсуждения, как практически осуществить акт возмездия.

Думаю, две организации — военная разведка и разведка НКВД — свою работу в какой-то степени координировали. Упоминал об этом в своих воспоминаниях и начальник партизанского штаба Пантелеймон Кондратьевич Пономаренко. Мама сообщила о вербовке Мазаник в свой разведывательный отряд. Оттуда эту информацию передали в «Отряд дяди Димы» — его действия контролировала военная разведка. В распоряжении партизан были магнитные мины английского производства с часовым механизмом.

В сентябре 1943-го Мария Осипова из «Отряда дяди Димы» смогла доставить такую мину Елене Мазаник. А та прикрепила эту мину к пружинам кровати Кубе. В три часа ночи 22 сентября произошел взрыв. У Кубе оторвало левую часть тела.

По некоторым рассказам, беременная третьим ребенком Анита фон Кубе находилась рядом с мужем, но чудом не пострадала. По другим — Елена Григорьевна посоветовала ей спать в другой комнате. У них были доверительные отношения. «Большая Галина» знала, что между Анитой и Кубе нет согласия, и сжалилась над молодой немкой. Анита Кубе дожила в Германии до глубокой старости и до конца дней старалась всячески обелить своего супруга.

Ну, поведение Аниты объяснимо. Но в последние годы нашлись и другие «адвокаты», которые пытаются представить палача чуть ли не защитником белорусского народа, спасавшим от казни даже евреев. Увы, подобная чушь тиражируется и в нашей прессе. Ее даже пытаются обманом выдать за официальную российскую точку зрения.

А моя мама, еще не зная о взрыве, — после него прошло всего несколько часов, — пробиралась в уже оцепленный город, чтобы передать мину той же Мазаник. Запрятала мину в торт и благополучно миновала все посты. Ее и проверяли, и обыскивали. Но мама обладала хладнокровием уникальным, к тому же была человеком очень общительным. Она заговорила охранников — и мину пронесла.

Когда пришла на место, где должна была встретиться с Мазаник, выяснилось, что город блокирован, потому что ищут убийц Кубе. Мама поняла, что надо как можно скорее уходить в лес. Но выйти из города было практически невозможно. Да еще с миной. Ее потом часто спрашивали: зачем опять рисковала жизнью, снова пронося сквозь кордоны эту английскую мину? Разве нельзя было от мины избавиться? Ведь Кубе казнен, акт возмездия совершен. Она объясняла мне: партизанам не хватало таких вот английских миниатюрных мин, выбросить мину — это как избавиться от боевого, лично тебе доверенного оружия. Такие были понятия о чести у того, боевого, партизанского поколения. На выходе из города маму проверяли стоявшие в оцеплении словаки в немецкой форме. Она с ними нашла контакт, и они ее выпустили из Минска. А через несколько дней в партизанский отряд пришли 12 словаков из того подразделения.

Для фашистов уничтожение Кубе стало страшным ударом. Они объявили траур. Гитлер прислал в Минск самолет с гробом для Кубе.

Немцы провели следствие. Довольно быстро выяснили, кто провел операцию. И Гитлер объявил всех ее участниц своими личными врагами. Были у него в личных врагах и подводник Маринеско, и художник Борис Ефимов…

Елену Мазаник и Марию Осипову одним кружным путем, а маму другим доставили на далекий хутор в «Отряд дяди Димы». Пришлось понервничать, дожидаясь самолета из Москвы. Нельзя им было оставаться в белорусских лесах. И после войны, по крайней мере мама и Елена Мазаник, опасались мести со стороны недобитых фашистов.

После смерти Кубе в Минске начались облавы. Невиновных ни в чем людей арестовывали на улицах, врывались в их дома. Две тысячи человек были убиты.

Сегодня раздаются голоса: мол, не надо было убивать Кубе. Все равно немцев погнали бы. Но знали ли об этом те, кого обрекли на смерть в концентрационных лагерях и тюрьмах, те, кто рисковал жизнью, метр за метром освобождая нашу землю от оккупантов? Известие о казни Кубе люди встретили как акт справедливого возмездия. Немцы тоже поняли, что безнаказанно совершать преступления на чужой земле им никто не позволит. Гитлеровская теория о бесполезности действий одиночных фанатиков была разбита. Моральное состояние немцев было подавлено. Они понимали: если добрались до Кубе, будут карать и других. Кто следующий?

