Судебная практика по сотрудникам полиции

Обзор судебной практики: споры с участием сотрудников силовых структур

Сотрудники силовых ведомств нередко обращаются в суд за защитой своих нарушенных прав. Иногда им это с успехом удается. В обзоре судебной практики о том, почему за поездку за пределы России можно получить дисциплинарное взыскание, кто имеет право на получение социального жилья и почему размер доплат за достижения по службе не может зависеть от дисциплинарного взыскания.

1. Дисциплинарное взыскание не влияет на размер доплаты за сложность, напряженность и высокие достижения в службе

Верховный суд РФ признал Положение о порядке установления и выплаты прокурорским работникам доплаты за особые условия службы и доплаты за сложность, напряженность и высокие достижения в службе, утвержденного приказом Генерального прокурора Российской Федерации от 29 сентября 1999 г. N 771-к недействительным в части изменения размера такой доплаты, независимо от срока службы при изменении результатов служебной деятельности прокурорского работника, в том числе при наложении на него дисциплинарного взыскания за упущения по службе.

В порядке административного судопроизводства в Верховном суде РФ было рассмотрено заявление сотрудницы прокуратуры о признании частично недействующим абзаца четвертого пункта 9 Положения о порядке установления и выплаты прокурорским работникам доплаты за особые условия службы и доплаты за сложность, напряженность и высокие достижения в службе, утвержденного приказом Генерального прокурора Российской Федерации от 29 сентября 1999 г. N 771-к. Заявительница сочла несправедливым абзац 4 пункта 9 данного постановления, который устанавливает, что в соответствии с предложениями руководителей, указанных в пункте 8 Положения, в случаях изменения условий труда либо результатов служебной деятельности прокурорского работника, в том числе и при наложении на него дисциплинарного взыскания за упущения по службе, размер доплаты подлежит изменению независимо от срока, на который она была установлена.

Верховный суд РФ в апелляционном определении от 28 января 2016 г. N АПЛ15-599 установил нормы данного постановления незаконными в оспариваемой части. Судьи установили, что статья 41.7 Федерального закона от 17 января 1992 г. N 2202-I «О прокуратуре Российской Федерации» не предусмотрено такого основания дисциплинарной ответственности, как «упущение по службе», а также назначения наказания в виде изменения доплаты, установленной пунктом 1 статьи 44 данного ФЗ. Тем более, что законом определены другие виды дисциплинарной ответственности, в частности особо оговаривает ситуации, при которых доплата работникам прокуратуры не выплачивается. В соответствии с пунктом 9 статьи 41.7 данного закона определено, работник, совершивший проступок, может быть временно (но не более чем на один месяц) до решения вопроса о наложении дисциплинарного взыскания отстранен от должности без выплаты ему за время такого отстранения доплаты.

2. За отдых за границей без разрешения начальства положено дисциплинарное взыскание

Сотрудники МВД и военнослужащие обязаны ставить начальство в известность о своем намерении выехать за границу во время отпуска. Если это не будет сделано, нарушитель может получить дисциплинарное взыскание. Так решил Санкт-Петербургский городской суд.

Сотрудница МВД была привлечена к дисциплинарной ответственности за нарушение пунктов 1 и 3 приказа ГУВД по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области. Ей был объявлен строгий выговор. Причиной для этого послужил тот факт, что она провела отпуск за пределами России, не известив об этом руководство. Служащая решила, что данное взыскание является незаконным, поскольку она исполнила требование приказа и поставила начальника в известность о намерении выехать в Данию, написав рапорт и оставив его на рабочем столе. Ей не было известно, что начальник не получил этого рапорта, поскольку необходимости непосредственного получения разрешения на выезд не требовалось. Так как сотрудница не имеет допуска к государственной тайне. Также при вынесении дисциплинарного взыскания, не было принято во внимание ее поведение до привлечения к дисциплинарной ответственности, в связи с чем, сотрудница МВД полагает, что наложенное взыскание не соответствует характеру проступка. В связи с этим она обратилась в суд с исковым заявлением.

Суд первой инстанции отказал истице в удовлетворении заявленных требований. А Санкт-Петербургский городской суд апелляционным определением от 02.06.2015 N 33-8474/2015 поддержал решение коллег. Судьи отметили, что в данном случае правоотношения между сторонами, возникшие в результате прохождения службы истицы, регулируются Федеральным законом от 30 ноября 2011 года N 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» и Федеральным законом от 07 февраля 2011 года N 3-ФЗ «О полиции». В той части, в какой они не урегулированы этими специальными нормативными актами применяются нормы Трудового кодекса РФ.

В соответствии со статьей 4 Положения о службе в органах внутренних дел РФ, сотрудники органов внутренних дел выполняют обязанности и пользуются правами в пределах своей компетенции по занимаемой должности в соответствии с действующим законодательством и присягой. По нормам статьи 21 Трудового кодекса РФ, заключая трудовой договор, работник обязуется добросовестно выполнять свои трудовые обязанности, соблюдать трудовую дисциплину и правила внутреннего трудового распорядка организации. Виновное неисполнение данных требований может повлечь привлечение работника к дисциплинарной ответственности, что является одним из способов защиты нарушенных прав работодателя. При этом, в соответствии с частью 1 статьи 193 ТК РФ до применения дисциплинарного взыскания работодатель должен затребовать от работника письменное объяснение. Если по истечении двух рабочих дней указанное объяснение работником не предоставлено, то составляется соответствующий акт.

Основанием для привлечения истицы к дисциплинарной ответственности послужили результаты проведенной ответчиком служебной проверки, из заключения которой следует, что истица знала о правилах выезда за границу, осознавала необходимость соблюдена процедуры убытия из Российской Федерации, однако пренебрегла данным процессом. Поэтому действительно чем допустила нарушение требований приказа от 27.07.2009 года N 1229 «О порядке выезда сотрудников ГУВД за границу Российской Федерации и пределы гарнизона», выразившееся в том, что она не поставила в известность руководителя ОМВД России о предстоящем выезде и не доложила по окончании выезда рапортом непосредственному начальнику о целях, сроках выезда и стране пребывания. За что обоснованно получила дисциплинарное взыскание.

3. Военнослужащий и члены его семьи имеют права на социальное жилье, если будут признаны нуждающимися в улучшении жилищных условий

Военнослужащий во время прохождения военной службы должен был поставлен на учет нуждающихся в жилых помещениях, путем обращения его к командиру воинской части с соответствующим рапортом. Только в этом случае его вдова и семья может претендовать на предоставление жилого помещения по договору социального найма. Так решила Судебная коллегия по административным делам Новосибирского областного суда.

Вдова и члены семьи бывшего военнослужащего обратились в суд с исковым заявлением о признании неправомерным решения начальника ФГКУ Министерства обороны РФ об отказе в принятии их на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма. Заявители указали, что являются вдовой и детьми военнослужащего по контракту Минобороны РФ в звании майора, умершего в 2000 году. Отказ о принятии на учет нуждающихся в жилом помещении по договорам социального найма был мотивирован тем, что продолжительность службы военнослужащего не достигла 20 лет и более, при этом, несмотря на продолжительность военной службы, превысившей 10 лет, нет такого юридически значимого обстоятельства как увольнение военнослужащего с военной службы, Поэтому, в силу Федерального закона «О статусе военнослужащих» он не мог быть признан нуждающимся в получении жилых помещений по договору социального найма. У его вдовы нет оснований для постановки на учет и предоставлении жилой площади по договору социального найма. Однако, заявитель считает, что в силу статьи 51 Жилищного кодекса РФ, она и ее дети имеют право на получение жилого помещения по договору социального найма.

