Статус и полномочия монарха великобритании

Административная система Великобритании

Англосаксонская правовая система и ее отличия. Правовая система и конституционные акты Великобритании. Партийная система государства, внутренняя организация и полномочия парламента. Статус и полномочия монарха Великобритании, структура правительства.

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Подобные документы

История возникновения и развития англосаксонской системы права, ее сущность, особенности. Сравнительный анализ правовых систем Англии, Уэльса, Северной Ирландии и Шотландии. Правовая система Великобритании на современном этапе развития, ее основные черты.

реферат [31,4 K], добавлен 02.04.2016

Структура и палаты британского парламента. Постоянные и временные комитеты парламента. О реформе Палаты Лордов. Законодательные функции Соединенного Королевства Великобритании. Судебные полномочия Парламента. Отношения Парламента с Правительством.

реферат [28,3 K], добавлен 29.08.2011

Эволюция монархий в Великобритании и Японии. Монарх как глава государства в Великобритании, его функции, права и полномочия. Император Японии и его полномочия, связанные с осуществлением государственной власти. Сравнение глав государства этих двух стран.

курсовая работа [37,8 K], добавлен 31.05.2013

Понятие и сущность конституции в различных странах. Особенности конституции и правовой системы Французской Республики и Великобритании, статус президента и монарха. Парламент и правительство во Франции и Великобритании: порядок формирования, полномочия.

курсовая работа [3,7 M], добавлен 06.01.2011

История развития британского государства после Английской революции XVII в.. Полномочия монарха. Разделение властей в современном Соединенном Королевстве. Глава исполнительной власти Федерального правительства и главнокомандующий — Президент США.

реферат [30,7 K], добавлен 25.11.2008

Общая характеристика правовой системы, правовая семья и правовая группа, к которым относится бразильская правовая система. Судебная система страны, структура, основные отрасли и институты, система источников права. Административное и уголовное право.

реферат [39,1 K], добавлен 01.04.2010

Конституционные акты Великобритании. Становление и развитие системы государственного управления. Развитие местного самоуправления в рамках реформирования системы государственного управления в XX в., стратегия модернизации административной системы.

реферат [100,8 K], добавлен 28.03.2012

Понятие правовой системы. Романо-германская правовая система. Англо-саксонская правовая система. Мусульманская правовая система. Социалистическая правовая система. Российская правовая система.

курсовая работа [47,1 K], добавлен 01.06.2003

Государственное устройство Великобритании, двухпартийная система. Реформа законодательства и демократизация избирательного права. Признание самостоятельности доминионов в международных договорах; Вестминстерский статус. Местное управление Великобритании.

реферат [20,8 K], добавлен 23.01.2012

Понятие фирменного знака (марки) в законодательстве Испании. Национальный знак. Международная система и система товарных знаков Евросоюза. Право на фирменные наименования в названиях компаний и торговых марках на примере законодательства Великобритании.

курсовая работа [71,4 K], добавлен 29.12.2016

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.

Статус и полномочия монарха великобритании

Статус монарха в Великобритании

Великобритания является старейшей парламентарной монархией. При анализе статуса монарха следует учитывать, что организация и функционирование государственной власти не строятся на буквальном понимании принципа разделения властей.

Монарх в силу своих прерогатив и исторических традиций рассматривается как часть и законодательной, и исполнительной, и судебной власти. Согласно британской конституционной доктрине, власть в государстве исходит не от народа, а от монарха, являющегося главой государства. В то же время о реальных полномочиях по осуществлению каждой из ветвей власти следует говорить с определенными оговорками.

В Англии главой государства является монарх, правовое положение которого отличается двумя основными особенностями. Во-первых, власть монарха юридически считается непроизводной от какой-либо другой власти, органа или избирательного корпуса. Монарх властвует (ограниченно или абсолютно) по собственному праву и считается источником всей государственной власти. Монаршая прерогатива даже в парламентарных монархиях пронизывает всю государственную систему, все государственное управление осуществляется от имени монарха.

Один из крупнейших русских дореволюционных государствоведов Н.М. Коркунов писал по этому поводу следующее: «В руках монарха видимым образом сосредоточиваются все различные элементы государственной власти. Он имеет право участвовать в распоряжении всеми проявлениями государственной власти. В этом смысле можно сказать, что в монархии ни один акт государственной власти не совершается без воли монарха. Не всегда власть монарха безгранична. В конституционной монархии он разделяет свою власть с народным собранием. Но будет ли монарх абсолютным или ограниченным властителем, он все-таки имеет право участвовать так или иначе во всех проявлениях государственной власти, что и придает ему значение видимого главы и сосредоточения всей государственной деятельности» http://www.rus-lib.ru/book/Konst_pravo_ZC/konst.pravo.ZC.html#_ftn57.

Эта характеристика с определенными коррективами верна и для современных парламентарных монархий, где также все государственное управление совершается от имени монарха, хотя фактически он существенно ограничен в сфере практического осуществления политики. Ограничения и даже нуллификация реальных властных полномочий монарха отнюдь не означают, что этот институт становится безразличным для действующей политической системы. Даже бесправная монархия нужна и полезна правящей элите.

Суть этого явления вскрыл более ста лет назад Ф. Энгельс в своем блестящем анализе английской Конституции. «Власть Короны на практике сводится к нулю, — писал он, — и если бы известный всему свету факт еще требовал доказательств, достаточно было бы сослаться на то, что уже более ста лет, как прекратилась всякая борьба против Короны. Тем не менее. Английская Конституция не может существовать без монархии. Уберите Корону — «субъективную верхушку» — и все искусственное сооружение рухнет. Английская Конституция представляет собой перевернутую пирамиду, вершина которой является одновременно основанием. И чем менее значительным, делался монархический элемент в действительности, тем большее значение приобретал он в глазах англичанина. Нигде, как известно, особа, которая не управляет, не пользуется большим поклонением, чем в Англии». Маркс К., Энгельс Ф. Собр. соч. — Т 1. — С. 621-622.

Его положение в системе властных отношений определяется формулой «монарх царствует, но не правит». Он олицетворяет символ нации, стабильность британской государственности.

Монарх, возглавляя Содружество, является главой государства помимо Великобритании еще в 17 странах Содружества.

