Содержание правового статуса адвоката

Статус адвоката: содержание, квалификационные требования и принципы адвокатской деятельности Бойков, Александр Дмитриевич

Диссертация — 480 руб., доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Автореферат — бесплатно , доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Бойков, Александр Дмитриевич. Статус адвоката: содержание, квалификационные требования и принципы адвокатской деятельности : диссертация . кандидата юридических наук : 12.00.11 / Бойков Александр Дмитриевич; [Место защиты: Рос. акад. адвокатуры и нотариата].- Москва, 2010.- 195 с.: ил. РГБ ОД, 61 11-12/143

Содержание к диссертации

Глава 1. Условия реализации конституционного положения об обеспечении квалифицированной юридической помощи 17

1.1. Сущность и правовое содержание статуса адвоката в соответствии с ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» 19

1.2. Процессуальный статус адвоката как участника судопроизводства 33

1.3. Условия приобретения статуса адвоката как гарантия обеспечения квалифицированной юридической помощи. Качество юридической помощи 54

Глава 2. Правовые и нравственные принципы адвокатской деятельности 77

2.1. Значение правовых и нравственных принципов в обеспечении позитивной роли права и реализации статуса адвоката 77

2.2. Правовые принципы деятельности адвокатуры, предусмотренные ст. 3 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» 84

2.3. Правовые и нравственные принципы адвокатской деятельности, вытекающие из ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре РФ» 94

2.4. КПЭА России о нравственных требованиях к адвокатской деятельности 118

Глава 3. Корпоративный контроль адвокатской деятельности 133

3.1. Роль органов самоуправления адвокатуры в обеспечении контроля качества оказываемой адвокатами правовой помощи 133

3.2. Ненадлежащее исполнение профессиональных обязанностей как основание дисциплинарной ответственности адвоката 147

3.3. Основания приостановления и лишения адвокатского статуса 151

3.4. Программа квалификационного экзамена на статус адвоката 166

Список использованной литературы 182

Сводная Анкета 192

Введение к работе

Актуальность темы исследования. Уровень защищенности прав личности определяется, прежде всего, состоянием законности в стране и культуры правоприменения. Немаловажное значение имеет система юридической помощи населению, позволяющей участникам правоотношений активно и квалифицированно отстаивать свои права. Одним из негативных явлений переходного периода к рыночной экономике был правовой нигилизм, вызванный разрушением советской системы права и отсутствием правовых регуляторов рождающихся новых отношений. Он распространился на все сферы деятельности, включая правоохранительную и судебную деятельность. Наиболее уязвимым оказалось положение личности. Социологические опросы 90-х годов подтверждали проблему правовой незащищенности человека как одну из наиболее острых. Вопросы защиты прав человека и гражданина нашли адекватное отражение в Конституции РФ 1993 г. Однако и после принятия Конституции продолжали нарастать нарушения прав граждан во всех сферах общественных отношений. Специальными исследованиями подтверждается «долговременная тенденция роста нарушений закона». Об этом свидетельствуют, в частности, материалы прокурорских проверок. Так, в 2008 г. прокурорами выявлено 4 231 597 правонарушений, что на 14,1% выше, чем в 2007 г. При этом их наибольшее число касается сферы соблюдения прав и свобод человека и гражданина: в 2006 г – 1 207 673; в 2007 г. – 1 301 860; в 2008 г. – 1 461 170. В 2009 г. прокурорами обнаружено правонарушений на 10,5% больше, чем в 2008 г. Для ведомства соблазнительно подавать эти нарастающие цифры как повышение активности прокурорского надзора. Но не менее убедителен и другой вывод – о нарастании беззаконий в стране.

Лавинообразно нарастала преступность (зарегистрировано в 2008 г. 3 209 862 преступления). При этом «по самым осторожным оценкам, число латентных преступлений в 2008 г. более чем в семь раз превысило число зарегистрированных». Исследованиями 2009 г. эта цифра подтверждена: 23 миллиона преступлений не были учтены в документах официальной статистики и лица, их совершившие, остались безнаказанными». Пострадавшие от преступлений чаще всего не получают никаких компенсаций. Не снижается и количество граждан, пострадавших от беззаконий в правоохранительной сфере. Всё это свидетельствует о низком уровне правовой защищенности личности и актуальности самой этой проблемы.

Надежды на правосудие оправдываются далеко не в полной мере. Одним из важных условий эффективной судебной защиты прав граждан и преодоления правового произвола является организация профессиональной юридической помощи населению. Положение ст. 48 Конституции о том, что каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи, воспринимается как органическая часть судебной защиты прав личности. Предполагалось, что именно адвокатура станет той организацией, которая может обеспечить квалифицированную юридическую помощь населению. Это вытекало из отнесения Конституцией адвокатуры наряду с кадрами судебных и правоохранительных органов к совместному ведению Российской Федерации и субъектов Российской Федерации (ст. 72). Подтверждением соответствующей роли адвокатуры служил и факт законодательного признания её институтом гражданского общества, и значительный её вклад в обеспечение населения юридической помощью. Только бесплатных поручений в виде юридических консультаций, составления документов правового характера, представительства в гражданском судопроизводстве, в органах местного самоуправления и др. адвокатами выполнено в 2007 – 994 629, в 2008 – 1 112 882. По уголовным делам ими выполнено по назначению органов уголовного преследования и суда в 2008г. более 2 млн. поручений.

