Судебная практика по договорам перевода долга

Энциклопедия судебной практики. Условия и форма перевода долга (Ст. 391 ГК)

Энциклопедия судебной практики
Условия и форма перевода долга
(Ст. 391 ГК)

1. Общая характеристика условий перевода долга

Статья 391 ГК РФ применялась судом в ранее действовавшей редакции, которая не определяла последствий нарушения требования об обязательном согласии кредитора на перевод долга. В новой редакции статьи пункт 2 содержит прямое указание о том, что при отсутствии такого согласия перевод долга является ничтожным.

1.1. Без согласия кредитора перевод долга совершен быть не может

По общему правилу, закрепленному в статье 391 ГК РФ, перевод долга осуществляется только при наличии согласия кредитора. Указанное положение защищает имущественное положение кредитора в обязательстве, позволяя ему выразить обязательную для сторон волю относительно возможности вступления или невступления в обязательство нового должника.

По общему правилу, закрепленному в ст. 391 Гражданского кодекса Российской Федерации, перевод долга осуществляется только при наличии согласия кредитора. Указанное положение защищает имущественное положение кредитора в обязательстве, позволяя ему выразить обязательную для сторон волю относительно возможности вступления или невступления в обязательство нового должника.

По общему правилу, закрепленному в ст. 391 Гражданского кодекса Российской Федерации, перевод долга осуществляется только при наличии согласия кредитора. Указанное положение защищает имущественное положение кредитора в обязательстве, позволяя ему выразить обязательную для сторон волю относительно возможности вступления или невступления в обязательство нового должника.

По общему правилу, закрепленному в ст. 391 Гражданского кодекса Российской Федерации, перевод долга осуществляется только при наличии согласия кредитора. Указанное положение защищает имущественное положение кредитора в обязательстве, позволяя ему выразить обязательную для сторон волю относительно возможности вступления или невступления в обязательство нового должника.

По общему правилу, закрепленному в ст. 391 Гражданского кодекса Российской Федерации, перевод долга осуществляется только при наличии согласия кредитора. Указанное положение защищает имущественное положение кредитора в обязательстве, позволяя ему выразить обязательную для сторон волю относительно возможности вступления или невступления в обязательство нового должника.

1.2. Соглашение о переводе должником своего долга на другое лицо при отсутствии согласия кредитора в силу прямого указания закона относится к ничтожным сделкам

Сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, по общему правилу является оспоримой (пункт 1 статьи 168 ГК РФ). В силу прямого указания закона к ничтожным сделкам, в частности, относятся: соглашение о переводе должником своего долга на другое лицо при отсутствии согласия кредитора (пункт 2 статьи 391 ГК РФ);

1.3. Перевод обязанности по уплате неустойки без перевода обязанности по уплате основного долга не противоречит законодательству

Отношения по уплате неустойки являются обязательственными, следовательно, на них распространяются положения главы 24 ГК РФ. Данная глава Кодекса не содержит запрета на перевод обязанности по уплате неустойки в отрыве от обязанности по исполнению основного долга. Поэтому вывод суда о ничтожности спорной сделки неверен.

1.4. Обязанность сохранения первоначального целевого использования имущества не является переводом долга в силу ст. 391 ГК РФ

Сохранение целевого назначения имущества для нового собственника допускалось на основании законодательства о приватизации. Указанное обстоятельство определяет обязанность всех участников гражданского оборота в случае приобретения такого имущества в период действия соответствующих условий обеспечить их соблюдение в полном объеме. Поэтому обязанность сохранения первоначального целевого использования имущества не является переводом долга в силу статьи 391 Гражданского кодекса Российской Федерации.

1.5. Перевод долга на другое лицо — это заключаемое с согласия кредитора письменное соглашение между должником и новым должником, в результате которого происходит замена стороны обязательства, которое при этом должно быть действительным

В соответствии со статьей 391 Гражданского кодекса Российской Федерации перевод долга на другое лицо — это заключаемое с согласия кредитора письменное соглашение между должником и новым должником, в результате которого происходит замена стороны обязательства: первоначального должника новым должником. По смыслу указанной нормы переводимое на нового должника обязательство должно быть действительным.

1.6. Передача кредиторской задолженности при подготовке проведения правопреемства не является переводом долга в порядке ст. 391 ГК РФ и не требует согласия кредитора

Объединение обратилось с иском о признании такого перевода несостоявшимся и применении последствий недействительности сделки. Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд исходил из того, что действия ЗАО по передаче ООО кредиторской задолженности объединения не основаны на переводе долга в рамках положений статьи 391 ГК РФ, а являются следствием комплекса подготовительных мероприятий по проведению правопреемства.

1.7. Перевод долга осуществляется с целью освобождения первоначального должника от обязательства с одновременным его возложением на нового должника при сохранении прав кредитора

В соответствии с пунктом 1 статьи 391 Гражданского кодекса Российской Федерации перевод должником своего долга на другое лицо допускается лишь с согласия кредитора.

Перевод долга представляет собой сделку, для совершения которой необходимо волеизъявление первоначального и нового должников, а также кредитора. Целью перевода долга является освобождение первоначального должника от обязательства с одновременным его возложением на нового при сохранении прав кредитора.

Целью перевода долга является освобождение первоначального должника от обязательства с одновременным его возложением на нового должника при сохранении прав кредитора. При этом обязательство должно быть перенесено во всей своей юридической целостности, с сохранением обеспечений и возражений, которые могут быть связаны с долгом.

Суд кассационной инстанции соглашается с выводом суда апелляционной инстанции о том, что целью перевода долга является освобождение первоначального должника от обязательства с одновременным возложением того же самого обязательства на нового должника. При этом права кредитора сохраняются в полном объеме.

В соответствии со ст. 391 ГК РФ перевод должником своего долга на другое лицо допускается лишь с согласия кредитора. К форме перевода долга соответственно применяются правила п. 1, 2 ст. 389 ГК РФ.

Из содержания ст. 389 ГК РФ следует, что форма сделки по переводу долга должна соответствовать форме сделки, на которой основан перевод долга. Целью перевода долга является освобождение первоначального должника от обязательства с одновременным его возложением на нового должника при сохранении прав кредитора.

Целью перевода долга является освобождение первоначального должника от обязательства с одновременным его возложением на нового должника при сохранении прав кредитора.

Из содержания ст. 389 ГК РФ следует, что форма сделки по переводу долга должна соответствовать форме сделки, на которой основан перевод долга. Целью перевода долга является освобождение первоначального должника от обязательства с одновременным его возложением на нового должника при сохранении прав кредитора.

1.8. Заинтересованное лицо вправе в подтверждение заключения договора перевода долга представить в суд письменные доказательства в виде расписки

Истцом не был представлен договор по переводу долга, подписанный одновременно как истцом, так и ответчиком как физическим лицом.

Однако отсутствие такого договора в соответствии с положениями ст. 389 ГК РФ не препятствует заинтересованному лицу в подтверждение заключения такого договора представить письменные доказательства.

В подтверждение заключения такого договора истцом была представлена расписка, составленная и подписанная ответчиком как физическим лицом, который являлся одновременно единственным учредителем и участником ООО, имеющим 100% долю в уставном капитале общества.

В данной расписке ответчик взял на себя обязательство по выплате денежных средств в счет исполнения обязательств ООО.

Следовательно, обязательство может считаться заключенным, так как оно порождает правовые последствия, в том числе предусмотренные ст. 389, 391 ГК РФ.

1.9. Предмет договора перевода долга признается согласованным, если условия договора позволяют установить конкретное обязательство, из которого возник долг, которое должно быть индивидуализировано его сторонами

Исходя из положений ст.ст. 391, 392 ГК РФ предмет договора перевода долга считается согласованным, если условия договора позволяют установить конкретное обязательство, из которого возник долг. При этом стороны при заключении договора перевода долга должны индивидуализировать это обязательство.

По смыслу статей 391, 392 Гражданского кодекса Российской Федерации предмет договора перевода долга считается согласованным, если условия договора позволяют установить конкретное обязательство, из которого возник долг и получено согласие кредитора на такой перевод.

1.10. Для перевода долга необходимо наличие волеизъявления трех сторон — двух должников (прежнего и нового) и кредитора

Согласно пункту 1 статьи 391 ГК РФ перевод должником своего долга на другое лицо допускается лишь с согласия кредитора.

Исходя из содержания данной нормы, перевод долга предполагает наличие волеизъявления трех сторон — двух должников (прежнего и нового) и кредитора.

1.11. Соглашение о переводе долга одним АО на другое на основании ст. 391 ГК РФ, если сумма переводимого долга превышает 25% балансовой стоимости активов АО, принимающего долг, подлежит заключению с соблюдением требований ст. 79 Закона об АО

Соглашение о переводе долга одним акционерным обществом на другое общество в порядке, предусмотренном статьей 391 Гражданского кодекса Российской Федерации, должно заключаться с соблюдением требований статьи 79 Закона об акционерных обществах, если сумма переводимого долга превышает 25 процентов балансовой стоимости активов акционерного общества, принимающего долг.

1.12. Размер задолженности не является существенным условием договора перевода долга

Исходя из положений статей 391 и 392 Гражданского кодекса Российской Федерации предмет договора перевода долга считается согласованным, если условия договора позволяют установить конкретное обязательство, из которого возник долг. Размер задолженности не является существенным условием такого договора.

2. Форма перевода долга

2.1. Перевод долга является трехсторонним договором, который считается заключенным с момента достижения тремя сторонами в письменной форме соглашения по всем существенным условиям

В соответствии со статьей 391 Кодекса перевод должником своего долга на другое лицо допускается лишь с согласия кредитора. Таким образом, данный вид договора является трехсторонним и считается заключенным с момента достижения тремя сторонами в письменной форме соглашения по всем существенным условиям, в том числе путем направления предложения о заключении договора (оферты) и принятия предложения другой стороной (акцепта).