Статус монарха Кудинов О.А. Конституционное право зарубежных стран: Курс лек-ций. — М.: Ось-89, 2005. — С. 230

Статус монарха регулируется Актом о престолонаследии (1701 г.) и важнейшими судебными прецедентами, устанавливающими принципы деятельности и полномочия высших органов государственной власти.

В стране закреплена кастильская система престолонаследования, согласно которой трон наследуется по прямой восходящей линии наследниками обоих полов, однако преимущество отдается мужчинам. Супруг или супруга монарха не являются престолонаследниками. В 1952 г. в связи с отсутствием наследников мужского пола после смерти Георга VI престол перешел к его дочери Елизавете II, принадлежащей к династии Виндзоров. В соответствии с обычаем королева вправе самостоятельно назначить наследника из своих потомков.

В качестве особого требования, предъявляемого к британскому монарху и членам его семьи, выступает принадлежность к англиканской церкви. Монарх рассматривается как глава государственной англиканской церкви.

Прерогативы британского монарха, под которыми понимают комплекс его полномочий по общему праву, подразделяют на личные и политические. Первые обозначают право на особые государственные регалии и привилегии в соответствии со статусом персоны и традициями: корона, мантия, звание, скипетр, церемониал, королевский двор, дворцы, освобождение от налогов монарха и семьи и, наконец, цивильный лист. Кроме того, в качестве личной прерогативы выступает правило «монарх не может поступать неправильно», означающее его судебный личный иммунитет.

Политические прерогативы монарха охватывают полномочия по осуществлению государственной власти, касающиеся влияния на внешнюю и внутреннюю политику государства. Такие политические прерогативы осуществляются по совету и при участии соответствующих членов Кабинета. Их можно подразделить на полномочия, связанные со следующими сферами: законодательной; управленческой (право назначать и увольнять министров, главу Кабинета, осуществлять руководство вооруженными силами, управление собственностью Короны, жаловать почетные звания, дворянские титулы, назначать членов Палаты лордов и т. д.); судебной (правосудие осуществляется от имени монарха, ему принадлежит право помилования); внешнеполитической (право объявления войны и заключения мира; назначения дипломатических представителей; право на признание иностранных государств и правительств; право подписания международных договоров).

С конца XVII в. утвердилось правило, согласно которому принятие Парламентом закона о предмете, относящемуся к королевской прерогативе, означает изъятие этого предмета ведения из нее.

13.5. Статус монарха в Великобритании

Монарх, возглавляя Содружество, является главой государства помимо Великобритании еще в 17 странах Содружества.

Статус монарха регулируется Актом о престолонаследии (1701 г.) и важнейшими судебными прецедентами, устанавливающими принципы деятельности и полномочия высших органов государственной власти.

В стране закреплена кастильская система престолонаследова- ния, согласно которой трон наследуется по прямой восходящей линии наследниками обоих полов, однако преимущество отдается мужчинам («младший брат исключает старшую сестру»). Супруг или супруга монарха не являются престолонаследниками. В 1952 г. в связи с отсутствием наследников мужского пола после смерти Георга VI престол перешел к его дочери Елизавете II, принадлежащей к династии Виндзоров. В соответствии с обычаем королева вправе самостоятельно назначить наследника из своих потомков.

В качестве особого требования, предъявляемого к британскому монарху и членам его семьи, выступает принадлежность к англиканской церкви. Монарх рассматривается как глава («верховный правитель») государственной англиканской церкви.

Прерогативы британского монарха, под которыми понимают комплекс его полномочий по общему праву, подразделяют ные и политические.

Политические прерогативы монарха охватывают полномочия по осуществлению государственной власти, касающиеся влияния на внешнюю и внутреннюю политику государства. Такие политические прерогативы осуществляются по совету и при участии соответствующих членов Кабинета. Их можно подразделить на полномочия, связанные со следующими сферами: —

законодательной (являясь частью Парламента, монарх имеет право созывать и распускать Парламент, право подписи законопроектов, принятых этим органом, право абсолютного вето); —

управленческой (право назначать и увольнять министров, главу Кабинета, осуществлять руководство вооруженными силами, управление собственностью Короны, жаловать почетные звания, дворянские титулы, назначать членов Палаты лордов и т. д.); —

судебной (правосудие осуществляется от имени монарха, ему принадлежит право помилования); —

внешнеполитической (право объявления войны и заключения мира; назначения дипломатических представителей; право на признание иностранных государств и правительств; право подписания международных договоров).

С конца XVII в. утвердилось правило, согласно которому принятие Парламентом закона по предмету, относящемуся к королевской прерогативе, означает изъятие этого предмета ведения из нее.

Монарх Великобритании конституционно-правовой статус и фактическая роль

Главная > Реферат >Экономика

Глава I. Формирование должности главы государства – монарха Великобритании……………………………………………………………………5

Глава II. Конституционные полномочия и прерогативы монарха. Фактическая роль монарха……………………………………………………. 10

2.1 Политическая роль монарха

Глава III. Взаимоотношения главы государства Великобритании с другими

органами государственной власти высшего уровня……………………. …. 16

3.1 Общие особенности организации системы высшей государственной власти в Великобритании

3.2 Механизм принятия новых законов

Великобритания в политическом плане является конституционной монархией. Порядок наследования престола определен Актом о престолонаследии 1701 года. Сыновья суверена наследуют престол по старшинству; в случае отсутствия сыновей престол переходит к старшей дочери. Правом на престол обладают только протестанты 1 . Монарх считается главой государства, верховным главнокомандующим, главой администрации и светским главой официальной церкви Англии. Монарх – важный символ национального единства. Клятвы верности короне произносят министры, государственные служащие, полицейские и вооруженные силы; управление государством производится именем Ее Величества.

Королева считается верховным носителем исполнительной власти, главой судебной системы, верховным главнокомандующим вооруженными силами, светским главой англиканской церкви, имеет формальное право созывать парламент на сессии. Монарх является составной частью парламента наряду с Палатой лордов и Палатой общин; имеет право абсолютного вето на любой закон, принятый парламентом, однако последний раз это право было применено в 1707 г., за что получило прозвище «спящего полномочия»; монарх имеет право назначать и освобождать от должности премьер-министра и министров, но следуя сложившемуся за 200 лет конституционному обычаю, глава государства назначает премьер-министром лидера партии, победившей на выборах, а министров – по предложению главы правительства.