Суд первой инстанции в удовлетворении иска отказал. Судьи отметили, что не бывший военнослужащий не обращался в орган местного самоуправления с заявлением о принятии его на учет как нуждающегося в получении жилого помещения по договору социального найма, и это не относится к предмету спора по гражданскому делу, поскольку майор не планировал увольняться с военной службы и не достиг возраста 42 лет (3 лет до достижения предельного возраста пребывания на военной службе), указанные основания были предусмотрены приказом МО РФ N 80 от 15.02.200 г., который в настоящее время отменен. С такими выводами также согласилась Судебная коллегия по административным делам Новосибирского областного суда. Которая в апелляционном определении от 12 января 2016 г. по делу N 33а-11261-2015 указала, что в силу статьи 15 Федерального закона от 27.05.1998 г. N 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» государство гарантирует военнослужащим обеспечение их жилыми помещениями в форме предоставления им денежных средств на приобретение или строительство жилых помещений либо предоставления им жилых помещений в порядке и на условиях, установленных настоящим Федеральным законом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, за счет средств федерального бюджета.

Однако, военнослужащие-граждане признаются федеральным органом исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба, нуждающимися в жилых помещениях по основаниям, предусмотренным статьей 51 Жилищного кодекса РФ, в порядке, утверждаемом Правительством РФ. Поэтому, на момент смерти военнослужащего) членам его семьи (за исключением военнослужащих, участвовавших в накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих), погибших (умерших) в период прохождения военной службы или после увольнения с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, по состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями, общая продолжительность военной службы которых составляет 10 лет и более, а при общей продолжительности военной службы 20 лет и более вне зависимости от основания увольнения, признанным нуждающимися в жилых помещениях или имевшим основания быть признанными нуждающимися в жилых помещениях в соответствии с настоящим Федеральным законом до гибели (смерти) военнослужащего или гражданина, уволенного с военной службы, денежные средства на приобретение или строительство жилых помещений либо жилые помещения предоставляются в порядке и на условиях, которые предусмотрены статьей 15 и статьей 15.1 Федерального закона.

В спорной ситуации майор умер от несчастного случая, а его выслуга лет в Вооруженных силах РФ на момент смерти составила 19 лет 03 месяца. Во время прохождения военной службы он не был поставлен на учет нуждающихся в жилых помещениях, а истцом были представлены документы, не подтверждающие право майора состоять на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, поэтому суд пришел к выводу о законности оспариваемого решения, отсутствии правовых оснований для признания истцов нуждающимися в жилых помещениях по линии Министерства обороны и удовлетворения их требований.

Судебная практика по сотрудникам полиции

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Статьи и комментарии ПЦ «Логос»
  • Обеспечение МВД жильем сотрудников органов внутренних дел (полиции). Законы и судебная практика

Новый закон «О полиции» и Федеральный закон N 247-ФЗ «О социальных гарантиях сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» несколько урезал права сотрудников органов внутренних дел в части жилищного обеспечения.

Согласно части 2, статьи 56 закона «О полиции» , действие положений статей 29, 43 — 46 настоящего Федерального закона распространяется на сотрудников органов внутренних дел, не являющихся сотрудниками полиции.

Праву сотрудника полиции (а равно праву сотрудника органа внутренних дел, не являющегося полицейским) на жилищное обеспечение посвящена статья 44 Федерального закона «О полиции» от 07.02.2011 N 3-ФЗ (в редакции от 06.12.2011 года):

Статья 44. Право сотрудника полиции на жилищное обеспечение

1. Обеспечение сотрудника полиции жилым помещением осуществляется за счет бюджетных ассигнований федерального бюджета посредством предоставления ему служебного жилого помещения или жилого помещения в собственность либо единовременной социальной выплаты на его приобретение в порядке и на условиях, предусмотренных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

2. Полиция имеет специализированный жилищный фонд, формируемый федеральным органом исполнительной власти в сфере внутренних дел в соответствии с законодательством Российской Федерации.

3. Сотрудник полиции, замещающий должность участкового уполномоченного полиции, не имеющий жилого помещения на территории соответствующего муниципального образования, не позднее чем через шесть месяцев со дня вступления в должность обеспечивается служебным жилым помещением.

Таким образом в статье 44 закона продекларирована возможность предоставления сотруднику полиции:

  • — служебного жилого помещения;
  • — жилого помещения в собственность;
  • — единовременной социальной выплаты на приобретение жилья.

На что может рассчитывать сотрудник полиции, как проходящий службу в органах внутренних дел, так и уволенный из органов? На служебную квартиру, квартиру на условиях договора социального найма или в собственность?

Рассмотрим возможные варианты и условия при которых сотрудник полиции может претендовать на тот или иной вариант реализации своего права на получения жилья.

Некоторые примеры из судебной практики. Подбора судебных актов (решения, кассационные определения судов) по делам, предметом спора которых являлось право сотрудника органов внутренних дел (полиции) на жилое помещение (социальный наем, специализированный наем, право собственности и другие).

Александр Отрохов, Правовой центр «Логос» (г. Омск), 21.05.2012г.

Судебная практика по сотрудникам полиции

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Признание права сотрудника внутренних дел (полиции) на предоставление жилого помещения на основании и в порядке закона РФ «О милиции»

Судебная практика: суд признал право сотрудника внутренних дел (полиции) на предоставление жилого помещения на основании и в порядке закона РФ «О милиции»

Судом постановлено отказать сотруднику полиции в требованиях об обязании управления МВД предоставить квартиру, но удовлетворено требование о признании за истцом права на жилую площадь в виде отдельной квартиры, подлежащей предоставлению на основании и в порядке, предусмотренном статьей 30 Закона РФ № 1026-1 «О милиции». Вступивший в силу закон «О полиции» не является основанием для прекращения ранее возникшего у истца права на обеспечение жилым помещением — истец стоит в общем списке нуждающихся в улучшении жилищных условий УТ МВД:

Свечников С.П. обратился в суд с исковым заявлением к УТ МВД России по ДФО о признании права на получение отдельной благоустроенной квартиры, возложении обязанности приобрести и предоставить отдельную благоустроенную квартиру в течение трех месяцев, взыскании денежной компенсации морального вреда.

Решением Кировского районного суда города Хабаровска от 28 декабря 2011 года в удовлетворении исковых требований отказано.

Выслушав объяснения сторон, изучив имеющиеся в деле доказательства, проверив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит решение суда подлежащим отмене в части. Коллегия вынесла новое решение, которым признано за Свечниковым С. П. право на жилую площадь по установленным законодательством нормам в виде отдельной квартиры, подлежащей предоставлению на основании и в порядке, предусмотренном статьей 30 Закона Российской Федерации от 18 апреля 1991 года № 1026-1 «О милиции». Суд указал следующее.

Судом установлено, что Свечников С.П. проходил службу в Дальневосточном УВДТ МВД России в должности старшего оперуполномоченного по особо важным делам ОБППГ. . был уволен по основанию, предусмотренному пунктом «б» статьи 19 Закона Российской Федерации «О милиции» (по достижении предельного возраста). На день увольнения выслуга лет Свечникова С.П. составила в календарном исчислении 29 лет 8 месяцев 9 дней, в льготном исчислении 40 лет 5 месяцев 24 дня. . Свечников С.П. включен в список нуждающихся в улучшении жилищных условий; решением жилищно-бытовой комиссии от . истец был признан нуждающимся в улучшении жилищных условий с включением в общий список.

Решением Кировского районного суда города Хабаровска от 21 сентября 2009 года Свечникову С.П. отказано в удовлетворении требований, предъявленных к Дальневосточному УВДТ МВД России о восстановлении на службе. В мотивировочной части данного решения указано, что увольнение Свечникова С.П. без предоставления ему жилого помещения не влияет на порядок увольнения, не является основанием для восстановления истца на службе и признания данного увольнения незаконным (л.д. 61-64).

Указанное решение вступило в законную силу.

Учитывая изложенное, суд правомерно отказал Свечникову С.П. в требованиях восстановить его на службе и уволить после получения квартиры.