Однако с утверждением рыночных отношений и свободного предпринимательства появилось новое для страны явление – рынок правовых услуг. На него вышли многочисленные «свободно практикующие» и соответственно свободные от какого-либо контроля юристы. Формируется квази-адвокатура в виде Госъюрбюро без проверки их чиновников на профпригодность. Да и численность самой адвокатуры многократно возросла в 90-е годы, часто за счет лиц, с неподтверждёнными профессиональными и нравственными качествами. Об этом может свидетельствовать значительное число жалоб на адвокатов (в 2007 г. – 8724, в 2008 г. – 10 286), приводящих нередко к лишению статуса адвоката некоторых членов сообщества. Всё это ставит под сомнение реальность в современных условиях конституционной гарантии обеспечения «квалифицированной юридической помощи».

Руководством Минюста РФ, органами самоуправления адвокатуры и юридической общественностью в последнее время активно обсуждаются вопросы упорядочивания юридической помощи, оказываемой различными субъектами, о профессиональной специализации адвокатов, о расширении полномочий региональных палат по контролю адвокатской деятельности и др. Актуальной становится задача уточнения понятия квалифицированной юридической помощи, дифференциации реально действующих субъектов её оказания, уточнения их правового статуса, расширения способов контроля качества правовой помощи. В законодательных нормах и корпоративных актах адвокатуры должны найти более чёткое определение квалификационные требования к адвокату и условия контроля качества оказываемой правовой помощи. Готовящийся проект Закона «Об оказании квалифицированной юридической помощи в Российской Федерации» призван содействовать решению этих вопросов. Должна внести свой вклад и наука об адвокатуре и адвокатской деятельности.

Чтобы перейти от декларативных оценок высокой роли правозащитной деятельности адвокатуры к ее реальным возможностям необходимо ясное представление о содержании правового статуса адвоката, условиях его приобретения, правовых и этических принципах реализации полномочий адвоката, как в процессуальной, так и непроцессуальной адвокатской практике. Это позволит не только конкретизировать направления совершенствования деятельности адвокатуры, но и отграничить её от правовых услуг многочисленных субъектов, рождаемых условиями рыночных отношений. В критической оценке нуждаются и некоторые аспекты дисциплинарной практики адвокатских палат, и условий лишения адвокатского статуса.

Необходимо отметить, что до сих пор не было специальных исследований монографического характера по вопросам содержания адвокатского статуса, условиям его приобретения, правовым и этическим принципам реализации прав и обязанностей адвоката. Привлечение внимания к этим научным и практическим аспектам адвокатской деятельности и системе правовой помощи населению определялся выбор темы, актуальность предпринятого исследования и содержание работы.

Состояние научной разработанности темы в целом можно охарактеризовать как фрагментарное. Комплексных работ, системно освещающих проблемы адвокатского статуса, его содержания, правовых и нравственных принципов реализации прав и обязанностей адвоката, нет. Но имеются многочисленные публикации в виде статей и докладов о стандартах качества правовой помощи, оказываемой адвокатами; об альтернативных субъектах правовых услуг; в учебные курсы адвокатуры и Комментарии к ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» включены, как правило, разделы, посвященные условиям приобретения и лишения адвокатского статуса. Есть публикации и исследования об эффективности адвокатской деятельности, отдельных принципах и этических требованиях к ней, а также многочисленные работы, вносящие вклад в науку об адвокатуре. В этой связи следует отметить таких авторов, как С.Л. Ария, П.Д. Баренбойм, М.Ю. Барщевский, В.Н. Буробин, А.Д. Бойков, А.А. Власов, С.И. Володина, А.А. Воронов, Г.А. Воскресенский, С.Н. Гаврилов, А.П. Галоганов, Л.Ю. Грудцына, В.М. Дикусар, А.Г. Кучерена, В.А. Лазарева, Н.В. Лазарева-Пацкая, Ю.Ф. Лубшев, Г.Б. Мирзоев, В.В. Мельник, Т.Г. Морщакова, Э.М. Мурадьян, Ю.С. Пилипенко, Г.М. Резник, М.Я. Розенталь, М.С. Строгович, В.М. Савицкий, Е.В. Семеняко, Ю.И. Стецовский, И.Ю. Сухарев, Н.Б. Сонькин, И.Л. Трунов, Е.Г. Тарло, М.П. Шаламов, Г.К. Шаров, С.С. Юрьев, И.С. Яртых и др. Были использованы труды и наших дореволюционных предшественников о русской присяжной адвокатуре, таких авторов, как К.К. Арсеньев, Е.В. Васьковский, М.М. Винавер, И.В. Гессен, М.Н. Гернет, А.Ф. Кони и др.

Эти работы составили определенную теоретическую базу исследования, обеспечивая преемственность в развитии научной мысли, в определении актуальных направлений её развития.

Объектом исследования являются общественные отношения, складывающиеся при присвоении, приостановлении и лишении адвокатского статуса, а также при реализации прав и обязанностей адвоката, составляющих его содержание.

Предметом исследования является само понятие статуса адвоката, его содержания, определяемое законодательством об адвокатуре, процессуальным законодательством, нормами и принципами профессиональной этики, регулирующими сферу оказания квалифицированной юридической помощи адвокатами.

Цель диссертационного исследования предполагает разработку общетеоретических и методологических подходов к пониманию и изучению статуса адвоката, выявлению его основополагающих характеристик, а также разработку конкретных научно обоснованных предложений по совершенствованию норм действующего законодательства и требований профессиональной этики в аспекте обеспечения квалифицированной юридической помощи.