Читайте так же:  Lr развод

Только монарх имеет право досрочно распускать Палату общин, хотя в действительности согласно конституционному обычаю это всегда делается по решению правительства и премьер-министра.

Королева возглавляет Содружество наций, в состав которого входят 54 государства. Королева является главой государств ряда стран Содружества (о-ва Антигуа и Барбуда, Австралия, Багамские о-ва, Барбадос, Белиз, Канада, Гренада, Ямайка, Новая Зеландия, Папуа Новая Гвинея, о-ва Сент-Кристофер и Невис, Сент-Люсия, о-ва Сент-Винсент и Гренадины, Соломоновы о-ва и Тувалу), где королеву представляют генерал-губернаторы. Порядок наследования короны определяется нормами прецедентного права и рядом законодательных актов.

Целью данной работы является определение особенностей конституционно-правового статуса монарха Великобритании.

Для достижения данной цели были поставлены следующие задачи:

рассмотреть исторические условия формирования должности монарха в Великобритании;

охарактеризовать конституционные полномочия и прерогативы монарха в Великобритании;

изучить особенности взаимоотношений главы государства Великобритании – монарха с другими органами государственной власти.

Для написания курсовой работы были использованы труды отечественных и зарубежных авторов.

Формирование должности главы государства – монарха Великобритании

Монархи были на Британских островах ещё до римлян, покоривших «царей кельтов» и сделавших Британию частью их империи. В V веке римляне ушли. В Британии высадились англы, саксы, юты и образовали королевства, семь сильнейших упрощённо назывались гептархия. Каждое королевство имело отдельного монарха.

После набегов викингов 2 королевство Уэссекс стало доминировать. Альфред Великий (занял трон в 871) объединил под своей властью ряд соседних с Уэссексом англосаксонских королевств, и стал называться «король англосаксов». После его смерти Англия стала опять трещать по швам. В 1066 г. норманн Вильгельм I Завоеватель завоевал Англию.

Внук Вильгельма I, Стефан Блуаский попытался захватить трон, но его право оспорила внучка Вильгельма I от другого сына, Матильда. В результате, Стефан согласился сделать своим наследником её сына Генриха, который, в 1154 г., и стал первым монархом династии Анжу или Плантагенетов. Генрих расширил королевство завоеванием Ирландии, и передал её своему сыну Иоанну, который правил ею как «лорд Ирландии».

В VIII-XV веках господствующей формой государственного устройства в Европе становится монархия. В большинстве стран она пришла на смену феодальной раздробленности. Процесс укрепления государства означал для короля борьбу с сепаратизмом 3 крупных феодалов, создание бюрократического аппарата, налоговой системы и постоянной армии. Все это было бы невозможно осуществить без надежной социальной базы, без поддержки основных сословий. Сословно-представительные учреждения возникли в результате сотрудничества королевской власти, рыцарства и горожан – сословная монархия.

Англия — страна давних гражданских свобод, старейшего парламента и еще более почтенной по возрасту монархии. В обществе, где ценятся вековые традиции, монархия является одним из популярных государственных институтов.

К VIII веку из раздробленных удельных владений на Британских островах сложилась единая держава с относительно централизованным управлением во главе с королем. С тех пор ритуал коронации сохранился до сегодняшнего дня.

С конца XIII века ведет свое начало парламент как учреждение, призванное выступать от имени королевских подданных, выражать их чаяния, не обязательно совпадающие с мнением короны.

На протяжении веков политическая обстановка в стране характеризуется отношениями складывающимися между королем и парламентом.

В течение трех-четырех столетий — до буржуазной революции середины
XVII века — Парламент то являлся орудием против всевластия монарха, то использовался последним в борьбе против стремившихся утвердить свое владычество феодалов. Для Англии характерен резкий антагонизм 4 между королевской властью и крупными феодалами. Последние из-за честолюбивых замыслов не раз доходили до насильственного устранения неугодных монархов, сажая на трон своих ставленников. Однако и монархи пытались опираться на Парламент в борьбе против властолюбивой знати.

Наследование, согласно Акту 1701 г., определяется по кастильской системе 5 , в соответствии с которой трон передается старшему сыну умершего или отрекшегося монарха, а при отсутствии сыновей — старшей дочери [10, с.269]. Так в 1952 г. воцарилась нынешняя Королева Елизавета II, принадлежащая к Виндзорской династии: у ее отца Георга VI не было сыновей. При этом монарх должен быть протестантом и не может состоять в браке с католиком. Он имеет право отречься от престола в пользу своего близкого родственника, и в этом случае его потомки по прямой линии теряют право на наследование трона. Так произошло с Эдуардом VII, который в 1936 г., чтобы жениться на американке-католичке, отрекся от престола в пользу своего брата, ставшего Королем Георгом VI. Его дочерью и является царствующая Королева. Она — 42-й английский монарх и 6-я Королева.

Монарх может изменить порядок престолонаследия и сам определить, кто из его нисходящих членов королевской семьи будет наследовать трон. В частности, Елизавета II в связи с неудачной семейной жизнью своего старшего сына — первого наследника престола — подумывает о том, чтобы назначить в качестве такового старшего внука или младшего сына.

Первым наследником престола считается старший сын царствующего монарха. Он носит титул принца Уэльского. Существует и возможный наследник (наследница), например, младший (следующий по возрасту за первым наследником) сын или старшая (единственная) дочь монарха.

Супруг Королевы монархом не является. Ему как принцу — консорту присваивается титул принца Эдинбургского. Супруга Короля именуется королевой, однако полномочий монарха не имеет.

В британских официальных документах и доктринальных произведениях институт монарха часто обозначают термином Корона».

Согласно Актам о регентстве 6 1937 и 1953 гг., власть не достигшего 18 лет монарха, либо физически или душевно недееспособного, должна выполняться регентом. Недееспособность монарха должны подтвердить минимум три лица из следующих: супруг Суверена, лорд-канцлер, спикер Палаты общин, лорд верховный юрист (Lord Chief Justice), и хранитель свитков. Для завершения регентства, необходима декларация также трёх из этих же лиц.

Когда регентство необходимо, следующий подходящий по линии наследования член королевской семьи становится регентом; парламентское голосование или какая-то ещё процедура не нужна. Регент должен быть старше 21 года (18 в случае прямого наследника или иного), иметь британское подданство, и быть жителем Великобритании. По этим правилам единственным регентом был будущий Георг IV, который правил, когда его отец Георг III сошёл с ума (1811—1820).