Согласно части 1 статьи 30 Закона Российской Федерации от 18 апреля 1991 года № 1026-1 «О милиции», действовавшего на момент увольнения Свечникова С.П., сотрудникам милиции, признанным нуждающимися в улучшении жилищных условий, жилая площадь в виде отдельной квартиры или дома по установленным законодательством нормам предоставляется соответствующими органами исполнительной власти, органами местного самоуправления и организациями в первоочередном порядке.

Читайте так же:  Приказ 33н об утверждении методики проведения специальной оценки

Как следует из материалов дела и не оспаривается ответчиком, жилое помещение Свечникову С.П. предоставлено не было.

Отказывая в удовлетворении требований в части признания права на получение отдельной благоустроенной квартиры, суд указал на то, что Закон Российской Федерации от 18 апреля 1991 года № 1026-1 «О милиции» утратил свою силу с 1 марта 2011 года в связи с вступлением в силу с 1 марта 2011 года Федерального закона от 7 февраля 2011 года № 3-ФЗ «О полиции» .

С такими выводами судебная коллегия согласиться не может. Право на получение жилого помещения возникло у истца на законных основаниях. Вступивший в силу новый федеральный закон не является основанием для прекращения ранее возникшего у истца права на обеспечение жилым помещением.

Согласно статье 55 Жилищного кодекса Российской Федерации , право состоять на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях сохраняется за гражданами до получения ими жилых помещений по договорам социального найма или до выявления оснований снятия их с учета.

При указанных обстоятельствах, судебная коллегия полагает, что исковые требования Свечникова С.П. в части признания права на получение отдельной благоустроенной квартиры подлежат удовлетворению. В связи с чем решение суда в части отказа в удовлетворении таких требований подлежит отмене с вынесением в этой части нового решения.

В остальной части решение суда является законным и обоснованным и отмене не подлежит.

Часть 1 статьи 30 Закона Российской Федерации «О милиции» допускала предоставление сотруднику милиции жилого помещения в первоочередном порядке.

Решением жилищно-бытовой комиссии от 25 декабря 2005 года истец был признан нуждающимся в улучшении жилищных условий с включением в общий список в порядке, установленном Приказом МВД Росси от 24 мая 2003 года № 345 «Об упорядочении учета лиц, нуждающихся в улучшении жилищных условий, и распределении жилой площади в органах внутренних дел».

Пункт 10 Положения о деятельности органов внутренних дел Российской Федерации по учету лиц, нуждающихся в улучшении жилищных условии, и распределению жилой площади (утверждено Приказом МВД Росси от 24 мая 2003 года № 345) устанавливает возможность распределения жилой площади, поступающей в орган внутренних дел, с учетом сроков постановки очередников на учет.

В соответствии с частями 1, 2 статьи 57 Жилищного кодекса Российской Федерации, жилые помещения предоставляются гражданам, состоящим на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, в порядке очередности исходя из времени принятия таких граждан на учет. Вне очереди жилые помещения по договорам социального найма предоставляются гражданам, жилые помещения которых признаны в установленном порядке непригодными для проживания и ремонту или реконструкции не подлежат; детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей; гражданам, страдающим тяжелыми формами хронических заболеваний.

Свечников С.П. стоит в общем списке нуждающихся в улучшении жилищных условий УТ МВД России по ДФО под номером 24.

Учитывая положения приведенных нормативных правовых актов о порядке предоставления жилых помещений сотрудникам милиции, срок постановки истца на учет в качестве нуждающегося в предоставлении жилого помещения, а также преимущественные права иных лиц, поставленных на такой учет ранее чем истец, судебная коллегия полагает, что у Свечникова С.П. отсутствует преимущественное перед иными очередниками право на получение жилого помещения, в связи с чем требования о возложении на ответчика обязанности приобрести и предоставить истцу отдельную квартиру удовлетворению не подлежат.

Как следует из представленных документов, в целях реализации своего права на обеспечение жильем, Свечников С.П. обратился с соответствующим заявлением и включен в сводный список на получение государственных жилищных сертификатов на 2012 год (л.д. 28-36).

Этим истец избрал способ реализации права на обеспечение жильем, что также является подтверждением обоснованности принятого по делу решения. (Кассационное определение Хабаровского краевого суда от 22 февраля 2012 года по делу № 33-1270; извлечение)

Судебная практика по сотрудникам полиции

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РЕСПУБЛИКИ САХА (ЯКУТИЯ)

/

судебной практики рассмотрения дел

по искам сотрудников органов внутренних дел Республики Саха (Якутия)

за 2012 год, 1 полугодие 2013 года

Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда Республики Саха (Якутия) проведен мониторинг практики разрешения районными и городскими судами Республики Саха (Якутия) дел по искам сотрудников органов внутренних дел Республики Саха (Якутия).

Анализ дел позволяет сделать вывод о том, что количество дел по искам сотрудников органов внутренних дел за 2012-2013 годы существенно возросло.

Значительную часть гражданских дел составляют дела по искам сотрудников органов внутренних дел о восстановлении на службе.

Необходимость проведения обзора вызвана изменением в законодательстве о службе в органах внутренних дел, выявлением ошибок, допускаемых районными и городскими судами Республики Саха (Якутия) при разрешении данной категории дел, в целях формирования в судах республики единой практики рассмотрения такой категории дел.

Служба в органах внутренних дел — федеральная государственная служба, представляющая собой профессиональную служебную деятельность граждан Российской Федерации (далее — граждане) на должностях в органах внутренних дел Российской Федерации (далее — органы внутренних дел), а также на должностях, не являющихся должностями в органах внутренних дел, в случаях и на условиях, которые предусмотрены Федеральным законом от 30 ноября 2011 года N 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел российской федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», другими федеральными законами и (или) нормативными правовыми актами Президента Российской Федерации.

Регулирование правоотношений, связанных со службой в органах внутренних дел, осуществляется в соответствии с:

1) Конституцией Российской Федерации;

2) Федеральным законом от 30 ноября 2011 года N 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел российской федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»

3) Федеральным законом от 7 февраля 2011 года N 3-ФЗ «О полиции» (далее — Федеральный закон «О полиции»), Федеральным законом от 19 июля 2011 года N 247-ФЗ «О социальных гарантиях сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» и другими федеральными законами, регламентирующими правоотношения, связанные со службой в органах внутренних дел;

4) нормативными правовыми актами Президента Российской Федерации;

5) нормативными правовыми актами Правительства Российской Федерации;

6) нормативными правовыми актами федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел.

В случаях, не урегулированных перечисленными нормативными правовыми актами, к правоотношениям, связанным со службой в органах внутренних дел, применяются нормы трудового законодательства.

Порядок и условия прохождения государственной службы сотрудниками органов внутренних дел Российской Федерации до 01 января 2012 года (даты вступления в силу ФЗ от 30.11.2011 № 342-ФЗ) регулировались Положением о службе в органах внутренних дел Российской Федерации.

Согласно части 1 статьи 97, части 1 статьи 98 ФЗ от 30.11.2011 № 342-ФЗ с 01 января 2012 года указанное Положение в отношении сотрудников органов внутренних дел не применяется.

Вместе с тем, частью 3 статьи 97 Федерального закона от 30.11.2011 № 342-ФЗ установлено, что до приведения в соответствие с указанным Федеральным законом федеральных законов, иных нормативных правовых актов Российской Федерации, нормативных правовых актов федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, регламентирующих правоотношения, связанные со службой в органах внутренних дел, указанные нормативные правовые акты применяются в части, не противоречащей Федеральному закону от 30.11.2011 № 342-ФЗ.

Из указанной нормы следует, что Инструкция о порядке применения Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации, утвержденная Приказом МВД России от 14.12.1999 № 1038, подлежит применению до приведения ее в соответствие с Федеральным законом от 30.11.2011 № 342-ФЗ или признания утратившей силу.

Суды при разрешении дел о восстановлении на службе в целом правильно применяют положения вышеуказанных нормативных правовых актов, с учетом положений пункта 23 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», согласно которого при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, трудовой договор с которым расторгнут по инициативе работодателя, обязанность доказать наличие законного основания увольнения и соблюдения установленного порядка увольнения возлагается на работодателя.