2.2. Соглашение о переводе долга, заключенное посредством направления и получения документов с использованием электронной почты, признается противоречащим ч. 1 ст. 389 ГК РФ

Доводы заявителя кассационной жалобы, аналогичные доводам апелляционной жалобы о том, что соглашения о переводе долга заключены посредством направления и получения документов с использованием электронных почтовых ящиков, правомерно отклонены судом апелляционной инстанции, как противоречащие требованиям части 1 статьи 389 ГК РФ, а также условиям договора, согласно которым ни одна из сторон не вправе без письменного согласия другой стороны передавать свои права и обязанности по договору. При этом факсимильные документы имеют юридическую силу только с момента предоставления оригиналов документов. Условиями договора не предусмотрен порядок обмена документов и подписания соглашений к нему посредством электронной почты, с указанием адресов сторон.

2.3. Соглашение о переводе долга по договору аренды здания, подлежащему регистрации, также подлежит государственной регистрации, а в случае ее отсутствия признается незаключенным

Соглашение о переводе долга по договору аренды здания, подлежащему государственной регистрации, также подлежит государственной регистрации и при отсутствии ее считается незаключенным.

Поскольку в силу пункта 4 статьи 391 ГК РФ к форме перевода долга соответственно применяются правила, содержащиеся в статье 389 названного Кодекса, заявленный вывод косвенным образом подтверждается и пунктом 12 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 16.02.2001 N 59 «Обзор практики разрешения споров, связанные с применением Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», где сказано, что соглашение о переводе долга по договору аренды здания, подлежащему государственной регистрации, также подлежит государственной регистрации и при отсутствии её считается незаключенным.

2.4. Законодательством не предусмотрена форма дачи согласия кредитора на перевод долга

Закон не устанавливает какой-либо формы дачи согласия кредитора на перевод долга.

Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

В «Энциклопедии судебной практики. Гражданский кодекс РФ» собраны и систематизированы правовые позиции судов по вопросам применения статей Гражданского кодекса Российской Федерации.

Каждый материал содержит краткую характеристику позиции суда, наиболее значимые фрагменты судебных актов, а также гиперссылки для перехода к полным текстам.

Материал приводится по состоянию на 1 июля 2018 г.

См. информацию об обновлениях Энциклопедии судебной практики

При подготовке «Энциклопедии судебной практики. Гражданский кодекс РФ» использованы авторские материалы, предоставленные творческим коллективом под руководством доктора юридических наук, профессора Ю. В. Романца, а также М. Крымкиной, О. Являнской (Части первая и вторая ГК РФ), Ю. Безверховой, А. Вавиловым, А. Горбуновым, А. Грешновым, Р. Давлетовым, Е. Ефимовой, М. Зацепиной, Н. Иночкиной, А. Исаковой, Н. Королевой, Е. Костиковой, Ю. Красновой, Д. Крымкиным, А. Куликовой, А. Кусмарцевой, А. Кустовой, О. Лаушкиной, И. Лопуховой, А. Мигелем, А. Назаровой, Т. Самсоновой, О. Слюсаревой, Я. Солостовской, Е. Псаревой, Е. Филипповой, Т. Эльгиной (Часть первая ГК РФ), Н. Даниловой, О. Коротиной, В. Куличенко, Е. Хохловой, А.Чернышевой (Часть вторая ГК РФ), Ю. Раченковой (Часть третья ГК РФ), Д. Доротенко (Часть четвертая ГК РФ), а также кандидатом юридических наук С. Хаванским, А. Ефременковым, С. Кошелевым, М. Михайлевской.

Новые правила перевода долга: «Сюрприз» для должника?

С 01 июля 2014 года вступила в силу основная часть изменений норм Гражданского кодекса о переводе долга, внесенная Федеральным законом от 21.12.2013 № 367-ФЗ.

Теперь согласно статье 391 ГК РФ у предпринимателей появилась возможность заменить должника в обязательстве по договору между кредитором и новым должником (т.н. кумулятивный перевод).

Раньше это было возможно только по соглашению между первоначальным и новым должниками. Сейчас же, например, кредитор может сам найти фирму, которая вернет займ за организацию-должника, и заключить с ней соответствующий договор.

При этом в законе прямо не указано ни об уведомлении, ни о согласии «старого» должника на кумулятивный перевод долга.

То есть, на первый взгляд, должник может и не знать, что он больше не должен.

Вот такой вроде как сюрприз для должника. Но сюрприз ли?

Поэтому первый вопрос, который здесь возникает: нужно ли уведомлять или спрашивать согласия у «старого» должника на его замену.

Анализ норм ГК РФ позволяет сделать вывод, что уведомление должника необходимо. Во-первых, исходя из принципа добросовестности участников оборота. Во-вторых, в п. 3 статьи 391 ГК есть оговорка о праве должника отказаться от освобождения от исполнения обязательства. Если мы его не будем уведомлять должника, то он сможет реализовать свое право на такой отказ.

Необходимость спрашивать согласия должника в случае, если его долг является неденежным, прямо из закона не следует, но может быть сделан на основании его систематического толкования (в частности, имеется в виду п. 4 ст. 388 ГК РФ). А вот по денежному долгу такого вывода из закона сделать не получится, так что теоретически можно согласия не спрашивать.

Однако не исключено, что в случае спора суд признает получение согласия первоначального должника необходимым (для любого долга), исходя из истории появления норм о кумулятивном переводе долга. Ведь в Концепции развития гражданского законодательства РФ было указано, что «…сделки по принятию на себя чужого долга по соглашению с кредитором могут быть предусмотрены при условии их использования только в сфере предпринимательских отношений и при обязательном согласии первоначального должника.».

В итоге можно констатировать, что для кумулятивного перевода долга необходимо, как минимум, уведомить прежнего должника о переводе долга.

При этом во избежание оспаривания в дальнейшем сделки перевода долга должником лучше уведомить его о переводе предварительно, а не post factum.

Ведь личность кредитора иногда все же имеет для должника значение, а освобождение от обязанности не всегда для него выгодно, поэтому последующее уведомление может стать для должника пусть и сюрпризом, но неприятным.

Пример, который на поверхности: против кредитора у должника может иметься встречное требование, которое он готов был предъявить к зачету и ожидал только наступления срока исполнения. Избавившись от долга, должник утратил и право на зачет. То есть, видимо, сюрприза все-таки быть не должно.

К слову о сюрпризах!

Из п. 3 статьи 391 следует, что при кумулятивном переводе долга старый и новый должники несут солидарную или субсидиарную ответственность, если первоначальный должник не освобожден от исполнения обязательства.

Последние слова наводят на мысль о том, что можно в обход запрета дарения между коммерческими организациями заключить договор, по которому новый должник безвозмездно (без появления у него права требования к старому должнику) примет на себя чужой долг. Например, организация «Х», желая безвозмездно сделать сюрприз фирме «У», оплатит за нее долг кредитору за товар, освободив тем самым должника от обязанности по оплате.

Таким образом, на первый взгляд, фраза «освобождение должника от обязательства» прямо противоречит статье 575 ГК РФ (которая запрещает дарение между коммерческими организациями) и выявляет ее несостоятельность.

Учитывая наличие запрета дарения, под освобождением от исполнения обязательства может иметься в виду только освобождение именно перед кредитором, то есть выбытие должника из обязательства, как в обычном переводе долга.

Подтверждением тому может служить и абзац 2 п. 3 ст. 391, согласно которому к исполнившему должнику переходят права кредитора.

То есть, в результате кумулятивного перевода к новому должнику перейдут права кредитора требовать исполнения, а прежний должник все равно обязан будет оплатить, но уже не своему, а новому кредитору (должнику, который исполнил за него обязанность).

Так что и тут сюрприза не получится.

И все-таки сделать должнику сюрприз, правда, неприятный, кредитор может.

Ведь даже если в договоре (например, займа) стороны установили для кредитора запрет уступать права требования к должнику, то кредитору ничто не мешает заключить договор кумулятивного перевода долга, который повлечет для должника те же последствия, что уступка: он будет должен новому кредитору.

В результате, экономический эффект цессии будет достигнут, а старому должнику останется только ссылаться на злоупотребление правом со стороны кредитора и доказывать притворность сделки.

Должнику, который опасается такого сценария, можно предложить включить в договор условие о том, что помимо уступки прав требования запрещается и кумулятивный перевод долга.

В итоге можно констатировать: с помощью новых правил перевода долга сделать должнику сюрприз не получится!

Арбитражный суд Республики Коми

Объявление о проведении третьего этапа конкурса (собеседование) на включение в кадровый резерв по должностям государственной гражданской службы «начальник отдела», «консультант»

Поздравляем с Днём Конституции Российской Федерации!

Объявление о проведении второго этапа конкурса (тестирования) на включение в кадровый резерв по должностям государственной гражданской службы «начальник отдела», «консультант»

Обзор судебной практики по вопросам применения норм об уступке права (требования) и переводе долга

«ОДОБРЕН»
Постановлением Президиума
Арбитражного суда Республики Коми
от 16 апреля 2010 года №2

О Б З О Р
СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ
ПО ВОПРОСАМ ПРИМЕНЕНИЯ НОРМ
ОБ УСТУПКЕ ПРАВА (ТРЕБОВАНИЯ)
И ПЕРЕВОДЕ ДОЛГА

г.Сыктывкар
2010 год

РАЗДЕЛ 1. ВВЕДЕНИЕ

РАЗДЕЛ 2. УСТУПКА ПРАВА (ТРЕБОВАНИЯ)

РАЗДЕЛ 3. ПЕРЕВОД ДОЛГА

РАЗДЕЛ 4. УСТУПКА ПРАВА (ТРЕБОВАНИЯ) В ПРОЦЕССЕ НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ (БАНКРОТСТВА) ЦЕДЕНТА

РАЗДЕЛ 5. ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ПРАВОПРЕЕМСТВО ПРИ ПЕРЕМЕНЕ ЛИЦ В ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕ

РАЗДЕЛ 1. ВВЕДЕНИЕ

Перемена лиц в обязательстве регулируется главой 24 Гражданского кодекса Российской Федерации, которая предусматривает следующие виды:

— уступка права (требования) или цессия, которая означает переход прав кредитора в обязательстве к другому лицу;

— перевод долга, именуемый делегацией, который означает замену должника в обязательстве.