Однако Акт о регентстве 1953 говорит, что если преемник королевы нуждается в регентстве, принц Филипп, герцог Эдинбургский (муж королевы) будет регентом. Если в регентстве будет нуждаться сама королева, регентом будет следующий в линии правления (кроме детей и внуков королевы — тогда регентом будет принц Филипп).

Во время временной физической неспособности или отсутствия в королевстве, Суверен может делегировать свои функции Советнику Государства, супругу либо первым из четырёх подходящим по линии наследования. Требования к государственному советнику те же, что для регента. В настоящее время, государственных советников пятеро:

принц Филипп, герцог Эдинбургский,

Чарльз, принц Уэльский,

принц Вильям Уэльский,

принц Гарри Уэльский и

принц Эндрю, граф Йоркский.

Конституционные полномочия и прерогативы монарха. Фактическая роль монарха

Полномочия монарха можно подразделить на две группы: прерогативные и статутные. Большинство полномочий существует в форме прерогативы Короны, т. е. его как бы прирожденных исключительных прав, не производных от решений Парламента. Королевскую прерогативу можно разделить на личную и политическую.

Личная прерогатива охватывает право на атрибуты монаршей власти: корону, мантию, трон, скипетр и державу, титул, в котором перечисляются владения монарха, указывается божественное происхождение его власти. Официальный титул Королевы Великобритании звучит так: «Ее Величество милостью Божией Королева Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии и других подвластных ей государств и территорий, глава Содружества, защитница веры». Личная прерогатива включает также право на королевский двор и цивильный лист 7 (в 1995 г. выплаты по нему составили 7,9 млн. ф.ст.). Ранее личная прерогатива включала и освобождение от уплаты налогов, однако в начале 90-х гг. Елизавета II добровольно от этого отказалась. Отказалась она и от специальных самолетов и пользуется теперь рейсовыми.

В связи с политической прерогативой следует указать, что монарх является составной частью Парламента наряду с обеими палатами. Однако заседания палат без специального приглашения Королева посещать не может. Единственное исключение, вытекающее из королевской прерогативы, состоит в том, что именно Королева открывает каждую осень очередную сессию Парламента, выступая на совместном заседании палат с подготовленной Правительством тронной речью. В ней излагается очередная программа Правительства.

Полномочия Монарха в Великобритании

Почему то прижилось расхожее мнение, что английская королева царствует, но не правит. Ходит даже выражение: «Я вам не позволю из себя сделать английскую королеву!».
Действительно, монархи в Англии не участвуют в рутинном управлении государством. Но это не значит, что у них нет власти. Есть, и ещё какая! Которую они приберегает для чрезвычайных обстоятельств.
Монархи наделены полномочиями, которые дремлют, но которые в британской прецедентной системе права никто не отменял.

Примечание: хотя сейчас правит королева, но эти полномочия относятся к любому монарху на троне Англии, независимо от его пола.

— английская королева имеет право ОБЪЯВЛЯТЬ ВОЙНУ (без законодательных ограничений и без объяснения причин);
— английская королева имеет право отправлять в отставку правительство (аналогично);
— английская королева имеет право распускать парламент;
— раз в год она выступает перед парламентом и озвучивает свои требования на ближайшее время (то есть фактически формирует политику государства).
В домашних делах полномочия Короны широки. Назначение министров, тайных советников, членов исполнительных органов и других должностных лиц. Вдобавок, монарх является главой вооружённых сил (британская армия, королевский флот, королевские ВВС и разведка). Прерогатива Суверена – объявлять войну, заключать мир, направлять военные действия.
Касаются прерогативы королевы и иностранных дел: обсуждать условия и ратифицировать договора, союзы, международные соглашения; парламентские решения не нужны. Суверен также аккредитует британских высоких комиссаров и послов, и принимает иностранных дипломатов.
Также Суверен почитается источником справедливости, и назначает судей по всем видам дел.
Общий закон гласит, что Корона «не может ошибаться»; монарх НЕ МОЖЕТ БЫТЬ СУДИМ в суде за уголовные преступления.
Фактически королева контролирует ВСЕ ветви власти – законодательную, исполнительную и судебную. И, наконец, монарх – Верховный правитель англиканской церкви и может назначать епископов и архиепископов (то есть глава не только светской, но и духовной власти, чего нет нигде в мире, даже в Иране).

— Королева награждает орденами и медалями.
— Посвящает в рыцари и присуждает более высокие титулы. (Важный фактор для английских чиновников в ярко выраженном сословном государстве)
— Обладает правом помилования осуждённых.
И ещё некоторыми средневековыми привилегиями. В частности:
— К королеве нельзя подходить ближе 3 ярдов, если она сама не пригласит.
— Королевы нельзя касаться руками, ни при каких обстоятельствах.
— С королевой нельзя начать разговаривать самому.
— Королеве на её вопросы надо отвечать только «Да» или «Нет» с прибавлением титула, если она не попросит подробностей.
— Королеве нельзя смотреть в лицо, ни при каких обстоятельствах. Смотреть надо на собственные ботинки.
— Ну и ещё разное подобное по мелочи: королева может объявлять цвета одежды или фасоны одежды своей привилегией и при дворе нельзя будет никому одеваться в цвета и фасоны королевы.

И самое главное:
— Королева владеет акциями Банка Англии. Который обладает правом эмитировать фунт стерлингов. И который в свою очередь владеет акциями ФРС США, обладающей правом эмитировать доллар. И королева, как совладелица эмиссионных центров, получает свою долю сеньоража от эмитирования мировых валют.

Статус монарха в Великобритании

Великобритания является старейшей парламентарной монархией. При анализе статуса монарха следует учитывать, что организация и функционирование государственной власти не строятся на буквальном понимании принципа разделения властей. Монарх в силу своих прерогатив и исторических традиций рассматривается как часть и законодательной, и исполнительной, и судебной властей. Согласно британской конституционной доктрине, власть в государстве исходит не от народа, а от монарха, являющегося главой государства. В то же время о реальных полномочиях монарха но осуществлению каждой из ветвей власти следует говорить с определенными оговорками. Его положение в системе властных отношений определяется формулой: «монарх царствует, но не правит». Монарх олицетворяет символ нации, стабильности британской государственности. Окончательно ограниченная парламентарная монархия утвердилась в конце XVIII в.

