Договор об ограничении стратегических вооружений осв-2

Стратегические ядерные силы СССР и России

Представляемый раздел составлен на основе материалов, опубликованных в книге Стратегическое ядерное вооружение России (под. ред. П.Л. Подвига, Москва, ИздАт, 1998 г.) а также публикаций Центра. Он адресован слушателям курса «Стратегические вооружения и проблемы безопасности» в качестве учебного пособия.

После подписания Договора ОСВ-1 Советский Союз и США продолжили переговоры о дальнейшем ограничении стратегических вооружений. Однако достижение договоренности о содержании следующего этапа контроля над вооружениями оказалось гораздо более сложной задачей. Поскольку новое соглашение, в отличие от ОСВ-1, должно было носить всеобъемлющий характер, Советский Союз настаивал на обязательном учете американских средств передового базирования в балансе стратегических сил. Усилия США в основном были направлены на установление ограничений на количество и возможности советских ракетных комплексов наземного базирования, в частности тяжелых ракет и ракет, оснащенных РГЧ ИН. Проблема тяжелых ракет стала более острой после того, как в 1973 г. СССР провел первые испытания разделяющихся головных частей с боеблоками индивидуального наведения.

Значительное преимущество в суммарном забрасываемом весе ракет, которым обладал Советский Союз, в сочетании с установленным в ОСВ-1 запретом на развертывание новых ракет означало, что СССР мог значительно превзойти США в количестве развернутых боезарядов.

Первой договоренностью достигнутой после 1972 г. стало так называемое Владивостокское соглашение, основные положения которого были согласованы во время встречи в верхах во Владивостоке в ноябре 1974 г. В соответствии с этим соглашением СССР и США обязались ограничить количество стратегических носителей 2400 единицами, из которых только 1320 могли быть оснащены головными частями с боеблоками индивидуального наведения.

При заключении Владивостокского соглашения Советский Союз пошел на значительные уступки. Основной уступкой стало снятие требования о включении в будущий договор средств передового базирования США. Кроме этого, СССР согласился на установление одинаковых ограничений для обеих сторон, отказавшись от требования о равенстве возможностей стратегических сил. Соединенные Штаты, в свою очередь, пошли на включение в договор тяжелых бомбардировщиков и отказались от попыток сократить количество советских тяжелых ракет или пересмотреть определение тяжелой ракеты так, чтобы оно включало создаваемую в СССР ракету УР-100Н.

Несмотря на то, что основные положения будущего договора об ограничении вооружения были согласованы, практически сразу после окончания Владивостокской встречи обнаружились существенные различия в понимании достигнутых договоренностей. Основными проблемами стали вопрос о зачете советского бомбардировщика Ту-22М как стратегического средства доставки и вопрос о способе зачета бомбардировщиков, оснащенных крылатыми ракетами большой дальности (КРВБ). Соединенные Штаты настаивали на том, что бомбардировщики Ту-22М должны учитываться при подсчете общего количества стратегических носителей. Советский Союз, в свою очередь, настаивал на том, что крылатые ракеты на бомбардировщиках должны считаться отдельными носителями.

В 1976 г. в ходе усилий, направленных на то, чтобы найти взаимоприемлемое решение проблем стратегических возможностей Ту-22М и способа зачета крылатых ракет, была достигнута предварительная договоренность о том, что каждый бомбардировщик, оснащенный крылатыми ракетами, будет считаться носителем с РГЧ ИН. Кроме этого, США предложили установить отдельные ограничения на количество развернутых бомбардировщиков Ту-22М. Несмотря на то, что окончательного соглашения по этим вопросам в 1976 г. достичь не удалось, эти положения в несколько измененном виде впоследствии стали частью Договора ОСВ-2.

Переговоры об ограничении стратегических вооружений, приведшие к заключению Договора ОСВ-2, продолжались до 1979 г. Как и на ранних стадиях переговоров, основные усилия США были направлены на ограничение количества боезарядов на советских межконтинентальных ракетах наземного базирования. Советский Союз в свою очередь настаивал на установлении ограничений на развертывание крылатых ракет воздушного базирования, а также пытался добиться запрета на развертывание крылатых ракет морского и наземного базирования. Кроме этого, оставалась нерешенной проблема стратегических возможностей бомбардировщика Ту-22М, а также ряд проблем связанных с проверкой выполнения Договора.

Поскольку новое соглашение не было подготовлено к моменту истечения срока действия Договора ОСВ-1, в октябре 1977 г. СССР и США объявили, что будут продолжать соблюдать предусмотренные ОСВ-1 ограничения. Содержание Договора ОСВ-2 было в основном согласовано к концу 1978 г. и 18 июня 1979 г. в ходе встречи в верхах в Вене этот документ был подписан.

Договор ОСВ-2 основывался на согласованных во Владивостокском соглашении ограничениях, к которым был добавлен ряд дополнительных ограничений. Кроме этого, ОСВ-2 предусматривал некоторое сокращение количества стратегических носителей, которое должно было быть проведено в течение двух лет, а также ряд ограничений на количество боеблоков, которыми могли оснащаться носители, и ограничения на модернизацию стратегических систем. Предусматривалось, что Договор будет находиться в силе до 31 декабря 1985 г. Сопровождавший Договор протокол, срок действия которого был ограничен тремя годами, устанавливал ограничения на развертывание мобильных ракет и крылатых ракет морского и наземного базирования.

Основным положением Договора ОСВ-2 стало ограничение количества стратегических носителей на уровне 2400 единиц. Кроме этого, стороны обязались к 1 января 1981 г. сократить количество носителей до 2150. Из общего количества стратегических систем только 1320 носителей могли быть оснащены головными частями с боеблоками индивидуального наведения. В число 1320 носителей с РГЧ ИН включались как ракеты наземного и морского базирования, так и тяжелые бомбардировщики, оснащенные крылатыми ракетами большой дальности. Без учета бомбардировщиков количество оснащенных РГЧ ИН носителей не должно было превышать 1200 единиц. Кроме этого, отдельное ограничение было установлено на оснащенные РГЧ ИН баллистические ракеты наземного базирования, количество которых не могло превышать 820.