Помимо этого, сделка по перемене лиц в обязательстве может носить смешанный характер и соединять в себе как уступку требования, так и перевод долга.

В настоящее время действует и подлежит применению судами разработанный Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации, утвержденный Информационным письмом Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.10.2007 №120 (далее — Информационное письмо ВАС РФ от 30.10.2007 №120), который содержит много новелл в подходах к разрешению споров, связанных с применением положений гражданского законодательства о перемене лиц в обязательстве.

Читайте так же:  18 этаж варфейс ликвидация

В соответствии с пунктом 1 статьи 382 Гражданского кодекса Российской Федерации право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона (например, вследствие исполнения обязательств должника его поручителем (статья 365 Гражданского кодекса Российской Федерации), и др.).

Для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором (пункт 2 статьи 382 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Кредитор вправе уступить свое требование другому лицу, если это не запрещено законом. Так, не подлежат уступке регрессные требования (абзац 2 пункта 1 статьи 382 Гражданского кодекса Российской Федерации), требования, неразрывно связанные с личностью кредитора, такие как алиментные требования, требования о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью, уступка личных неимущественных прав, нематериальных благ и др. (статья 383 Гражданского кодекса Российской Федерации), требования по обязательствам, в которых личность кредитора имеет существенное значение для должника, без согласия должника (пункт 2 статьи 388 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Предметом уступки может быть принадлежащее кредитору конкретное обязательственное право, или право требования, которое должно быть указано в договоре цессии. Требование индивидуализируется через определение:

— кредитора и должника,

— содержание требования (какие действия должник обязан выполнить для исполнения обязательства,

— основания возникновения требования (правоустанавливающие документы, подтверждающие наличие обязательств должника и право кредитора требовать их исполнения).

В настоящее время действительность договора об уступке права (требования) не ставится в зависимость от действительности или недействительности требования, переданного новому кредитору на основании этого соглашения. В пункте 1 Информационного письма ВАС РФ от 30.10.2007 №120 указано, что недействительность требования, переданного на основании соглашения об уступке права (требования) не влечет недействительность этого соглашения, но является основанием для нового кредитора (цессионария) привлечь кредитора, уступившего требование (цедента), к ответственности по статье 390 Гражданского кодекса Российской Федерации.

По общему правилу, закрепленному в статье 384 Гражданского кодекса Российской Федерации, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в объеме и на условиях, которые существовали к моменту перехода права, включая права, обеспечивающие исполнение обязательства и право на неуплаченные проценты. В соответствии с пунктом 2 статьи 385 Гражданского кодекса Российской Федерации на цеденте лежит обязанность по передаче цессионарию документов, удостоверяющих право требования.

В Информационном письме ВАС РФ от 30.10.2007 №120 отражены следующие существенные моменты, касающиеся предмета договора уступки права (требования):

— уступка части права (требования) по обязательству, предмет исполнения по которому делим, не противоречит законодательству (пункт 5);

— соглашение об уступке права (требования), предметом которого является не возникшее на момент данного соглашения право, не противоречит законодательству (пункт 4);

— уклонение цедента от передачи цессионарию документов, удостоверяющих переданное последнему право (требование), само по себе не свидетельствует о том, что данное право (требование) не перешло к цессионарию (пункт 11);

— уступка права (требования) на возмещение убытков не противоречит законодательству (пункт 17 Информационного письма ВАС РФ от 30.10.2007 №120);

— уступка возникшего в связи с нарушением обязательства права (требования) на подлежащую уплате неустойку допустима и в том случае, когда на момент совершения уступки размер неустойки окончательно не определен (пункт 16 Информационного письма ВАС РФ от 30.10.2007 №120).

Кредитор обязан уведомить должника о переходе прав кредитора к другому лицу в письменной форме, что следует из пункта 3 статьи 382 Гражданского кодекса Российской Федерации. В противном случае новый кредитор (цессионарий) несет риск вызванных этим неблагоприятных последствий, таких как исполнение должником своих обязательств первоначальному кредитору, которое в таком случае признается надлежащим.

Обязательным условием договора уступки права требования является его возмездность. В соответствии с пунктом 3 статьи 423 Гражданского кодекса Российской Федерации договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное. Из смысла закона, уступка права (требования) между юридическими лицами является возмездной сделкой, по которой цессионарий, приобретая право (требование), предоставляет цеденту встречное эквивалентное исполнение.

При этом квалификация соглашения об уступке права (требования) как договора дарения возможна лишь при установлении намерения безвозмездно передать право (требование). Как указано в пункте 9 Информационного письма ВАС РФ от 30.10.2007 №120 отсутствие в соглашении условия о цене передаваемого права (требования) само по себе не свидетельствует о дарении соответствующего права (требования).

Закон, по общему правилу, не связывает момент перехода права с исполнением новым кредитором своих обязанностей, определенных в договоре, на основании которого совершается уступка. Исключением являются случаи уступки права требования цедентом, который является должником в процедуре несостоятельности (банкротства). Действительность такой уступки зависит не только от соблюдения общих норм права, регулирующих данный вид правоотношений, но и от исполнения сторонами сделки условий, установленных Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)».

В соответствии с пунктом 2 статьи 64 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» от 26.10.2002 №127-ФЗ в процедуре наблюдения органы управления должника могут совершать сделки или несколько взаимосвязанных между собой сделок, связанных с уступкой прав требования, переводом долга исключительно с согласия временного управляющего, выраженного в письменной форме,

В соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 140 Закона о банкротстве конкурсный управляющий вправе с согласия собрания кредиторов (комитета кредиторов) приступить к уступке прав требования должника путем их продажи. Продажа прав требования должника осуществляется конкурсным управляющим в порядке и на условиях, которые установлены пунктами 3 и 5 статьи 111 настоящего Федерального закона, если иное не установлено федеральным законом или не вытекает из существа требования. Условия договора продажи прав требования должника должны предусматривать:

получение денежных средств за проданные права требования должника не позднее чем через пятнадцать дней с даты заключения договора купли-продажи прав требования;

переход прав требования только после полной оплаты прав требования.

Согласно пункту 3 статьи 111 Закона начальная цена имущества, выставляемого на торги, устанавливается решением собрания кредиторов (комитета кредиторов) на основании рыночной стоимости имущества, определенной в соответствии с отчетом независимого оценщика, привлеченного внешним управляющим и действующего на основании договора с оплатой его услуг за счет имущества должника.

Данные нормы являются императивными и подлежат обязательному соблюдению и исполнению участниками гражданских правоотношений при совершении подобных сделок.

Свои особенности имеет заключение сделок по уступке права требования и переводу долга унитарными предприятиями, которые должны получить согласие собственника имущества на участие в таких сделках в качестве любой из сторон, что прямо указано в пункте 4 статьи 18 Федерального закона «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» от 14.11.2002 №161-ФЗ.

Конструкция перевода долга используется в гражданском обороте гораздо реже, чем уступка права требования.

При переводе долга, в силу пункта статьи 391 Гражданского кодекса Российской Федерации, во всех случаях необходимо получить согласие кредитора.

Подобное ограничение введено с учетом того, что от личности должника зависит возможность реального и надлежащего исполнения обязательства. Без согласия кредитора договор перевода долга является недействительной сделкой по мотивам несоответствия требованиям закона (статья 168 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Основанием перевода долга является договор, совершаемый с участием кредитора, согласного на изменение субъектного состава участников обязательства, в силу которого одна сторона (первоначальный должник) передает, а другая принимает долг.

Поскольку содержание обязательства остается неизменным, новый должник вправе выдвигать против требований кредитора возражения, которые основаны на отношениях между ним и первоначальным должником (статья 392 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Материальное правопреемство является основанием для процессуального правопреемства.

В арбитражном процессе вопросы процессуального правопреемства регулируются статьей 48 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, согласно которой в случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном судебным актом арбитражного суда правоотношении арбитражный суд производит замену этой стороны ее правопреемником и указывает на это в судебном акте. Правопреемство возможно на любой стадии арбитражного процесса.

С заявлением о процессуальном правопреемстве в арбитражный суд могут обратиться сторона, выбывшая из спорного правоотношения, правопреемник, суд.

При рассмотрении заявления о процессуальном правопреемстве суд оценивает доказательства, подтверждающие материальное правопреемство.

Судебный акт, которым произведена замена стороны ее правопреемником, может быть обжалован.

РАЗДЕЛ 2. УСТУПКА ПРАВА (ТРЕБОВАНИЯ)

2.1. Отсутствие в договоре уступки права требования указания на обязательство, из которого возникло уступаемое право (предмет договора), свидетельствует о незаключенности договора.

Предприниматель (истец) обратился в арбитражный суд с иском о взыскании с общества (ответчик) долга и пени.

Заявитель основывал свои требования к ответчику на договоре цессии, сторонами которого выступили предприниматель (цессионарий) и предприятие (цедент).

По условиям договора цессии цедент уступает цессионарию право требования с ответчика задолженности по актам сверки, принадлежащее цеденту на основании соглашения о проведении зачета взаимной задолженности, и обязуется передать цессионарию все документы, удостоверяющие право требования к должнику.

В силу пункта 1 статьи 382, пункта 1 статьи 432 Гражданского кодекса Российской Федерации существенным условием соглашения об уступке права (требования) является указание на обязательство, из которого возникло соответствующее право (требование).