Читайте так же:  Заявление на уведомление о виде на жительство

Монарх, возглавляя Содружество, является главой государства, помимо Великобритании, еще в 17 странах Содружества.

Статус монарха регулируется Актом о престолонаследии (1701 г.) и важнейшими судебными прецедентами, устанавливающими принципы деятельности и полномочия высших органов государственной власти.

В стране закреплена кастильская система престолонаследования, согласно которой трон наследуется по прямой восходящей линии наследниками обоих полов, однако преимущество отдается мужчинам («младший брат исключает старшую сестру»). Супруг или супруга монарха не являются престолонаследниками. В 1952 г. в связи с отсутствием наследников мужского пола после смерти Георга VI престол перешел к его дочери Елизавете II, принадлежащей к династии Виндзоров, которая правит уже 60 лет, достигнув рекордного возраста для английских монархов — 86 лет (родилась 21 апреля 1926 г.). Она коронована 2 июня 1953 г. В соответствии с обычаем королева вправе самостоятельно назначить наследника из своих потомков.

В качестве особого требования, предъявляемого к британскому монарху и членам его семьи, выступает принадлежность к англиканской церкви. Принадлежащий монарху титул «Защитник веры» (т.е. христианства) имеет конституционный и исторический статус. Монарх рассматривается как глава («верховный правитель») государственной англиканской церкви.

Прерогативы британского монарха, под которыми понимают комплекс его полномочий но общему праву, подразделяют на личные и политические. Первые обозначают право на особые государственные регалии и привилегии в соответствии со статусом персоны и традициями: корона, мантия, звание, скипетр, церемониал, королевский двор, дворцы, освобождение от налогов монарха и семьи, и, наконец, цивильный лист. Кроме того, в качестве личной прерогативы выступает правило — «монарх не может поступать неправильно», означающее его судебный личный иммунитет.

Политические прерогативы монарха охватывают полномочия по осуществлению государственной власти, касающиеся влияния на внешнюю и внутреннюю политику государства. Такие политические прерогативы осуществляются по совету и при участии соответствующих членов кабинета. Их можно подразделить на полномочия, связанные со следующими сферами:

  • — законодательной (являясь частью парламента, монарх имеет право созыва и роспуска парламента, подписи законопроектов, принятых парламентом, а также абсолютного вето);
  • — управленческой (право назначать и увольнять министров, главу кабинета, осуществлять руководство вооруженными силами, управление собственностью Короны, жалованье почетных званий, дворянских титулов, назначение членов палаты лордов и т.д.);
  • — судебной (правосудие осуществляется от имени монарха, ему принадлежит право помилования);
  • — внешнеполитической (право объявления войны и заключения мира; право назначать дипломатических представителей; право на признание иностранных государств и правительств; право подписания международных договоров).

Осуществление монархом своих полномочий подчинено требованиям британских традиций, многочисленных прецедентов и обычаев. Так, по неписаному правилу национального дипломатического этикета, монарх только дважды в год может направить главам других государств и правительств официальные приглашения посетить страну с государственным визитом.

С конца XVII в. утвердилось правило, согласно которому принятие парламентом закона по предмету, относящемуся к королевской прерогативе, означает изъятие из нее этого предмета ведения.

3. Статус монарха

Наиболее показательной характеристикой монархии согласно конституциям европейских государств — и, соответственно, исходной «точкой отсчета» в определении сущности и объема ее конституционной роли — является установление безусловно подзаконного статуса монарха и его деятельности.

Одним из частных следствий общего подзаконного статуса монарха стало практическое исчезновение из публично-правовых отношений такого показательного института, как присяга подданных монарху (сохраняется только конституционным правом Лихтенштейна — ст. 13, и для народных представителей — Нидерландов, ст. 54 Конституции 1972 г., Люксембурга, ст. 57, абз. 2).

В большинстве европейских монархий под общую власть закона (а тем самым — представительных органов) поставлена финансовая обособленность монарха, которая способна составить социальную опору самостоятельности его власти *(104). Исполнение монархом государственной функции конституционно обеспечивается в виде цивильного листа. В зависимости от национальной традиции цивильный лист определяется или на срок правления очередного монарха *(105), или ежегодно *(106). В последнем случае обеспечение государственной деятельности монарха уже ничем не выделяется из государственного бюджета страны в целом. (Конституция Андорры прямо говорит о «бюджетных дотациях» — ст. 47; Конституция Швеции вообще не специализирует в госбюджете содержание главы государства.)

В ряде случаев оговаривается обеспечение законом и содержание королевской фамилии (Великобритания, Дания, Нидерланды). Напротив, в Лихтенштейне, где установлен совместный с представительным органом контроль князя государственной казны, и в Монако конституции не вторгаются в регулирование имущественного положения монархии, признавая (как в Конституции Монако, ст. 34) его подчиненным собственным статутам княжеского дома. Только Конституция Нидерландов оговаривает налоговый иммунитет имуществ монарха (ст. 40.1), который составляет одну из существенных частей королевской прерогативы вообще *(107).

Первым из важнейших следствий общего подзаконного статуса монарха становится резкое ограничение его законодательной роли — вплоть до установленного конституциями полного неучастия в делах законодательства. Однако в характеристике законодательной роли монарха спектр конституционных вариантов несколько шире.

Согласно Основному Закону Ватикана (единственному в этом отношении) за правителем сохранена полнота законодательной власти (ст. 1), хотя и делегированной особой комиссии; это характерно для монархии абсолютной. Более сложный вариант конституционно-правового отношения составляет наделение по конституции монарха и парламентского органа совместными законодательными полномочиями. Эти совместные полномочия могут подразумевать реальное участие монарха в делах законодательства. Таковыми несомненно являются законодательные полномочия монарха (характерные именно для конституционного монарха) в так называемых малых государствах Европы: одобрение монарха определяет судьбу закона, вследствие чего он подписывает и обнародует законы, монарху принадлежит законодательная инициатива (причем по Конституции Монако — в качестве княжеской прерогативы) *(108).

Внешне сходными являются законодательные полномочия монарха в Бельгии, Великобритании и Дании: конституционно декларировано, что монарх осуществляет законодательную власть совместно *(109) либо, как в Великобритании, корона считается составной частью парламента. На монарха в этих странах возложено полномочие утверждать и обнародовать законы (Конституция Дании предоставляет монарху также право непосредственной законодательной инициативы — ср. ст. 21), но уже без реального влияния на содержание законодательного предположения *(110).