В целях ограничения общего количества боезарядов, Договор ОСВ-2 устанавливал пределы на оснащение ракет боевыми блоками индивидуального наведения. В частности, запрещалось увеличивать количество боеблоков на баллистических ракетах наземного базирования, а также оснащать ракеты морского базирования более чем 14 боевыми блоками. Тяжелые бомбардировщики существующих типов не должны были оснащаться более чем 20 крылатыми ракетами, а с учетом новых бомбардировщиков среднее количество крылатых ракет, приходящихся на бомбардировщик, не должно было превышать 28. Таким образом, в отличие от ОСВ-1, в новом Договоре устанавливались определенные ограничения на количество боезарядов, которые могли быть развернуты на стратегических носителях.

В части, касавшейся баллистических ракет наземного базирования, был подтвержден запрет на сооружение новых шахтных пусковых установок и на переоборудование шахт легких ракет в шахты тяжелых. Был также установлен запрет на создание ракет более тяжелых (по стартовому и забрасываемому весу), чем существующие. Дополнительным ограничением, касавшимся ракет наземного базирования, стал запрет на орбитальные ракеты. В частности, Советский Союз должен был уничтожить или переоборудовать 18 пусковых установок орбитальных ракет Р-36, расположенных на полигоне Байконур.

В Договоре ОСВ-2 были предусмотрены меры, направленные на сдерживание процесса модернизации стратегических вооружений. Так, каждая из сторон могла развернуть не более одной новой МБР, которая могла быть оснащена 10 боезарядами. Это положение было включено в Договор по настоянию США, так как давало им возможность развернуть ракету MX. При этом США предполагали, что с советской стороны новой ракетой станет моноблочная ракета «Тополь» (SS-25), работы над которой были начаты в 1977 г. Однако впоследствии СССР объявил «Тополь» модернизацией ракеты РТ-2П (SS-13), а в качестве новой ракеты была создана ракета РТ-23 (SS-24). При этом следует отметить, что, объявив «Тополь» модернизированным вариантом РТ-2П, Советский Союз пошел на нарушение условий Договора, так как забрасываемый вес новой ракеты был увеличен до 1000 кг по сравнению с 600 кг для РТ-2П. В соответствии с положениями Договора параметры модернизированной ракеты, в частности забрасываемый вес, могли отличаться от исходных не более чем на 5%.

Еще одно ограничение, касавшееся баллистических ракет наземного базирования, было включено в Протокол к Договору. Это ограничение заключалось в запрете на развертывание ракет на мобильных пусковых установках и их испытания с мобильных установок. Кроме этого, Советский Союз обязался ликвидировать мобильные ракетные комплексы «Темп-2С», которые к тому времени были развернуты в ограниченном количестве.

Ограничения, накладывавшиеся Договором на морской компонент стратегических сил, были незначительными по сравнению с теми, которые были предусмотрены для наземных ракет или стратегической авиации. В Договоре были несколько изменены правила подсчета пусковых установок баллистических ракет морского базирования, а также был наложен запрет на развертывание БРПЛ, оснащенных более чем 14 боезарядами.

В Протоколе к Договору, наряду с запретом на развертывание мобильных пусковых установок, содержался запрет на развертывание крылатых ракет морского и наземного базирования, а также на испытания и развертывание таких крылатых ракет, оснащенных несколькими боевыми блоками. Кроме этого, стороны согласились в течение срока действия Протокола не испытывать и не развертывать баллистические ракеты воздушного базирования.

Читайте так же:  Банк пумб оформить кредит

В целом, Договор ОСВ-2, хотя и ставил определенные рамки для количественного наращивания стратегических сил, не мог в полной мере решить проблему качественного совершенствования вооружений. К моменту подписания Договора как США, так и СССР в основном закончили процесс перехода к системам, оснащенным РГЧ ИН. Кроме этого, в процессе переговоров обе стороны сделали все возможное для того, чтобы сохранить существовавшие у них на тот момент программы модернизации стратегических сил. В то же время, Договор ОСВ-2 позволил сделать дальнейшее развитие наступательных вооружений более стабильным и предсказуемым процессом, что с учетом заметно осложнившихся в конце 70-х годов советско-американских отношений стало очень большим достижением.

Существенное ухудшение советско-американских отношений не позволило довести процесс ОСВ-2 до вступления Договора в силу. После ввода советских войск в Афганистан в декабре 1979 г. администрация США отозвала Договор из сената, который рассматривал вопрос о его ратификации. Тем не менее, поскольку стороны не заявили о намерении отказаться от ратификации Договора, США и СССР продолжали в целом соблюдать его положения. Исключениями стали отказ Советского Союза от сокращения общего количества носителей до 2400, разрешенных Договором, а также объявление ракеты «Тополь» модернизацией ракеты РТ-2П. Соединенные Штаты впоследствии также нарушили положения Договора ОСВ-2. В 1986 г., в ходе реализации программы развертывания оснащенных крылатыми ракетами бомбардировщиков, США превысили установленный в Договоре предел на количество носителей с РГЧ ИН.

Дополнительные сетевые материалы:

  • Текст временного соглашения между СССР и США о некоторых мерах в области ограничения стратегических наступательных вооружений (ОСВ-1), 26 мая 1972 г.
  • Текст совместного советско-американского заявления, (Владивостокское соглашение) от 24 ноября 1974 г.
  • Текст Договора между СССР и США об ограничении стратегических наступательных вооружений (ОСВ-2), 18 июня 1979 г.
  • Актуальные проблемы российско-американских отношений и сокращения наступательных вооружений, (А.Г. Арбатов, лекция для слушателей курса «Стратегические вооружения и проблемы безопасности», 21 февраля 2002 г.)
  • Russia / Soviet Nuclear Forces Guide на сайте Федерации американских ученых

© Центр по изучению проблем разоружения, энергетики и экологии при МФТИ, 2002 г.

