Текст обвинения прокурора

Отказ прокурора от обвинения при несогласии потерпевшего

(Ефименко С. П.) («Законность», 2011, N 10) Текст документа

ОТКАЗ ПРОКУРОРА ОТ ОБВИНЕНИЯ ПРИ НЕСОГЛАСИИ ПОТЕРПЕВШЕГО

Ефименко Светлана Петровна, старший прокурор отдела государственных обвинителей управления по обеспечению участия прокуроров в рассмотрении уголовных дел судами прокуратуры Санкт-Петербурга.

В статье освещается вопрос возможности отказа прокурора от обвинения в качестве гарантии законности и обоснованности поддержания государственного обвинения.

Ключевые слова: прокурор; обвинение; законность; отказ от обвинения.

Withdrawal of public prosecutors from charges in case of disagreement by a victim S. P. Efimenko

The article highlights the issue of possible withdrawal of public prosecutors from charges as a guarantee of legality and validity of support of public prosecution.

Key words: public prosecutor; accusation; legality; withdrawal from charges.

Для выполнения в состязательном уголовном судопроизводстве своих функциональных обязанностей по поддержанию государственного обвинения, обеспечению его законности и обоснованности государственный обвинитель наделен соответствующими правами. Во-первых, он вправе представлять доказательства и участвовать в их исследовании, излагать суду свое мнение по существу обвинения, а также по другим вопросам, возникающим в ходе судебного разбирательства, высказывать суду предложения о применении уголовного закона и назначении подсудимому наказания (ч. 5 ст. 246 УПК). Во-вторых, вправе предъявлять или поддерживать предъявленный по уголовному делу гражданский иск, если этого требует охрана прав граждан, общественных или государственных интересов (ч. 6 ст. 246 УПК). Однако необходимо помнить, что функция поддержания государственного обвинения не носит односторонний обвинительный характер, не заключается только в уголовном преследовании подсудимого, а одновременно является и публично-правозащитной. Приоритетное направление деятельности государственного обвинителя — охрана прав и свобод человека и гражданина в уголовном процессе. Государственный обвинитель для обеспечения законности и обоснованности государственного обвинения должен способствовать всестороннему исследованию обстоятельств дела, поддерживать обвинение лишь в меру его доказанности. Его окончательная позиция должна быть независимой от выводов следствия и основываться на результатах исследования обстоятельств дела в судебном заседании. Если в ходе судебного разбирательства государственный обвинитель убедится, что представленные доказательства полностью или частично не подтверждают предъявленного подсудимому обвинения, он обязан полностью или частично отказаться от него, изложив суду мотивы отказа (ч. 7 ст. 246 УПК). Отказ прокурора от обвинения обязателен для суда. В случае отказа прокурора от обвинения в ходе судебного разбирательства суд в соответствии с требованиями УПК выносит постановление о прекращении уголовного дела; оправдание обвиняемого (подсудимого) в этом случае законом не предусмотрено . Из этого следует вывод о том, что пределы судебного разбирательства определяются высказанной государственным обвинителем позицией. ——————————— См.: Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за II квартал 2003 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. N 1. С. 16.

Это предполагает более жесткие требования к квалификации прокурора — государственного обвинителя, так как обвинитель своим волевым решением может заблокировать любое уголовное преследование. Цена ошибки прокурора может быть вследствие этого очень высока. Проблема предупреждения необоснованного и немотивированного или недостаточно мотивированного отказа прокурора от обвинения в настоящее время не получила окончательного разрешения . ——————————— См.: Демидов И., Тушев А. Отказ прокурора от обвинения // Российская юстиция. 2002. N 8. С. 25 — 27.

Однако к стороне обвинения в уголовном судопроизводстве относится не только прокурор — государственный обвинитель, но и потерпевший. По смыслу ч. 7 ст. 246 УПК, позиция потерпевшего при отказе прокурора от обвинения не учитывается. Возникает противоречие указанной нормы с п. 16 ч. 2 ст. 42 УПК, согласно которому потерпевший вправе поддерживать обвинение. Такое положение ограничивает доступ потерпевшего к правосудию и является ограничением права на судебную защиту. Так, в ходе рассмотрения Санкт-Петербургским городским судом уголовного дела в отношении С. и К., обвинявшихся в применении насилия, опасного для жизни и здоровья, в отношении работника милиции, государственный обвинитель, убедившись в невиновности подсудимых в совершении инкриминируемых им деяний, в полном объеме отказался от обвинения. Позиция прокурора была достаточно мотивирована, им были представлены соответствующие формулировки в порядке ч. 7 ст. 292 УПК. Потерпевший был категорически не согласен с позицией обвинения, о чем крайне эмоционально заявил в своем выступлении в судебных прениях. Несмотря на то что позиции потерпевшего и государственного обвинителя не совпадали в основном вопросе, суд принял единственно возможное в этой ситуации решение — вынес постановление о прекращении уголовного преследования в соответствии с ч. 1 ст. 239 УПК. Сложившаяся ситуация требует немедленной корректировки, тем более что подобный подход грозит нарушением международно-правовых обязательств России, в частности, перед Советом Европы. Часть 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод гарантирует каждому право судебного определения его гражданских прав (т. е. прав гражданина), а ст. 13 закрепляет требование предоставления любому человеку эффективных средств правовой защиты перед государственными органами . В. Кальницкий полагает, что для разрешения этого противоречия необходимо разъяснение Пленума Верховного Суда РФ . Однако представляется более целесообразным внесение в уголовно-процессуальное законодательство изменения, согласно которому полный или частичный отказ прокурора от обвинения должен повлечь за собой прекращение уголовного преследования только в случае согласия потерпевшего с позицией государственного обвинителя. ——————————— См.: Багаутдинов Ф., Васин А. Последствия отказа прокурора от обвинения // Российская юстиция. 2000. N 3. С. 40 — 41. Кальницкий В. Высказанная обвинителем позиция предопределяет пределы судебного разбирательства // Российская юстиция. 2002. N 12. С. 34 — 35.

При этом подразумевается, что отказ от обвинения полностью или в части может быть либо на стадии предварительного слушания, либо в ходе судебных прений. Однако уголовно-процессуальный закон не определяет четко, на каком этапе судебного рассмотрения дела государственный обвинитель вправе заявить об отказе от обвинения. Кроме того, государственный обвинитель до удаления суда в совещательную комнату вправе изменить обвинение в сторону смягчения определенными ч. 8 ст. 246 УПК способами, а именно он может исключить из юридической квалификации деяния признаки преступления, отягчающие наказание (отягчающие обстоятельства), исключить из обвинения ссылки на какую-либо норму УК, если деяние подсудимого подпадает под действие другой нормы УК, нарушение которой вменялось ему в обвинительном заключении. Прокурор также вправе переквалифицировать инкриминируемое подсудимому деяние в соответствии с нормой УК, предусматривающей более мягкое наказание. Как справедливо отметил С. Герасимов, предоставлением государственному обвинителю права полностью или частично отказаться от обвинения с изложением суду мотивов отказа либо изменить обвинение в сторону смягчения обеспечивается законность и обоснованность государственного обвинения . Этим еще раз подчеркивается, что поддержание государственного обвинения не носит только обвинительный характер. Обвинение поддерживается прокурором лишь в той мере, в которой оно подтверждается собранными доказательствами. При этом необходимо отметить, что согласно ст. ст. 37 и 246 УПК прокурор поддерживает государственное обвинение, то есть выступает не в личном качестве, а как представитель государства, поддерживая то обвинение, которое исходит от органа предварительного расследования . ——————————— См.: Поддержание государственного обвинения в суде с участием присяжных заседателей / Под ред. С. И. Герасимова. М., 2002. С. 12. См.: Демидов И., Тушев А. Указ. соч. С. 26.