В удовлетворении исковых требований о признании приказа об увольнении из органов внутренних дел незаконным, восстановлении на службе, компенсации морального вреда отказано, так как декриминализация деяния имеет обратную силу и определенные правовые последствия для лиц, совершивших преступления в прошлое время, в то же время не изменяет факта вступления в силу приговора суда, являющегося основанием для увольнения сотрудника из органов внутренних дел.

Ш. проходила службу в органах внутренних дел в должности инспектора направления анализа, планирования и контроля отдела МВД РФ по Олёкминскому району.

Постановлением Олёкминского районного суда РС (Я) от 06 апреля 2011 года приговор мирового судьи по судебному участку №57 Олёкминского района от 04 февраля 2011 года о признании Ш. виновной в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 130 Уголовного кодекса Российской Федерации, отменен. Уголовное дело и уголовное преследование в отношении Ш. прекращено в связи с примирением сторон.

В соответствии с Федеральным законом от 07 декабря 2011 года №420-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» статья 130 Уголовного кодекса Российской Федерации признана утратившей силу.

Приказом от 25 июня 2012 года №1141 л/с Ш. уволена по п.7 ч.3 ст.82 Федерального закона от 30.11.2011 N 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».

Ш. обратилась в суд с иском к Министерству внутренних дел по Республике Саха (Якутия) (далее по тексту- МВД по РС (Я)) о признании приказа об увольнении незаконным, его отмене, восстановлении на службе, взыскании денежного довольствия за время вынужденного прогула. Заявленные исковые требования истица мотивировала тем, что в связи с изданием закона, устраняющего преступность деяния, она не может считаться совершившей какое-либо преступление, а вынесенное постановление не может повлечь для нее никаких последствий, в том числе связанных со службой в органах внутренних дел, исходя из положений части 1 статьи 10 Уголовного кодекса Российской Федерации, согласно которой уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции, правильно исходил из того, что у ответчика имелись законные основания для увольнения истицы по п. 7 ч. 3 ст. 82 Федерального закона от 30.11.2011 N 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел РФ и внесения изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».

Согласно п. 7 ч. 3 ст. 82 ФЗ РФ «О службе в органах внутренних дел РФ и внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ» контракт подлежит расторжению, а сотрудник органов внутренних дел — увольнению в связи с осуждением сотрудника за преступление, а также в связи с прекращением в отношении сотрудника уголовного преследования за истечением срока давности, в связи с примирением сторон, вследствие акта об амнистии, в связи с деятельным раскаянием.

Соответствующие ограничения предусмотрены пунктом 3 части 1 статьи 29 Федерального закона от 7 февраля 2011 г . N 3-ФЗ «О полиции», в соответствии с которым сотрудник полиции не может находиться на службе в полиции в случае прекращения в отношении него уголовного преследования за истечением срока давности, в связи с примирением сторон, вследствие акта об амнистии, в связи с деятельным раскаянием.

Декриминализация деяния, имея обратную силу и определенные правовые последствия для лиц, совершивших преступления в прошлое время, в то же время не изменяет факта вступления в силу постановления суда о прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон, являющегося в данном случае основанием увольнения сотрудника органов внутренних дел.

Специальное законодательство о прохождении службы в органах внутренних дел Российской Федерации с 1991 года предусматривало ограничения для прохождения службы лицами, когда-либо имевшими судимость. В настоящее время Федеральным законом от 7 февраля 2011 года N 3-ФЗ «О полиции» установлен запрет на прохождение службы в полиции лицами, умышленно совершившими уголовно наказуемое деяние в период, когда совершение таких деяний было запрещено уголовным законом (пункт 2 части 1 статьи 29) .

Данные ограничения связаны с тем, что служба в органах внутренних дел является особым видом государственной службы, она направлена на реализацию публичных интересов, что предопределяет наличие у сотрудников, проходящих службу в указанных органах, специального правового статуса, обусловленного выполнением конституционно- значимых функций по обеспечению правопорядка и общественной безопасности. Законодатель, определяя правовой статус сотрудников, проходящих службу в органах внутренних дел, вправе устанавливать особые требования к их личным и деловым качествам. Установление таких требований обусловлено особыми задачами, принципами организации и функционирования правоохранительной службы, необходимостью поддержания доверия граждан к лицам, находящимся на службе в органах внутренних дел, направлено на обеспечение условий для эффективной профессиональной деятельности сотрудников внутренних дел.

Кроме того, вступление в силу закона, устраняющего преступность и наказуемость деяния, в соответствии с нормами уголовно-процессуального законодательства влечет строго определенные правовые последствия.

Частью 2 статьи 24 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации предусмотрено, что уголовное дело подлежит прекращению за отсутствием состава преступления в случае, когда до вступления приговора в законную силу преступность и наказуемость этого деяния были устранены новым уголовным законом.

В случае, если этот закон введен в действие после вступления приговора в законную силу, применяется другой порядок — освобождение осужденного от наказания судом в рамках стадии исполнения приговора ( пункт 13 статьи 397 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации). Таким образом, декриминализация деяния влияет лишь на отбытие осужденным наказания и не влечет отмены вступившего в силу приговора суда.

Таким образом, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что приказ об увольнении истицы является законным, основания для его отмены отсутствуют.

Определением судебной коллеги по гражданским делам Верховного Суда Республики Саха (Якутия) решение суда оставлено без изменения. (судья Филиппов О.Д. Д ело № 33-281-2013)

В удовлетворении иска о признании приказа об увольнении незаконным, восстановлении на службе отказано правомерно, поскольку в соответствии с действующим законодательством контракт подлежит расторжению в связи с осуждением сотрудника за преступление, а также в случае прекращения в отношении него уголовного преследования в связи с истечением срока давности .

А. обратился в суд с иском к Министерству внутренних дел по Республике Саха (Якутия) о признании приказа незаконным, восстановлении на службе, ссылаясь на то, что приказом от 19 марта 2012 года он был уволен со службы в органах внутренних дел. Поводом к увольнению явилось уголовное преследование истца по ч.1 ст. 264 Уголовного кодекса Российской Федерации. Уголовное дело было прекращено на основании ст. 3 п.3 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. На момент принятия А. на службу в милицию ограничений к службе лицам, в отношении которых уголовное преследование прекращено по различным основаниям, законодательством предусмотрено не было.

Оценив представленные доказательства, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что порядок увольнения А. не нарушен ответчиком.

Как видно из материалов дела и установлено судом, А. работал старшим оперуполномоченным по ОВД отделения планирования и взаимодействия при проведении специальных операций СОБР МВД.

Приказом МВД по РС (Я) от 19 марта 2012 года он был уволен на основании п.7 ч.3 ст. 82 Федерального закона от 30.11.2011 N 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».

Так, в соответствии с п. 7 ч.3 ст. 82 Федерального закона от 30.11.2011 N 342-ФЗ
«О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» сотрудник органов внутренних дел подлежит увольнению со службы в органах внутренних дел в связи с осуждением сотрудника за преступление, а также в связи с прекращением в отношении сотрудника уголовного преследования за истечением срока давности, в связи с примирением сторон, вследствие акта об амнистии, в связи с деятельным раскаянием

Судом установлено, что 25 сентября 1997 года в отношении А. возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч.1 ст. 264 Уголовного кодекса Российской Федерации.

15 декабря 1999 года уголовное дело в отношении А. прекращено в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности.

В соответствии с п.3 ч.1 ст. 29 Федерального закона от 07.02.2011 N 3-ФЗ «О полиции» сотрудник полиции не может находиться на службе в полиции в случае прекращения в отношении его уголовного преследования за истечением срока давности, в связи с примирением сторон, вследствие акта об амнистии, в связи с деятельным раскаянием.