ОГРАНИЧЕНИЕ СТРАТЕГИЧЕСКИХ ВООРУЖЕНИЙ

ОГРАНИЧЕНИЕ СТРАТЕГИЧЕСКИХ ВООРУЖЕНИЙ — один из клю­че­вых прин­ци­пов и на­прав­ле­ний современной ми­ро­вой по­ли­ти­ки, ко­то­рый за­клю­ча­ет­ся в ог­ра­ни­че­нии стра­те­гических во­ору­же­ний оп­ре­де­лён­ным ко­ли­чест­венным ли­ми­том.

ОСВ име­ет це­лью уп­ро­чне­ние меж­ду­на­род­ной без­опас­но­сти и пре­дот­вра­ще­ние во­енной уг­ро­зы и пред­став­ля­ет со­бой сред­ст­во про­ти­во­дей­ст­вия со­пер­ни­че­ст­ву го­су­дар­ств в об­ла­сти на­коп­ле­ния и со­вер­шен­ст­во­ва­ния во­ору­же­ний. Ус­та­нов­ле­ние та­ко­го ли­ми­та мо­жет быть осу­щест­вле­но пу­тём не­пре­вы­ше­ния су­щест­вую­ще­го или со­кра­ще­ния стра­те­гических во­ору­же­ний до но­во­го, бо­лее низ­ко­го уров­ня ОСВ; по свое­му ха­рак­те­ру мо­жет быть не толь­ко ка­чест­вен­ным, но и ко­ли­чест­вен­ным (например, ус­та­нов­ле­ние за­пре­та на но­вые ти­пы стра­те­гических во­ору­же­ний). Как наи­бо­лее ра­ди­каль­ную фор­му ОСВ мож­но пред­ста­вить ли­кви­да­цию на вза­им­ной ос­но­ве тех или иных со­гла­со­ван­ных ви­дов во­ору­же­ний. По на­зна­че­нию стра­те­гического во­о­ру­же­ния под­раз­де­ля­ют на стра­те­гические на­сту­па­тель­ные (удар­ные) и стра­те­гические обо­ро­ни­тель­ные. В со­став стра­те­гических на­сту­пательных воо­ру­же­ний (СНВ) вхо­дят на­зем­ные ра­кет­ные ком­плек­сы с меж­кон­ти­нен­таль­ны­ми бал­ли­стическими ра­ке­та­ми (МБР) ста­цио­нар­но­го и мо­биль­но­го ба­зи­ро­ва­ния, ра­кет­ные ПЛ стра­те­гического наз­на­че­ния с бал­ли­стическими ра­ке­та­ми под­вод­ных ло­док (БРПЛ) и стра­те­гические (тя­жё­лые) бом­бар­ди­ров­щи­ки (ТБ), ос­на­щён­ные стра­те­гическими кры­ла­ты­ми ра­ке­та­ми (КР) и авиационными бом­ба­ми. К стра­те­гическим обо­ро­нительным воо­ру­же­ни­ям от­но­сят­ся ком­плек­сы и сис­те­мы про­ти­во­ра­кет­ной обо­ро­ны (ПРО), сред­ст­ва ПВО, про­ти­во­ло­доч­ной обо­ро­ны и ра­кет­но-кос­мической обо­ро­ны, пред­на­зна­чен­ные для по­ра­же­ния стра­те­гических ра­кет и средств их ба­зи­ро­ва­ния. Ос­но­ву современных стра­те­гических воо­ру­же­ний со­став­ля­ет ядер­ное ору­жие (ЯО). Ино­гда к стра­те­гическим воо­ру­же­ни­ям от­но­сят и вы­со­ко­точ­ное ору­жие в обыч­ном сна­ря­же­нии, при­ме­няе­мое для по­ра­же­ния стра­те­ги­че­ски важ­ных объ­ек­тов.