Отказывая истцу в удовлетворении иска, суд пришел к выводу о незаключенности договора цессии. При этом суд указал, что в договоре цессии не определен его предмет, так как договор не содержит сведения, позволяющие определить основание (обязательство), из которого возникло соответствующее требование: первый акт сверки расчетов не содержит реквизитов (наименование, дата, номер и т.п.) первичных документов, послуживших основанием для его составления; второй акт сверки составлен в отношении не той суммы, которая указана в договоре цессии, в наименовании операций содержит ссылки на первичные документы, которые суду не представлены.

Арбитражный суд апелляционной инстанции признал выводы арбитражного суда первой инстанции обоснованными и оставил решение без изменения.

К аналогичным выводам об отсутствии предмета договора уступки требования суд пришел при рассмотрении другого дела.

По указанному делу общество-1 (истец, цессионарий) обратилось с исковым заявлением в суд к обществу-2 (ответчик, должник) с привлечением к участию в деле в качестве третьего лица общества-3 (третье лицо, цедент) о взыскании долга на основании соглашения об уступке права требования.

Третье лицо (цедент) и истец (цессионарий) подписали соглашение об уступке права требования товарно-материальных ценностей, принадлежащее цеденту на основании договора поставки, заключенного между третьим лицом и ответчиком.

В пункте 3 соглашения стороны предусмотрели обязанность цедента передать в течение 3 дней с момента заключения настоящего соглашения правоустанавливающие документы, связанные с уступаемым правом, а именно договор поставки.

Из смысла статьи 382 Гражданского кодекса Российской Федерации следует, что договор уступки права (требования) должен указывать на обязательство, из которого возникло уступаемое право.

Лицо, требующее исполнения на основании договора цессии, обязано представить доказательства, свидетельствующие о наличии задолженности должника перед первоначальным кредитором (статья 384 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Между тем, истцом не были представлены первичные документы, подтверждающие право требования, в частности не представлен договор поставки, доказательства перечисления ответчику взыскиваемой суммы в качестве предварительной оплаты за товарно-материальные ценности.

Анализ имеющегося в деле соглашения об уступке права требования свидетельствует о том, что цессионарию передано право требования товарно-материальных ценностей по договору поставки. Однако в тексте соглашения отсутствует перечень товарно-материальных ценностей, подлежащих передаче, срок их передачи.

В соответствии с пунктом 1 статьи 432 Гражданского кодекса Российской Федерации договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах, как существенные или необходимые для договоров данного вида.

Отсутствие в договоре перечня подлежащих передаче товарно-материальных ценностей передачи свидетельствует о несогласованности предмета соглашения об уступке права требования, что влечет его незаключенность.

Незаключенное соглашение не может порождать каких-либо правовых последствий для сторон.

На основании изложенного, суд отказал истцу в удовлетворении исковых требований.

2.2. При уступке права требования, возникшего в рамках длящегося договорного обязательства, договор цессии должен содержать ссылку на период образования задолженности, либо на документы, позволяющие определить этот период.

Между открытым акционерным обществом (цедент) и обществом с ограниченной ответственностью (цессионарий) заключен договор уступки права требования, согласно которому цедент передает цессионарию права требования к закрытому акционерному обществу (должник).

Предметом договора цессии явились права требования оплаты предоставленных услуг, принадлежащие цеденту на основании договоров на предоставление услуг телефонной связи и на отпуск питьевой воды.

Неисполнение должником требования об уплате задолженности явилось основанием для предъявления цессионарием иска в суд о взыскании с должника задолженности и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Как следует из статьи 307 и пункта 1 статьи 382 Гражданского кодекса Российской Федерации договор цессии должен содержать сведения об обязательстве, из которого у первоначального кредитора возникло уступаемое право.

При уступке права требования, возникшего в рамках длящегося договорного обязательства, какими является договор на предоставление услуг телефонной связи и договор на отпуск питьевой воды и прием сточных вод, договор цессии должен содержать условия, позволяющие индивидуализировать передаваемое право (требование), такие как конкретный период образования задолженности.

В рассматриваемом случае период образования задолженности в договоре уступки указан не был, но по каждому договору было отдельно прописано, по каким именно счетам — фактурам производится переуступка права требования оплаты долга. Помимо этого, к договору были приложены документы, позволяющие определить период образования задолженности, а именно — подписанные сторонами акты об оказанных услугах за определенные месяцы.

При таких обстоятельствах суд признал, что, несмотря на отсутствие условия о периоде образования задолженности в тексте договора уступки права требования, его предмет является согласованным сторонами, а сам договор заключен в соответствии со статьей 382 Гражданского кодекса Российской Федерации, и удовлетворил исковые требования.

Общество-1 (истец, цедент) обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании с общества-2 (ответчик, цессионарий) неосновательного обогащения, полученного от общества-3 (третье лицо, должник) в качестве исполнения по договору уступки права требования долга.

Согласно материалам дела, стороны подписали договор уступки права (требования) долга, в соответствии с которым истец передал ответчику право требования долга со своего должника (покупателя) по договору поставки пиломатериалов.

Должник перечислил ответчику (цессионарию) денежные средства в счет оплаты за продукцию, поставленную истцом (цедентом).

Цедент, полагая, что договор уступки права (требования) долга с цессионарием является незаключенным, заявил требования о взыскании с последнего денежных средств, как неосновательно полученных от должника.

Согласно части 1 статьи 432 Гражданского кодекса Российской Федерации договор считается заключенным при достижении между сторонами соглашения по всем существенным условиям договора. Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

Глава 24 Гражданского кодекса Российской Федерации в качестве существенных и необходимых условий договора об уступке права требования называет наличие у цедента права, которое передается цессионарию; указание на обязательство, на основании которого передаваемое право принадлежит кредитору; соответствие переходящего объема прав кредитора к другому лицу, существовавшему к моменту его перехода, а также совершение уступки требования в аналогичной письменной форме сделки, требования по исполнению обязательств которой передаются. Предметом договора цессии является уступка права (требования), возникшего из конкретного обязательства.

В отношении длящегося обязательства договор уступки права (требования) должен содержать указание на основание возникновения передаваемого права (требования), а также условия, позволяющие его индивидуализировать, а именно — конкретный период, за который передается право (требование) на уплату задолженности должника).

В рассматриваемом случае, в договоре уступки права (требования) долга была указана только сумма задолженности по договору поставки (длящемуся обязательству). Период ее образования, равно как и другие индивидуализирующие признаки, такие как ссылки на первичные документы (накладные, акты приема-передачи и т.п.), которые позволили бы определить период образования задолженности, в договоре отсутствовали. Также ответчиком (цессионарием) не были представлены первичные документы, удостоверяющие право требования долга (статья 385 Гражданского кодекса Российской Федерации).

При таких обстоятельствах суд согласился с доводами истца и признал договор уступки права (требования) долга незаключенным, а денежные средства, полученные ответчиком от должника по договору поставки — неосновательным обогащением, которое взыскал в пользу истца.

2.3. Договор уступки права (требования) не признан судом незаключенным, ввиду наличия в нем условий и представления документов, позволяющих определенно установить предмет уступки.

Общество с ограниченной ответственностью — цессионарий по договору уступки права (требования) (далее — общество-1) обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании долга с другого общества — должника (далее — общество-2). Общество, выступившее цедентом по сделке уступки, было привлечено к участию в деле в качестве третьего лица.

Согласно договору уступки права требования, заключенному между истцом и третьим лицом, предметом уступки явилось право первоначального кредитора требовать от должника уплаты денежных средств за поставленный товар в соответствии с договором поставки и товарной накладной на получение товаров, указанных в договоре поставки.

Суд первой инстанции, установив в ходе рассмотрения дела, что при заключении договора уступки права требования цессионарию не был передан от цедента договор поставки, счел исковые требования недоказанными и в иске отказал.

После пересмотра дела в апелляционной инстанции, суд апелляционной инстанции решение суда первой инстанции отменил, а исковые требования удовлетворил, указав в постановлении следующее.

В силу статьи 385 Гражданского кодекса Российской Федерации должник вправе не исполнять обязательство новому кредитору до представления ему доказательств перехода требования к этому лицу.

Кредитор, уступивший требование другому лицу, обязан передать ему документы, удостоверяющие право требования, и сообщить сведения, имеющие значение для осуществления требования.

Договор уступки права требования позволят четко определить передаваемое право (требование), а именно долг ответчика перед первоначальным кредитором, возникший на основании договора поставки и товарной накладной.

Поскольку в договоре уступки в качестве основания возникновения долга указан не только договор поставки, но и другие документы, подтверждающие получение ответчиком товара и его стоимость (товарная накладная), можно сделать вывод о том, что сторонами договора уступки права требования в момент ее заключения был определенно согласован предмет договора. Отсутствие договора поставки товара в данном случае не свидетельствует о незаключенности договора уступки права требования, поскольку в деле имеются другие поименованные в договоре документы, подтверждающие наличие долга.

2.4. Отсутствие предмета уступки в договоре цессии свидетельствует о незаключенности договора, но не о недействительности сделки.

Открытое акционерное общество (цессионарий) обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании с государственного унитарного предприятия (должника) задолженности, часть которой возникла из договора уступки права требования.

Оценив договор уступки права требования, указанный в качестве основания возникновения долга, суд указал, что данный договор цессии не определяет, на основании какого именно обязательства новый кредитор получил от первоначального кредитора право требования долга, то есть в договоре цессии отсутствует предмет.

Указав, что по своему содержанию договор уступки права требования не соответствует требованиям статьи 382 Гражданского кодекса Российской Федерации и общим правилам перехода прав кредитора к другому лицу, предусмотренным параграфом 1 главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации, суд, сославшись на статью 168 Гражданского кодекса Российской Федерации признал его ничтожной сделкой и отказал в удовлетворении требований истца о взыскании переданной по договору задолженности.

Вышестоящая инстанция изменила мотивировку судебного решения, указав, что отсутствие в договоре уступки права требования условия, позволяющего четко определить предмет уступки, свидетельствует не о его недействительности, а о несогласованности предмета договора, что влечет признание его незаключенным.