Читайте так же:  158ч3 статья ук рф

При указанных обстоятельствах суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что у ответчика имелись законные основания для увольнения А. со службы в органах внутренних дел по п. 7 ч.3 ст. 82 Федерального закона от 30.11.2011 N 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», порядок увольнения не нарушен.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 15 августа 2012 года решение Якутского городского суда Республики Саха (Якутия) от 29 июня 2012 года оставлено без изменения ( судья Филиппов О.Д., Д ело № 33-2870/2012)

В удовлетворении иска о признании приказа об увольнении незаконным, восстановлении на службе, взыскании денежного довольствия за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда отказано, так как заявитель совершил проступок, порочащий честь сотрудника органов внутренних дел, выразившийся в незаконном приобретении и хранении наркотических средств.

Л. обратился в суд с вышеуказанным иском, ссылаясь на то, что был незаконно уволен из органов внутренних дел, просил признать незаконным приказ об увольнении №2156л/с от 12.11.2012 по п. 9 ч. 3 ст. 82 Федерального закона от 30 ноября 2011 года №342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», восстановить на службе в полиции, взыскать денежное довольствие за время вынужденного прогула.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований Л., суд первой инстанции правильно указал на то, что Л. совершил проступок, порочащий честь сотрудника органов внутренних дел, выразившийся в незаконном приобретении и хранении наркотических средств.

Из материалов дела следует, что Л. служил в органах внутренних дел в должности государственного инспектора отделения автотехнической инспекции отделения Государственной инспекции безопасности дорожного движения ММУ МВД России «Якутское» в звании капитана полиции, был уволен в связи с совершением проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел.

В соответствии с п. 9 ч. 3 ст. 82 Федерального закона от 30 ноября 2011 года №342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» контракт подлежит расторжению, а сотрудник органов внутренних дел увольнению со службы в органах внутренних дел в связи с совершением проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел.

Согласно пунктов 1 , 3 части 1 статьи 13 названного Федерального закона и статьи 8 Кодекса профессиональной этики во внеслужебное время сотрудник органов внутренних дел должен исходить из признания, соблюдения и защиты прав и свобод граждан, проявляя уважение, вежливость и тактичность по отношению к ним; поведение сотрудника всегда и при любых обстоятельствах должно быть безупречным, соответствовать нравственно-этическим принципам и не должно порочить деловую репутацию и его авторитет.

В соответствии с Кодексом профессиональной этики сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации честь сотрудника выражается в заслуженной репутации, добром имени, личном авторитете и проявляется в верности гражданскому и служебному долгу, данному слову и принятым нравственным обязательствам.

Основанием увольнения истца явилось совершение Л. проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел, которое выразилось в том, что 01 октября 2012 года истец был задержан сотрудниками ОРЧ собственной безопасности МВД по РС (Я) совместно с сотрудниками Управления Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков по РС (Я), у него был обнаружен и изъят бумажный сверток с растительной массой зеленого цвета, в результате исследования идентифицированный как наркотическое средство.

По результатам служебной проверки, утвержденной министром внутренних дел по РС (Я) 03.11.2012, Л. был уволен со службы по п. 9 ч. 3 ст. 82 Федерального закона от 30 ноября 2011 года №342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».

Кроме того, по данному факту постановлением старшего дознавателя ГД УФСКН РФ по РС (Я) О. № 43809 от 02.10.2012 возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 228 Уголовного кодекса РФ.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции правомерно отказал в удовлетворении иска.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 25 марта 2013 года решение Якутского городского суда Республики Саха (Якутия) от 25 января 2013 года оставлено без изменения ( судья Кузьмина М.А. , д ело № 33-1031/2013).

В удовлетворении исковых требований о восстановлении на службе в органах внутренних дел отказано, так как истица совершила грубое нарушение служебной дисциплины, процедура привлечения к дисциплинарной ответственности и последующего увольнения ответчиком соблюдена .

Ю. обратилась в суд с иском к Министерству внутренних дел Республики Саха (Якутия) ( далее по тексту МВД РС(Я)) о восстановлении на службе в органах внутренних дел, ссылаясь на то, что истица проходила службу в ММО МВД РФ «Томпонский». Приказом от 27 сентября 2012 г . контракт с Ю. расторгнут, и она уволена со службы по п. 6 ч. 2 ст. 82 ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» — грубое нарушение служебной дисциплины. Приказ вынесен на основании служебной проверки от 03 сентября 2012 г . Полагая незаконным свое увольнение, истица просила суд восстановить её на службе в прежней должности помощника начальника отдела – оперативного дежурного дежурной части ММО МВД РФ «Томпонский», взыскать денежное довольствие за дни вынужденного прогула с 28 сентября 2012 г . по день вынесения решения суда.

В соответствии с п. 6 ч. 2 ст. 82 Федерального закона «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» сотрудники органов внутренних дел могут быть уволены со службы в случае грубого нарушения служебной дисциплины.

В соответствии с ч. 1 ст. 47 Федерального закона «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» служебная дисциплина — соблюдение сотрудником органов внутренних дел установленных законодательством Российской Федерации, Присягой сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации, дисциплинарным уставом органов внутренних дел Российской Федерации, контрактом, приказами и распоряжениями руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, приказами и распоряжениями прямых и непосредственных руководителей (начальников) порядка и правил выполнения служебных обязанностей и реализации предоставленных прав.

Грубым нарушением служебной дисциплины сотрудником органов внутренних дел является, в том числе, совершение сотрудником виновного действия (бездействия), повлекшего за собой нарушение прав и свобод человека и гражданина, возникновение угрозы жизни и (или) здоровью людей, создание помех в работе или приостановление деятельности федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, его территориального органа, подразделения либо причинение иного существенного вреда гражданам и организациям, если это не влечет за собой уголовную ответственность ( п. 4 ч. 2 ст. 49 Федерального закона «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»).

Как видно из материалов дела, Ю. проходила службу в органах внутренних дел с 26 августа 1996 г . Приказом № 1232-л/с от 14 июля 2011 г . была назначена на должность помощника начальника по работе с личным составом (ф/б) ММО МВД РФ «Томпонский» по контракту на 3 года. В связи с изменением законодательства, регулирующего порядок прохождения службы в органах внутренних дел РФ, с Ю. 11 апреля 2012 г . заключен контракт о прохождении службы в органах внутренних дел РФ в соответствии с Федеральным законом «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». Приказом № 983-л/с от 01 июня 2012 г . Ю. на основании заключения служебной проверки УРЛС МВД по РС(Я) от 30 мая 2012 г . в порядке наложения дисциплинарного взыскания переведена на нижестоящую должность помощника начальника отдела – оперативного дежурного ММО МВД РФ «Томпонский». Приказом № 1765 л/с от 27 сентября 2012 г . с Ю. расторгнут контракт и она уволена со службы по п. 6 ч. 2 ст. 82 Федерального закона «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» в связи с грубым нарушением служебной дисциплины. С приказом об увольнении истица ознакомлена 04.10.2012 г.

Основанием для увольнения послужили заключение служебной проверки по факту грубого нарушения служебной дисциплины от 03 сентября 2012 г .; представление к увольнению Ю. из органов внутренних дел от 26 сентября 2012 г .

Согласно заключению по итогам служебной проверки было установлено, что 01 сентября 2012 г . в 5 часов 30 минут в камере ИВС ММО МВД России «Томпонский» произошло чрезвычайное происшествие: совершен суицид следственно-арестованным по ч. 1 ст. 131 УК РФ К. 31 августа 2012 г . в ММО МВД России «Томпонский» заступил дежурный наряд в составе, в том числе, исполняющей обязанности оперативного дежурного – майора полиции Ю. В ходе проверки доказано, что оперативный дежурный майор полиции Ю. не выполнила в течение дежурных суток требования п.п. 97, 99 Наставления, утвержденного приказом МВД России от 07.03.2006 № 14—дсп, а именно: установленный порядок и режим содержания подозреваемых и обвиняемых, выполнение сотрудниками наряда своих должностных обязанностей, лично смену постовых на посту не производила, обязанности по организации и руководству нарядами по охране и конвоированию подозреваемых и обвиняемых не знает, т.е. ею было допущено грубое нарушение служебной дисциплины.