Не­об­хо­ди­мость про­цес­са ОСВ бы­ла пре­до­пре­де­ле­на, с од­ной сто­ро­ны, сло­жив­шим­ся к началу 1970-х годов па­ри­те­том в об­лас­ти стра­те­ги­че­ских ядер­ных сил ме­ж­ду СССР и США, а с дру­гой — осо­з­на­ни­ем ка­та­ст­ро­фи­че­ских, са­мо­убий­ст­вен­ных для все­го че­ло­ве­че­ст­ва по­след­ст­вий воз­мож­но­го при­ме­не­ния ЯО. По­ни­ма­ние бес­смыс­лен­но­сти и опас­но­сти по­сто­ян­но­го на­ра­щи­ва­ния ар­се­на­лов ЯО при­ве­ло к на­ча­лу пе­ре­го­во­ров и вы­ра­бот­ке со­гла­ше­ний об ОСВ. В 1972 году СССР и США под­пи­са­ли Временное со­гла­ше­ние о не­ко­то­рых ме­рах в об­лас­ти ог­ра­ни­че­ния стра­те­гических на­сту­пательных воо­ру­же­ний (оно обя­зы­ва­ло сто­ро­ны не на­чи­нать строи­тель­ст­во до­пол­нительных ста­цио­нар­ных ПУ МБР и ог­ра­ни­чить ко­ли­че­ст­во ПУ БРПЛ и са­мих ПЛ, со­гла­ше­ние так­же со­дер­жа­ло не­ко­то­рые ка­че­ст­вен­ные ог­ра­ни­че­ния; например, за­пре­ща­лось пе­ре­обо­ру­до­ва­ние ПУ лёг­ких ра­кет в ПУ тя­жё­лых) и До­го­вор об ог­ра­ни­че­нии сис­тем ПРО 1972 года (па­кет из этих двух до­ку­мен­тов при­ня­то на­зы­вать До­го­вор ОСВ-1). В 1974 году в раз­ви­тие это­го до­го­во­ра сто­ро­ны при­ня­ли Про­то­кол, за­фик­си­ро­вав­ший их со­гла­сие иметь по од­но­му из двух пре­ду­смот­рен­ных до­го­во­ром по ПРО рай­онов раз­ме­ще­ния про­ти­во­ра­кет­ных сис­тем и их ком­по­нен­тов. В свя­зи с ис­те­че­ни­ем сро­ка дей­ст­вия Временного со­гла­ше­ния в октябре 1977 года сто­ро­ны зая­ви­ли о на­ме­ре­нии не пред­при­ни­мать каких-либо дей­ст­вий, про­ти­во­ре­ча­щих ему, до за­клю­че­ния но­во­го со­гла­ше­ния. В 1979 году СССР и США под­пи­са­ли До­го­вор об ог­ра­ни­че­нии стра­те­гических на­сту­пательных воо­ру­же­ний, так называемый До­го­вор ОСВ-2 (смотри До­го­во­ры об ог­ра­ни­че­нии стра­те­ги­че­ских воо­ру­же­ний 1972, 1979 годов). Учи­ты­вая слож­ные от­но­ше­ния ме­ж­ду СССР и США в конце 1970-х годов, ОСВ-1 и ОСВ-2 бы­ли зна­чительным дос­ти­же­ни­ем, по­сколь­ку обес­пе­чи­ва­ли боль­шую пред­ска­зуе­мость раз­ви­тия стра­те­гических на­сту­пательных воо­ру­же­ний. Пер­вым до­го­во­ром, оз­на­ме­но­вав­шим ка­че­ст­вен­но но­вый этап ог­ра­ни­че­ния ядер­ных воо­ру­же­ний, стал под­пи­сан­ный в декабре 1987 года До­го­вор о ли­к­ви­да­ции ра­кет сред­ней и мень­шей даль­но­сти, ко­то­рый по­ло­жил на­ча­ло ре­аль­ной ли­к­ви­да­ции ЯО. За 3 го­да реа­ли­за­ции его по­ло­же­ний (июнь 1988 — июнь 1991 годов) сто­ро­ны пол­но­стью ли­к­ви­ди­ро­ва­ли и не соз­да­ют ра­ке­ты сред­ней и мень­шей даль­но­сти. 31 июля 1991 года СССР и США за­клю­чи­ли До­го­вор о со­кра­ще­нии и ог­ра­ни­че­нии стра­те­гических наступательных воо­ру­же­ний (СНВ-1), ко­то­рый всту­пил в си­лу в 1994 году. До­го­вор СНВ-1 впер­вые ус­та­нав­ли­вал ог­ра­ни­че­ния на ко­ли­че­ст­во бое­за­ря­дов в груп­пи­ров­ках СНВ сто­рон (то­гда как До­го­во­ры ОСВ-1 и ОСВ-2 пре­ду­смат­ри­ва­ли лишь ог­ра­ни­чительные ме­ры при­ме­ни­тель­но к но­си­те­лям ЯО), по­сколь­ку за счёт раз­ви­тия тех­но­ло­гии раз­де­ляю­щей го­лов­ной час­ти ко­ли­че­ст­во бое­за­ря­дов у сто­рон про­дол­жа­ло рас­ти. В со­от­вет­ст­вии с по­ло­же­ния­ми До­го­во­ра СНВ-1 груп­пи­ров­ки стра­те­гического на­сту­пательного воо­ру­же­ния ог­ра­ни­чи­ва­лись сле­дую­щи­ми па­ра­мет­ра­ми: не бо­лее 6 тысяч еди­ниц на раз­вёр­ну­тых но­си­те­лях, в том числе не бо­лее 1,1 тысячи на МБР для мо­биль­ных ПУ и не бо­лее 1,54 тысяч бое­за­ря­дов на тя­жё­лых МБР, не бо­лее 1,6 тысяч раз­вёр­ну­тых но­си­те­лей, в том числе не бо­лее 154 тяжё­лых МБР, при этом впер­вые был ус­та­нов­лен пре­дел на сум­мар­ный за­бра­сы­вае­мый вес бал­ли­стических ра­кет.

По­сле рас­па­да СССР Рес­пуб­ли­ка Бе­ла­русь, Рес­пуб­ли­ка Ка­зах­стан, Ук­раи­на (на их тер­ри­то­рии раз­ме­ща­лось ЯО, ко­то­рое под­ле­жа­ло ли­к­ви­да­ции или вы­во­ду), РФ и США в 1992 году под­пи­са­ли Про­то­кол к До­го­во­ру СНВ-1 (так называемый Лис­са­бон­ский про­то­кол), по ко­то­ро­му Бе­ло­рус­сия, Ка­зах­стан и Ук­раи­на при­няли на се­бя обя­за­тель­ст­ва это­го до­го­во­ра. Од­но­вре­мен­но дан­ные стра­ны обя­за­лись в крат­чай­шие сро­ки при­сое­ди­нить­ся к До­го­во­ру о не­рас­про­стра­не­нии ЯО в ка­че­ст­ве го­су­дарств-уча­ст­ни­ков, не об­ла­даю­щих ЯО. Лис­са­бон­ский про­то­кол обес­пе­чил жиз­не­спо­соб­ность До­го­во­ра СНВ-1 и по­слу­жил вкла­дом в ук­ре­п­ле­ние ре­жи­ма не­рас­про­стра­не­ния. РФ, ос­та­вав­шая­ся един­ст­вен­ным пол­но­прав­ным уча­ст­ни­ком пе­ре­го­во­ров, в 1993 году под­пи­са­ла с США До­го­вор о даль­ней­шем со­кра­ще­нии и ог­ра­ни­че­нии стра­те­гических на­сту­пательных воо­ру­же­ний (СНВ-2). По не­му пла­ни­ро­ва­лось со­кра­тить ко­ли­че­ст­во ядер­ных бое­за­ря­дов бо­лее чем в 2 раза (до 3-3,5 тысяч еди­ниц). Кро­ме то­го, он за­пре­щал це­лый класс сис­тем — на­зем­ные МБР с раз­де­ляю­щей го­лов­ной ча­стью, ко­то­рые тра­ди­ци­он­но со­став­ля­ли главный ком­по­нент отечественной ядер­ной триа­ды (ус­лов­ное наи­ме­но­ва­ние на­зем­ных, воздушных и морских со­став­ляю­щих отечественных ядер­ных стра­те­гических сил). РФ ра­ти­фи­ци­ро­ва­ла этот до­го­вор в 2000 году с не­ко­то­ры­ми ого­вор­ка­ми. Од­на­ко США его не ра­ти­фи­ци­ро­ва­ли и фор­маль­но он в си­лу не всту­пил.