Читайте так же:  Порядок заполнения формы 0503125 в 2018 году

Заявленная цель исследования предполагает постановку и решение следующих теоретических и практических задач: уточнить понятие статуса адвоката и его содержательные характеристики; провести анализ законодательных актов, определяющих права и обязанности адвоката как члена сообщества адвокатов и его процессуальный статус в видах судопроизводства; соотнести отечественное законодательство с соответствующими положениями международных пактов о роли юристов и об адвокатуре; определить систему и содержание принципов адвокатской деятельности; соотнести наиболее распространенные нарушения, допускаемые адвокатами при реализации профессиональных прав и обязанностей с характером дисциплинарной практики, выявить её общие тенденции и недостатки. На основе результатов исследования подготовить предложения об уточнении требований к квалифицированной юридической помощи, разграничению субъектов её оказания; о совершенствовании программы квалификационных экзаменов на статус адвоката; поводов и оснований дисциплинарной ответственности адвоката; обосновать предложения по совершенствованию отдельных правовых и нравственных компонентов адвокатского статуса.

Методологическая основа исследования представляет собой общенаучный диалектический метод познания социально-правовых и нравственно-этических явлений, а также ряд частно-научных методов, используемых при изучении общественных отношений в сфере правоприменения и правовой защиты: логико-юридический анализ законодательства, исторический и сравнительно-правовой метод, метод социологического опроса специалистов, обобщения практики адвокатской деятельности и др.

Нормативную базу исследования составляют Конституция Российской Федерации (1993 г.), федеральные конституционные и федеральные законы, такие, как Закон о Конституционном Суде РФ., процессуальные кодексы РФ, Закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», международные правовые акты, содержащие нормы о статусе адвокатуры и адвокатов, иные нормативные правовые акты Российской Федерации, отечественные и зарубежные нормативные акты адвокатского сообщества, одним из которых является подтвержденный законодателем Кодекс профессиональной этики адвоката. В диссертации используются и иные корпоративные акты отечественной адвокатуры, находящие отражение в формировании практики присвоения статуса адвоката и дисциплинарной практики адвокатских палат субъектов Федерации.

Эмпирическую основу исследования, обеспечивающую его связь с практикой адвокатской деятельности и реальными условиями взаимоотношений адвокатов с органами самоуправления адвокатских палат и с правоохранительными органами, составляют материалы статистических отчетов, обобщений дисциплинарной практики советов адвокатских палат и их квалификационных комиссий, отчетов советов палат и ФПА РФ перед общими собраниями, съездами и конференциями адвокатов. Проведен опрос ста специалистов путём анкетирования групп адвокатов, включая членов квалификационных комиссий, проходивших курсы переподготовки при Российской академии адвокатуры и нотариата и адвокатов адвокатской палаты Московской области. Диссертантом в необходимых случаях используются материалы судебной практики Верховного суда РФ, Конституционного суда Российской Федерации и Европейского суда по правам человека, актуальные для понимания правового статуса адвокатов в том или ином виде судопроизводства.

Научная новизна исследования. Работа представляет собой первое целенаправленное системное изучение вопросов содержания адвокатского статуса, охватывая совокупность актуальных проблем правового положения адвоката как члена корпорации, как консультанта по правовым вопросам, как поверенного в видах судопроизводства и защитника (представителя) в уголовном процессе. Впервые в научной литературе об адвокатской деятельности предпринята попытка разработать и содержательно раскрыть систему правовых и нравственных принципов, определяющих условия реализации статуса адвоката. Проведена классификация принципов с учетом способов их закрепления, их правовой и этической характеристики. Получение системного представления об адвокатском статусе и условиях его реализации позволяет привлечь внимание руководителей адвокатского сообщества к необходимости совершенствования программы квалификационного экзамена на статус адвоката, форм корпоративного контроля адвокатской деятельности, определить пути формирования общих подходов к оценке дисциплинарной практики советов адвокатских палат, а также выявить недостатки и определить способы наиболее эффективного нормативного регулирования соответствующих аспектов оказания квалифицированной юридической помощи.

Материалы проведенного исследования позволили обосновать предложения по вопросам приобретения, приостановления и лишения статуса адвоката.

Положения, выносимые на защиту.

1. Обосновывается положение о том, что понятием статус адвоката, присвоение которого даёт право осуществлять адвокатскую деятельность, объединяется сочетание его прав и обязанностей, содержащихся в Законе об адвокатуре, в отраслях процессуального законодательства, в корпоративных актах адвокатского сообщества. Научное и практическое значение этого понятия состоит в том, что на его основе формируются требования, определяющие профессиональную компетентность адвоката, программы профессиональной подготовки претендентов на статус адвоката и систем повышения квалификации, как адвокатов, так и руководителей адвокатского сообщества.

2. Проведенный сопоставительный анализ действующих законодательных актов, определяющих права и обязанности адвоката, подтвердил наличие у адвоката широких правомочий, позволяющих ему эффективно выполнять обязанности по оказанию квалифицированной юридической помощи как непроцессуального характера, так и в процессуальных условиях судопроизводства. Вместе с тем выявлены отдельные пробелы и противоречия в правовом регламенте статуса адвоката. Так, в уголовно-процессуальном законодательстве отсутствуют нормы об обязанностях участия адвоката в доказывании, что не соответствует его положению как стороны состязательного процесса и противоречит требованиям, обусловленным соглашением об оказании юридической помощи. Существуют необоснованные различия в правах адвоката-защитника и адвоката-представителя по собиранию доказательств. Противоречиво решен вопрос в ФЗ Об адвокатской деятельности и в УПК РФ о судебном контроле законности оперативно-следственных действий, связанных с проведением обыска в служебных помещениях адвокатов. В работе приводятся предложения об устранении этих недостатков.