Между тем маму с подругами доставили в Москву на специально присланном самолете. И там им пришлось пройти сложную процедуру долгого, детального, однако, если можно так сказать, дружелюбного допроса. «Протокол допроса Троян Надежды Викторовны от 23 октября 1943 года» был рассекречен спецслужбой совсем недавно по просьбе автора этой книги.

В Москве долго обсуждали, чем наградить трех основных участниц успешной операции. Итог дискуссиям подвел Сталин: «Надо дать Героя всем трем смелым девчонкам».

Двадцать девятого октября 1943 года, в день рождения комсомола, Надежде Троян, Елене Мазаник и Марии Осиповой были присвоены звания Героев Советского Союза. Золотые звезды Героев им вручал в Кремле «всесоюзный староста» Михаил Иванович Калинин.

Если не ошибаюсь, этого звания удостоились лишь 95 женщин, из них трое — за уничтожение Кубе.

Приведу здесь один короткий рассекреченный документ:

на Героя Советского Союза ТРОЯН Надежду Викторовну

ТРОЯН Н. В., 1921 года рождения, уроженка дер. Дрисса Витебской области, белоруска, член КРСС, до Отечественной войны училась на 2 курсе Медицинского института в г. Минске.

С первых дней немецкой оккупации Минской области ТРОЯН установила связь с партизанским отрядом Героя Советского Союза тов. ЛОПАТИНА П. Г. и выполняла ряд важных специальных заданий командования этого отряда. Она неоднократно проникала в расположения воинских частей противника и дважды внедрялась в административные органы оккупантов, где собирала необходимую разведывательную информацию и передавала ее в отряд. Принимала непосредственное участие в подготовке операции по ликвидации палача белорусского народа Кубе.

Читайте так же:  Налог на прибыль дивиденды юридическим лицам 2018

За боевую деятельность в тылу противника, проявленное мужество и героизм в борьбе с немецкими захватчиками в годы Великой Отечественной войны ТРОЯН Надежде Викторовне присвоено звание Героя Советского Союза.

Информация о несданных удостоверениях адвокатов

Удостоверения адвоката,

выданные Управлением Министерства юстиции Российской Федерации

по Калужской области (далее — Управление) и несданные адвокатами при прекращении статуса в Управление

№ п/п

Фамилия, имя, отчество адвоката

Номер удостоверения адвоката

Николай Долгополов: Разведчики – они же люди

– Николай Михайлович, добрый день! Я хочу взять у вас интервью, это возможно? – Так о чем мы будем говорить? – Конечно же, о разведке! У вас же новая книга выходит… – Хорошо, приходите, только не опаздывайте, пожалуйста, у меня совсем нет времени.

13.12.2017 10:42:53

Николай Долгополов: Разведчики – они же люди Фото: Мария Ракова

Вхожу в небольшой, но очень уютный кабинет заместителя главного редактора «Российской газеты» Николая Долгополова. Все пространство занято рукописями, книгами. Атмосфера рабочая, на столе разрывается телефон. Впрочем, мягкий взгляд хозяина кабинета снимает напряжение, а за окном воркуют голуби, как бы располагая к разговору.

– Николай Михайлович, несмотря на большую профессиональную загруженность, вы всю жизнь успевали писать книги. Их много – всего около 20. Большая часть из них посвящена разведке. И вот сейчас готовится к выходу ваш новый труд. Расскажите о нем?

– Действительно, у меня в руках рукопись книги, которая называется «Легендарные разведчики 2». После первой книги «Легендарные разведчики», которая была издана около двух лет назад и выдержала уже пять изданий (это очень много!), меня попросили сделать продолжение. Сначала были некоторые сомнения. Все-таки в первой книге речь шла о так называемых разведчиках первого плана. О них знают все, о них с триумфом говорилось и с телеэкранов, и в книгах, в том числе и моих. Тем не менее, я решил взять на себя такую ношу тяжелую и написать вторую книгу.

Вообще, я не считаю, что есть разведчики первого плана и второго. Есть фигуры более известные – Абель, Зорге, Кузнецов. А есть люди менее известные, сделавшие порой нисколько не меньше. Но в силу совершенно разных причин они остались в безвестности. И я в некоторых своих главах рассуждаю о том, хорошо это или плохо.