В сентябре 1997 года в Нью-Йор­ке под­пи­сан ряд российско-американских до­ку­мен­тов, при­зван­ных спо­соб­ст­во­вать про­цес­су даль­ней­ше­го со­кра­ще­ния СНВ РФ и США: Про­то­кол о про­дле­нии сро­ков вы­пол­не­ния До­го­во­ра СНВ-2 до 31 декабря 2007 года, Ме­мо­ран­дум о при­да­нии До­го­во­ру СНВ-l бес­сроч­но­го ха­рак­те­ра; со­гла­ше­ния по раз­гра­ни­че­нию стра­те­гических и не­стра­те­гических сис­тем ПРО, а так­же (совместно с Бе­ло­рус­си­ей, Ка­зах­ста­ном и Ук­раи­ной) Ме­мо­ран­дум о пра­во­пре­ем­ст­ве бывших советских рес­пуб­лик в от­но­ше­нии До­го­во­ра по ПРО. В ию­не 2002 года США офи­ци­аль­но вы­шли из До­го­во­ра по ПРО, объ­яс­нив это не­об­хо­ди­мо­стью соз­да­ния за­щи­ты от ги­по­те­тических ра­кет­но-ядер­ных уг­роз со сто­ро­ны КНДР и Ира­на. Поч­ти в то же вре­мя (24.05.2002) был под­пи­сан российско-американский До­го­вор о со­кра­ще­нии стра­те­гических на­сту­пательных по­тен­циа­лов (До­го­вор СНП), пре­ду­смат­ри­вав­ший даль­ней­шее со­кра­ще­ние стра­те­гических на­сту­пательных воо­ру­же­ний Рос­сии и США до уров­ня 1,7-2,2 тысяч опе­ра­тив­но раз­вёр­ну­тых стра­те­гических ядер­ных бое­за­ря­дов к 31 декабря 2012 года. Этот до­го­вор ут­ра­тил си­лу в свя­зи с всту­п­ле­ни­ем в си­лу но­во­го До­го­во­ра о СНВ 5 февраля 2011 года. Но­вый До­го­вор о СНВ пре­ду­смат­ри­ва­ет, что ка­ж­дая из сто­рон со­кра­ща­ет и ог­ра­ни­чи­ва­ет свои МБР и ПУ МБР, БРПЛ и ПУ БРПЛ и ядер­но­го воо­ру­же­ния ТБ та­ким об­ра­зом, что­бы че­рез 7 лет по­сле всту­п­ле­ния в си­лу на­стоя­ще­го до­го­во­ра и в даль­ней­шем их сум­мар­ные ко­ли­чест­ва не пре­вы­ша­ли сле­дую­щих ве­ли­чин: 700 еди­ниц для раз­вёр­ну­тых МБР, раз­вёр­ну­тых БРПЛ и раз­вёр­ну­тых ТБ; 1,55 тысяч еди­ниц для бое­за­ря­дов на раз­вёр­ну­тых МБР и БРПЛ, а так­же ядер­ных бое­за­ря­дов, за­счи­ты­вае­мых за раз­вёр­ну­ты­ми ТБ; 800 еди­ниц для раз­вёр­ну­тых и не­раз­вёр­ну­тых ПУ МБР, ПУ БРПЛ и раз­вёр­ну­тых и не­раз­вёр­ну­тых ТБ.

Читайте так же:  Анекс тур договор с туристом

В ре­зуль­та­те реа­ли­за­ции по­ло­же­ний до­го­во­ров по ОСВ стра­те­гические ядер­ные си­лы СССР (с 1991 года РФ) и стра­те­гические на­сту­пательные си­лы США пре­тер­пе­ли зна­чительные со­кра­ще­ния, что спо­соб­ст­во­ва­ло под­дер­жа­нию стра­те­гической ста­биль­но­сти в ми­ре на бо­лее низ­ком уров­не ядер­но­го про­ти­во­стоя­ния. Це­ле­со­об­раз­ный уро­вень со­кра­ще­ний стра­те­гических воо­ру­же­ний оп­ре­де­ля­ет­ся мно­ги­ми по­ли­тическими, эко­но­мическими и во­енными фак­то­ра­ми. При этом главное ус­ло­вие, ко­то­рое долж­но со­блю­дать­ся для со­хра­не­ния стра­те­гической ста­биль­но­сти, — под­дер­жа­ние на бо­лее низ­ком уров­не ядер­но­го ба­лан­са с США, вы­ра­жаю­ще­го­ся в при­мер­ном ко­ли­че­ст­вен­ном ра­вен­ст­ве ядер­ных воо­ру­же­ний и их бое­вых воз­мож­но­стей (ко­то­рые га­ран­ти­рова­ли бы на­не­се­ние за­дан­но­го ущер­ба аг­рес­со­ру в лю­бой об­ста­нов­ке). Даль­ней­шие ша­ги по ОСВ долж­ны пре­ду­смат­ри­вать вклю­че­ние в этот про­цесс, кро­ме РФ и США, так­же и других стра­н, об­ла­даю­щих ЯО (Ве­ли­ко­бри­та­ния, Ки­тай, Фран­ция и др.).