3. Условия приобретения статуса адвоката в основном отвечают требованиям, предъявляемым к адвокатам, как субъектам оказания квалифицированной юридической помощи. Вместе с тем они должны быть дополнены сведениями о нравственных качествах претендента. Необходимость получения более полных сведений о личности претендента на статус адвоката подтверждена изучением особенностей дисциплинарных проступков адвокатов, носящих нередко очевидный аморальный характер. Это требование соответствует традициям, которых придерживались советы присяжных поверенных при пополнении своих рядов.

4. В исследовании выделены и обоснованы три группы принципов, определяющих содержание прав и обязанностей, включаемых в понятие статуса адвоката. Это правовые принципы деятельности адвокатуры и адвоката, предусмотренные ст. 3 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ»; правовые и нравственные принципы адвокатской деятельности, не сформулированные как таковые, но вытекающие из ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре РФ», и положения, касающиеся общих этических требований к адвокатской деятельности, предусмотренные КПЭА. Показана их двойственная роль – как общих положений, упорядочивающих систему правовых и нравственных регуляторов, предупреждающих злоупотребление процессуальными правами, и как положений, стимулирующих деятельность по выполнению предписаний права и морали. Дана содержательная характеристика правовых и нравственных принципов адвокатской деятельности.

5. Требование сохранения профессиональной тайны автором рассматривается как одна из обязанностей адвоката, входящая в содержание его статуса, нарушение которой в зависимости от последствий для доверителя может влечь не только дисциплинарную, но и материальную ответственность адвоката, что требует уточнения её предмета. С учетом проведенной в «Новой адвокатской газете» дискуссии по проблеме профессиональной тайны (2009 год), выявившей несовпадение позиций авторов, и учитывая особое значение этого института для обеспечения условий реализации прав и обязанностей адвоката, обосновываются приемлемые, по мнению диссертанта, предложения по ограничению её предмета.

6. Соотнесение принципов адвокатской деятельности с дисциплинарной практикой адвокатских палат субъектов Федерации позволило выявить тенденции дисциплинарных проступков адвокатов и соотнести их с соответствующей практикой дореволюционных советов присяжных поверенных. Обосновываются предложения по уточнению поводов и оснований дисциплинарного преследования. На обсуждение выносится предложение о создании при Совете ФПА РФ Апелляционной комиссии, что способствовало бы формированию общих критериев дисциплинарной ответственности адвокатов и обеспечению централизованного контроля решений адвокатских палат субъектов Федерации по наиболее острым вопросам, связанным с приобретением и сохранением статуса адвоката.

7. Исследованием подтверждена недостаточность корпоративного контроля качества оказываемой адвокатами правовой помощи. Обосновывается предложение об упорядочивании этого вида деятельности советов адвокатских палат, о необходимости создания при них комиссий по контролю качества правовой помощи и активизации координирующей роли Совета ФПА РФ в этой сфере.

8. Критическая оценка программы квалификационных экзаменов на соискание статуса адвоката позволила обосновать предложения по её переработке с целью приближения к требованиям адвокатского статуса и повышения практической значимости профессиональной подготовки претендента для последующей адвокатской деятельности. Приводится правовое обоснование участия государства в финансовом обеспечении подготовки и переподготовки кадров адвокатуры.

Теоретическая и практическая значимость исследования.

Результаты исследования могут представлять интерес с точки зрения развития системного подхода к вопросам содержания статуса адвоката, уточнению квалификационных требований к претендентам на этот статус, совершенствованию форм и методов корпоративного контроля качества оказываемой адвокатами правовой помощи. Вкладом в развитие теоретических основ адвокатской деятельности является разработка системы принципов адвокатской деятельности, их содержательной характеристики, стимулирующей обеспечение эффективной, социально ориентированной реализации адвокатом возможностей, определяемых присвоенным ему статусом. Попытки соотнесения результатов дисциплинарной практики квалификационных комиссий и советов адвокатских палат с требованиями адвокатского статуса открывают возможности для совершенствования программ квалификационных экзаменов, программ повышения квалификации адвокатов и повышения координирующей роли Совета ФПРА РФ. Исследование процессуального статуса адвоката позволило внести дополнительные обоснования как высказанным в литературе, так и дополнительно сформулированным предложениям о совершенствовании законодательства. Положения диссертации могут служить основой для дальнейшего развития предложенного научного направления, а также использоваться в учебно-воспитательной работе по подготовке специалистов.

Внедрение результатов исследования. Основные положения диссертации были использованы в научных публикациях автора, его выступлении на конференции студентов и аспирантов РААН, в учебном процессе РААН. Предложение автора о создании при Совете ФПА РФ Апелляционной комиссии поддержано Исполкомом Гильдии российских адвокатов при обсуждении 14 октября 2010 г.

Структура работы обусловлена целями проведенного исследования. Диссертация состоит из введения, трёх глав, включающих одиннадцать параграфов, заключения и библиографии.