В то же время данное обстоятельство не повлияло на решение суда об отказе в иске о взыскании задолженности в связи с отсутствием правовых оснований.

2.5. Недействительность требования, переданного по договору уступки права требования, является основанием для отказа в удовлетворении исковых требований цессионария к должнику, но не свидетельствует о недействительности цессии.

Общество с ограниченной ответственностью (истец, цессионарий) обратилось в арбитражный суд с иском к индивидуальному предпринимателю (ответчику, должнику) о взыскании долга по договору поставки, право требования которого было получено истцом от другого общества (цедента).

При рассмотрении дела суд установил, что сделка по поставке товара, заключенная между ответчиком и цедентом, является недействительной по основаниям, предусмотренным статьей 168 Гражданского кодекса Российской Федерации.

На этом основании в удовлетворении исковых требований цессионария к должнику суд отказал, указав при этом следующее.

Совершение сделки уступки права требования представляет собой исполнение цедентом возникшего из договора цессии обязательства по передаче цессионарию права (требования).

В соответствии со статьей 384 Гражданского кодекса Российской Федерации по общему правилу, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том же объеме и на тех же условиях, которые существовали к моменту перехода права.

Читайте так же:  Договор на покупку тканей

Поскольку у цедента отсутствовало право требования с должника уплаты долга в связи с недействительностью (ничтожностью) договора поставки, то это право не могло перейти к истцу (цессионарию).

Таким образом, основания для взыскания долга с должника в пользу цессионария отсутствуют, но у последнего сохраняется право привлечь к ответственности цедента, который несет ответственность перед цессионарием на основании статьи 390 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Из смысла указанной статьи следует, что действительность договора об уступке права требования не ставится в зависимость от действительности требования, передаваемого новому кредитору. Неисполнение обязательства по передаче права требования влечет ответственность передающей стороны (цедента), а не недействительность самого обязательства, на основании которого передается право требования.

2.6. Право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права.

Общество-цессионарий обратилось в арбитражный суд с иском к обществу-должнику о взыскании долга за поставленную продукцию на основании заключенного между истцом и обществом-цедентом договора уступки права требования, в соответствии с которым цедент уступил цессионарию право требования от должника уплаты долга в сумме 150 000 руб. за поставленную продукцию.

Право требования было подтверждено цедентом накладной о передаче товара покупателю (должнику) и счетом-фактурой.

Ответчик факт получения товара не отрицал, однако заявил о том, что частично оплатил цеденту стоимость поставленного товара до заключения последним договора уступки права требования с цессионарием, в подтверждение чего представил платежное поручение на 30 000 руб.

Изучив представленные документы, суд пришел к следующему.

В соответствии со статьей 382 Гражданского кодекса Российской Федерации право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона.

Если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. В частности, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие связанные с требованием права, в том числе право на неуплаченные проценты.

В силу статьи 386 Гражданского кодекса Российской Федерации должник вправе выдвигать против требования нового кредитора возражения, которые он имел против первоначального кредитора к моменту получения уведомления о переходе прав по обязательству к новому кредитору.

Согласно договору уступки права новому кредитору (цессионарию) передано право требования с должника 150 000 руб.

Вместе с тем, по материалам дела установлено, что к моменту перехода права требования от цедента к цессионарию, неисполненное должником первоначальному кредитору обязательство по оплате товара составляло 120 000 руб. долга.

С учетом этого, требования цессионария удовлетворены судом частично, в его пользу с должника взыскано 120 000 руб. долга.

Общество-1 (истец, цессионарий) обратилось в суд с иском к страховой компании (ответчик, должник) о взыскании суммы страхового возмещения по договору страхования гражданской ответственности арбитражного управляющего на основании договора уступки права требования, заключенного между обществом-1 (цессионарий) и обществом-2 (цедент).

Как видно из дела, решением арбитражного суда общество-2 признано несостоятельным (банкротом), судом утвержден конкурсный управляющий.

Пунктами 6 и 8 статьи 20 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» (в редакции, действовавшей до 30.12.2008 г.) предусмотрено обязательное заключение арбитражным управляющим договора страхования ответственности, который признается формой финансового обеспечения ответственности арбитражного управляющего и должен быть заключен на срок не менее чем год с его обязательным последующим возобновлением на тот же срок. Минимальная сумма финансового обеспечения (страховая сумма по договору страхования) не может быть менее чем три миллиона рублей в год.

Факт наступления страхового случая в виде ответственности арбитражного управляющего по обязательствам, возникшим вследствие причинения вреда имущественным интересам обществу-2 (цеденту) в результате ненадлежащего исполнения страхователем своих обязанностей в качестве арбитражного управляющего в период действия договоров страхования, а также размер вреда, установлены вступившими в законную силу судебными актами.

Право требования к арбитражному управляющему о взыскании убытков, причиненных обществу-2 в результате деятельности арбитражного управляющего, передано истцу (цессионаруию) по договору уступки права требования (цессии).

В соответствии с пунктом 1 статьи 382 Гражданского кодекса Российской Федерации право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона.

В силу статьи 384 Гражданского кодекса Российской Федерации, если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права.

В силу пункта 4 статьи 931 Гражданского кодекса Российской Федерации в случае, когда ответственность за причинение вреда застрахована в силу того, что ее страхование обязательно, а также в других случаях, предусмотренных законом или договором страхования такой ответственности, лицо, в пользу которого считается заключенным договор страхования, вправе предъявить непосредственно страховщику требование о возмещении вреда в пределах страховой суммы.

На основании изложенного, суд удовлетворил исковые требования.

В рамках другого дела общество-1 обратилось к страховой компании с исковыми требованиями о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами в связи с несвоевременной выплатой страхового возмещения, определив срок начисления процентов, начиная с даты обращения общества-2 (цедента) к страховой компании.

Рассмотрев заявленные требования, суд удовлетворил иск частично, установив, что право требования уплаты процентов от страховой организации — ответчика возникло у истца по истечении установленного договором страхования срока с момента получения ответчиком уведомления об уступке права требования.

В рассматриваемом случае истец получил по договору цессии право требования убытков от арбитражного управляющего, тогда как с иском об уплате процентов за пользование чужими денежными средствами он обратился к страховой компании.

2.7. Если иное не предусмотрено законом или договором, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие связанные с требованием права, в том числе право на неоплаченные проценты.

Общество-истец обратилось в арбитражный суд к обществу-ответчику о взыскании суммы долга и пени за просрочку оплаты по договору купли-продажи.

Право требования долга по договору купли-продажи в заявленной сумме перешло истцу на основании договора уступки права (требования), заключенному с третьим лицом. В договоре цессии указано, по каким счетам-фактурам и накладным образовался переданный по договору купли-продажи долг.

Судом исследованы доказательства передачи товара и частичной оплаты и установлена правомерность взыскания переданной по договору уступки права (требования) денежной суммы.

В соответствии со статьей 384 Гражданского кодекса Российской Федерации, если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. В частности, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие связанные с требованием права, в том числе право на неуплаченные проценты.

Оценив правомерность заявленного требования, суд удовлетворил его частично, с уменьшением неустойки на основании статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации.

2.8. Поскольку новому кредитору по договору уступки права требования переданы все права, которые существовали к моменту перехода права, новый кредитор имеет право на начисление и взыскание процентов за пользование чужими денежными средствами с момента возникновения права на начисление процентов за пользование чужими денежными средствами у первоначального кредитора, а не с даты заключения договора цессии.

Индивидуальный предприниматель (цессионарий, новый кредитор) обратился в арбитражный суд с иском к муниципальному учреждению (должник) и администрации муниципального образования (субсидиарный ответчик) о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами с момента вступления в законную силу судебного решения по делу о взыскании с должника в пользу унитарного предприятия (цедента, первоначального кредитора) суммы долга.

В соответствии с условиями договора уступки права требования цедент передает цессионарию право требования долга к учреждению и субсидиарному должнику — администрации, которое подтверждается вступившими в силу судебными актами по делу о взыскании долга.

В силу статьи 384 Гражданского кодекса Российской Федерации, если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. В частности, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие связанные с требованием права, в том числе право на неуплаченные проценты.

На этом основании иск индивидуального предпринимателя судом удовлетворен, проценты за пользование чужими денежными средствами взысканы в его пользу в заявленной сумме.

При этом суд указал, что право на взыскание процентов за пользование чужими денежными средствами перешло к истцу в том же объеме и за тот же период, что и у первоначального кредитора, то есть с момента наступления просрочки оплаты долга.

2.9. Заключение договора уступки права (требования) не прерывает течение срока исковой давности.

Участники общества-1 обратились в суд с иском к общественной организации, обществу-1, обществу-2 с иском о признании недействительными договоров цессии, согласно которым общество-1 переуступило право требования общественной организации, а общественная организация — обществу-2.

В обоснование исковых требований истцы ссылались на то, что договор уступки для общества-1 является крупной сделкой.

Одним из ответчиков — обществом-2 заявлено ходатайство о применении судом срока исковой давности, установленного пунктом 2 статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации, составляющего один год.

Согласно статье 384 Гражданского кодекса Российской Федерации, если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода прав. По правилам указанной статьи к обществу-2 перешли и права общественной организации, предусмотренные статьей 199 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В силу статьи 201 перемена лиц в обязательстве не влечет изменения срока исковой давности и порядка его исчисления.

Из материалов дела видно, что исковое заявление участниками общества-1 подано 7 ноября 2008 года, договор уступки права между обществом-1 и общественной организацией заключен 16 апреля 2007 года. Следовательно, срок исковой давности для обращения в суд с иском о признании оспоримой сделки недействительной истек.

Согласно пункту 2 статьи 199 Гражданского кодекса Российской Федерации истечение срок исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

2.10. Если в договоре уступки права требования усматривается явно выраженное намерение цедента безвозмездно уступить право требования, данный договор является недействительным (ничтожным).