Эта проблема приобретает особенный резонанс в суде с участием присяжных заседателей, что обусловлено особенностями этой формы судопроизводства. Причины полного или частичного отказа прокурора от обвинения либо изменения обвинения в сторону смягчения могут быть различными. Однако чаще всего они связаны с невосполнимыми пробелами предварительного расследования, недостаточной доказательственной базой либо с умышленной квалификацией предварительным следствием действий обвиняемого по статье УК, предусматривающей более строгое наказание. Несмотря на то что реализация правовой реформы предъявляет более высокие требования к качеству предварительного расследования, в условиях судебного рассмотрения уголовных дел с участием присяжных заседателей эти требования возрастают. Это связано с особенностями указанной формы судопроизводства. Присяжные заседатели не являются юристами, уровень их образования вообще может быть любым. Изменение объема предъявленного обвинения или отказ от него может затруднить понимание присяжными заседателями сущности обвинения, а также подорвать доверие к предварительному следствию и, соответственно, к представленным им доказательствам. Чтобы этого не произошло, государственный обвинитель в случае отказа от обвинения должен не только привести убедительные аргументы в обоснование своей позиции, но и доходчиво разъяснить их коллегии присяжных. Применение ч. ч. 7 и 8 ст. 246 УПК, в которых говорится о полном или частичном отказе государственного обвинителя от обвинения, вызывает много вопросов у судей. В п. 7 Постановления Конституционного Суда РФ от 8 декабря 2003 г. «По делу о проверке конституционности положений ст. ст. 125, 219, 227, 229, 236, 237, 239, 246, 254, 271, 378, 405 и 408, а также глав 35 и 39 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросами судов общей юрисдикции и жалобами граждан» сказано: «…взаимосвязанные положения частей седьмой и восьмой статьи 246 и пункта 2 статьи 254 УПК Российской Федерации, поскольку по своему конституционно-правовому смыслу в системе норм они предполагают, что полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения как влекущий прекращение уголовного дела, равно как и изменение государственным обвинителем обвинения в сторону смягчения должны быть мотивированы со ссылкой на предусмотренные законом основания, а вынесение судом решения, обусловленного соответствующей позицией государственного обвинителя, допустимо лишь по завершении исследования значимых для этого материалов дела и заслушивания мнений участников судебного заседания со стороны обвинения и защиты, и что законность, обоснованность и справедливость такого решения возможно проверить в вышестоящем суде, не противоречат Конституции Российской Федерации». В соответствии с ч. 4 ст. 248 УПК РСФСР отказ прокурора от обвинения в ходе судебного разбирательства не являлся обязательным для суда и не освобождал суд от обязанности продолжить разбирательство дела и разрешить вопрос о виновности либо невиновности подсудимого. Поскольку в соответствии с ч. 2 ст. 14 УПК РФ бремя доказывания обвинения и опровержения доводов защиты обвиняемого лежит только на прокуроре, отказ прокурора от обвинения делает ничтожным предъявленное обвинение и влечет за собой безусловное прекращение судом уголовного дела . ——————————— См.: Багаутдинов Ф., Васин А. Указ. соч.; Демидов И., Тушев А. Указ. соч.

Однако, поскольку, как уже указывалось, потерпевший является полноправным представителем стороны обвинения, полагаем правомерным определение обязательности для суда отказа прокурора от обвинения только при условии совпадения мнения прокурора с позицией потерпевшего. При несовпадении мнений участников уголовного судопроизводства со стороны обвинения отказ прокурора, будучи необязательным для суда, должен учитываться при вынесении судебного решения. Особая ответственность прокурора — государственного обвинителя в суде присяжных. Вердикт коллегии присяжных заседателей в соответствии со ст. 348 УПК обязателен для председательствующего. Оправдательный вердикт влечет за собой безусловное постановление оправдательного приговора, причем в соответствии с ч. 2 ст. 385 УПК отменен такой приговор может быть по представлению прокурора либо по жалобе потерпевшего или его представителя лишь при строго определенных условиях: при наличии таких нарушений уголовно-процессуального закона, которые ограничили право прокурора, потерпевшего или его представителя на представление доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них. Одна из гарантий законности и обоснованности поддержания обвинения — право прокурора на полный или частичный отказ от обвинения. Однако в силу того что многие моменты при этом не урегулированы, назрела необходимость внесения изменений в уголовно-процессуальный закон. Представляется целесообразным изложить ч. 7 ст. 246 УПК в следующей редакции: «Если в ходе судебного разбирательства государственный обвинитель придет к убеждению, что представленные доказательства не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение, то он отказывается от обвинения и излагает суду мотивы отказа. Полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства, при условии согласия потерпевшего, влечет за собой прекращение уголовного дела или уголовного преследования полностью или в соответствующей его части по основаниям, предусмотренным пунктами 1 и 2 части первой статьи 24 и пунктами 1 и 2 части первой статьи 27 настоящего Кодекса. При отсутствии согласия потерпевшего судебное рассмотрение дела продолжается, позиция прокурора учитывается при вынесении судом судебного решения».

Деловая игра «Судебный уголовный процесс»

Презентация к уроку

Внимание! Предварительный просмотр слайдов используется исключительно в ознакомительных целях и может не давать представления о всех возможностях презентации. Если вас заинтересовала данная работа, пожалуйста, загрузите полную версию.

Подготовительная работа: при подготовке к занятию в виде деловой игры, на предыдущих урок по изучению Уголовного права, студентам были предложены основные участники в деловой игре, студенты выбрали себе роли( секретарь, помощник судьи, адвокат, прокурор, обвиняемые, присяжные, свидетели, психолог и журналист). Роль судьи достается преподавателю, так как он является направляющим и координирующим в игре. Ситуация которая рассматривается в игре была спланирована заранее студентами на уроке, их домашним заданием было подготовка основных слов для игры. Основной деятельностью студентов на занятии является четкое соблюдение регламента деловой игры и своих обязанностей в ней. Регламент урока представлен в технологической карте (Приложение 1)

Организация места проведения урока: вывеска на двери кабинета «Зал судебных заседаний” и “Тихо! Идет судебный процесс над гражданином Обвиняемый 1 и гражданкой Обвиняемый 2 «. Организация мест для Судьи, Прокурора, Защиты, Подсудимого. Планы-протоколы судебного заседания.

Ответственный секретарь: Встать! Суд идет! Прошу всех сесть. Ввести подсудимого гражданина Обвиняемы 1 и гражданку Обвиняемая 2. Государственного обвинителя и защитников прошу занять свои места. Всех присутствующих прошу записывать ход судебного заседания в виде конспекта по предложенному протоколу. В конце заседания протоколы надо сдать для принятия объективного решения по слушаемому делу. Начинаем судебное заседание. Слово имеет судья (фамилия, имя, отчество ).

Судья: Прошу садиться. Объявляется к слушанию дело по обвинению Обвиняемый 1 и Обвиняемая 2 в совершении преступления, предусмотренного статьями 207 и 213 УК РФ. Дело № 01-34-12 (при нумерации дела сначала идет номер дела, потом судебный участок, потом год заведения дела).
Суду необходимо:

  1. Понять состав преступления, заслушав прокурора.
  2. Подтвердить состав преступной деятельности подсудимых показаниями свидетелей,
  3. Заслушать показания обвиняемых
  4. Познакомиться с показаниями защитников обвиняемого.
  5. Принять справедливое решение.

– А сейчас (студентка), нам расскажет, что же это за статьи 207 и 213 УК РФ, она дома подготовила сообщение по этим статьям.

Судья: Секретарь, доложите о явке участников судебного разбирательства.

Секретарь говорит кто отсутствует сегодня.

Судья: Судебной процедурой предусмотрено, что свидетели не могут находиться в зале судебного заседания до тех пор, пока они не будут допрошены. Но исходя из обстоятельств прошу свидетелей просто оставаться на своих местах. Напоминаю свидетелям о том, что они не должны общаться и обсуждать какие-либо обстоятельства и детали данного дела. ни между собой, ни с кем-либо еще.

Помощник судьи: (поочередно задает вопросы, сначала подсудимому, затем подсудимой) Подсудимый, встаньте. Назовите свои фамилию, имя, отчество

Читайте так же:  Требования к проекту по математике

Ответ подсудимого (обвиняемого)

– Год, месяц, день и место Вашего рождения

– Владеете ли Вы языком, на котором ведется судопроизводство?