26 мая 1972 в Москве был подписан советско-американский договор об ограничении стратегических вооружений

Сейчас даже не верится, что еще 30-40 лет назад граждане СССР и США панически боялись атомной войны, которая казалась почти неизбежной. Американский кинематограф предостерегал зрителей постапокалиптическими фильмами, советская пропаганда говорила о грядущих «звездных войнах империализма». Спасти мир от глобального конфликта удалось, в том числе благодаря договорам об ограничении стратегических вооружений, первый из которых (ОСВ-1) открыл эпоху разрядки международной напряженности.

Первая межконтинентальная баллистическая ракета (МБР) — Р-7 — была разработана в СССР в 1957 году. Два года спустя американцы испытали свою МБР, так же, как и советская, способную доставить ядерный груз через океан. Шансы, что холодная война перерастет в «горячую», росли с развитием технологий: противники освоили водородную бомбу и ракеты с разделяющимися головными частями. На протяжении шестидесятых СССР демонстрировали значительный перевес в гонке вооружений — в отличие от Штатов, чей ядерный запас был относительно постоянным, советское министерство обороны ежегодно развертывало до двух сотен новых ракет.

Но этот перевес уже не играл никакой роли: поскольку сколько-нибудь надежной защиты от баллистических ракет в то время не было, обе страны осознавали, что ядерная война будет войной без победителей, простым закидыванием друг друга смертоносными боеголовками. Уже к концу шестидесятых ядерного потенциала обеих стран хватило бы для того, чтобы несколько раз уничтожить страну-противника. Вот почему в правительственных кругах обеих государств устоялся взгляд на войну как на взаимное гарантированное уничтожение — по-английски аббревиатура от Mutually Assured Destruction звучала как «MAD» и напоминала о безумии этой затеи. При этом обе страны все-таки собирались возводить по периметру своих границ системы противоракетной обороны. Создание таких систем влетело бы обеим странам в копеечку, и немалую. Вот почему в СССР система обороны была выстроена лишь вокруг столицы, а США и вовсе сумели защитить лишь часть собственных пусковых установок. Не в последнюю очередь экономические соображения подтолкнули администрацию Линдона Джонсона к тому, чтобы попытаться договориться с противником, который к тому же вовсе не потрясал кулаками, а напротив, сам предлагал мир.

В конце шестидесятых правительства СССР и США стали вести диалог о том, чтобы ограничить развитие вооружений: летом 1967 года в американском университетском городке Глассборо состоялась встреча между Джонсоном и Алексеем Косыгиным, на которой стороны договорились о продолжении переговоров. Последние, правда, едва не сорвались из-за ввода войск в Чехословакию в следующем году. Однако США де факто согласились рассматривать этот инцидент в качестве внутреннего дела стран СЭВ, и в 1969 году в Хельсинки — столице нейтральной страны – начались переговоры об ограничении ядерного потенциала сверхдержав. В самом СССР доктрина противостояния двух политико-экономических систем все больше уступала концепции их мирного сосуществования. На XXIV съезде КПСС в 1971 году было провозглашено: «Улучшение советско-американских отношений отвечало бы интересам советского и американского народов, интересам упрочения мира».

Переговоры, тянувшиеся два с половиной года, не были простыми — Советский Союз ощущал свое преимущество и не хотел его терять. И все же компромисс был достигнут — 26 мая 1972 года в Москве Леонидом Брежневым и Ричардом Никсоном было подписано «Временное соглашение о некоторых мерах в области ограничения стратегических наступательных вооружений» (ОСВ-1). Согласно его основным положениям, количество баллистических ракет и пусковых установок замораживалось на том уровне, на котором они находились в тот момент. При этом разрешалась их модернизация и замена. Договором разрешалось также размещать новые баллистические ракеты на подводных лодках, но строго в том количестве, в котором списывались устаревшие наземные МБР. Был заключен также бессрочный Договор об ограничении систем противоракетной обороны (ПРО), позволивший отказаться от экономически убийственных программ защиты от ядерных ракет.

Несмотря на то, что соглашение об ОСВ рассматривалось как временное и оговаривалось право стороны в любой момент выйти из него — правда, с обязательным предупреждением об этом за 6 месяцев заранее и только по «исключительным обстоятельствам, которые уведомляющая сторона рассматривает как поставившие под угрозу ее высшие интересы», заключение ОСВ-1 стало хорошим прологом к потеплению отношения между странами. В 1975 году СССР и США провели первую совместную космическую программу — «Союз — Аполлон» — и приняли участие в подписании Хельсинкских соглашений, где шла речь в том числе и о соблюдении прав человека. Дело ограничения вооружений было продолжено — в 1979 году Брежнев и Джимми Картер подписали договор ОСВ-2, ограничивавший количество пусковых установок и возможности размещения ядерного оружия на орбите. Диалог между двумя сверхдержавами позволил спасти планету от Третьей мировой войны.

Договор об ограничении стратегических вооружений осв-2

ДОГОВОР МЕЖДУ СССР И США ОБ ОГРАНИЧЕНИИ СТРАТЕГИЧЕСКИХ НАСТУПАТЕЛЬНЫХ ВООРУЖЕНИЙ (ДОГОВОР ОСВ-2) – подписан 18 июня 1979 г. в Вене. Договор ограничивал количество МБР наземного базирования и ракет, установленных на подводных лодках (БРПЛ ), стратегических бомбардировщиков, а также баллистических ракет «воздух-земля» (БРВЗ ). Срок его действия устанавливался до 31 декабря 1985 г.

Стратегические наступательные вооружения сторон ограничивались первоначальным суммарным количеством носителей, равным 2400 ед. Стратегические наступательные вооружения, которые имелись у СССР и США сверх этого уровня, подлежали демонтажу или уничтожению.

С 1 января 1981 г. предусматривалось установить для каждой из сторон пониженный уровень на указанные вооружения, составляющий не более 2250 носителей. В рамках этих суммарных количеств устанавливались для СССР и США подуровни, которые не должны были превышать:

В этих пределах СССР и США могли по своему усмотрению определять структуру стратегических наступательных вооружений.