Была такая пара нелегалов – супруги Мукасеи, которые утверждали, что безвестность – это лучшая награда для разведчика. Или Геворк Андреевич Вартанян и его супруга Гоар Левоновна – нелегальные разведчики, которые жили в так называемых «особых условиях» 45 лет. Абель, Гордон Лосдейль (он же Конан Молодый), которые были схвачены и арестованы, отсидели в тюрьмах, один в Англии, второй в США. И еще немало героев разведки, о которых знают все.

Но есть немало людей, имена которых стало можно произносить только теперь. Мне бы хотелось без пафоса, а просто от сердца, искренне отдать им должное. И коль уж появилась возможность снять гриф «Совершенно секретно», пусть их имена узнают люди. Пора отказаться от такого грифа и вместо этого представить, например, такого замечательного разведчика как Иван Иванович Михеев, который всю свою жизнь проработал под легендой церковного прикрытия.

Иван Иванович сначала был дьяконом, служкой, потом стал иеромонахом. Он был очень похож на священника. Я его видел несколько раз, однажды мы даже поговорили. Это было лет 20 назад, и тогда о нем писать, конечно же, было нельзя. А вот сейчас я это пытаюсь сделать. Надеюсь, пройдет в книге глава о том, как Бог простил лейтенанта, как тот стал даже близок к патриарху Алексию и провел долгие годы, находясь в сане иеромонаха в самых различных точках мира. Как совершал подвиги во время Великой Отечественной войны вместе в архиепископом Василием Рамировым – вели службу в захваченном врагами Калинине, помогли разоблачить несколько агентурных сетей, которые оставляли немцы, уходя из оккупированных городов… Кстати, умер Иван Иванович Михеев совсем недавно.

– Всем известно, что у многих разведчиков были верные жены, настоящие боевые подруги. Да и вообще, порой, женщины справлялись со сложнейшими задачами. Будет ли в вашей новой книге что-то об этом?

– Жены разведчиков – это чаще всего самые верные помощники, которые в чем-то прикрывают мужей, иногда даже вместо них осуществляют какую-то работу. Бывают связниками, занимаются передачей материалов из тайников и т. д. Это естественные ситуации, и о них нельзя не рассказать.

Например, разведчица Елена Косова служила в Нью-Йорке, муж её занимал высокий пост, а сама она – небольшой. Но на этом своем посту она была связником между советской легальной разведкой и теми нашими американскими друзьями (так называют собственных агентов иностранных), от которых собирала информацию. Елена дослужилась лишь до звания старшего лейтенанта внешней разведки, но я все равно считаю, что это подвиг и большая смелость.

Дальше у Елены Косовой пошла иная жизнь, она стала известным скульптором, работала во многих странах. Особенно она известна в Венгрии, у неё там было много выставок, она получала премии и дипломы. Я знал ее лично – всегда была очень доброжелательной, интеллигентной, хорошо одета. Подтянутая женщина, предпочитающая рассказам о том, как она вела какие-то оперативные комбинации, разговоры о скульптуре. Она подарила госпоже Тэтчер её изображение…

К сожалению, не со всеми героями удается встретиться лично. Иногда это невозможно. Они просто засекречены до конца своей жизни.

В то же время, в этой книге я снова возвратился к великим героям. Например, рассказываю новую версию гибели нашего великого разведчика Николая Ивановича Кузнецова, погибшего в 1944 году от рук бандеровцев. Возвращаюсь с помощью добровольных помощников – петербуржца Льва Моносова, Бориса Александрова и др., которые сами приносили мне готовые документы о его гибели. Мой старинный знакомый, писатель, первооткрыватель этого разведческого жанра в нашей, советской ещё, литературе Теодор Гладков много рассказывал о Кузнецове, но такую версию он не выдвигал.

– И все-таки, вам невероятно везло на встречи.

– Да, это так. И не только с самими легендами разведки. Например, мы дружили с приемной дочкой Абеля. Она была очень старенькая, но такая живая умная, озорная, иногда выпивающая мартини. С памятью фантастической! И она, понимая, что уходит – очень отчетливо говоря об этом – пригласила меня к себе домой в Измайлово разбирать архив.