– Укажите свое место жительства, место работы, род занятий и образование.

– Ваше семейное положение.

(Судья сверяет анкетные данные и место проживания с паспортом, иные сведения – с соответствующими документами).

Помощник судьи: Подсудимых прошу встать. Объявляется состав суда и участников судебного процесса:

  1. Председательствующий судья Ф. И. О.
  2. Помощник судьи ФИО
  3. Государственное обвинение представляет прокурор ВАО г. Москвы ФИО (студент)
  4. защиту подсудимых осуществляет адвокат юридической консультации № 5 г. Москвы ФИО (студент)
  5. Протокол судебного заседания ведет секретарь суда ФИО (студент)
  6. В судебном заседании так же участвует педагог-психолог ФИО (студент)

Судья: Разъясняю подсудимым и всем участникам процесса, что вы имеете право заявить отводы суду в целом или кому-либо из судей отдельно, а также государственному обвинителю, защитникам, адвокату – представителю потерпевшего, секретарю и эксперту. Отвод в судебном процессе – это запрет на участие в процессе для какого-нибудь ранее представленного лица.( например: если участники процесса находятся в родстве, лично или косвенно заинтересованы в исходе).(прошу записать с моих слов)
Судья: Подсудимые, на судебном заседании вы имеете право: (прошу это записать с моих слов): на защиту – это означает, что вы можете защищаться как самостоятельно, так и с помощью своего защитника. вы можете отказаться от выбранного вами защитника в любой момент судебного разбирательства; знать, в чем вас обвиняют; дать свои объяснения по существу предъявленного обвинения; представлять суду какие-либо доказательства и участвовать в исследовании всех других доказательств; заявлять различные ходатайства, относящиеся к исследованию доказательств. Ходатайство– это просьба о выполнении каких-либо процессуальных действий, обращений; обжаловать в кассационную инстанцию любые действия суда, которые вы сочтете незаконными или несправедливыми; выступить в судебных прениях, если вы откажитесь от услуг вашего защитника; ьна последнее слово; обжаловать приговор суда. Кроме того, обратите особое внимание на то, что в соответствии со ст. 51 Конституции РФ «никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников». Если что-то из разъяснений прав осталось вам непонятным, вы можете задать вопросы.

– Подсудимый Янин, понятны ли Вам ваши права?

– Подсудимая Кизерова, понятны ли Вам ваши права?

Помощник судьи: Свидетели обвинения, защиты, педагог-психолог. В случае дачи вами заведомо ложного заключения, вы будете привлечены к уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ.
Ст. 307 заведомо ложные показания наказываются лишением свободы на срок до пяти лет.

Судья: объявляю подготовительную часть судебного разбирательства оконченной. Суд переходит к судебному следствию. Слово по составу преступления предоставляется прокурору (Фамилия, имя, отчество).

Прокурор: Прокуратура ВАО г. Москвы возбудила уголовное дело против гражданина Обвиняемый 1 и Обвиняемая 2 по статьям 213 и 207 УК РФ.
24 декабря 2011 года, был учебный день Обвиняемая 2 , как и все остальные пришла на занятия. Спустя 15 минут 1 пары Обвиняемой 2, кто то позвонил и она отпросилась у учителя выйти. Ее отпустили, через 5 минут в кабинет зашла Свидетель 1( которая сегодня присутствует в качестве свидетеля). Пара продолжалась дальше, через 10 минут вернулась Обвиняемая 2 и вместе с ней Обвиняемый 1, как только они вошли то сразу начали что то бурно обсуждать на задней парте. Еще через 7 минут по громкой связи в колледже объявили об экстренной эвакуации. Как показало предварительное следствие пока Обвиняемая 2 и Обвиняемый 1 отсутствовали на занятии они проникли в комнату охраны и с телефона охраны сделали ложный вызов в полицию и сообщили о заложенной бомбе в колледже. Прошу суд и присяжных наказать обвиняемых, обвинение просит лишить свободы подсудимых на срок 1 год. Мои слова подтверждает свидетель обвинения Свидетель 1.

Секретарь: Слово имеет свидетель обвинения Ф. И. О.

Прокурор: Свидетель 1, расскажите, что вы слышали в этот день?

Свидетель 1: Я немного опаздывала на занятия, поднималась по лестнице и видела как Обвиняемая 2 в этот момент спускала по лестнице и я отчетливо слышала, как она говорила по телефону.

Прокурор: Свидетель 1, дайте ответ конкретнее, что вы слышали?

Свидетель 1: Обвиняемая 2 сказала: я отпросилась с пары и сейчас иду.

Судья: Адвокат у вас есть вопросы к свидетелю.

Адвокат: Да, ваша честь, Свидетель 1, скажите, вы слышали конкретные даты, имена или время?

Свидетель 1: Нет не слышала.

Прокурор: Ваша честь, прошу пригласить еще одного Свидетеля 2: Ф. И. О.

Секретарь: Приглашается свидетель ФИО .

Прокурор: Свидетель 2, расскажите суду, о чем вы за день до случившегося говорили с Обвиняемой 2?

Свидетель 2: 23 декабря я сидела на занятиях в колледже вместе с Обвиняемой 2. Мы с ней разговаривали и она рассказывала, что вчера договорилась с Обвиняемым 1 о том, что они не пойдут завтра на пары а пойдут веселиться. Или придут, но учиться все равно не будут.

Адвокат: Ваша честь у меня тот же вопрос к Свидетелю 2 как и к предыдущему свидетелю. Скажите вы обсуждали или может просто слышали от Обвиняемой 2 что конкретно они собирались делать? Какие то нюансы кроме общей картины можете рассказать?

Свидетель 2: Просто сказала, что будет весело и они отдохнут в это день от учебы, но при этом будут в колледже.

Судья: Я так понимаю свидетели обвиненья закончились, слово предоставляется защите, адвокату ВАО г. Москвы, изложите суть дела и ваши требования.

Адвокат: Исходя из материалов дела и показаний моих подзащитных могу сказать: 24 декабря Обвиняемая 2 пришла в колледж на занятия к первой паре, к 8.30, но на отсидев на занятии 15 минут, захотела выйти в дамскую комнату. Да, за 1 день до происшествия Обвиняемая 2 разговаривала с Обвиняемым 1, что 24 декабря они прогуляют занятия и будет им весело, потому что они собирались пойти в кино на комедию( конечно это их не оправдывает как учеников, но к сущности дела имеет только косвенное отношение), о чем в материалах дела сказано и к нему приобщены электронные билеты. Мои подзащитные никогда не привлекались к какому либо виду ответственности и имеют удовлетворительную характеристику из колледжа, что позволяет освободить их от уголовной ответственности, тем более, что вина полностью не доказана. Состав преступления отсутствует.
В защиту обвиняемых 1 и 2 прошу вызвать для дачи показаний: педагога психолога колледжа, и свидетелей. Хочу пригласить Свидетеля защиты 1

Адвокат: Скажите, Обвиняемая хорошо учится?

Свидетель защиты 1: Ну не сказать чтобы хорошо, но не хуже некоторых в нашем колледже.

Прокурор: Ваша честь, у меня есть вопрос к свидетелю. Дарья скажите, означает ли это, то что поведение обвиняемых 1 и 2 оставляет желать лучшего и , что на подобные совершенные преступные действия совершенно спокойно могли пойти.

Адвокат: Ваша честь, я протестую вопрос является провокационным.

Судья: Протест принимается.

Адвокат: Свидетель защиты 1, вы являетесь одногруппниками обвиняемых. Охарактеризуйте их пожалуйста.

Адвокат: Представляю суду педагога-психолога Ф.И. О, она так же даст краткую характеристику подзащитным.

Педагог психолог: (речь подготавливает студент – это характеристика студентов как бы от психолога)

Судья: Спасибо, суд учтет ваше мнение. У суда есть видео интервью о статистике преступлений совершаемых подростками.