Сущность и правовое содержание статуса адвоката в соответствии с ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ»

Статус адвоката как юридическое понятие впервые появилось в законодательстве об адвокатуре с принятием ныне действующего ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ»8. «Адвокатом является лицо, — указано в ст. 2 Закона, — получившее в установленном настоящим Федеральным законом порядке статус адвоката и право осуществлять адвокатскую деятельность». Ряд статей этого закона устанавливает порядок приобретения, приостановления и прекращения статуса адвоката. Вместе с тем ни Закон, ни научные публикации не содержат сколько-нибудь развёрнутой характеристики этого понятия9. Специальные диссертационные исследования, посвященные отдельным сторонам проблемы статуса адвоката (либо адвокатуры как сообщества), также не охватывают вопросы, выходящие за пределы, очерченные нормативными положениями, без раскрытия общих принципиальных условий реализации статуса адвоката и возможных отклонений от них10. Попытки раскрыть его содержатся в учебной литературе. Но при этом допускаются или слишком общие формулировки, или определённые упрощения, не способствующие уяснению этой сложной категории. Так, в фундаментальном учебнике «Адвокатская деятельность и адвокатура в России», читаем: статус адвоката можно определить «как правовое положение лица, характеризующееся наличием у него установленных и гарантированных действующим законодательством прав и обязанностей, необходимых и достаточных для осуществления этим лицом адвокатской деятельности»11. Здесь, как видим, автор ограничивается общей отсылкой к законодательству, не уточняя ни его отраслей, ни субординации законодательных актов. Более того, из последующего изложения видно, что автор, выделяя группы норм, «регулирующих отношения, тесно связанные с категорией статус адвоката», ограничивается анализом главы 3 Закона об адвокатуре, об условиях приобретения, приостановления и прекращения статуса адвоката, добавляя упоминание о нормах, гарантирующих независимость адвоката.

Читайте так же:  Земельный налог в 2018 году для пенсионеров

Претендент на статус адвоката, благополучно сдавший квалификационный экзамен по актуальным отраслям законодательства, удовлетворяется получением права осуществления адвокатской деятельности, в сущности, не всегда с достаточной ясностью представляя себе возможные последствия.

Термином статус принято обозначать правовое положение гражданина (должностного лица, юридического лица, и пр.). Содержательной характеристикой правового статуса является совокупность прав и обязанностей. Понятием статус адвоката объединяется достаточно сложное сочетание его прав и обязанностей, содержащихся в Законе об адвокатуре, в отраслях процессуального законодательства, в корпоративных актах адвокатского сообщества. Более того, общегражданское представительство, которое может реализоваться адвокатом, регулируется статьями ГК РФ и другими отраслями материального права, а его взаимоотношения с доверителями, коллегами и участниками судопроизводства, выходящие за пределы правового контроля, регулируются нормами Кодекса профессиональной этики. Таким образом, содержательное определение статуса адвоката долоісно включать представление о правах и обязанностях адвоката (консультанта, поверенного, защитника и члена адвокатского сообщества), вытекающих из Закона об адвокатуре, отраслей процессуального и материального права, а также корпоративных норм адвокатуры.

Вопросы статуса адвоката могут и должны стать предметом специального научного анализа. Его практическое значение в выработке условий, определяющих квалификационный уровень адвоката, программ профессиональной подготовки претендентов на статус адвоката и системы повышения квалификации, как адвокатов, так и функционеров органов корпоративного руководства.

Закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» о статусе адвоката. Закон об адвокатуре 2002 года содержит широкий перечень прав адвоката, однако не отличается последовательностью в их изложении. Так в статье 6-й о правах и обязанностях адвоката понятие прав подменено полномочиями и читателю предоставляется возможность самостоятельно судить об их тождестве, либо скрытых нюансах. Начинается ст. 6 частью первой: «Полномочия адвоката, участвующего в качестве представителя доверителя в конституционном, гражданском и административном судопроизводстве, а также в качестве представителя или защитника доверителя в уголовном судопроизводстве и производстве по делам об административных правонарушениях, регламентируются соответствующим процессуальным законодательством Российской Федерации». Так должно быть и так есть. Но далее в той же статье речь идёт именно о процессуальных полномочиях, что не только приводит к дублированию различных правовых актов, но и создаёт трудности правоприменителю явной неидентичностью текстов. Рассмотрим в этой связи содержание части 3 ст. 6 Закона об адвокатуре: «Адвокат вправе:

1) собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, в том числе запрашивать справки, характеристики и иные документы от органов государственной власти, органов местного самоуправления, а также общественных объединений и иных организаций. Указанные органы и организации в порядке, установленном законодательством, обязаны выдать адвокату запрошенные им документы или их заверенные копии не позднее чем в месячный срок со дня получения запроса адвоката; (п. 1 в ред. Федерального закона от 20.12.2004 N 163-ФЗ).