Формально волеизъявление монарха юридически полномочно предопределить судьбу принятого парламентарным органом законопроекта. Однако реальность конституционно-правовых отношений здесь в большей мере определяется политически. Так, при номинальном сохранении за британским монархом права законодательного вето на решения парламента, фактически оно не применялось с 1707 г., чем сформировался конституционный обычай, предполагающие обязательное согласие монарха на решения парламента. Равным образом в Дании такое право вето, косвенно предполагаемое и ныне действующей Конституцией 1953 г., применялось лишь в 1842 и 1844 гг. Тем самым полномочия монарха становятся латентными, скрытыми и политически номинальными, хотя потенциально он сохраняет возможность законодательного вето: конституционно не оговорена судьба законопроекта, если монарх не утверждает его в назначенный срок (например, в Дании — в течение 30 дней).

Третий вариант представляет признание раздельных законодательных полномочий монарха и парламента. Фактически их содержание аналогично варианту «скрытых» полномочий: монарху предоставляется право утверждения и обнародования принятых парламентом законов с неприменяемым или невозможным отлагательным вето *(111). По сути, в этом случае монарх выполняет ту же функцию, что и глава государства при парламентско- президентском строе. (Что соотносится с характерным для парламентских монархий общим конституционным определением монарха только как главы государства.) Наконец, четвертый вариант характеризуется полным и декларированным отстранением монарха от участия в законодательном процессе: согласно конституции Швеции парламентарный орган есть

единственный выразитель законодательной власти, монарх не участвует ни в законодательной инициативе, ни в утверждении законов.

Вторым из принципиальных следствий рассмотренного выше общего подзаконного статуса монарха стало существенное ограничение роли монарха в пересмотре конституции.

Только конституции Бельгии (ст. 195, § 3) и Монако (ст. 94) — опосредованно выразившие традицию французской конституционно-правовой доктрины c присущим ей пониманием роли главы государства как условного суверена — установили, что пересмотр конституции может быть предметом согласованного решения монарха и парламента. Фактически это подразумевается и Конституцией Андорры (ст. 105-107). В остальных из крупных парламентских монархий конституционные акты (даже если для монарха оговаривается специфическое право законодательной инициативы в этом вопросе — см. Конституция Нидерландов, ст. 137-138) могут быть пересмотрены или видоизменены без всякого участия монарха.

Полномочие издания собственных законодательных актов сохранено за монархом в тех конституциях, где значителен пласт конституционных правоположений XIX в., и лишь факультативно: при условии соответствия конституции, по ограниченному кругу вопросов и, главное, только в качестве временной меры — до утверждения или отклонения ближайшей сессией парламентского органа *(112). Прочие конституции такой возможности даже не подразумевают.

Как видно, помимо номинального (или реального) полномочия утверждения и обнародования законов другие проявления законодательной функции монарха фрагментарны либо лишены определяющего значения.

Более сложной является картина участия монарха в отправлении исполнительной власти — второй из определяющих характеристик реализации безусловного для современных европейских конституций принципа «разделения властей». Примерно в половине конституций содержится общая декларация о главенстве монарха в отправлении исполнительной власти. Однако эти декларации не предрешают существа подразумеваемых полномочий в данной сфере. Конституции Дании (ст. 3), Лихтенштейна (ст. 10), Монако (ст. 3) и Норвегии (ст. 3) однозначно вверяют монарху полноту исполнительной власти, но только в двух последних государствах монарх реализует ее непосредственно. В Бельгии и Люксембурге декларации о предоставлении монарху исполнительной власти оговорены «пределами конституции и законов», то есть только в подразумеваемых или перечисляемых прямо конституциями полномочиях *(113). Очевидно, что полномочия в сфере исполнительной власти конституционная доктрина определяет как следствие общей делегации монарху народного суверенитета *(114), — иными словами, формально они являются полномочиями главы государства. Именно в этом качестве понимается позиция монарха по отношению к исполнительной власти в конституционных актах Андорры, Великобритании, Испании, Нидерландов, Швеции. Прямых положений об участии монарха в исполнительной власти здесь нет, но конкретная организация институтов правительственной и административной деятельности предполагает номинальную санкцию с его стороны.

Таким образом, сущность функции монарха в сфере исполнительной власти может быть понята лишь посредством его конституционно-правовых отношений с конкретными правительственными институтами. И лишь Конституция Норвегии, сохраняя характерные для ранних конституционных монархий Европы установки, раскрывает в конкретных правоположениях содержание исполнительно-властной деятельности монарха: монарх сам

назначает правительство (Государственный совет), сам распределяет дела между членами правительства, вправе увольнять их по собственному усмотрению (ст. 12-14, 22), а также санкционирует назначение и увольнение, с некоторыми ограничениями, всех прочих государственных служащих (ст. 21-22), обеспечивает соответствующую официальному вероисповеданию религиозную политику в государстве (ст. 16), правительственную деятельность в хозяйственно-экономической и финансовой сферах (ст. 17-18), управляет государственными имуществами (ст. 19). Осуществление ряда наиболее общественно значимых правительственных полномочий оговорено согласием парламента (ст. 17, 19) и особыми взаимоотношениями с правительством, которые предусматривают ряд условий, равно общих и для всех других конституций.

Центральным вопросом конституционных отношений в сфере исполнительной власти объективно становится, таким образом, организация правительства и форма участия в этом монарха.

Структура политических взаимоотношений парламентарной монархии изначально предполагает определяющую роль народного представительства в организации правительства, во-первых, и в контроле за содержанием его политической деятельности, во-вторых *(115). Такая ситуация характеризует конституционный строй, и в особенности реальность конституционно-правовых отношений большинства европейских монархий, хотя собственно конституции формально решают вопрос по-разному. Действуя в качестве главы государства, монарх может только оформлять юридически факт образования правительства, которое предварительно избрано представительным органом или связано конституционно обязательным вотумом доверия со стороны парламента *(116); при этом варианте монарх стоит вне правительства и никак организационно не взаимодействует с его работой и политикой (по Конституции Швеции Правительство вообще чисто парламентское и организуется парламентом *(117)).