В статье IX Договора отмечалось, что каждая из сторон обязуется не создавать, не испытывать и не развертывать средства для вывода на околоземную орбиту ядерного оружия или любых других видов ОМП , включая частично орбитальные ракеты.

Договор ОСВ-2 являлся надежной основой для осуществления дальнейших мер по ограничению и сокращению стратегических вооружений. Он исходил из принципа равенства и одинаковой безопасности. Длительные и нелегкие переговоры, которые предшествовали его подписанию, существенно продвинули СССР и США в осознании проблем ограничения стратегических наступательных вооружений. Однако он не был ратифицирован.

Находившаяся в то время у руководства США демократическая администрация Д.Картера согласилась с противниками Договора, утверждавшими, что он не выгоден США, ущемляет интересы их безопасности. В течение полутора лет под предлогом «улучшения» Договора продолжались попытки отсрочить ратификацию. С приходом в январе 1981 г. к власти Президента Р. Рейгана США отказались ввести заключенный Договор в действие.

Хотя Договор ОСВ-2 не вступил в действие, его положения, в основном, соблюдались сторонами в течение ряда лет. В мае 1986 г. США заявили, что дальше не считают себя связанными ограничениями по Договору ОСВ-2. В декабре того же года СССР объявил, что будет продолжать «в течение некоторого времени» соблюдать установленные Договором ограничения.

Соглашения СССР и России с США в области ядерных вооружений

МОСКВА, 16 янв — РИА Новости. Избранный президент США Дональд Трамп заявил в опубликованном в понедельник интервью британской газете Times, что намерен поставить вопрос о существенном сокращении арсеналов в ходе переговоров с Россией по ядерному разоружению. Он также рассказал о возможности достичь с Россией соглашения о сокращении ядерного оружия в обмен на снятие американских санкций.

Ниже приводится справочная информация о соглашениях СССР и России с США в области ядерных вооружений.

Переговоры между СССР и США с целью ограничить ядерные запасы начались 17 ноября 1969 года в Хельсинки. Затем было проведено еще несколько раундов переговоров в Хельсинки и Вене. В мае 1971 года было подписано предварительное соглашение по противоракетной обороне (ПРО).

26 мая 1972 года в Москве были подписаны Договор по противоракетной обороне и Временное соглашение между США и СССР о мерах ограничения стратегического наступательного вооружения, получившее название ОСВ-1. Соглашение было подписано сроком на пять лет, в дальнейшем срок действия мог быть продлен. ОСВ-1 предусматривал ограничение количества баллистических ракет и пусковых установок обеих сторон на том уровне, на котором они находились в тот момент; запрещение строительства новых наземных стартовых установок межконтинентальных баллистических ракет (МБР) и ограничение количества пусковых установок баллистических ракет на подводных лодках (БРПЛ).

Читайте так же:  Нерабочие праздничные дни трудовой кодекс 2018

Стороны обязывались иметь только по одному району, защищенному системами противоракетного оружия (ПРО). СССР развернул систему ПРО вокруг Москвы в 1966 году, а США — вокруг двенадцати пусковых установок на базе Гранд-Форкс. Контроль над ограничением согласованного числа соответствующих типов ракет осуществлялся национальными техническими средствами. 24 сентября 1974 года обе стороны отдельно заявили о намерении не предпринимать действий, несовместимых с этим соглашением, при условии, что другая сторона будет проявлять такую же сдержанность.

В ходе дальнейших советско-американских переговоров были выработаны условия нового договора об ограничении стратегических вооружений ОСВ-2, который был подписан в Вене 18 июня 1979 года сроком действия до 31 декабря 1985 года. По условиям договора вводилось ограничение на размещение ядерного оружия в космосе. ОСВ-2 в силу не вступил, так как не был ратифицирован сенатом США, но фактически обе стороны придерживались предусмотренных ограничений. Договоры ОСВ-1 и ОСВ-2 послужили основой для разработки договоров о сокращении наступательных вооружений: СНВ-1 (1991), СНВ-2 (1993), СНВ-3 (2010).

Договор о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений между СССР и США (Договор СНВ-1) был подписан 31 июля 1991 года в Москве в ходе встречи на высшем уровне президентов СССР и США Михаила Горбачева и Джорджа Буша-старшего и вступил в силу 5 декабря 1994 года. Срок действия Договора составлял 15 лет (до 5 декабря 2009 года). Цель договора – обеспечение паритета между стратегическими ядерными силами двух сторон на уровнях, которые предусматривались примерно на 30% ниже уровней изначально развернутых сил. Договор устанавливал для сторон равные лимиты на количество боезарядов и средств их доставки, а также лимиты на забрасываемый вес баллистических ракет.

Под контроль СНВ-1 попадали следующие средства доставки ядерных боезарядов: межконтинентальные баллистические ракеты (МБР) наземного базирования и их пусковые установки (ПУ), баллистические ракеты подводных лодок (БРПЛ) и их пусковые установки, тяжелые бомбардировщики (ТБ).

Каждая из сторон должна была сократить их общее число до 1,6 тысячи единиц. Предельное количество ядерных боезарядов — 6 тысяч. Суммарный забрасываемый вес БР — не более 3,6 тысячи тонн. Стороны также обязались не разрабатывать новые типы тяжелых МБР и БРПЛ и ракеты с количеством боеголовок более 10, вводили ограничения на новые виды стратегических наступательных вооружений и т.д.

Вне договора остались крылатые ракеты морского базирования (КРМБ) с дальностью более 600 километров. Однако были взяты обязательства не развертывать КРМБ в количестве, превышающем 880 единиц.

После распада СССР Договор СНВ-1 пришлось обновить. Вопрос о преемственности обязательств Советского Союза по Договору СНВ-1 был решен в мае 1992 года путем подписания Протокола к Договору, ставшего известным как Лиссабонский протокол.

6 декабря 2001 года официальные представители России и США заявили, что их страны выполнили обязательства по договору СНВ-1.