Общество-1 (цедент), признанное банкротом, обратилось в арбитражный суд с иском к обществу-2 (цессионарию) о признании договора уступки права требования недействительным (ничтожным), поскольку договор в нарушение гражданского законодательства носит безвозмездный характер.

В силу пункта 3 статьи 423 Гражданского кодекса Российской Федерации договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное. Уступка права (требования) между юридическими лицами является возмездной сделкой, по которой сторона, приобретшая право (требование), предоставляет другой стороне встречное эквивалентное предоставление.

По условиям договора цессии уступка права требования цедента к должнику является безвозмездной.

Материалами дела не установлено, что стороны осуществили возмездную передачу права (требования) по договору.

Таким образом, спорный договор, имея безвозмездный характер, является договором дарения, что противоречит пункту 3 статьи 423 Гражданского кодекса Российской Федерации и нарушает положения статьи 575 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Согласно статье 575 Гражданского кодекса Российской Федерации между коммерческими организациями не допускается дарение, за исключением обычных подарков, стоимость которых не превышает пяти установленных законом минимальных размеров оплаты труда.

В соответствии со статьей 168 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна.

На основании изложенного, суд удовлетворил требования истца.

2.11. Отсутствие в договоре уступки права требования условия о цене передаваемого права требования само по себе не является основанием для признания такого договора ничтожным, как сделки дарения между коммерческими организациями.

Общество с ограниченной ответственностью (цедент) обратилось в арбитражный суд с иском к акционерному обществу (цессионарию) о признании недействительным соглашения об уступке права требования на том основании, что в условиях соглашения не указано, что соглашение является возмездным и не определена цена сделки по передаче права требования.

Рассмотрев дело, суд в удовлетворении исковых требований отказал, указав в решении следующее.

Согласно пункту 3 статьи 423 Гражданского кодекса Российской Федерации договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное. Ни законом, ни иными правовыми актами не предусмотрен безвозмездный характер договоров уступки права требования.

В силу пункта 4 статьи 575 Гражданского кодекса Российской Федерации не допускается дарение, за исключением обычных подарков, стоимость которых не превышает трех тысяч рублей, в отношениях между коммерческими организациями.

В соответствии с пунктом 2 статьи 572 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательным признаком договора дарения должно служить вытекающее из соглашения о цессии очевидное намерение передать право в качестве дара.

Из содержания соглашения об уступке права требования не усматривается явно выраженная воля (намерение) сторон на заключение договора дарения.

С учетом изложенного, суд пришел к выводу, что отсутствие в договоре уступки права требования ссылки на его возмездный характер не является безусловным основанием для признания сделки ничтожной.

2.12. В случае уступки права требования должник вправе зачесть против требования кредитора свое встречное требование к первоначальному кредитору.

Общество (должник) обратилось в арбитражный суд с иском к другому обществу (цеденту) и индивидуальному предпринимателю (цессионарию) о признании недействительными заключенных между ответчиками сделки по уступке права требования долга, полагая, что договоры цессии заключены с нарушением пункта 2 статьи 388 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку в данном случае личность кредитора имеет существенное значение для должника.

Значение личности кредитора в существующем между ним и цедентом обязательстве истец мотивировал тем, что у него имеются встречные требования к цеденту, соответственно, их взаимные обязательства могут быть прекращены зачетом взаимных однородных требований.

Рассмотрев дело, суд в удовлетворении исковых требований по заявленным основаниям отказал, указав в решении следующее.

Лицо, не участвующее в договоре, заявляющее иск о признании договора недействительным, должно доказать наличие своего материально-правового интереса в удовлетворении иска, указав, какие его права или охраняемые законом интересы нарушены или оспариваются лицами, к которым предъявлен иск, а также каким образом эти права и интересы будут восстановлены в случае реализации избранного способа судебной защиты.

Истец не является стороной оспариваемых договоров цессии и не представил доказательства того, что между ним и цедентом существовали правоотношения, которые бы свидетельствовали о существенном значении для истца личности кредитора в денежном обязательстве.

Кроме того, позиция истца в рассматриваемом случае не соответствует положениям Гражданского кодекса Российской Федерации, устраняющим негативные последствия уступки для должника, имевшего право на зачет своих требований в отношении первоначального кредитора. Поскольку он может ссылаться на эти возражения и в отношениях с новым кредитором, то его положение не меняется, а рассматриваемые обстоятельства не характеризуют отношения должника с кредитором как строго личные.

В споре с новым кредитором должник по общему правилу вправе ссылаться на те же обстоятельства, на которые он ссылался бы в споре с первоначальным кредитором.

Гражданское законодательство предусматривает специальные правила в отношении зачета при уступке требования, а именно, в соответствии со статьей 412 Гражданского кодекса Российской Федерации в случае уступки требования должник вправе зачесть против требования нового кредитора свое встречное требование к первоначальному кредитору.

Зачет производится, если требование возникло по основанию, существовавшему к моменту получения должником уведомления об уступке требования, и срок требования наступил до получения уведомления либо этот срок не указан или определен моментом востребования.

Заявление о зачете должно направляться в указанном выше случае цессионарию (новому кредитору), указанному в уведомлении.

2.13. Факт оплаты должником части долга новому кредитору свидетельствует о его согласии на переход права требования по договору цессии. Для перехода прав кредитора другому лицу требуется согласие должника, если это прямо предусмотрено законом или договором.

Общество с ограниченной ответственностью (цессионарий) обратилось с требованием о взыскании с сельскохозяйственного кооператива (должник) суммы задолженности и процентов. Требования основаны на договоре цессии, заключенного между истцом — цессионарием и третьим лицом — цедентом. В то же время, в договоре поставки между должником и третьим лицом, послужившем основанием для возникновения передаваемых обязательств, предусмотрено получение письменного согласия одной из сторон на передачу прав и обязанностей по договору третьим лицам.

В связи с отсутствием в материалах дела письменного согласия ответчика на уступку третьим лицом истцу права требования по договору поставки, суд первой инстанции отказал в удовлетворении заявленных требований.

Постановлением апелляционного суда решение отменено в связи с несоответствием сделанных судом первой инстанции выводов обстоятельствам дела.

В соответствии со статьей 382 Гражданского кодекса РФ право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона.

Согласие должника для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется, если иное не предусмотрено законом или договором.

Материалами дела подтверждается, что условиями договора поставки, заключенного между должником и третьим лицом, предусмотрено наличие письменного согласия одной из сторон на передачу прав и обязанностей по договору третьим лицам. Право требования задолженности по договору поставки было передано третьим лицом истцу по договору цессии. Об изменении кредитора в обязательстве ответчик был уведомлен.

В результате перемены лиц в обязательстве ответчик перечислил часть долга истцу, являвшемуся новым кредитором на основании договора цессии. В основании платежных поручений указано уведомление об изменении кредитора.

При таких обстоятельствах апелляционная инстанция пришла к выводу, что частичная оплата долга должником цессионарию свидетельствует о его согласии на переход прав новому кредитору, в связи с чем удовлетворила заявленные требования.

2.14. Расторжение договора уступки права требования в судебном порядке производится по общим правилам расторжения договоров, установленных статьей 451 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Открытое акционерное общество (цессионарий) обратилось в арбитражный суд с требованием к обществу с ограниченной ответственностью (цеденту) о расторжении заключенного между ними договора уступки права требования на основании пункта 2 статьи 451 Гражданского кодекса Российской Федерации.

По договору уступки права требования к цессионарию перешло право требования с должника задолженности в определенной денежной сумме. После заключения договора уступки в отношении должника возбуждено дело о несостоятельности (банкротстве), впоследствии оно признано несостоятельным (банкротом). Истец полагает, что имеющихся у должника активов недостаточно для расчетов по обязательству, возникшему из договора уступки прав требования.

При рассмотрении дела судом не установлено наличие одновременно четырех условий, указанных в пункте 2 статьи 451 Гражданского кодекса Российской Федерации, предоставляющих суду право расторгнуть договор по указанному основанию, как то:

1) в момент заключения договора стороны исходили из того, что такого изменения обстоятельств не произойдет;

2) изменение обстоятельств вызвано причинами, которые заинтересованная сторона не могла преодолеть после их возникновения при той степени заботливости и осмотрительности, какая от нее требовалась по характеру договора и условиям оборота;

3) исполнение договора без изменения его условий настолько нарушило бы соответствующее договору соотношение имущественных интересов сторон и повлекло бы для заинтересованной стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишилась бы того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора;

4) из обычаев делового оборота или существа договора не вытекает, что риск изменения обстоятельств несет заинтересованная сторона.

Истец в качестве изменившихся существенных условий приводил факт отсутствия у него информации о введение процедуры банкротства в отношении должника, однако, согласно уставу должника, истец является его учредителем и единственным участником со 100% уставным капиталом, следовательно, истец не мог не знать о финансовом положении должника.

Оценив все приведенные обстоятельства, суд не нашел оснований для расторжения договора в принудительном порядке, предусмотренных статьей 451 Гражданского кодекса Российской Федерации.

РАЗДЕЛ 3. ПЕРЕВОД ДОЛГА

3.1. Отсутствие предмета в договоре о переводе долга свидетельствует о незаключенности договора.

Общество (истец) обратилось в суд с иском о взыскании с учреждения (ответчик) долга за потребленную электроэнергию за октябрь, ноябрь 2005 года.

Предъявленные требования основаны на договоре энергоснабжения (электрическая энергия), заключенном между обществом и управлением.

Договором о переводе долга управление с согласия общества передало, а учреждение приняло на себя обязательства управления перед кредитором по оплате задолженности по договору на поставку электрической энергии в части задолженности за 2005 год в определенной договором сумме.

Читайте так же:  Нотариус володин алексей

В силу пункта 1 статьи 432 Гражданского кодекса Российской Федерации договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.

Из смысла статьи 391 Гражданского кодекса Российской Федерации следует, что перевод долга означает перемену должника в обязательстве. Таким образом, существенным для данного вида договора является условие об обязательстве, исполнение которого возложено на нового должника. Данное обязательство должно быть конкретизировано.