При вынесении приказа № 1765 л/с от 27 сентября 2012 г . ответчиком были учтены тяжесть совершенного проступка, а также предшествующее отношение к службе.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции, исходя из установленных по делу обстоятельств, правильно применив нормы права, пришел к выводу о том, что майор полиции Ю. совершила грубое нарушение служебной дисциплины, процедура привлечения к дисциплинарной ответственности и последующего увольнения ответчиком соблюдена.

На основании изложенного, служебная проверка была проведена полно и объективно, факты, установленные в ходе служебной проверки, нашли подтверждение в судебном заседании. По данному факту истец представила объяснительную записку. По результатам служебной проверки 26 сентября 2012 г . составлено представление об увольнении Ю. из органов внутренних дел. С представлением об увольнении истица ознакомлена 27 сентября 2012 г .

Таким образом, порядок привлечения истицы к дисциплинарной ответственности, предусмотренный Федеральным законом «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», ответчиком соблюден, при определении вида дисциплинарного взыскания работодателем учтены предыдущая работа истца и тяжесть проступка.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 28 января 2013 года решение Томпонского районного суда Республики Саха (Якутия) от 19 ноября 2012 года оставлено без изменения ( судья Гаврильев В.М., дело №33-321-2013 ).

Действие п остановления Правительства РФ от 3 ноября 2011 года N 878 «Об установлении окладов месячного содержания сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации» распространяется на сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации, проходящих службу в органах внутренних дел Российской Федерации, с 1 января 2012 года.

Пунктом 3 Постановления Правительства РФ от 3 ноября 2011 года N 878 «Об установлении окладов месячного содержания сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации», изданного во исполнение Федерального закона от 19 июля 2011 года N 247-ФЗ «О социальных гарантиях сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», установлено, что действие настоящего Постановления распространяется на сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации, проходящих службу в органах внутренних дел Российской Федерации, с 1 января 2012 года.

Из пункта 1 Постановления Правительства РФ от 3 ноября 2011 года N 878 также следует, что новые размеры окладов установлены в соответствии с замещаемыми должностями по типовым должностям сотрудников органов внутренних дел РФ согласно приложению N 1 к названному Постановлению и которым присвоены специальные звания сотрудников органов внутренних дел согласно приложению N 4 к Постановлению.

В соответствии с ч. 16 ст. 36 Федерального закона от 30.11.2011 года N 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» денежное довольствие сотруднику органов внутренних дел в период нахождения в распоряжении федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, его территориального органа или подразделения выплачивается в порядке , предусмотренном законодательством Российской Федерации.

Согласно ч. 23 ст. 2 Федерального закона от 19.07.2011 года N 247-ФЗ «О социальных гарантиях сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» за сотрудником, находящимся в распоряжении федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, иного федерального органа исполнительной власти, в котором проходят службу сотрудники, его территориального органа или организации, входящей в систему указанного федерального органа, до истечения срока, определенного федеральным законом, регулирующим прохождение службы в органах внутренних дел, сохраняется денежное довольствие в размере должностного оклада по последней замещаемой должности и оклада по специальному званию, а также ежемесячная надбавка к окладу денежного содержания за стаж службы (выслугу лет).

Действие указанного постановления не распространяется в отношении лиц, находившихся в распоряжении органа внутренних дел по ранее замещаемой должности; в установленном законом порядке не прошедших внеочередную аттестацию, предусмотренную Указом Президента РФ от 1 марта 2011 года N 251 «О внеочередной аттестации сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации», не получивших специальное звание, предусмотренное ст. 26 Закона РФ «О полиции» и ст. 8 Федерального закона N 342-ФЗ от 30 ноября 2011 года «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».

Так, решением Якутского городского суда Республики Саха (Якутия) от 14 февраля 2013 года было отказано в удовлетворении иска Е. к МВД РС (Я) о взыскании денежного довольствия, исходя из размеров, установленных постановлением Правительства РФ от 3 ноября 2011 года N 878 «Об установлении окладов месячного содержания сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации».

Судом установлено, что Е. проходил службу в органах внутренних дел.

Согласно приказу МВД по РС (Я) от 05.12.2011 г. Е. был уволен с 31 декабря 2011 года в соответствии с п. «е» ст. 58 «Положения о службе в органах внутренних дел РФ» по сокращению штатов.

Приказом МВД по РС(Я) от 18.05.2012 г. Е. был зачислен в распоряжение МВД по РС(Я) с 31 декабря 2011 г . до решения вопроса о назначении на должность, либо увольнении из ОВД.

Согласно п. 5 данного приказа в период нахождения в распоряжении МВД в соответствии с п. 23 ст. 2 Федерального закона № 247-ФЗ от 19.07.2011 г. «О социальных гарантиях сотрудникам ОВД РФ и внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ» Е. установлен должностной оклад по последней занимаемой должности, оклад по специальному званию и ежемесячная надбавка за выслугу лет.

Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции, руководствуясь приведенными выше нормами, обоснованно исходил из того, что с 31 декабря 2011 года в установленном законом порядке внеочередную аттестацию, предусмотренную Указом Президента РФ от 01.03.2011 N 251, Е. не проходил, специальное звание ему не присваивалось, обязанности по последней занимаемой должности не выполнял, в отношении него решения о каких-либо дополнительных выплатах ответчик не выносил.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 10 апреля 2013 года решение Якутского городского суда Республики Саха (Якутия) от 14 февраля 2013 года оставлено без изменения, а апелляционная жалоба без удовлетворения.

Сотрудникам, зачисленным в распоряжение органа внутренних дел, выплачивается только оклад по ранее замещаемой должности, оклад по присвоенному специальному званию и процентная надбавка за выслугу лет.

Решением Якутского городского суда Республики Саха (Якутия) от 26 июня 2012 года удовлетворен иск А. к МВД по Республике Саха (Якутия) о признании приказа незаконным, внесении изменений в приказ от 21 октября 2011 года

А. обратился в суд с указанным иском к ответчику, ссылаясь на то, что он работал в органах внутренних дел с 1994 г ., с апреля 2010 г . назначен на должность начальника Отдела внутренних дел по Горному району Республики Саха (Якутия). Приказом Министерства внутренних дел по Республике Саха (Якутия) от 21 октября 2011 г . А. уволен с 24 ноября 2011 г . по п. «б» ч.1 ст.58 «Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации» (по достижении предельного возраста). С 26 сентября 2011 г . по 11 октября 2011 г ., с 7 ноября по 9 декабря 2011 г . (с указанием приступить к работе с 10 декабря 2011 г .) А. был временно нетрудоспособен, что подтверждается листками освобождения от служебных обязанностей по временной нетрудоспособности от 26 сентября 2011 г . и от 9 декабря 2011 г . А. просил о предоставлении недоиспользованных дней отпуска за 2010 год еще до своего увольнения, поскольку рапорт об увольнении подан лишь от 18 октября 2011 г . По его мнению, приказ об увольнении от 21 октября 2011 г . нарушает положение истца о выплатах при увольнении, размер денежного довольствия, подлежащего выплате, необоснованно сокращен. На период ВВК ему установлены должностной оклад, оклад по специальному званию и процентная надбавка за выслугу лет. Остальные выплаты не начислены. Истец считает, что денежное довольствие должно сохраняться в полном объеме, каковым оно было до отпуска.

Читайте так же:  Какие льготы у инвалида 2 группы в рб

Судом установлено, что приказом от 21 октября 2011 г . подполковник милиции А., находящийся в распоряжении МВД по РС (Я), был уволен с 24 ноября 2011 по п. «б» ч.1 ст.58 «Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации» (по достижении предельного возраста).