Процессуальный статус адвоката как участника судопроизводства

В тех случаях, когда речь идёт об участии адвоката в том или ином виде судопроизводства, возникает необходимость уяснения его процессуального статуса. Процессуальные права адвоката (представителя и защитника), как и других участников процессуальной деятельности в гражданском, арбитражном, уголовном, административном, конституционном судопроизводстве и в Европейском суде по правам человека определены относительно полно и последовательно. Но и в этих случаях усматриваются отдельные спорные положения, касающиеся некоторых полномочий адвоката и его обязанностей-К тому же не все виды судопроизводства имеют собственное кодифицированное процессуальное законодательство (Кодекс об. административных правонарушениях, Закон о. Конституционном Суде РФ). По этим причинам мы особо выделяем вопросы;, процессуального статуса адвоката. Первое, на что обращается внимание — это отсутствие каких-либо квалификационных, требований к; представителям -стороні (поверенным, защитникам) в процессуальных кодексах — ГПК, АПК, УПК РФ: Оценка их профессиональных- качеств, очевидно, лежит на доверителях, которые сами должны нести последствия, риска в выборе доверенного лица.. Так, статья 49 ГПК. РФ о лицах, которые могут быть представителями в суде, ограничивается указанием на то,, что ими «могут быть дееспособные лица, имеющие: надлежащим образом оформленные; полномочия на ведение дела, за исключением лиц, указанных в статье 51 настоящего Кодекса» (имеются в виду судьи, следователи, прокуроры). Лица указанные в статье 52 ГПК РФ; имеют полномочия представителей в.силу закона (родители, усыновители, опекуны, попечители или иные лица, которым это право предоставлено федеральным законом). Адвокат в этом перечне не указан, однако его возможное участие в гражданском судопроизводстве . предполагается, ибо охватывается формулой -«дееспособные лица, имеющие надлежащим образом оформленные полномочия на ведение дела». Профессиональные качества адвоката подтверждаются, как правило, ордером,, который свидетельствует о наличии у лица соответствующего статуса. Правда, в определенных случаях это может быть доверенность с указанием полномочий.

Статья 54 ГПК РФ о полномочиях представителя устанавливает: «Представитель вправе совершать от имени представляемого все процессуальные действия. Однако- право представителя на подписание искового заявления, предъявление его в суд, передачу спора на рассмотрение третейского суда, предъявление встречного иска, полный или частичный отказ от исковых требований, уменьшение их размера, признание иска, изменение предмета или основания иска, заключение мирового соглашения, передачу полномочий другому лицу, обжалование судебного постановления, предъявление, исполнительного документа к взысканию, получение присужденного имущества или денег должно, быть специально оговорено в доверенности, выданной представляемым лицом». Аналогичным образом решаются вопросы представительства и полномочий представителя в арбитражном процессе (ст., ст. 59-62 АПК РФ).

Права и обязанности лиц, участвующих в деле, предусмотрены статей 35 ГПК РФ. Они распространяются и на представителя-адвоката. «І.Лица, участвующие в деле, имеют право знакомиться с материалами дела, делать выписки из них, снимать копии, заявлять отводы, представлять доказательства и участвовать в их исследовании, задавать вопросы другим лицам, участвующим в деле, свидетелям, экспертам и специалистам; заявлять ходатайства, в том числе об истребовании доказательств; давать объяснения суду в устной и письменной форме; приводить свои доводы по всем возникающим в ходе судебного разбирательства вопросам, возражать относительно ходатайств и доводов других лиц, участвующих в деле; обжаловать судебные постановления и использовать предоставленные законодательством о гражданском судопроизводстве другие процессуальные права. Лица, участвующие в деле, должны добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуальными правами. 2.Лица, участвующие в деле, несут процессуальные обязанности, установленные настоящим Кодексом, другими федеральными законами».

При неисполнении процессуальных обязанностей наступают последствия, предусмотренные законодательством о гражданском судопроизводстве. Вопросы участия в доказывании и распределении соответствующих обязанностей решены в ст. 56 ГПК РФ: каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом. Суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

Аналогичные нормы содержит АПК РФ. Несколько иначе эти вопросы решаются в нормах о конституционном судопроизводстве, в законе о Европейском суде по правам человека и в законодательстве об уголовном процессе. В этих случаях акцент делается на участие в судопроизводстве именно адвоката.

Представительство в конституционном судопроизводстве регулируется Законом о Конституционном Суде РФ, включающим PI процедурные нормы14.

Представителями стороны, участвующей в конституционном судопроизводстве, могут быть должностные лица, перечисленные в ст. 53 Закона о Конституционном Суде РФ, а также адвокаты и лица, имеющие ученую степень по юридической специальности. Исключается возможность участия в конституционном судопроизводстве в качестве представителей любых иных лиц, как это допускают ГПК, АПК и УПК РФ.

Значение правовых и нравственных принципов в обеспечении позитивной роли права и реализации статуса адвоката

При построении непротиворечивой отрасли права и обеспечении реализации системы ее предписаний закон создает соответствующие правовые условия, в обобщенной форме именуемые принципами правового регулирования. К ним относят наиболее общие правовые положения, исходные нормативно-руководящие начала, характеризующие данную правовую систему /отрасль права/, которым подчинено нормативное регулирование, как отдельных институтов, так и более частных правоположений61. Отечественная система права подчинена таким принципам, как гуманизм, законность, равноправие граждан, социальная справедливость и др. В уголовно-процессуальном законодательстве — в его общей части — сформулированы 13 принципов (статьи 7-19 УПК РФ), которыми определяется всё последующее содержание разделов и норм УПК. Принцип права на защиту в его лаконичной форме определяется как обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту, которое они могут осуществлять самостоятельно, или с помощью защитника и (или) законного представителя (ст. 16 ч. 1 УПК РФ). Этому принципу соответствуют группы конкретных норм УПК о правах подозреваемого и обвиняемого на различных этапах движения дела; правах и полномочиях защитника, соответствующих обязанностях следователя, прокурора, суда по созданию условий реализации этих прав. Презумпция невиновности как принцип процесса, требующий отношение к обвиняемому как невиновному впредь до вступления обвинительного приговора в законную силу (ст. 14 УПК), предопределяет систему институтов и норм, распределяющих бремя и обязанности доказывания, требующих конкретизации обвинения, установления обстоятельств предмета доказывания, создающих условия собирания доказательств, их проверки, оценки и использования и пр. Как видим, принципы не только пронизывают всю отрасль правового регулирования, но и тесно взаимодействуют между собой. В принципах права находят отражение демократические завоевания общества, правовая идеология и общественное правосознание..