Судья: Суд заслушал все свидетельские показания. Кто желает еще засвидетельствовать о преступной деятельности подсудимых? Нет желающих?

Судья: Уважаемые защита и обвинение, прежде чем вы начнете свое выступление я хочу чтоб вы обратили внимание, на основные моменты Ст. 336 и 337 УПК РФ. суд приступает к пениям сторон (статьи выводятся на экран)

(336 УПК РФ и статью 337 УПК РФ).

Прокурор: … (речь готовит студент)

Адвокат: … (речь готовит студент)

Судья: Подсудимый! Вы признаете свою виновность в содеянном?

Ответ Подсудимого: Да, очень прошу суд учесть мое чистосердечное раскаяние в содеянном и, смягчив мне приговор, дать возможность искупить свою вину.

Судья: Подсудимая вы признаете свою вину? Вам предоставляется последнее слово.

Обвиняемая 2:

Судья: Суд над гражданином Обвиняемый 1 и гражданкой Обвиняемой 2 выслушал все показания Прокурора, Свидетелей, Подсудимого и Защиты. Для принятия объективного решения Присяжным заседателям высказать свое мнение по данному делу. Уважаемые присяжные заседатели сейчас вам будет роздан текст статей, внимательно прочитайте текст в течении 2 минут и меры наказания за эти преступления и сравните их с делом, которое было только что рассмотрено и дайте ответы на вопросы: (на экране выводятся 207 и 213 статьи, чтоб каждый из присяжных заседателей мог оценить происходящее)

  1. Виновен или не виновен?
  2. Почему вы так считаете?

(Присяжные по очереди высказывают свое мнение, суд считает голоса для принятия решения и вынесения приговора.).

Ответственный секретарь: Внимание! В зале судебных заседаний работают журналисты радио и телевидения. Они хотят побеседовать с участниками сегодняшнего заседания для подготовки своих передач. Журналисты! Пожалуйста, вы можете приступить к работе. ( опрос проводится как рефлексия)

Журналист:

1) Какое впечатление произвел на Вас Подсудимый?
2) Вы за то, чтобы осудить этих граждан?
3) Как Вы оцениваете работу Судьи, Прокурора, Защиты?
4) Вы хотели бы, чтобы с обвиняемых, было снято обвинение и почему?
5) Как вы думаете такие уроки будут интересны если провести их по другим предметам?
6) Опыт полученный на этом уроке может пригодиться вам в жизни?

Судья: Суд, состоявшийся в технологическом колледже №21 над гражданином Обвиняемый 1 и гражданкой Обвиняемой 2, принял следующее решение:

1. Если господа присяжные внимательно читали, то они бы обратили внимание, что статья 213 отношение к наши обвиняемым не имеет, т.к. статья «хулиганство» – это с применением оружия, а у наших обвиняемых го не было.
2. Учитывая чистосердечное признание и молодой возраст Подсудимого оставить его на свободе в качестве меры пресечения назначить обязательные работы в количестве 300 часов, а гражданке Обвиняемой 2, так она является совершеннолетней назначить арест на срок 3 месяца.
3. Судебное решение вступает в законную силу через 10 дней, в этот срок вы можете обжаловать приговор.

Заключительное слово преподавателя, домашнее задание. (Приложение 2)

Участие прокурора в стадии судебного разбирательства

Стадия судебного разбирательства является центральной и главной частью уголовного судопроизводства. Именно в ходе судебного разбирательства решается вопрос о виновности или невиновности лица.

Судебное следствие это центральная, наиболее важная часть стадии судебного разбирательства, в которой суд и стороны исследуют имеющиеся доказательства. Это самостоятельное, глубокое, полное, объективное, всестороннее исследование обстоятельств дела и доказательств, проводимое судом в совершенно новых, по сравнению с -предварительным расследованием, условиях и при определенных гарантиях, которыми не обладает предварительное расследование.

Обязательность реализации положении принципа состязательности требует участия в судебном разбирательстве обеих сторон. По мнению М.А. Чельцова, отсутствие прокурора в судебном заседании означает отсутствие стороны обвинения и тем самым исключает состязательность. Поэтому часть 2 ст. 246 УПК РФ предусматривает обязательное участие государственного обвинителя в судебном разбирательстве уголовных дел публичного и частно-публичного обвинения.

В отношении государственного обвинения руководящая роль отводится именно прокурору, поскольку прокурор ответственен как за предъявленное обвинение, так и за его поддержание в суде по каждому конкретному делу. Эта роль прокуратуре отведена и потому, что прокурор занимает в отношении органов, осуществляющих уголовное преследование руководящее положение. Именно прокурор принимает решение, кто будет поддерживать обвинение в суде подчиненный ему прокурор либо он сам, он принимает судьбоносные решения и в суде, так как в решении вопросов связанных с обвинением, решающее слово принадлежит прокурору.

Участвуя в судебном следствии, государственный обвинитель является только стороной обвинения. Его основная, единственная задача доказать суду правильность той версии, которая была положена в основу обвинения. Иных задач государственный обвинитель перед собой не ставит и не выполняет.

Судебное следствие начинается с изложения государственным обвинителем обвинения. Законодатель не дает расшифровки, что он понимает под «изложением предъявленного подсудимому обвинения», в силу чего до настоящего времени суды по разному применяют эту норму, где-то, как и ранее, оглашается все обвинительное заключение либо обвинительный акт, где-то только резолютивная часть обвинительного заключения, а где-то оглашается последний вариант постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого. Процедура оглашения обвинительного заключения или обвинительного акта установлена для того, чтобы обеспечить право подсудимого знать, в чем он обвиняется. Кроме того, она преследует цель ознакомить участников судебного разбирательства и присутствующих в зале суда с сущностью того обвинения, по поводу которого будет проводиться судебное следствие. Однако при этом следует учитывать и то, что право обвиняемого знать, в чем он обвиняется уже реализовано, поскольку он был ознакомлен с материалами уголовного дела в стадии предварительного расследования и ему заранее вручено было обвинительное заключение либо обвинительный акт. Поэтому оглашение текста всего обвинительного заключения в начале следствия не вызвано необходимостью.

Как нам представляется, выход из создавшейся ситуации может быть следующий. Законодатель в п.22 ст.5 УПК РФ дает расшифровку понятия «обвинения» как утверждения о совершении определенным лицом деяния, запрещенного уголовным законом, выдвинутое в порядке, установленном уголовно-процессуальным законом. Данное утверждение выдвигается только в форме постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого, поэтому, как нам представляется, именно содержание окончательной редакции данного постановления и должен излагать государственный обвинитель. Это выступление не должно охватывать доказательственную базу, которая исследуется позднее, а только фабулу дела и юридическую квалификацию содеянного.

В УПК РФ предусмотрено, применимо к деятельности прокурора, понятия «изложение предъявленного подсудимому обвинения» и «вступительное заявление государственного обвинителя». Имеется ли разница между этими понятиями? Так У. Бернэм в своей работе «Суд присяжных заседателей», пишет « Вступительные заявления должны быть нацелены на то, чтобы дать сторонам возможность нарисовать общую картину фактов по данному делу и посвятить суд в суть своей позиции по делу. Перед прокурором и адвокатом во вступительном заявлении стоит задача описать факты разбирательства дела, не приводя никаких доводов о юридической значимости или доказательственной силе этих фактов. Самые полезные вступительные заявления являются короткими, без изложения всех подробностей данного дела. Если доказательства не будут подтверждать все, что было обещано во вступительной речи, за такое несоответствие может ухватиться представитель противоположной стороны. Это предполагает также, что представитель данной стороны в своей вступительной речи должен избегать преувеличений, потому что они пойдут ему во вред, когда выяснятся обстоятельства дела и окажется, что они свидетельствуют о более скромной позиции, чем та, которую отстаивал участник процесса в своей вступительной речи».