Почти столь же распространен конституционный вариант, когда монарх номинально возглавляет правительство из назначенных им министров, вправе увольнять министров, реорганизовывать высшие правительственные институты без всякого правового участия парламентских институтов *(118); однако в дальнейшем такое правительство или прямо признается ответственным перед парламентом (как в Люксембурге — ст. 80-81 Конституции), или подразумевается с ним взаимодействующим (Конституция Дании, ст. 32.2), или в своей политической деятельности связано традицией (существующей в виде конституционного соглашения) представлять интересы парламентского большинства (Великобритания). В последнем случае парламентское правительство вообще юридически как бы не существует, составляя часть королевского так называемого Тайного совета, правительственная роль которого гарантирована конституционно *(119), что, впрочем, составляет показательную особенность конституционного строя именно Великобритании. В Испании непосредственная возможность Короля председательствовать в Правительстве оговорена специальным приглашением его главы (ст. 62g).

Читайте так же:  Пенсия в радиационной зоне

Вне общих рамок конституционно-правовых принципов парламентской монархии находится организация правительства в Лихтенштейне и в Монако. Здесь правительство назначается монархом и ответственно перед ним (в Лихтенштейне — перед Князем и Парламентом совместно) *(120). Монарх вправе направлять и организовывать правительственную деятельность, включая издание указов, ордонансов и т.п. в порядке верховного управления. Однако только в конституционном строе Монако *(121) организация Правительства не сопрягается с установлением двух важнейших начал, определяющих юридические и реальные политические взаимоотношения монарха и правительства, — принципа безответственности монарха и связанного с ним правила обязательной контрасигнатуры его правительственных решений министрами.

Установление принципа безответственности монарха во взаимосвязи с правилом контрасигнатуры было еще одной исторически ранней формой конституционного подчинения правительственной деятельности, номинально или даже фактически возглавлявшейся монархом, контролю со стороны парламента или иного представительного органа.

Контрасигнатуре безусловно подлежат любые нормативные акты, издаваемые от имени монарха, нередко — назначения на административные должности. Тем самым где прямо, где опосредованно создается форма парламентского контроля за деятельностью исполнительной власти и взаимодействия политики правительства и линии парламента, который, в свою очередь, вправе потребовать отставки правительства, отстранения министра от должности или даже возбуждения уголовного преследования в отношении министра.

Попутным, но не менее существенным следствием этого узла конституционно-правовых отношений стало специальное оговаривание в конституциях невозможности для монарха (при сохранении за ним, впрочем, права помилования) освобождать от ответственности своих министров либо вообще, либо без согласия парламента *(123). Это является как бы конституционной «компенсацией» личной безответственности монарха, которая напрямую не декларирована только в конституциях Испании, Лихтенштейна и Норвегии (в конституциях Люксембурга, ст. 4, и Монако, ст. 3, принцип представлен позитивно — через установление неприкосновенности Князя). Правило контрасигнатуры принципиально важно не только для понимания конституционной сущности чисто правительственной функции монарха; оно становится практическим ограничителем возможностей монарха по реализации и ряда иных конституционных полномочий — имея в виду деятельность парламента, вооруженные силы государства, международные отношения и т.д.

Во взаимоотношениях монарха с парламентарным органом своей страны большинство конституций исходят из начала неподконтрольности народного представительства в его организационной и политической деятельности. Только конституции Монако (ст. 46, 74), Люксембурга (ст. 74) и Лихтенштейна (ст. 48, ч. 1,

ст. 54-55) установили безусловное право монарха на роспуск парламентарного органа (в Лихтенштейне — с оговоркой в отношении выраженной воли народа, то есть референдума). В остальных конституциях это право монарха выражено либо чисто номинально, либо обставлено существенными оговорками (с условием обязательных новых выборов в установленный конституцией срок, при согласии правительства, только в случае необразования парламентом правительства и т.п.) *(124). Действуя в качестве главы государства, монарх декларирует открытие и закрытие сессий парламента, подписывает акты парламента, иногда может продлевать сессии или назначать чрезвычайные собрания. Но наряду с этим конституции подразумевают (или прямо устанавливают) как бы юридическую необязательность этих действий монарха либо нереализуемость его действия вопреки интересу парламента — последнее, как правило, посредством того же правила контрасигнатуры, необходимого для практически административного вмешательства главы государства в работу парламента. Поэтому, в частности, право роспуска палат монархом, даже признанное конституционно, на практике реализуется весьма особо *(125), создавая новую реальность конституционноправовых отношений. В Швеции монарх даже в качестве главы государства вообще не имеет влияния на созыв, роспуск и т.д. Риксдага: все эти функции выполняет Правительство.

Некоторую важную особенность сохраняет конституция Великобритании: номинально монарх вправе распустить Парламент в любой момент, без его участия в открытии сессии и произнесения речи с программой Правительства парламент как бы не считается законным; монарху принадлежит право утверждения омбудсмена (с 1967 г.). Однако конституционный обычай не допускает самостоятельности подобных действий монарха, а практическая реализация опять-таки сдерживается правилом контрасигнатуры и избирательными законами.

Сходным сочетанием конституционных дозволений и сдержек, в том числе практически-юридического свойства, характеризуются полномочия монарха в сфере военной политики и международных отношений, которые сохраняются за ним традиционно либо как за главой государства. За исключением Андорры и Швеции, конституции полагают монарха как верховного главнокомандующего вооруженными силами страны *(126). Монарх вправе производить назначения на военные должности, присваивать воинские звания и т.п.Однако использование вооруженных сил оговорено или согласием парламента (как в Великобритании, Дании), или наличием специального законодательства. Самостоятельное решение монарха в этих вопросах сдерживается, помимо иного, тем же правилом контрасигнатуры. В практике реализации конституционных правомочий формируется нередко противоположное общим декларативным правило: так, в Великобритании номинально все назначения на военные должности и присвоение званий производится от имени короны, но реально с 1860-х гг. монарх, как правило, не подписывает приказов по военным ведомствам и патентов на чины. Полнота военной власти монарха подразумевается (специальных постановлений на этот счет нет) только конституциями Лихтенштейна и Монако, исходя из закрепленной за князем исполнительной власти или специально оговоренной обязанности принимать меры по безопасности страны.