5 декабря 2009 года срок действия подписанного 31 июля 1991 года Договора СНВ-1 завершился.

Договор СНВ-2 между Россией и США подписан в Москве 3 января 1993 года. Стороны обязались к 2003 году сократить арсеналы своих стратегических вооружений на 2/3 от уровня января 1993 года. К 2003 году количество ядерных боеголовок каждой стороны не должно было превышать 3-3,5 тысячи единиц.

Неотъемлемой частью Договора СНВ-2 являлись Меморандум о зачислении боезарядов и о данных по тяжелым бомбардировщикам; Протокол о процедурах, регламентирующих ликвидацию тяжелых МБР и переоборудования их шахтных пусковых установок (ШПУ); Протокол о показах и инспекциях тяжелых бомбардировщиков, Протокол к Договору от 3 января 1993 года, подписанный в Нью-Йорке 26 сентября 1997 года.

Договор СНВ-2 должен был вступить в силу в день обмена ратификационными грамотами, но не ранее вступления в силу Договора о СНВ-1. 26 сентября 1997 года в Нью-Йорке министр иностранных дел России и государственный секретарь США подписали Протокол к Договору СНВ-2, который предусматривал отсрочку осуществления договора на пять лет — с 31 декабря 2001 года до 31 декабря 2007 года. Отсрочка была связана с тем, что осуществление первого этапа выполнения Договора в соответствии с его статьей I должно было бы завершиться в течение семи лет с момента вступления в силу Договора СНВ-1 (он вступил в силу 5 декабря 1994 года), т. е. к 31 декабря 2001 года. Это означало, что в случае ратификации Договора СНВ-2, например в 1997-1998 годах, время на его выполнение сокращалось бы значительно — на три-четыре года.

Российская сторона ратифицировала договор в пакете с протоколом 14 апреля 2000 года с условием сохранения договора по ПРО (об ограничении систем противоракетной обороны). США ратифицировали договор в январе 1996 года, однако договор в пакете с протоколом от 26 сентября 1997 года на ратификацию не выносился и, соответственно, считался не ратифицированным.

После выхода США из договора по ПРО 13 июня 2002 года, российская сторона заявила о прекращении обязательств по договору СНВ-2. 14 июня 2002 года было опубликовано Заявление МИД России, в котором говорилось, что в связи с действиями США «Российская Федерация отмечает отсутствие каких-либо предпосылок для вступления в силу Договора СНВ-2 и не считает себя более связанной предусмотренным международным правом обязательством воздерживаться от действий, которые могли бы лишить этот Договор объекта и цели».

24 мая 2002 года президентами США и России был заключен дополнительный договор о сокращении стратегических наступательных потенциалов (ДСНП), ограничивающий число оперативно развернутых ядерных боезарядов у каждой из сторон до 1,7-2,2 тысячи единиц. Этих уровней, согласно договору, они должны достичь к декабрю 2012 года. При этом за сторонами остается право определять состав и структуру стратегических наступательных вооружений по собственному усмотрению.

8 апреля 2010 года в Праге был подписан Договор между Российской Федерацией и Соединенными Штатами Америки о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (СНВ-3). Он заменил Договор о СНВ 1991 года (ДСНВ) и Договор о сокращении стратегических наступательных потенциалов от 24 мая 2002 года (ДСНП).

Вступивший в силу 5 февраля 2011 года, Договор об СНВ обязывает Россию и США сократить и ограничить число развернутых и неразвернутых стратегических наступательных вооружений. Соглашение предусматривает сокращение развернутых стратегических носителей с каждой стороны до 700 единиц и до 1550 ядерных боезарядов на них. Срок действия договора — десять лет.

5 февраля 2011 года глава МИД РФ Сергей Лавров и глава госдепартамента США Хиллари Клинтон обменялись в Мюнхене ратификационными грамотами Договора, и он вступил в силу.

В 1979 году был подписан ОСВ-2

После подписания Договора ОСВ-1 Советский Союз и США продолжили переговоры о дальнейшем ограничении стратегических вооружений. Значительное преимущество в суммарном забрасываемом весе ракет, которым обладал Советский Союз, в сочетании с установленным в ОСВ-1 запретом на развертывание новых ракет означало, что СССР мог значительно превзойти США в количестве развернутых боезарядов.

Второй договор между СССР и США об ограничении стратегических наступательных вооружений (договор ОСВ-2) был подписан 18 июня 1979 г. в Вене на встрече в верхах Генерального секретаря ЦК КПСС, Председателя Президиума Верховного Совета СССР Леонида Брежнева и президента США Джимми Картера.

Основным положением Договора ОСВ-2 стало ограничение количества стратегических носителей на уровне 2400 единиц. Кроме этого, стороны обязались к 1 января 1981 г. сократить количество носителей до 2150. Из общего количества стратегических систем только 1320 носителей могли быть оснащены головными частями с боеблоками индивидуального наведения. В число 1320 носителей с РГЧ ИН включались как ракеты наземного и морского базирования, так и тяжелые бомбардировщики, оснащенные крылатыми ракетами большой дальности. Без учета бомбардировщиков количество оснащенных РГЧ ИН носителей не должно было превышать 1200 единиц. Кроме этого, отдельное ограничение было установлено на оснащенные РГЧ ИН баллистические ракеты наземного базирования, количество которых не могло превышать 820.

Договор ОСВ-2 не был ратифицирован США первоначально под предлогом вступления советских войск в Афганистан. Тем не менее он явился прологом к заключенному в 1991 году Договору о сокращении и ограничении СНВ (Договор СНВ-1), который существенно сократил объем СНВ по сравнению с контрольными цифрами Договора ОСВ-2.

В 2002 году президенты России и США — Владимир Путин и Джордж Буш -подписали Договор о сокращении стратегических наступательных потенциалов (СНП). В 2010 году был подписан СНВ III президентами Дмитрием Медведевым и Бараком Обамой.