УПК РФ не требует оглашения наравне с обвинением позиций искового заявления и выяснения отношения к нему гражданского ответчика, даже если им является подсудимый. Нам представляется это неправильным, особенно в том случае, если государственный обвинитель заявил гражданский иск в интересах кого-либо и поддерживает его, а гражданский истец — также отнесенный законодателем к стороне обвинения, отсутствует. В этом случае, наравне с изложением текста обвинения, государственный обвинитель, должен изложить и позиции гражданских претензий. Вполне логичным в этой ситуации будет и озвучивание мнения подсудимого в отношении тех материальных претензий, которые предъявлены к нему по поводу совершенного им преступного деяния.

Читайте так же:  Договор на вывоз картона образец

После изложения государственным обвинителем предъявленного подсудимому обвинения, председательствующий в силу ч.2ст.273 УПК РФ выясняет у подсудимого, понятно ли ему обвинение. Законодатель не указывает, каким образом может быть разрешена ситуация, когда подсудимый на этот вопрос отвечает, что ему обвинение не понятно. Нам представляется, что все что касается обвинения, в том числе и его разъяснения, должно быть возложено на государственного обвинителя.

Именно он должен и разъяснять подсудимому позиции обвинения, если у того возникают какие-либо вопросы после выступления представителя прокуратуры.

Если это будет делать председательствующий, то его поведение выйдет за рамки выполняемой им функции разрешения дела по существу, так как попытка разъяснить позиции обвинительного свойства, позволят всем, в том числе и подсудимому, воспринимать судью, как лицо, априори согласное с данными позициями, хотя эти положения должны быть еще исследованы в ходе судебного следствия и оценены.

При определении порядка исследования доказательств, первым должен высказать свое мнение о порядке исследования обвинительных доказательств, государственный обвинитель (ч.2 ст. 274 УПК РФ).

Поскольку в судебном следствии участвуют, как правило, несколько представителей стороны обвинения, то очередность исследования обвинительных доказательств должна определяться ими по согласованию между собой. Следует отметить, что в ходе судебного следствия государственный обвинитель вправе из каких-либо тактических соображений изменить ранее предложенный порядок исследования доказательств. Мы не видим в этой возможной и реальной ситуации каких-либо проблем и полагаем, что суд не должен возражать при получении такого рода заявления. Судебное следствие это живой организм к ходе которого можно не получить ожидаемых результатов в силу чего подобного рода корректировка будет весьма уместна.

На основании изложенного, предлагаем внесение в ст. 274 УПК РФ следующие дополнения: дополнить часть 1 указанной статьи: « Сторона вправе в ходе судебного следствия изменять ранее предложенный ею порядок исследования доказательств».

В силу принципа непосредственности в судебном разбирательстве все доказательства по уголовному делу, полученные на стадии предварительного расследования, подлежат исследованию составом суда. Неисследованные в ходе судебного следствия доказательства не могут быть положены в основу судебного решения, каким бы он ни был, обвинительным либо оправдательным. Эти общие условия судебного разбирательства, и иной порядок, оглашение показаний полученных на предварительном следствии, рассматриваемый законодателем как исключение из общего правила и осуществляемый в особом режиме, нашли свое отражение в тексте ч.1,2 ст. 276 и ч.1,2 ст. 281 УПК РФ. Относительно этого особого порядка оглашения показаний не явившихся в суд свидетелей и потерпевших, а также оглашения показаний подсудимого, данные на предварительном расследовании, в науке уголовного процесса нет единства мнений. Единодушны авторы только в том, что данные положения закона требуют к себе внимания и корректировки. Например, ряд авторов утверждает, что никакого исключения из общего правила невозможности оглашений показаний данных в досудебной стадии не должно быть, все показания должны быть озвучены, исследованы в судебном заседании. Другие высказывали мнение, что законодатель совершенно правильно акцентировал внимание на обязательности получения согласия, при возникновения необходимости оглашения показаний данных на стадии предварительного расследования, обеих сторон. Высказывалось мнение, что исключительный порядок оглашения показаний потерпевшего и свидетеля, предусмотренный ч.2ст.281 УПК РФ необходимо сделать основным. В периодике встречалось также мнение о необходимости внесения в ст. 281 УПК РФ изменений, предусматривающих возможность оглашения показаний потерпевшего и свидетеля, ранее данных при производстве предварительного следствия или судебного разбирательства, в случае их неявки, по ходатайству одной из сторон. Что можно сказать по этому поводу?

Во-первых, мы полагаем, что оглашение в суде показаний, данных ранее либо на стадии предварительного расследования, либо в судебном разбирательстве может быть только как исключение из общего правила при определенных, разработанных и строго выполняемых рекомендациях. Исключить такой принцип как непосредственность из арсенала судебных органов нельзя. Суд должен принимать судьбоносное решение, только на основании тех материалов, доказательств, которые он непосредственно исследовал, видел, оценил.

Подтверждением этого может служить следующая ситуация, сложившаяся в судебном разбирательстве уголовного дела по первой инстанции судом субъекта. Вызванная на заседание свидетельница из Санкт-Петербурга, предупрежденная об ответственности, заявила, что она ничего пояснить не может, так как не знает вообще, о чем следует говорить. Желая ей помочь, государственный обвинитель предложил вспомнить, о чем её спрашивали на следствии. На это предложение свидетельница заявила, что её ранее никто не вызывал, ничего у неё не спрашивали, и она на следствии не допрашивалась. Заинтересовавшись, судья, предложил свидетелю подойти к подиуму, повернул к ней уголовное дело, раскрытое на протоколе ее допроса и спросил, её ли это подпись стоит под показаниями. Свидетельница сказала, что нет, не её и вообще она из Санкт-Петербурга во время предполагаемого допроса, проведенного, якобы в Челябинске, никуда не выезжала. Вызванный и допрошенный по этому факту следователь, ссылаясь на свою занятость, отсутствие времени на изготовление соответствующего отдельного поручения и заканчивающего срока расследования, сознался, что сам написал протокол допроса данной свидетельницы, так как считал необходимым.

Во-вторых, в ходе судебного разбирательства достаточно часто возникает ситуация, когда показания ранее полученные от свидетеля или потерпевшего необходимо огласить. И в первую очередь тогда, когда эти лица отсутствуют в зале судебного заседания, причем без указания на уважительность причин этого отсутствия. Вопрос о проблемах, вызванных неявкой участников процесса в суд, следует рассматривать отдельно и с темой нашего исследования он, напрямую не связан. Однако эта проблема не нова, сложности, которые возникают при этом, всем известны и вполне понятно решение законодателя, который в УПК РФ несколько изменил ранее используемый способ решения этого вопроса. Он позволил судам оглашать показания, не явившегося свидетеля или потерпевшего вне зависимости от причины неявки, но с согласия сторон. Конечно, данный термин следует понимать однозначно, согласие должно быть обоюдное, получено как от стороны обвинения, так и от стороны защиты и иное понимание логически невозможно. Однако, поскольку стороны решают различные задачи, представляют в процессе разные интересы достаточно сложно представить, что их интересы в отношении оглашения показания какого-либо свидетеля или потерпевшего совпадут, и они всегда будут давать свое согласия на это. Следовательно, конструкция части 1 ст. 281 УПК РФ презюмирует наличие сложности в установлении истины по конкретным уголовным делам, когда какой-либо стороне не будут выгодны показания того либо иного не явившегося свидетеля или потерпевшего. Но это уже не частная проблема перспективы конкретного уголовного дела, а серьезное нарушение принципиального положения уголовного судопроизводства, состязательности сторон и непосредственности исследования доказательств.

Для решения этой проблемы, на наш взгляд, следует отказаться от необходимости получения согласия обеих сторон. Дело в том, что, по общему правилу, любое ходатайство, заявленное в судебном заседании, должно быть мотивированно. Именно суд решает, являются ли мотивы изложенные стороной, убедительными, обоснованными и перспективными для конечного результата, судебного решения, причем любого как обвинительного, так и оправдательного. Если заявленное ходатайство стороной убедительно, то мнение другой стороны, которое обязательно должно быть выслушано, и которое также должно быть аргументировано, подкреплено серьезными доводами, уже не будет играть решающего значения. Суд примет решение. Полагаем, что при этом он сможет проанализировать позиции как одной, так и другой стороны, учесть доводы, положенные в основу ходатайств и принять решение, которое также будет обоснованным фактами, данными, интересами установления истины по делу. Впрочем, с этим решением можно ведь и не согласиться, приведя в качестве аргумента своей позиции именно удовлетворение заявленного в судебном следствии недостаточно обоснованного ходатайства противной стороной, что повлияло на постановление судом приговора.