Внешнеполитическая функция монарха во всех практически конституциях выражается в трех полномочиях: подписывать и денонсировать международные договоры, объявлять войну и заключать мир, назначать дипломатических представителей своей страны и аккредитовать при своей особе дипломатических представителей других государств. Лишь по Конституции Монако это право Князя безусловно: он единолично представляет государство в международных отношениях и только извещает Народное собрание о международных соглашениях (ст. 13-14). Без участия соправителей невозможны международные соглашения по Конституции Андорры (ст. 45h, 66, ч. 3). В остальных случаях монарх действует только номинально, в качестве главы государства, подписывая или денонсируя договоры по решению парламента *(127), либо по предусмотренным конституцией основаниям *(128), либо при участии правительства, причем государственно-существенные вопросы (уступка территории, государственные обязательства и т.д) также предполагают согласие представительных институтов *(129). Эти же ограничения действительны и при решении вопросов о войне и мире.

Особенности национальной конституционно-правовой традиции могут

отражаться разве что в том, что указание монарха об использовании

вооруженных сил при обороне страны действительно и без предварительного согласия парламента (Великобритания, Дания). Параллельно конституциями изредка оговорено право монарха на объявление военного положения в стране, но в соответствии с законами, существующими на этот счет *(130). В

большинстве же монархических государств объявление военного или

чрезвычайного положения входит в компетенцию правительства, а издание монархом нормативных указов в течение военного положения подчинено общим нормам об издании временных законов, если таковые допущены конституционно.

При решении вопросов о взаимоотношениях с парламентом, законодательной инициативе монарха, вопросов войны и мира, заключения договоров и др. конституции ряда государств предусмотрели посредствующую роль высших совещательных органов правительственного значения: Государственного совета в Дании (ст. 17), Совета Короны в Монако (ст. 75-77), Государственного совета в Норвегии. В Монако это особый консультационный орган, образуемый на паритетных началах Князем и Парламентом. В Дании и Норвегии Государственный совет — исторически сложившаяся расширенная форма деятельности того же правительства, возглавляемая монархом, с участием наследника престола, других лиц.

Важнейшая составляющая особого статуса монарха и едва ли не самое показательное из проявлений «монархического принципа» прежнего государственного права — королевская прерогатива — представлена современными конституциями в крайне ограниченном виде полномочий, во- первых, и при подчинении наиболее существенных из них закону, во-вторых. Право монарха на чеканку монеты (выпуск денежных знаков) и все, что с этим связано, только в Конституции Люксембурга декларировано без оговорок (ст. 39). В иных случаях это право реализуется только в силу закона *(131). Из иных составляющих прерогатив сохранены лишь права монарха на пожалование дворянства и на пожалование титулов, орденов, награждений, причем иногда оговорки о подзаконности присутствуют и здесь *(132). По существу же эти пожалования (в связи с упразднением связанных с дворянством, орденами, титулами и т.п.привилегий в гражданском праве государств) в современных условиях превратились в вариант почетных званий или государственных наград (за исключением, пожалуй, Великобритании), которые монарх присваивает от имени государства. Только назначения на должности своего двора и организацию двора конституции оставляют в полномочном распоряжении монарха *(133), однако реально королевский двор, со своими отношениями с правительственными учреждениями, в качестве государственной институции

сохраняется только в Великобритании и, с оговорками, в Монако.

Современные конституции полностью лишают монарха участия в судебной власти. Единственно в Ватикане правитель декларированно наделен судебной властью (ст. 1 Основного Закона), а также назначает всех судей своего государства (ст. 10), сохраняя за собою верховные права помилования, смягчения наказаний и т.д. (ст. 18). В Монако судебная власть номинально сохранена за Князем, который конституционно делегирует ее судам (ст. 88). Во всех других монархических государствах судебная власть конституирована как полностью самостоятельная, в организации и отправлении которой монарху места нет. Даже если за монархом сохранено право назначения судей, эти назначения производятся пожизненно, то есть без возможности в дальнейшем оказывать разовое влияние на действия суда (Конституция Нидерландов, ст. 117, ч. 1). В полномочиях монарха сохраняется только право помилования преступников и смягчения наказаний *(134). Но нередко (например, в Монако, Нидерландах, Норвегии) и эта прерогатива монарха обставлена необходимостью либо предварительного ходатайства суда, либо рекомендаций правительства или парламента. Хотя в общем судебная власть в стране осуществляется от имени монарха. В силу особенностей конституционной традиции, иногда за монархом оставлено право направления обвинений в высшую судебную инстанцию страны *(135).

В малых государствах Европы конституционно сохранилось участие монарха в организации высшей судебной власти: назначение состава высших судов при согласии парламента, утверждение председателя высшего суда *(136), назначение судей так называемого административного трибунала и, частично, конституционного суда *(137).

Очевидный процесс замещения в целом реальных конституционных полномочий монарха номинальными, переключение его компетенции с политического правления страной на «права ободрять, предостерегать, поощрять» (как охарактеризовал полномочия английского монарха еще У. Бэджгот) вызвал к жизни новое доктринальное представление об особой функции монарха, не связанной с собственно отправлением государственной власти. Это представление нашло отражение в некоторых из современных конституций. По новой доктрине, монарх — прежде всего «символ единства и гарант национальной независимости», а также «арбитр и гарант стабильной деятельности публичных властей» *(138). В наиболее доктринально детализированном виде эти представления наши выражение в Конституции Испании, где помимо указанных положений декларирована особая функция монарха как хранителя исторической целостности отношений государства- метрополии с бывшими колониями и хранителя государственного единства в условиях конституционного признания особого внутреннего строения государства *(139).

Декларирование (или признание) особой идейно-символической функции монарха имеет значение, минимум, для двух направлений его политической роли. Монарх выступает как гарант государственного порядка в интересах нации в целом в условиях ситуативного обострения борьбы политических партий или даже социальных классов, отражающегося на государственных институтах *(140): как воплощение единства государства в условиях его федерализации или автономизации (Испания, Нидерланды), включая вызывающее сходные тенденции государственное многоязычие страны (как в Андорре, Бельгии, Люксембурге), или как символ особой межгосударственной общности в рамках международных отношений стран — бывших империй (Великобритания, Испания). И если первое направление — арена чисто практической политики и формирование реальности государственно-правовых отношений, могущих и расходиться с конституционной доктриной, то второе — следствие особого конституционного статуса монарха, вытекающего из природы монархии, который в этой роли не может быть заменен никаким иным из государственных институтов.