Вы не поверите, был соломенный сундучок очень тяжелый, с трудом вынимали его из-под старинной огромной кровати, ставили на два стула и разбирали документы, которые остались… Представляете? Кое-что, наверное, и не стоило мне давать, но я делал копии, и у меня сейчас огромное количество документов Абеля, относящихся ко временам его ареста и пребывания в американской тюрьме. Письма. Часть на русском, часть на английском. Фотографии. Я даже иногда думаю, стоит ли их печатать… Посмотрим ещё. Есть еще несколько недель до выхода книги.

Я многому поражался, общаясь с близкими Абеля. Вот родная его дочь, Эвелина Вильямовна Фишер, была женщиной очень суровой, в отличие от своей кузины, иногда очень непреклонной в каких-то вопросах. Я приходил к ней по субботам – на старую квартиру Абеля, где он жил после возвращения из Америки. Надо сказать, эту квартиру он не любил – она была неудобная, хоть и в центре Москвы. Эвелина показывала мне картины отца, которые висели у неё на стенах – целая коллекция, которая каким-то непонятным образом была вывезена из Штатов и висела в Москве. Там были прекрасные работы Абеля, сделанные в США.

Читайте так же:  Нотариус нефтеюганск осматескул

Именно в Штатах Абель раскрыл себя как художник более широко и свободно. Здесь он писал в основном русские пейзажи, натюрморты, дачу. Потом сделал прекрасный портрет своей жены, которую любил всю жизнь. А там он рисовал то, чего мы ранее не видели – негры, тюрьма, параша, помещения тюремных камер в Атланте, где он отбывал срок. И совершенно непонятно, как все эти картины попали в Россию.

В одном из уголков соломенного сундучка мы нашли список вещей полковника Абеля на английском языке, привезенных ещё в конце 50-х из США в Москву. Все вещи ему вернули. И там были такие для меня интересные предметы, как 57 картин, костюмы, 13 пар носков. Меня поразило, что у такого известного разведчика были самые простые вещи. Такая скромность потрясающая!

А теперь скажу о Рихарде Зорге. Мне предлагали про него написать книгу, но я как-то постеснялся: я столько книг читал про Зорге, мне казалось, что уж про него-то известно абсолютно всё. С ним лично я не встречался, но познакомился с его куратором в военной разведке. Это был старейший чекист России Борис Игнатьевич Гудзь.

Когда Артузова стали поджимать, его перевели от греха подальше в военную разведку. А он вернулся как раз из Японии, где был в легальной разведке, но под чужим именем. Как человека, хорошо понимающего обстановку в Японии, его назначили куратором разведчика Рамзая – Рихарда Зорге. Рамзай и расшифровывается как Рихард Зорге. Самому Зорге это прозвище нравилось, потому что звучало и как японское, и русское, и немецкое, и включало инициалы его имени и фамилии. И вот здесь в, казалось бы, известной биографии Зорге открылись новые факты – дело, которое вели против него японцы.

Гудзь рассказывал, каким образом он в 1937-м году из Москвы, когда и речи не было о современной связи, управлял великим Зорге. Что он вообще не считал Зорге разведчиком, ведь тот никогда не проходил никаких даже курсов разведобучения. Учился, как говорят, на ходу. Он его считал, скорее, писателем.

Мы познакомились за два дня его столетия и работали до самой его смерти. А умер он на 105 году. Кое-что успели, но многое осталось незавершенным. Хотели написать честную книгу о Дзержинском. Не успели. Тем не менее, записи эти я использовал. Плюс обнаружились люди, которые арестовывали Зорге. Как они с ним работали, на чем он «сгорел» – об этом рассказали.

Все почему-то уверены были (и я тоже), что Зорге запеленговали. Об этом рассказывается и в блестящем фильме «Кто вы, доктор Зорге?». Но оказалось, что это не так. Совершенно случайно потянулась крошечная ниточка от коммуниста Мияги – члена его разведгруппы. Мияги был специально переброшен из Калифорнии, куда эмигрировал, на помощь Зорге в Токио. Но коммунистическое прошлое дало о себе знать: его взяли в разработку. Этот след и вывел на Зорге, который получил широкую известность, будучи казненным 7 ноября 1944 года в японской тюрьме.