Однако следует учитывать, что часть 1 ст. 281 УПК РФ не требует мотивировки стороной защиты относительно заявленного ходатайства стороной обвинения об оглашении показаний свидетеля или потерпевшего данных ими на стадии предварительного расследования. Поэтому, нам представляется, было бы целесообразно ч.1ст. 281 УПК РФ изложить в следующей редакции: «Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля, ранее данных при производстве предварительного расследования или судебного разбирательства, а также демонстрация фотографических негативов и снимков, диапозитивов, сделанных в ходе допросов, воспроизведение аудио (или) видеозаписи, киносъемки допросов допускаются по ходатайству стороны в случае неявки потерпевшего или свидетеля, за исключением случаев, предусмотренных частью второй настоящей статьи».

Что касается оглашения показаний подсудимого, то следует отметить, что мы придерживаемся точки зрения тех ученых, которые полагают, что при отказе подсудимого от дачи показаний в судебном разбирательстве, его показания, данные им ранее на предварительном следствии и с соблюдением требований п.Зч.4 ст. 47 УПК РФ не могут быть оглашены в зале судебного заседания. Право подсудимого давать или не давать показания во всех случаях, в том числе и в ситуации, связанной со ст.51 Конституции РФ, это его субъективное право, которое нельзя нарушать.

Ни с правовой, ни с нравственной точки зрения этого делать нельзя.

Известно, что основным процессуальным средством доказывания в судебном следствии сегодня остается допрос. Именно в ходе допросов участников процесса должностные лица, суд и стороны, получают наиболее важную в доказательственном плане информацию. От умелого проведения в суде допросов в наибольшей степени зависит вынесение законного и обоснованного решения. Поэтому вопросы тактики участия государственного обвинителя в производстве судебных допросов имеют приоритетное значение.

Допрос относится к числу процессуальных действий, которые проводятся судом по каждому уголовному делу. Специфические условия судебной деятельности определяют большие возможности использования допроса подсудимых, потерпевших для выяснения существенных обстоятельств дела. Ведение судебных допросов предполагает также необходимость владения прокурором определёнными знаниями в области психологии, моделирования и прогноза развития процесса исследования доказательств по конкретному уголовному делу. В литературе указывается, что порядок предоставления первого допроса прокурору позволяет судьям занять объективную позицию, не становясь на сторону обвинения. В подтверждение Н.П. Кириллова, например, ссылается на то, что её исследование практического опыта судебного рассмотрения более 400 уголовных дел с участием государственных обвинителей позволяет ей сделать вывод о правильности именно такого порядка допроса. «Когда допрос начинает прокурор, это позволяет ему качественно проверить версию обвинения и принять комплекс тактических приёмов, позволяющих получить правдивые показания. В этом случае вопросы государственного обвинителя не будут находиться в зависимости от вопросов председательствующего и, это в значительной степени будет способствовать качеству поддержания государственного обвинения. Суду при этом легче будет сосредоточиться на оценке показаний допрашиваемого и разрешении дела по существу». Для уяснения особенностей тактики судебного допроса, прежде всего, необходимо определить, чем он отличается от допроса на предварительном следствии.

Основными отличительными признаками судебного допроса являются следующие:

1. Публичный характер судебного допроса.

2. Относительная кратковременность.

3. Существенное отдаление во времени от события преступления.

4. Значительное сужение спектра применяемых тактических приемов.

5. Минимальная информированность прокурора о личностных свойствах допрашиваемых (он их видит впервые), объективно сужающая его тактические возможности в их допросе.

Вместе с тем судебный допрос носит не столько поисковый характер, как допрос на предварительном следствии, сколько проверочно-удостоверительный, что в определенной мере упрощает задачи, стоящие перед государственным обвинителем в судебном следствии.

Государственному обвинителю следует иметь в виду, что судебные допросы не однородны по своей природе, в связи с чем возникает необходимость классификации допросов по различным основаниям.

В зависимости от процессуального положения допрашиваемого различают допросы подсудимого, потерпевшего, свидетеля, эксперта.

По объему получаемой информации принято различать основной и дополнительный допросы: при основном — всесторонне исследуется предмет допроса, реализуются все вопросы его программы, при дополнительном — уточняются частности для восполнения недостатков проведенного ранее основного допроса. Главная функция дополнительного допроса — компенсаторная. По последовательности допросы делятся на первоначальный и повторный. Практические работники часто испытывают затруднения в правильном наименовании допроса (особенно, если он не первый). Перечисленные виды допросов не являются сугубо судебными. К числу специфических судебных допросов по способу их производства традиционно относят так называемые перекрестный и шахматный допросы.

Перекрестным допросом в криминалистике именуют такой допрос, при котором участники судебного разбирательства поочередно ставят вопросы одному и тому же допрашиваемому.

Особую ценность для государственного обвинителя такой вид допроса представляет в ситуации, когда в ходе судебного разбирательства кто-то из допрашиваемых неожиданно (при отсутствии оснований для прогнозирования такого изменения судебной ситуации) кардинально изменяет сущность своих показаний. Именно постановка вопросов другими участниками процесса (председательствующим, защитником и т. д.) дает возможность государственному обвинителю «собраться с мыслями», продумать дополнительные вопросы, проанализировать складывающуюся ситуацию и в соответствии с ней внести коррективы в тактику своего поведения во время судебного разбирательства.

Шахматным принято считать такой допрос, при котором допрашивающий попутно ставит вопросы другим, ранее допрошенным лицам. Цель такого допроса — получить подтверждение либо опровержение показаний допрашиваемого по тому или иному вопросу.

При производстве шахматного допроса необходимо соблюдать два условия: первое — обращение в ходе допроса одного лица к другим лицам допустимо, если они уже были допрошены ранее в суде и находятся в зале судебного заседания; второе — вопросы, задаваемые другим лицам, не должны уводить в сторону от линии основного допроса.

Подготовка к допросам (особенно сложным, связанным с изменением количества или содержания доказательств, добытых на предварительном следствии) должна занимать центральное место в рамках общей подготовки прокурора к судебному процессу.

Первым этапом подготовки к допросу также является изучение материалов уголовного дела, но уже не с ознакомительными целями, а с целью выявления, уяснения сути имеющихся противоречий и, главное, с целью отыскания дополнительных (не замеченных, и поэтому не использованных следователем) информационных резервов для восполнения пробелов предварительного следствия в суде, для устранения противоречий, существующих в деле или порожденных изменением объема и содержания доказательств. Возможно, прокурор сможет отыскать такие резервы в уже имеющихся доказательствах, возможно, будут обнаружены новые источники получения доказательственной информации, не использованные предварительным следствием.

Если в ходе изучения материалов дела выяснится, что для успешного производства допроса в суде требуются отдельные познания в области науки, техники, ремесла или искусства, то государственному обвинителю необходимо изучить соответствующую литературу, документы, усвоить специальную терминологию.

Мы согласны с предложенной типовой программой подготовки к допросам, считаем, что она охватывает все необходимые для государственного обвинителя моменты:

1. Тщательно изучить все без исключения материалы дела (а не только имеющие непосредственное отношение к допросу данного лица на предварительном следствии).

Читайте так же:  Что такое прямые налог определение

2. Построить на основе их изучения информационные модели каждого из допрошенных на предварительном следствии лиц, а также информационные модели экспертов, показания которых могут понадобиться в ходе судебного следствия.

3. Определить предмет допроса (т. е. круг обстоятельств, подлежащих выяснению в ходе допроса) каждого из указанных лиц

4. Подготовить перечень конкретных вопросов для выяснения каждого из этих обстоятельств. При этом продумать их рациональную, понятную формулировку.