При заключении договора о переводе долга, возникшего в рамках длящегося договорного обязательства, каким является договор на энергоснабжения (электрическая энергия), договор должен содержать ссылку на период образования задолженности либо документы, позволяющие определить этот период.

В связи с отсутствием в договоре о переводе долга указания на период образования задолженности, а также непредставлением истцом документов, подтверждающих ее наличие, суд расценил договор как незаключенный и в удовлетворении иска отказал.

3.2. Если в договоре о переводе долга прямо не указано на его безвозмездный характер, то он считается возмездным, что предполагает встречное предоставление объему передаваемого требования.

Общество-1 (должник) обратилось в арбитражный суд к обществу-2 (кредитору) о взыскании задолженности по договору о переводе долга. Как следует из договора о переводе долга, на общество-1 были переведены обязательства по договору энергоснабжения.

Сам договор не содержит условий о его безвозмездном характере, что в соответствии с пунктом 3 статьи 423 Гражданского кодекса Российской Федерации позволяет презюмировать его возмездность. Кроме того, статья 575 Гражданского кодекса Российской Федерации запрещает дарение в отношениях между юридическими лицами.

Выполнив свои обязательства в связи с заключенным договором о переводе долга, общество-1 (новый должник) просит взыскать с кредитора встречное предоставление в объеме переведенного долга.

Ответчик возражал относительно заявленных требований и указывал, что его долг перед истцом погашен произведенным взаимозачетом по акту сверки. Между тем доводы ответчика судом отклонены по мотивам того, что ответчик не представил доказательств проведения зачета, а именно — заявления хотя бы одной из сторон о проведении зачета, что необходимо в соответствии со статьей 410 Гражданского кодекса Российской Федерации для признания зачета состоявшимся.

Суд пришел к выводу о том, что обязательства по оплате аренды и коммунальных услуг (по утверждению ответчика, именно по данным обязательствам произведен взаимозачет) возникли из договора, заключенного до введения процедуры внешнего управления, а по таким обязательствам законодательства запрещает проводить зачеты после признания предприятия банкротом.

В связи с тем, что ответчиком не представлены доказательства оплаты спорной суммы, исковые требования судом удовлетворены, долг по исполнению договора о переводе долга взыскан с ответчика.

3.3. Перевод должником своего долга на другое лицо допускается лишь с согласия кредитора.

Общество с ограниченной ответственностью (общество-1, цессионарий) обратилось в арбитражный суд с исковым заявлением к обществу-2 (должнику, застройщику) и обществу-3 (покупателю по договору купли-продажи) о признании недействительным договора купли-продажи квартиры между ответчиками, а также о признании за истцом права собственности на квартиру.

Как следовало из материалов дела, граждане А и Б заключили с обществом-2 договор на долевое участие в строительстве жилья, в соответствии с которым указанный ответчик обязался построить для них двухкомнатную квартиру в многоквартирном жилом доме, а дольщики обязались оплатить стоимость квартиры в размере 500 тыс. руб.

Впоследствии дольщики уступили право требования доли истцу с условием о доплате последним обществу-2 оставшейся неоплаченной стоимости квартиры.

Общество-2, со своей стороны, в связи с неисполнением дольщиками своих обязательств по договору долевого участия в строительстве, продало спорную квартиру обществу-3, что и явилось основанием для заявления указанных выше исковых требований.

Изучив материалы дела, включая договор уступки права требования, суд пришел к следующим выводам.

Исходя из условий договора уступки права требования между гражданами А и Б и обществом-1, по договору долевого участия в строительстве произошла перемена лиц в обязательстве, то есть к обществу-1 (цессионарию по договору) перешли не только права требования квартиры, но и обязательства дольщиков (цедентов по договору) по оплате доли в строительстве.

Таким образом, к правоотношениям сторон по этой сделке подлежат применению положения Гражданского кодекса Российской Федерации, регулирующие как уступку права (требования), так и перевод долга в части исполнения обществом-1 обязательств по оплате доли перед обществом-2.

В соответствии с пунктом 1 статьи 391 Гражданского кодекса Российской Федерации перевод должником своего долга на другое лицо допускается лишь с согласия кредитора.

В рассматриваемом случае общество-2 (застройщик) не давал согласия на перевод долга по оплате доли в строительстве жилья на истца, о перемене лиц в обязательстве узнал только при предъявлении последним требований о предоставлении квартиры. Доказательства выполнения обязательств по оплате доли в строительстве истец также не представил.

При таких обстоятельствах суд расценил договор уступки права требования как ничтожную сделку, не соответствующую статье 391 Гражданского кодекса Российской Федерации, в удовлетворении исковых требований отказал.

РАЗДЕЛ 4. УСТУПКА ПРАВА (ТРЕБОВАНИЯ) В ПРОЦЕССЕ НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ (БАНКРОТСТВА) ЦЕДЕНТА

4.1. Договор уступки права требования, заключенный должником с отдельным кредитором или иным лицом после принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом и (или) в течение шести месяцев, предшествовавших подаче заявления о признании должника банкротом, может быть признана судом недействительной, если указанная сделка влечет за собой предпочтительное удовлетворение требований одних кредиторов перед другими кредиторами.

Конкурсный управляющий предприятия (цедент) обратился в арбитражный суд с исковым заявлением к обществу (цессионарий) о признании договора уступки права требования недействительным.

Решением арбитражного суда предприятие признано несостоятельным (банкротом).

В соответствии с пунктом 3 статьи 103 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве) (далее — Закон о банкротстве) сделка, заключенная или совершенная должником с отдельным кредитором или иным лицом после принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом и (или) в течение шести месяцев, предшествовавших подаче заявления о признании должника банкротом, может быть признана судом недействительной по заявлению внешнего управляющего или кредитора, если указанная сделка влечет за собой предпочтительное удовлетворение требований одних кредиторов перед другими кредиторами.

Согласно абзацу второму пункта 4 статьи 129 Закона о банкротстве в случаях, предусмотренных пунктами 2 — 5 статьи 103 Закона о банкротстве, конкурсный управляющий предъявляет иски о признании сделок недействительными или применении последствий недействительности ничтожной сделки от своего имени.

В обоснование своих требований конкурсный управляющий указал, что в результате заключения договора уступки права требования общество получило предпочтительное удовлетворение своих требований перед другими кредиторами предприятия.

Проанализировав материалы дела, суд признал обоснованными требования истца о признании недействительным договора уступки на основании пункта 3 статьи 103 Закона о банкротстве, так как спорная сделка влечет предпочтительное удовлетворение требований ответчика по отношению к другим кредиторам должника.

Решение суда первой инстанции оставлено в силе арбитражным судом апелляционной инстанции.

4.2. Несоблюдение цедентом, который признан несостоятельным (банкротом), норм Закона о банкротстве, регулирующих продажу права требования, является основанием для признания договора уступки права требования недействительным.

ФНС России обратилась в суд с иском к предприятию-должнику (цедент) и обществу (цессионарий) о признании договора уступки права требования недействительным.

Исковые требования мотивированы тем, что договор уступки права требования заключен с нарушениями норм Закона о банкротстве и не отвечает интересам уполномоченного органа как кредитора должника.

В соответствии с пунктом 1 статьи 140 Закона о банкротстве (в редакции до 31.12.2008) конкурсный управляющий вправе с согласия собрания кредиторов (комитета кредиторов) приступить к уступке прав требования должника путем их продажи. Пунктом 2 этой же статьи установлено, что продажа прав требования должника осуществляется конкурсным управляющим в порядке и на условиях, которые установлены пунктами 3 и 5 статьи 111 названного Закона, если иное не установлено Федеральным законом или не вытекает из существа требования. Условия договора продажи прав требования должника должны предусматривать: получение денежных средств за проданные права требования должника не позднее чем через пятнадцать дней с даты заключения договора купли-продажи прав требования; переход прав требования только после полной оплаты права требования.

Данная норма является императивной и подлежит соблюдению участниками гражданских правоотношений при совершении подобных сделок.

По смыслу пунктов 3 и 5 статьи 111 Закона о банкротстве продажа прав требования должника в процедуре конкурсного производства производится на открытых торгах.

Проведение торгов является обязательным, если балансовая стоимость подлежащего реализации имущества по одной сделке либо по взаимосвязанным сделкам составляет 100 тыс. рублей и более. При этом, если в рамках одной сделки реализуется несколько объектов, либо заключается несколько взаимосвязанных сделок, то балансовая стоимость объектов для целей решения вопроса о том, необходимо ли проведение торгов, суммируется.

Предприятие, признанное банкротом, произвело продажу права требования в размере 73 миллионов рублей без проведения торгов и независимой оценки, нарушив порядок, установленный Законом о банкротстве, что послужило основанием для признания договора уступки ничтожным.

Решение суда первой инстанции оставлено в силе арбитражным судом апелляционной инстанции.

ФНС России, как кредитор муниципального унитарного предприятия, признанного в установленном порядке несостоятельным (банкротом), обратилось в арбитражный суд с иском к должнику и обществу с ограниченной ответственностью о признании заключенного между ответчиками сделки уступки права требования недействительной и применении последствий недействительной сделки. Исковые требования мотивированы тем, что сделки, совершенные должником на основании признанного незаконным Положения о продаже дебиторской задолженности предприятия-должника, являются ничтожными в силу статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Рассмотрев дело, суд установил следующее.

Согласно статье 382 Гражданского кодекса Российской Федерации право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона.

Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) содержит специальные нормы, регулирующие порядок уступки прав требований должника в период его банкротства.