Читайте так же:  Приставы г Стерлитамак

Но упорядочивание правоположений, включаемых в конкретную систему либо отрасль права, обеспечение их непротиворечивости и правовых гарантий исполнения не единственная функция принципов права. Принципы выполняют контролирующую и мобилизующую роль в исполнении, соблюдении и применении права. Так, например, при необоснованном отклонении ходатайств защитника, либо ущемления его иных прав мы говорим о нарушении принципа права на защиту. Предвзятое отношение суда (следователя, прокурора) к оценке доказательств мы связываем с обвинительным уклоном и нарушением принципа презумпции невиновности. Приговор суда принято оценивать с точки зрения его соответствия требованиям принципов законности и справедливости. Такой подход в оценке правоприменительной деятельности и исполнения права делает его более убедительным и основательным, нежели просто указание на частное нарушение норм. Это соображение в полной мере относится к исполнению адвокатом его прав и обязанностей, включаемых в адвокатский статус. Используя закон как средство защиты интересов доверителя (подзащитного) адвокат не всегда свободен от искушения и отступить от закона, и истолковать закон в выгодном свете, и нарушить свой профессиональный долг даже под угрозой возможной ответственности. О том, что такая проблема существует, свидетельствует и богатая дисциплинарная практика советов адвокатских палат, и случаи иных видов ответственности адвокатов.

В юридической науке эта проблема выделилась в относительно самостоятельное направление, связанное с изучением возможных злоупотреблений правами, использовании их в ущерб общественным интересам, в частности, интересам правосудия. Появились публикации, включая основанные на диссертационных исследованиях, о злоупотреблениях процессуальными правами, влекущими уголовно-процессуальную и гражданско-процессуальную ответственность. В этих работах затрагиваются вопросы злоупотребления правами не только со стороны должностных лиц органов уголовного преследования, но и отдельных судей, и участников процесса, включая, прежде всего профессиональных представителей сторон. Отмечается, что «категория злоупотребления правом относится к числу фундаментальных понятий правовой науки и характеризуется общей неизученностью» . Это утверждение справедливо в целом, и относительно оценки адвокатской деятельности, в частности..Реализуя предоставленные законом полномочия, адвокат в интересах доверителя (подзащитного) может активно препятствовать установлению подлинных правоотношений и фактов. Так, он может затягивать процесс заявлением необоснованных ходатайств. Пользуясь правом участия в допросе, адвокат может преднамеренно дискредитировать неугодного свидетеля. Получив возможность «опрашивать свидетелей с их согласия», адвокат корректирует их «показания» в выгодном для доверителя направлении. Под надуманными предлогами может добиваться отложения проведения процессуальных действий и затягивать ознакомление с материалами дела в расчете на утрату доказательств обвинения или ослабление общественной значимости процесса, и т.п. Чаще всего такие действия маскируются «легальным характером», хотя их скрытая цель ориентирована на негативные последствия. Процессуальный закон содержит отдельные положения, препятствующие злоупотреблению правом. Так, ст. 119 УПК РФ ограничивает прав заявить ходатайство о производстве процессуальных действий или принятии процессуальных решений только необходимостью «установления обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, обеспечения прав и законных интересов лица, заявившего ходатайство, или представляемого им лица соответственно». Ст. 217 УПК РФ предусматривает меры ограничения срока ознакомления с делом. Часть 3 этой стать устанавливает: «Обвиняемый и его защитник не могут ограничиваться во времени, необходимом им для ознакомления с материалами уголовного дела. Если содержащийся под стражей обвиняемый и его защитник явно затягивают время ознакомления с материалами уголовного дела, то на основании судебного решения, принимаемого в порядке, установленном статьей 125 настоящего Кодекса, устанавливается определенный срок для ознакомления с материалами уголовного дела. В случае, если обвиняемый и его защитник без уважительных причин не ознакомились с материалами уголовного дела в установленный судом срок, следователь вправе принять решение об окончании производства данного процессуального действия, о чем выносит соответствующее постановление и делает отметку в протоколе ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела». Процессуальное законодательство устанавливает в ряде случаев санкции за злоупотребление правами и невыполнение-обязанностей. Так, статья 99 ГПК РФ предусматривает взыскание компенсации за потерю времени: «Со стороны, недобросовестно заявившей неосновательный иск или спор относительно иска либо систематически противодействовавшей правильному и своевременному рассмотрению и разрешению дела суд может взыскать в пользу другой стороны компенсацию за фактическую потерю времени. Размер компенсации определяется судом в разумных пределах и с учетом конкретных обстоятельств».