5. Наметить тактически наилучшую последовательность постановки перед допрашиваемым подготовленных вопросов, выделить из них наиболее важные, проверочные.

6. Решить вопрос о целесообразности и возможности использования в ходе допроса иных доказательств (в том числе, вещественных, документов, аудио-, видео материалов и т. п.), определить, когда это лучше сделать, и какой последовательности, обеспечить технические возможности демонстрации, сформулировать комментарии и возможные оценки.

7. Выполнив подготовительные мероприятия к каждому отдельно взятому допросу, определить тактически наилучшую последовательность допросов основных лиц (в том числе с учетом возможностей перекрестного и шахматного допросов) и, исходя из этого, подготовить предложения о порядке исследования доказательств судом.

Определяя перечень лиц, подлежащих допросу в ходе судебного следствия, государственный обвинитель связан списком, приложенным к обвинительному заключению.

Правильная оценка степени значимости показаний каждого из указанных лиц позволяет государственному обвинителю прогнозировать характер изменения судебной ситуации в случае неявки кого-либо из них и дать обоснованное заключение о возможности либо невозможности разбирательства дела в его отсутствие.

Первой предоставляет суду доказательства сторона обвинения (ст.274 УПК). Именно это законодательное предписание обусловливает необходимость для государственного обвинителя при подготовке к судебному разбирательству тщательнейшим образом запланировать последовательность представления им доказательств суду.

По вопросу очередности представления доказательств государственным обвинителем мнения ученых-юристов разошлись. Например, В.В. Воскресенский в методическом пособии «Поддержание государственного обвинения по делам о тяжких преступлениях против жизни и здоровья» полагает, что в первую очередь необходимо исследовать в судебном заседании те факты, которые наиболее полно обоснованы доказательствами, а затем переходить к более спорным обстоятельствам дела. Если в заседании предстоит произвести ряд однородных судебных действий, то предпочтительнее начинать с исследования доказательств, представляющих наибольшую ценность для обвинения. Например, свидетелей-очевидцев целесообразно допросить в первую очередь, а затем перейти к допросам менее важных свидетелей.

Л.Е. Ароцкер считает, что в случае, если подсудимый отрицает свою вину, то допрос следует начинать со свидетелей, изобличающих подсудимого, а затем допрашивать последнего. В подобных случаях суд, допрашивая свидетелей, получит ряд изобличающих подсудимого данных, которые облегчат последующий его допрос. М.О. Баев, О.Я. Баев предлагают предоставлять доказательства суду по их нарастающей силе — от имеющих меньшее доказательственное значение к доказательствам, наиболее убедительно подтверждающих тезис обвинения. Заместитель прокурора Центрального района г. Челябинска, государственный обвинитель Щербинина К.А. при судебном разбирательстве уголовного дела (№ 1-6/03) предложила следующий порядок предоставления доказательств по делу: допрос потерпевшей; допрос явившихся свидетелей; исследование письменных материалов дела, последовательность предоставления которых будет указана при их предоставлении; допрос свидетелей, которые могут подходить по ходу предоставления доказательств.

Мы считаем, что выбранная тактика предоставления доказательств Щербининой К.А. — наиболее правильна, в данном случае государственный обвинитель представила доказательства суду по их нарастающей силе.

Большое тактическое значение имеют форма и содержание вопросов допрашиваемому в суде. Криминалистической наукой и следственной практикой выработаны определенные требования к формулировке вопросов.

1. Вопросы должны быть краткими, понятными, не допускающими двусмысленного толкования, их формулировка должна быть ориентирована на уровень умственного и культурного развития допрашиваемого.

2. Они должны задаваться в прямой (а не косвенной) форме.

3. Их формулировка должна обуславливать развернутый ответ, а не односложный (типа: «да», «нет», «конечно», «возможно» и т. п.).

4. Вопрос не должен быть наводящим (содержащим информацию, необходимую для ответа).

5. Вопрос не может быть неэтичным по форме либо содержанию.

6. Следует избегать вопросов, ориентирующих на предположительные ответы.

Важным фактором повышения эффективности допроса является тактически наилучшая последовательность постановки вопросов.

1. Начинать лучше с вопросов об обстоятельствах, которые положительно характеризуют допрашиваемого.

2. Затем следует перейти к обстоятельствам, имеющим нейтральное для допрашиваемого значение.

3. Наконец, задать трудные для допрашиваемого вопросы (о не приятных для него обстоятельствах).

Такая последовательность обеспечивает достижение психологического контакта, необходимого для получения более полных и обстоятельных ответов на самые важные, существенные вопросы прокурора.

Кроме того, к числу наиболее эффективных тактических средств получения правдивых показаний относится предъявление допрашиваемому имеющихся доказательств, которое, в свою очередь, предполагает использование некоторых тактических приемов.

Криминалистической теории и следственной практике известны три способа предъявления доказательств:

1. поочередно, в порядке нарастания их изобличающей силы (от слабого к сильнейшему);

2. поочередно, начиная с самого веского, значимого;

3. в свободной последовательности.

Аналогичные способы можно применять к допросам: в зависимости от степени конфликтности участника процесса с обвинителем.

Так, по уголовному делу № 964743 при допросе несовершеннолетнего свидетеля помощник прокурора, поддерживая обвинение, сначала дал возможность рассказать об обстоятельствах увиденного самостоятельно, затем по ходу рассказа задавал уточняющие вопросы, а затем затронул те аспекты, на которые свидетель в рассказе не обратил внимания. Думается, в что в бесконфликтной ситуации такой вариант тактического поведения прокурора наиболее эффективен.

Выбор способа зависит от конкретной судебной ситуации, степени устойчивости той позиции, которую занимает допрашиваемый, от его личностных особенностей.

Так, при допросе лиц, имеющих твердую установку на дачу заведомо ложных показаний, целесообразно предъявлять доказательства по мере нарастания их изобличающей силы. Особенно эффективным такой способ будет в том случае, когда государственному обвинителю удалось найти свои акценты в тех доказательствах, которые были собраны в процессе предварительного расследования, либо представилась возможность привлечь к исследованию новые доказательства.

Предъявление первым наиболее веского доказательства оправдано в отношении лиц, не имеющих стойкой установки на ложь (при малозначимой мотивации дачи ложных показаний). Возможно, этого одного доказательства будет достаточно, и не понадобится предъявление других доказательств.

Так по уголовному делу № 976146, подсудимый С. обвиняемый в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 105. в целом был согласен с обвинением и заявлял ходатайства о рассмотрении уголовного дела в особом порядке, что оказалось невозможным, однако оказывал противодействие при выяснении мотива преступления, но при предъявлении государственным обвинителем орудия преступления С. попросил о рассмотрении дела в закрытом режиме. Оказалось, что подсудимый С. состоял в интимных гомосексуальных отношениях с убитым П. и именно поэтому не называл мотив убийства. Предъявление в любой последовательности всех доказательств целесообразно не только для оказания воздействия на допрашиваемого, но и для демонстрации суду обоснованности позиции государственного обвинителя, доказанности обвинения, которое он поддерживает. Этот способ может применяться в том случае, когда совокупность имеющихся доказательств, бесспорно, устанавливает те факты, которые отрицает допрашиваемый.

Большое тактическое значение имеет последовательность допросов лиц, вызванных в суд.

Государственный обвинитель должен обязательно составлять письменные планы допросов, поскольку бесплановость неизбежно приводит к тому, что судебные допросы проводятся тактически пассивно, поверхностно, многие обстоятельства не устанавливаются, что обуславливает судебные ошибки.

Форма плана допроса может быть простой или сложной. При составлении плана можно ограничиться указанием вопросов, которые надлежит выяснить, а можно воспользоваться краткой типовой программой исследования обстоятельств конкретного преступления, и на базе этой программы составить план допроса конкретного лица.

Примерный план допроса в суде:

1. Перечень обстоятельств, подлежащих выяснению по делу (краткая типовая программа).