Приказом от 24 декабря 2011 г . приказ от 21 октября 2011 г . частично изменен, указано, А. считать уволенным с 10 декабря 2011 г . на основании листка освобождения от служебных обязанностей по временной нетрудоспособности от 9 декабря 2011 г .

Как следует из материалов дела, основанием увольнения А. явились его рапорта, поданные 17 июня 2011 г . и 18 октября 2011 г . на имя министра внутренних дел по РС (Я), в которых истец просил уволить его по достижению предельного возраста по пункту «б» ст. 58 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации. Рапортом от 14 ноября 2011 г . истец также просил предоставить отпуск за 2005, 2010 годы.

А. в период очередного отпуска за 2009-2010 гг. в количестве 61 к.д., без выезда (справка УРЛС МВД по РС (Я) с 17 августа 2011 г . по 22 октября 2011 г . находился на листке нетрудоспособности с 26 сентября 2011 г . по 12 октября 2011 г . (листок нетрудоспособности от 26 сентября 2011 г .).

По решению работодателя указанный период компенсирован истцу в виде пособия по временной нетрудоспособности в количестве 15 к.д., что подтверждено справкой МВД по РС (Я) от 31 мая 2012 г . и истцом не оспаривалось.

В последующем на основании приказа МВД по РС (Я) от 21 октября 2011 г . с 23 октября 2011 г . по 24 ноября 2011 г . истец находился в распоряжении МВД по РС (Я), уволен с 24 ноября 2011 г .

В указанный период истец согласно справки МСЧ МВД по РС (Я) от 9 декабря 2011 г ., частично — с 7 ноября по 15 ноября 2011 г . находился на стационарном лечении, затем по листку нетрудоспособности от 9 декабря 2011 г . с 16 ноября 2011 г . по 9 декабря 2011 г . проходил лечение амбулаторно.

Приказом МВД по РС (Я) от 24 декабря 2011 г . дата увольнения А. продлена, истец считается уволенным с 10 декабря 2011 г .

Судебная коллегия признала доводы представителя ответчика о том, что отпуск по листку временной нетрудоспособности не был продлен в связи с увольнением истца, заслуживающими внимания.

Так, 17 июня 2011 г . истец обратился к министру внутренних дел по РС (Я) с рапортом о предоставлении очередного отпуска за 2010-2011 гг. и неиспользованных дней отпуска с 01 июля 2011 года с последующим увольнением из органов внутренних дел по п. «б» ст.58 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации.

На указанном рапорте имеется виза руководителя работодателя – министра внутренних дел по РС (Я) от 23 июня 2012 г .: «Подготовить документы на увольнение. Отпуск компенсировать».

18 октября 2011 г . истец также обращался к министру внутренних дел по РС (Я) с рапортом об увольнении по п. «б» ст.58 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации по окончании отпуска с учетом листка временной нетрудоспособности.

14 ноября 2011 г . истец обращался к министру внутренних дел по РС (Я) с рапортом о предоставлении неиспользованного отпуска за 2005 г . и за 2010 г .

Вывод суда о том, что рапорт об увольнении истцом подан только 18 октября 2011 г . не соответствует материалам дела и является ошибочным, так как фактически рапорт об увольнении истцом был подан 17 июня 2011 г .

Таким образом, направление истцом указанных рапортов и действия ответчика по предоставлению истцу очередного отпуска с 17 августа 2011 г . по 22 октября 2011 г ., с последующим продлением нахождения истца в резерве МВД по РС (Я) на 1 месяц — с 23 октября 2011 г . по 23 ноября 2011 г . и увольнением с 24 ноября 2011 г ., позволяют сделать вывод о том, что истцу фактически предоставлен отпуск с последующим увольнением.

При этом, судебная коллегия признала установленным, что действия работодателя по последующему изменению даты увольнения истца по листку нетрудоспособности от 9 декабря 2011 г ., установленные приказом от 24 декабря 2011 г . с 24 декабря 2011 г . на 10 декабря 2011 г . совершены по решению работодателя и с согласия работника, что не противоречит действующему трудовому законодательству и не может свидетельствовать об обязанности работодателя таким же образом продлевать предоставленный отпуск и переносить дату увольнения пропорционально дням нетрудоспособности по листку нетрудоспособности от 26 сентября 2011 г .

Нормы Трудового кодекса Российской Федерации применяются к правоотношениям, возникающим при прохождении службы в случаях, предусмотренных специальными правовыми актами, или тогда, когда возникшие правоотношения не урегулированы специальными нормативными актами и требуется применение норм трудового законодательства.

В рассматриваем случае истец с первого дня начала отпуска фактически считался уволенным, а общие положения статьи 124 ТК РФ о продлении или переносе отпуска на другой срок при временной нетрудоспособности работника, определяемый работодателем с учетом пожеланий работника, применимы лишь в отношении лиц продолжающих после очередного отпуска трудовые отношения с работодателем. Поскольку истец находился в распоряжении органа внутренних дел и трудовые отношения фактически не исполнял, то следует считать его находящимся в отпуске с последующим увольнением.

Согласно Письму Роструда от 24.12.2007 № 5277-6-1 при предоставлении работнику отпуска с последующим увольнением днем увольнения считается последний день отпуска. Фактически трудовые отношения с работником прекращаются с момента начала отпуска. За время болезни в период отпуска выплачивается пособие по временной нетрудоспособности, но отпуск на число дней болезни не продлевается.

Системное толкование вышеуказанных разъяснений и норм трудового законодательства позволяет прийти к выводу о том, что суд допустил неправильное применение положений статьи 124 ТК РФ.

Учитывая изложенное позиция ответчика о том, что за время болезни в период отпуска с последующим увольнением А. выплачивалось пособие по временной нетрудоспособности и отпуск на число дней болезни не продлен, является обоснованным и соответствует материалам дела.

При таких обстоятельствах требования А. о признании приказов от 21.10.2011 года, от 24.12.2011 года незаконными, внесении изменений в указанные приказы и о возложении обязанности на ответчика изменить дату увольнения подлежали к отказу в удовлетворении.

В связи с реформированием органов внутренних дел был издан Указ Президента РФ от 24.12.2009 года № 1468 «О мерах по совершенствованию деятельности МВД РФ».

Приказом МВД по РС (Я) от 31 мая 2011 года весь личный состав, занимающий штатные должности ОВД по РС (Я), зачислен в распоряжение органов внутренних дел на срок до назначения на должность по результатам внеочередной аттестации, а лиц, не прошедших аттестацию, на срок, установленный Положением о службе в органах внутренних дел РФ.

Из материалов дела следует, что А. был зачислен в распоряжение МВД по РС (Я), за ним сохранен оклад по ранее замещаемой должности, оклад по присвоенному специальному званию, процентная надбавка за выслугу лет, надбавка за напряженность, ежемесячное денежное поощрение, стимулирующая надбавка.

Согласно ст.1 Федерального закона от 30.06.2002 № 78-ФЗ «О денежном довольствии сотрудников некоторых федеральных органов исполнительной власти, других выплатах этим сотрудникам и условиях перевода отдельных категорий сотрудников федеральных органов налоговой полиции и таможенных органов Российской Федерации на иные условия службы (работы)» денежное довольствие сотрудников состоит из оклада по занимаемой штатной должности, оклада по специальному званию, которые составляют оклад денежного содержания, из процентных надбавок за выслугу лет, ученую степень и ученое звание, иных дополнительных выплат.

Как видно из материалов дела, в обоснование признания незаконным приказа министра внутренних дел по РС (Я) от 21 октября 2011 г ., которым в связи с продлением срока нахождения в распоряжении МВД по РС (Я) на 1 месяц в связи с прохождением ВВК в распоряжение МВД по РС(Я) за А. установлен ранее установленный должностной оклад, оклад по специальному званию и процентная надбавка за выслугу лет без иных дополнительных выплат, суд ссылается на статью 6 Положения о денежном довольствии сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации, утвержденного Приказом МВД России от 14.12.2009 № 960, согласно которой размер надбавок и дополнительных выплат может быть изменен соответствующим приказом в случае изменения оснований и условий их установления.