И вдруг японцы тоже рассекретили некоторые материалы о том, как вели себя захваченные члены группы на допросах, сколько было в ней участников. Оказывается, их было не 4-5, а 35 человек! Восемь лет такая многочисленная группа не попадалась, несмотря на то, что у японцев была очень хорошо развита слежка, особенно в довоенные годы.

Здесь я делаю три вывода из своих поисков. Первый подвиг Зорге: он сообщил, что война начнется 22 июня. Второй подвиг: Зорге предсказывает, что японская армия не будет нападать на СССР, по крайней мере, до весны 1942 года (благодаря этому сибирские дивизии были переброшены на фронт под Москву). Третий подвиг: Зорге стратегически повернул ход Второй мировой войны, которая велась на Дальнем Востоке, сделав так, что Япония первой напала на США. И у США уже не было возможности отсидеться, не вступать в войну, что они до этого делали добросовестно. Зорге уже сидел в тюрьме, измученный от тяжелейших пыток, когда американцы напали на Перл Харбор, и точки возврата для них уже не было. У японцев было два выхода: нападать на Советский Союз или вести войну на островах Тихого океана. Япония предпочла второе. И все это – благодаря Зорге и его другу Ходзюки.

Сколько историй вошло в новую книгу «Легендарные разведчики-2»?

– Не так много, как в первой части. Большую часть книги заняли истории Зорге, Абеля. Причем, это не только разведка, но и чисто человеческие отношения. Абель, его супруга, дочка, его приемная дочь, его адвокат. Также в книгу войдет и большое расследование о смерти Николая Ивановича Кузнецова, к которой ещё примешиваются некоторые открытия. Он, оказывается, спасал не только еврейских детей, но и командиров Красной армии, которые сидели у немцев. Я в это не верил, но пришли заверенные документы, показания, о которых вообще никогда никто ничего не знал.

Причем, как он это делал? Храбро, смело, дерзостно! В некоторых случаях – с шуткой, чуть ли не напрашиваясь на выстрел. Казалось, его непременно должны были арестовать. Но он это делал как немецкий офицер, и его не трогали. Смелость потрясающая! И потом, как он бродил по этим лесам? Почему столь нелогичными казались его перемещения? Теперь мне стало ясно, я понял их логику. Все сложно. Надо читать.

Слушая ваш рассказ, начинаешь задумываться, почему разведчики увлекаются творчеством, одни уходят в живопись, другие в литературу. Это самореализация или эмоциональный выход через творчество?

– Это хороший вопрос. Я очень много думал над этим. Почему так много разведчиков хорошо рисуют? Здесь есть несколько вариантов. Давайте посмотрим на то, как жили нелегальные разведчики. Ведь многие из них, в основном нелегальные, работали под прикрытием художников. Это вольная профессия, которая не привязывала к одному месту, позволяла работать под хорошей легендой, как говорится, не приходя в офис каждый день. Она позволяла встречаться с людьми, путешествовать, быть на природе. Плюс – острота зрения: они хорошо видели, что происходит вокруг. Третье: это возможность самовыражения. Четвертое: если они талантливы в своей профессии, значит, талантливы и в профессиях косвенных. Художник, как и разведчик, внимательно наблюдает и регистрирует свои впечатления. Мы также видим, что многие бывшие разведчики очень хорошо пишут. Пишут непросто, образно и красочно, как литераторы. А кто-то пишет красивые стихи.

Разговорить человека, чтобы он раскрылся, непросто. Еще сложнее разговорить разведчика. Как вам это удается?

– Это непростой труд. Сначала встречи, беседы какие-то, потом рассказы. Некоторые видели журналистов впервые в жизни и, конечно, относились ко мне с осторожностью. Но в целом, у меня не было каких-то трудностей. Только с одним из разведчиков я очень долго искал общий язык. Его судьба была просто жуткой, но закончилась счастливым исходом. Именно он был очень осторожен в общении. Но прошло время, и эта тяжесть тоже спала. Он стал мне доверять. Я смог сделать о нем очерк, который также будет напечатан в новой книге «Легендарные разведчики-2».

Долгополов николай михайлович адвокат

Реестр адвокатов, включенных в реестр адвокатов Калужской области в соответствии с федеральным Законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ»


Обновлено 13.05.2003
Адвокаты представлены в алфавитном порядке.

Регистра- ционный
номер

Фамилия
Имя
Отчество
адвоката