2. Краткое содержание показаний допрашиваемого на предварительном следствии.

3. Перечень вопросов, располагающихся в наилучшей тактической последовательности (с точной формулировкой важнейших)

4. Спектр тактических приемов, которые могут быть использованы для наилучшего проведения допроса.

5. Доказательства, подлежащие предъявлению (в том числе, показания других лиц, документы, вещественные доказательства, фото-, видео- и другие материалы), тактически наилучший способ их предъявления.

6. Краткое содержание полученных ответов.

7. Примечание — для указания информационных потерь по данному допросу и возможных путей их восполнения. Большинство тактических приемов, разработанных криминалистикой для допросов на предварительном следствии, применимы и к судебному допросу.

В любом варианте прокурор должен самостоятельно установить психологический контакт с каждым допрашиваемым, чему могут способствовать такие тактические приемы, как «снятие психического напряжения», плавное «втягивание» допрашиваемого в беседу. Это может быть достигнуто, например, постановкой вопросов о здоровье. Может быть полезным возврат к анкетным данным в более полной, развернутой форме и т. п.

Существенное тактическое значение имеют следующие факторы: пол допрашиваемого, возраст, уровень образования, профессия, состояние здоровья, наличие (отсутствие) судимостей, семейное и процессуальное положения.

Анализируя тактическое значение судимостей допрашиваемого, отметим несколько моментов. Прежде всего, следует иметь в виду, что наличие судимости (и даже не одной) не обязательно влечет сопротивление установлению истины. Часто отсутствие судимости сопровождается гораздо более активным противодействием суду и прокурору.

Говоря о тактическом значении процессуального положения допрашиваемого, следует отметить, что оно связано с содержанием процессуальных интересов лица, допрашиваемого потерпевшего или подозреваемого (обвиняемого). При этом важно учитывать степень заинтересованности допрашиваемого в исходе дела, что не всегда однозначно определяется процессуальным положением лица.

Интересы подсудимого обычно ясны — борьба против обвинения в целом или его наиболее серьезных положений. В случае полного признания своей вины важно установить, что это не самооговор.

Интересы же потерпевших и свидетелей гораздо сложнее. Иногда потерпевшие пытаются умалить свою провоцирующую роль либо, наоборот, наговаривают на себя (обычно по делам о криминалах в семье, среди родственников и т. п., а также при подкупе потерпевших либо угрозах в их адрес).

Предлагается рассматривать допрос прокурором свидетелей обвинения и свидетелей защиты как действия, которые должны иметь неодинаковые методы, исходя из различия целей и условий их производства, а также психологической установки допрашиваемых. Как, например, провела допрос потерпевшего Суслова С.А. государственный обвинитель, старший помощник прокурора Центрального района г. Челябинска Иванова С.М. при разбирательстве уголовного дела (№ 1-425/03).

Допрос потерпевшего Суслова: «Подсудимых я ранее не знал. 26.04.03 г. поздно вечером я вышел из компьютерного клуба и пошел домой. Около дома 50 по ул. Энгельса ко мне подошел ранее незнакомый молодой человек, позже я узнал его фамилию — Антипов, и спросил время. Затем неожиданно Антипов достал пистолет и, приставив его к правому боку, потребовал пройти во двор близлежащего дома. В это время слева ко мне подошел ранее незнакомый Шелепов, он взял меня под локоть и также потребовал пройти во двор дома. При этом Антипов и Шелепов требовали молчать и вести себя спокойно. Я пошел с ними во двор дома, где Антипов и Шелепов проверили содержимое моих карманов и похитили из моего кошелька 470 рублей. Потом они сказали, чтобы я не оборачивался и не поднимал шум и ушли. Я обратился к сотрудникам милиции и Антипова с Шелеповым задержали.

Вопрос прокурора: Шелепов постоянно вас держал? Ответ: Да.

Вопрос прокурора: Они оба вам угрожали?

Ответ: Антипов угрожал, что выстрелит, а Шелепов говорил, чтобы я не поднимал шум.

Вопрос прокурора: Как они располагались по отношению к вам? Ответ: Слева от меня находился Шелепов, справа Антипов. Вопрос прокурора: Как Антипов держал пистолет? Ответ: Он приставил его к моему правому боку. Вопрос прокурора: Как вы воспринимали пистолет? Ответ: Он выглядел как боевой. Было темно, я видел на пистолете металлические отблески. Я воспринимал пистолет как настоящий. Вопрос прокурора: Где задержали Антипова и Шелепова? Ответ: На перекрестке ул. Энгельса и проспекта Ленина. Вопрос прокурора: Где изымали пистолет? Ответ: На месте задержания.

Вопрос прокурора: Деньги у подсудимых изымали? Ответ: Да.

Вопрос прокурора: Сколько денег изъяли у подсудимых? Ответ: Не знаю

Вопрос прокурора: Вам вернули ваши деньги?

Ответ: Мне вернули 230 рублей.

Вопрос прокурора: Где был ваш кошелек?

Ответ: В кармане джинсов. Я его достал сам. Кошелек был у меня в руках, а Шелепов достал из него деньги.

Вопрос прокурора: Какие-то требования они вам высказывали?

Ответ: Они высказывали требование не поднимать шум, не привлекать внимание, пройти с ними.

Вопрос прокурора: Ущерб для вас значительный?

В этом случае показания, касающиеся наиболее важных обстоятельств дела, гарантированно попадут в протокол судебного заседания. Более того, прокурор вправе прямо обратиться к секретарю судебного заседания с просьбой занести в протокол и вопрос, и ответ дословно.

С точки зрения психологии, всякий допрос — это урегулированная процессуальным законом форма взаимного информационного воздействия допрашивающего и допрашиваемого. Данное воздействие может быть эмоциональным или логическим.

При эмоциональном воздействии прокурор использует такие нравственные категории общественного и индивидуального сознания, как любовь (в широком смысле слова), честь, долг, порядочность, ответственность, добро (и противовес злу), достоинство, интеллигентность, ум (как антитеза глупости), а также категорию греха.

В целях оказания на допрашиваемого эмоционального воздействия полезно обратить внимание на положительные свойства, отраженные в его информационной модели, созданной на базе изучения материалов дела. Общая цель при этом заключается в активизации у него чувства собственного достоинства, гордости за свое прошлое и настоящее.

Логическое воздействие состоит в использовании конкретных доказательств как для опровержения не соответствующих истине утверждений допрашиваемого, так и для обоснования его вины в совершенном преступлении. Умелое оперирование имеющимися доказательствами позволяет государственному обвинителю решить стоящие перед ним задачи (конкретного допроса и всего доказывания в целом).

Хорошо подготовившийся к судебному процессу прокурор имеет, как правило, целую систему доказательств, в том числе и вещественных, умело оперируя которыми, он и решает задачи допроса и доказывания в целом.

К тому, что было сказано о формах психологического воздействия, следует добавить несколько слов и о методах этого воздействия. Среди методов, не противоречащих закону и научным рекомендациям, применяются такие как убеждение, внушение, приведение примера, изобличение и другие.

Метод убеждения состоит в передаче допрашиваемому определенных сведений, с целью побудить его к конкретному поступку. Воздействие оказывается на эмоциональную, интеллектуальную и волевую сферы. Этот метод предполагает активизацию положительных качеств личности.

Психологическое внушение представляет собой дачу определенных советов, предостережений, предупреждений с целью победить допрашиваемого не только к совершению какого-либо поступка, но и к воздержанию от его совершения.

Метод изобличения — это активное воздействие на допрашиваемого с помощью логических доводов, основанных на фактических данных, имеющихся в деле, с целью опровержения утверждений допрашиваемого или демонстрации несостоятельности его позиции.

Названные методы психологического воздействия на человека выступают средствами управления его поведением. По своему содержанию они очень близки, часто переплетаются между собой и применяются либо один за другим, либо чередуясь фрагментами в едином комплексе воздействия. Следует отметить, что иные методы, не разрешенные законом государственный обвинитель применять не имеет права.