Судебная коллегия не согласилась с данными выводами суда первой инстанции.

Для удовлетворения исковых требований в этой части у суда не имелось оснований, поскольку Федеральным законом от 30.11.2011 N 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», принятым позднее, чем вышеуказанный нормативный акт, установлено, что сотрудникам, зачисленным в распоряжение органа внутренних дел, выплачивается только оклад по ранее замещаемой должности, оклад по присвоенному специальному званию и процентная надбавка за выслугу лет.

В соответствии с п. 16.1 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации и текста Присяги сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации, утвержденного Постановлением Верховного Совета РФ от 23.12.1992 № 4202-1, сотрудник органов внутренних дел может находиться в распоряжении органов внутренних дел при нахождении за штатом (в случае ликвидации или реорганизации органа внутренних дел (подразделения), сокращения численности или штата сотрудников органа внутренних дел (подразделения).

На период нахождения в распоряжении органов внутренних дел сотруднику сохраняется денежное довольствие в размере оклада по ранее замещаемой должности, оклада по присвоенному специальному званию, процентной надбавки за выслугу лет.

По решению начальника соответствующего органа внутренних дел сотруднику органа внутренних дел могут также выплачиваться премия за образцовое исполнение служебных обязанностей, единовременное денежное вознаграждение за добросовестное исполнение служебных обязанностей по итогам календарного года, материальная помощь, ежемесячная надбавка к должностному окладу за работу со сведениями, составляющими государственную тайну, ежемесячная надбавка за сложность, напряженность и специальный режим службы и могут производиться другие выплаты с учетом фактически исполняемых служебных обязанностей.

Изложенный пункт Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации и текст Присяги сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации введены Федеральным законом от 22.07.2010 № 156-ФЗ.

Таким образом, при установлении сотрудникам органов внутренних дел, освобожденным от должности и зачисленным в распоряжение органа внутренних дел, необходимо руководствоваться требованиями Положения о службе в органах внутренних дел, утвержденного Постановлением Верховного Совета РФ от 23.12.1992 № 4202-1 в редакции Федерального закона от 22.07.2010 № 156-ФЗ. При этом правила, установленные Положением о денежном довольствии сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации, утвержденным Приказом МВД России от 14.12.2009 № 960, применяются в части, не противоречащей Федеральному закону от 22.07.2010 № 156-ФЗ, как нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу и принятому после Положения, утвержденного Приказом МВД России от 14.12.2009 № 960.

В соответствии с законодательством, действующим на момент возникновения спорных правоотношений, выплаты, указанные А., в том числе надбавка за напряженность, ежемесячное денежное поощрение, стимулирующая надбавка могут назначаться сотрудникам органов внутренних дел, зачисленным в распоряжение органа внутренних дел, по решению руководителя органа внутренних дел, что не является обязанностью руководителя органа внутренних дел.

Пунктом 16.1 Положения о службе в органах внутренних дел, утвержденного Постановлением Верховного Совета РФ от 23.12.1992 № 4202-1 также предусмотрено, что на сотрудника, зачисленного в распоряжение органов внутренних дел, распространяется режим рабочего времени, установленный в соответствующем органе (подразделении) внутренних дел.

Таким образом, действующим законодательством предусмотрена выплата указанным сотрудникам денежного довольствия в размере оклада по ранее замещаемой должности, оклада по присвоенному специальному званию, процентной надбавки за выслугу лет.

Доводы апелляционной жалобы о том, что истец не имел права на указанную выплату, поскольку в спорный период находился в распоряжении начальника МВД по РС (Я), должностных обязанностей начальника ОВД по Горному району не исполнял, на должность начальника ОВД по Горному району назначен другой сотрудник, которому были установлены доплаты, в том числе стимулирующие выплаты, судебная коллегия признала состоятельными.

Приказом МВД по РС (Я) от 22 июня 2011 г . № 1127 л/с «О сохранении стимулирующих выплат на период нахождения в распоряжении ОВД» предписано сохранить дополнительные стимулирующие выплаты сотрудникам МВД по РС (Я), содержащимся за счет средств федерального бюджета, зачисленным в распоряжение ОВД на период фактического исполнения ими служебных обязанностей по ранее занимаемым должностям.

Поскольку истец фактически не исполнял свои служебные обязанности по занимаемой им должности, так как находился в очередном отпуске с последующим увольнением, указанная стимулирующая выплата ему не подлежит выплате.

Апелляционная коллегия отменила решение суда первой инстанции в связи с нарушением норм материального права в виде неправильного истолкования закона. Решение Якутского городского суда Республики Саха (Якутия) отменено и вынесено новое решение, которым в удовлетворении иска А.отказано.

Порядок выплаты денежного довольствия сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации регулируется специальным законодательством.

Решением Якутского городского суда РС (Я) от 23 марта 2011 г . был частично удовлетворен иск Я. к МВД по Республике Саха (Якутия) о взыскании задолженности по заработной плате и возмещении морального вреда. Взысканы с ответчика в пользу истца: задолженность по заработной плате в размере 753784 рублей, компенсация морального вреда в размере 5 000 рублей, расходы на услуги представителя — 8 000 рублей.

Истец состоял на службе в органах внутренних дел с 1996 года. В период с 5 марта 2009 по 17 августа 2009 г . согласно приказу МВД по РС(Я) от 17 февраля 2009 г . находился в служебной командировке в составе сводного отряда милиции ППСМ МВД по РС(Я) в Республике Северная Алания-Осетия. Обратился в суд с иском к МВД РС(Я) о взыскании задолженности по заработной плате, указывая на то, что за время командировки ему не оплачена служба в ночное время и праздничные дни.

Удовлетворяя требования истца, суд применил нормы Трудового кодекса РФ, регулирующие оплату труда за сверхурочное время и в праздничные дни.

Между тем, порядок прохождения службы и оплаты труда сотрудников органов внутренних дел регулируется специальным законом и специальными подзаконными актами.

Дополнительные гарантии и компенсации военнослужащим и сотрудникам федеральных органов исполнительной власти, участвующим в контртеррористических операциях и обеспечивающим правопорядок и общественную безопасность на территории Северо-Кавказского региона Российской Федерации, установлены Постановлением Правительства РФ от 9 февраля 2004 г ., в том числе оклады по должности и специальному званию с повышением на 50%, ежемесячная процентная надбавка за выслугу лет исходя из повышенного оклада денежного содержания, ежемесячная надбавка за особые условия службы в размере 100 процентов оклада по должности, полевые (суточные) в 3-кратном размере установленной нормы, льготное исчисление выслуги лет и другие.

Указанные льготы и гарантии связаны с особым режимом работы, изначально не предполагающим соблюдение нормальной продолжительности рабочего времени, и с иными правилами нормирования труда по сравнению с обычными условиями службы.

Денежные выплаты, предусмотренные указанным Постановлением Правительства РФ, истец получил своевременно, что им не оспаривалось.

В связи с тем, что нормы Трудового Кодекса РФ могут применяться к правоотношениям, возникающим при прохождении службы в органах внутренних дел лишь в случаях, если они не урегулированы специальными законами и нормативными актами, по данному делу нормы Трудового кодекса РФ об оплате труда за сверхурочное время и за работу в праздничные дни не применяются.

В связи с указанным неправильным толкованием и применением норм материального права решение суда судебной коллегией отменено, и вынесено новое решение об отказе в удовлетворении иска.

В целях исключения ошибок при рассмотрении гражданских дел по искам сотрудников органов внутренних дел рекомендовать районным и городским судам Республики Саха (Якутия) следить за изменениями законодательства о порядке прохождения службы в органах внутренних дел, судебной практики, руководствоваться настоящим Обзором для учета содержащихся в нем правовых позиций в правоприменительной деятельности.