Роль органов самоуправления адвокатуры в обеспечении контроля качества оказываемой адвокатами правовой помощи

Выше было показано, что квалификационные требования, к претенденту на статус адвоката и последующий корпоративный контроль качества адвокатской деятельности являются важными гарантиями надлежащего уровня оказываемой адвокатами правовой помощи и что деятельность иных субъектов «юридических услуг» такими гарантиями не обеспечена и потому может оказаться профессионально ущербной. Однако действительность далеко не всегда подтверждает это суждение. Юрист, не обладающий адвокатским статусом, может оказаться специалистом более высокого уровня, нежели адвокат, а корпоративный контроль качества адвокатской деятельности может носить формальный характер, или отсутствовать вовсе. Критическая оценка адвокатской деятельности — явление относительно редкое, тем более — со стороны самих адвокатов. В этом мы убедились при опросе, их в качестве экспертов. На вопрос: «Какова Ваша общая оценка современного профессионального уровня адвокатов, призванных оказывать квалифицированную юридическую помощь?, подавляющее большинство придерживается варианта «Положительная, как правило». В целом ответы на этот вопрос распределились следующим образом: А. Высокая положительная. 6; Б. Положительная, как правило. 64; В. Уровень профессиональной подготовки чаще всего недостаточен. 30 .

В специальной литературе, посвященной адвокатской тематике, традиционно преобладают публикации комплиментарного характера. Это вполне объяснимо трудной историей становления и выживания института адвокатуры в России. И в годы судебных реформ XIX века, и в условиях социалистических преобразований усилия прогрессивной части юридической общественности были сосредоточены на обосновании необходимости адвокатуры, её потенциальной благодетельной роли в обеспечении надлежащего- уровня правосудия и защиты прав личности. Критические оценки деятельности адвокатов опирались чаще всего на отдельные факты, дававшие классикам отечественной литературы материалы для карикатурного изображения адвоката. Огульные негативные оценки института адвокатуры лишь подогревали эмоционально-праведный пафос его защитников.

Имели место и попытки объективной оценка адвокатской деятельности с использованием обобщений практики и научной методики сбора эмпирических материалов. Это были немногочисленные исследования эффективности деятельности адвоката-защитника — в уголовном судопроизводстве101. Ими выявлялись не только успехи адвокатов, но и факты, свидетельствующие не в пользу профессиональной защиты. Так при изучении около тысячи уголовных дел, в рассмотрении которых судом участвовали адвокаты-защитники, автором обосновываются следующие соображения . «Из сопоставления позиций защитника и подсудимого можно сделать вывод, что действиями адвоката нередко ущемляется право на защиту: в анкетах отмечено 79 случаев, когда адвокат в той или иной форме признавал обвинение доказанным, хотя его подзащитный при этом полностью отрицал вину. Окончательный же результат по этим делам, как было показано, ближе к позиции обвиняемого, нежели его защитника»102.

Во всех этих случаях, свидетельствующих либо о недостаточной компетентности адвоката; либо о неправильном понимании- им профессионального долга, исследователями не приводятся факты реагирования органов корпоративного самоуправления адвокатуры. Остаётся невыясненным вопрос: либо корпоративный контроль был плохо организован, либо контролёры заблуждались в оценке требований к адвокату. Однако все эти данные относятся тем давним дням, когда еще не были завершены споры о пределах самостоятельности адвоката и о его праве на обоснование позиции, отличающуюся от позиции подзащитного, когда ещё не было правового запрета адвокату делать публичные заявления о доказанности вины доверителя, если тот ее отрицает.

Но и ныне нередко эти вопросы качества юридической помощи и контроля адвокатской деятельности остаются достаточно- актуальными. вопросы выходят на страницы печати; причём не всегда в форме благожелательной критики. В газете Аргументы недели ( № 20 от 15 мая 2008 г.) под заголовком «Крысы» опубликована статья известного журналиста Владимира Пастухова. Автор повествует о том, что.адвокатура России пребывает в глубоком кризисе. «Коридоры судов и присутственных мест заполнили серые личности с тусклыми.лицами и бегающими глазами. Если юридических крыс не травить, они уничтожат правосудие». «Народ не любит адвокатов», — заключает автор. ДостаетсяеИ правосудию: «Сегодня суд превратился «во всероссийскую помойку». Именно с этим связано изобилие «стряпчих». Процесс, как видим, двусторонний: адвокаты испортили суд, суд развращает адвокатов, превратив их в беспринципных дельцов. Ни органы адвокатского сообщества, ни представители судебной власти не нашли нужным отреагировать на эти глумливые оценки. Возможно так и должно быть: мало ли в стране мизантропов с ущербной психикой:. Каждого, молчать не: заставишь, а подлинные мотивы такой критики могут быть самыми; различными, вплоть до личных обид.

Чтобы оценить; значение критических выступлений адрес:адвокатуры избежать упрёков; в предвзятости,, обратимся к высказываниям: по этому поводу самих адвокатов.4 «Вы знаете,- говорит в одном.из своих; публичных выступлений; МіЮ; Барщевский, — сегодня адвокатура — это; во-первьщ мало- и низкоквалифицированная корпорация, а; самое главное, в? ней; по сути, доминируют непорядочные люди». Это: выступление; получило. справедливую отповедь:со.стороны президента СоветаФГгАРФ 03.- .

А. вот высказывание активно практикующего? адвоката И; JLТрунова в интервью: «Зачем требовать от адвоката, сдачи квалификационных экзаменов?» Ведь следователи; и: прокуроры его не сдают. Это? придумано,, уверен Трунов, чтобы осложнить возможность доступа к адвокатской профессии, и: от этого; выигрывает только так называемая адвокатская бюрократия./ «Чтог такое квалификационные комиссии в адвокатских; палатах? От них коррупционным духом пахнет»104. Возможно, в;каких- то; случаях этот дух: присутствует, но; ликвидировать, по этой, причине все квалификационные комиссии, значит открыть бесконтрольный; доступ в; адвокатуру всем, кто не прижился, либо скомпрометировал себя в, иных юридических профессиях.