В соответствии с пунктом 1 статьи 140 Закона о банкротстве (в редакции до 31.12.2008) конкурсный управляющий вправе с согласия собрания кредиторов (комитета кредиторов) приступить к уступке прав требования должника путем их продажи. Пунктом 2 этой же статьи установлено, что продажа прав требования должника осуществляется конкурсным управляющим в порядке и на условиях, которые установлены пунктами 3 и 5 статьи 111 названного Закона, если иное не установлено Федеральным законом или не вытекает из существа требования. Условия договора продажи прав требования должника должны предусматривать: получение денежных средств за проданные права требования должника не позднее чем через пятнадцать дней с даты заключения договора купли-продажи прав требования; переход прав требования только после полной оплаты права требования.

Данная норма является императивной и подлежит соблюдению участниками гражданских правоотношений при совершении подобных сделок.

По смыслу пунктов 3 и 5 статьи 111 Закона о банкротстве продажа прав требования должника в процедуре конкурсного производства производится на открытых торгах.

Согласно абзацу 5 пункта 7 статьи 110 Закона имущество должника не может быть реализовано без установления минимальной цены продажи.

На собрании кредиторов муниципального унитарного предприятия было утверждено Положения о продаже прав требования должника, предусматривающего продажу дебиторской задолженности населения по жилищно-коммунальным услугам в случае, если третьи торги не состоялись, посредством публичного предложения без установления минимальной цены продажи.

Однако, данное условие Положения противоречит положениям статьи 111, 110, 140, 110 Закона о банкротстве. Для продажи имущества в ходе конкурсного производства иным способом, чем через торги, необходимо прямое указание закона.

При таких обстоятельствах суд пришел к выводу, что оспариваемый истцом договор уступки прав требования был заключен с нарушением требований Закона о банкротстве.

В силу статьи 388 Гражданского кодекса Российской Федерации уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам или договору.

Решением по делу суд исковые требования удовлетворил, признал сделку между ответчиками недействительной и применил последствия ее недействительности в виде двухсторонней реституции.

4.3. Отсутствие в договоре цессии обязательных условий, предусмотренных пунктом 2 статьи 140 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве), означает недействительность (ничтожность) сделки уступки права требования, заключенной цессионарием, признанным несостоятельным (банкротом).

Индивидуальный предприниматель обратился в арбитражный суд с ходатайством о процессуальной замене истца — муниципального унитарного предприятия, на него, как правопреемника по исковым требованиям в соответствии с договором уступки права требования.

Ходатайство о замене стороны по делу в порядке процессуального правопреемства подано в соответствии со статьей 48 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Истец ликвидирован в результате банкротства, в Единый государственный реестр юридических лиц внесена запись о прекращении деятельности данного предприятия.

Рассмотрев заявленное ходатайство, суд не нашел правовых оснований для его удовлетворения, исходя из следующего.

Согласно пункту 1 статьи 382 Гражданского кодекса Российской Федерации кредитор может передать по сделке (уступка требования) другому лицу право, принадлежащее ему на основании обязательства.

В силу статьи 388 Кодекса уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам или договору.

Закон, по общему правилу, не связывает момент перехода права с исполнением новым кредитором своих обязанностей, определенных в договоре, на основании которого совершается уступка. Исключением являются случаи уступки права требования, принадлежащего несостоятельному должнику, внешним или конкурсным управляющим в деле о несостоятельности. Действительность такой уступки, зависит не только от соблюдения общих норм права, регулирующих данный вид правоотношений, но и от исполнения сторонами сделки условий, установленных пунктами 1,2 статьи 140 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

В соответствии с названными пунктами статьи 140 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» конкурсный управляющий вправе с согласия собрания кредиторов (комитета кредиторов) приступить к уступке прав требования должника путем их продажи. Продажа прав требования должника осуществляется конкурсным управляющим в порядке и на условиях, которые установлены пунктами 3 и 5 статьи 111 настоящего Федерального закона, если иное не установлено федеральным законом или не вытекает из существа требования. Условия договора продажи прав требования должника должны предусматривать:

получение денежных средств за проданные права требования должника не позднее чем через пятнадцать дней с даты заключения договора купли-продажи прав требования;

переход прав требования только после полной оплаты прав требования.

Согласно пункту 3 статьи 111 Закона начальная цена имущества, выставляемого на торги, устанавливается решением собрания кредиторов (комитета кредиторов) на основании рыночной стоимости имущества, определенной в соответствии с отчетом независимого оценщика, привлеченного внешним управляющим и действующего на основании договора с оплатой его услуг за счет имущества должника.

Данные нормы являются императивными и подлежат обязательному соблюдению и исполнению участниками гражданских правоотношений при совершении подобных сделок.

Договор уступки права (цессии), предоставленный в обоснование заявления о замене истца в порядке процессуального правопреемства не содержал условий, предусмотренных статьей 140 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», а именно — был установлен месячный срок оплаты по договору, в договоре отсутствовало условие о переходе прав к цеденту только после полной оплаты уступаемых прав, тогда как договор вступал в силу с момента его подписания сторонами.

В силу статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

В связи с несоответствием договора цессии требованиям пункта 2 статьи 140 Федерального закона от 26.10.2002г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» данный договор признан судом недействительным (ничтожным).

Недействительность договора уступки права требования, влечет недействительность правопреемства, а, следовательно, правовых оснований для процессуальной замены взыскателя в рамках данного дела нет.

По другому делу при аналогичных обстоятельствах судом было установлено, что право требования было оплачено цессионарием в установленный законом срок. Однако, данное обстоятельство не повлияло на оценку судом договора уступки права требования как ничтожной сделки.

При этом, в определении по делу суд указал, что фактическая оплата цессионарием полученного права требования не влияет на действительность договора цессии, поскольку перечисленные в пункте 2 статьи 140 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» условия должны в обязательном порядке содержаться в договоре.

Таких условий договор об уступке права не содержит, следовательно является недействительным (ничтожным), что влечет за собой недействительность правопреемства.

РАЗДЕЛ 5. ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ПРАВОПРЕЕМСТВО

ПРИ ПЕРЕМЕНЕ ЛИЦ В ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕ

5.1. При заключении договора уступки права требования, стороной по которому является муниципальное унитарное предприятие, необходимо согласие собственника имущества предприятия.

Общество (цессионарий) обратилось в арбитражный суд с заявлением о замене стороны в исполнительном производстве в связи с заключением договора уступки права требования, первоначальным кредитором по которому является муниципальное унитарное предприятие.

Федеральным законом «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» (пункт 4 статьи 18) предусмотрено, что государственное или муниципальное предприятие не вправе без согласия собственника совершать сделки, связанные с предоставлением займов, поручительств, получением банковских гарантий, с иными обременениями, уступкой требований, переводом долга, а также заключать договоры простого товарищества.

Сделки унитарного предприятия, заключенные с нарушением абзаца первого пункта 2 статьи 295 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также с нарушением положений Федерального закона «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях», в частности, пунктов 2, 4, 5 статьи 18, статей 22-24, являются оспоримыми, поскольку могут быть признаны недействительными по иску самого предприятия или собственника имущества, а не любого заинтересованного лица.

В рассматриваемом случае, должник, хотя и не заявил самостоятельный иск, в своих возражениях ссылался на отсутствие согласия собственника на заключение договора уступки права требования. Однако, суд при рассмотрении ходатайства о замене стороны в исполнительном производстве установил, что согласие собственника отражено в самом договоре уступки права требования, подписанным с отметкой «согласовано» первым заместителем главы администрации муниципального образования.

Оценив представленные документы, суд произвел замену взыскателя по делу.

5.2. Если предметом уступки права требования является взысканная по исполнительному листу сумма, исполнение по которому произведено частично до передачи права требования, суд исследует доказательства частичного исполнения.

Новый кредитор обратился в Арбитражный суд Республики Коми с заявлением о процессуальном правопреемстве.

Судом установлено, что взысканная по решению суда сумма долга и пени была частично погашена должником, а на оставшуюся задолженность истец и новый кредитор заключили договор уступки права требования, изучив который, суд пришел к выводу о его соответствии требованиям статей 382-389 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В соответствии со статьей 384 Гражданского кодекса Российской Федерации, если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права.

При рассмотрении заявления судом исследованы документы, подтверждающие частичную уплату долга до заключения договора уступки права требования (соглашение о проведении зачета взаимной задолженности).

На основании статьи 48 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд произвел замену взыскателя в исполнительном производстве.

5.3. При частичной уступке права требования и замене взыскателя на стадии исполнительного производства новый исполнительный лист не выдается.

Индивидуальный предприниматель — взыскатель по исполнительному листу обратился в арбитражный суд с заявлением о его замене на нового кредитора — цессионария по договору уступки права требования в порядке процессуального правопреемства.

В силу части 1 статьи 48 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном судебным актом арбитражного суда правоотношении, в частности, при уступке требования, арбитражный суд производит замену этой стороны ее правопреемником.

Рассмотрев заявленное ходатайство и представленные заинтересованными документами, суд установил, что, в соответствии с условиями договора цессии права требования по исполнительному листу переданы взыскателем новому кредитору частично.

Оценив данное условие договора, суд признал его соответствующим положениям главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации, в частности, статьи 384 Гражданского кодекса Российской Федерации, нормы которой носят диспозитивный характер, и удовлетворил заявленное ходатайство, заменив взыскателя в исполнительном производстве частично, в отношении переданного ему права требования, с указанием подлежащей взысканию в его пользу денежной суммы.

При этом суд указал, что новый исполнительный лист на нового взыскателя выдан не будет по следующим основаниям.

В части 4 статьи 319 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации установлено, что по каждому судебному акту выдается один исполнительный лист, если настоящей статьей не установлено иное. Упомянутой нормой не предусмотрена выдача исполнительного листа при процессуальном правопреемстве.

Согласно части 5 статьи 320 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в исполнительном листе указывается резолютивная часть судебного акта.

Из указанного следует, что действующим процессуальным законодательством не предусмотрена возможность выдачи нового исполнительного листа при замене должника на стадии исполнительного производства. Указание в исполнительном листе правопреемника истца будет противоречить резолютивной части решения и тем самым нарушать требования части 5 статьи 320 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.