Психология речи адвоката

Электронная библиотека

Основной постулат правосудия гласит: осуждению и наказанию должны подвергаться только те лица, которые действительно виновны в совершении преступления. Невиновные должны быть, безусловно, ограждены от необоснованного обвинения. Осуществление этой задачи правосудия — дело всех работников правоохраны. Однако наиболее специализированно эту задачу выполняют адвокаты, а применительно к уголовному судопроизводству — защитники. Судебная защита — конституционное право гражданина. При помощи защитника обвиняемый (подсудимый) получает возможность более полно использовать принадлежащие ему процессуальные права, активно участвовать в исследовании собранных по делу материалов, оспаривать и опровергать предъявленное ему обвинение, доказывать меньшую степень своей юридической ответственности. Защитник не имеет права нанести ущерб своему подзащитному. Но защитник не заменяет подсудимого, он занимает самостоятельное процессуальное положение. Он не связан полностью с волей и позицией своего подзащитного. Он самостоятельно определяет направление и тактику защиты и выступает на суде от своего имени.

Однако защитник и подзащитный согласовывают свою позицию. В психологическом плане между ними возникают доверительные отношения, отношения позиционной солидарности.

Защитник подвергает предъявленное обвинение скрупулезному критическому анализу, помогает подсудимому занять наиболее правильную позицию. Подсудимый может отказаться от своего защитника даже в процессе судебных прений. Адвокат же не имеет права отказаться от своего подзащитного. Даже при бесспорности вины подсудимого возможно действовать в направлении обеспечения соответствия наказания соразмерно тяжести содеянного и личности виновного. Но защитник может защищать только законные интересы подсудимого, а сама защита осуществляется в рамках, предусмотренных законом.

Основным этапом деятельности защитника является произнесение защитительной речи в суде. Основываясь на материалах судебного следствия, защитник анализирует собранные доказательства, систематизирует те из них, которые могут опровергнуть обвинение, предъявленное его подзащитному, либо могут смягчить его ответственность, излагает свое мнение относительно возможной меры наказания и по ряду других вопросов, подлежащих решению суда.

Характеризуя личность подзащитного, выясняя подлинные мотивы его поведения, защитник делает экскурсы в проблемы поведения человека в обществе, затрагивает нюансы межличностных отношений.

В отличие от деятельности прокурора, который строит свою речь только на доказанных фактах, защитник вправе просить суд оправдать своего подзащитного даже в случае, если доказательств недостаточно для твердой уверенности в его виновности. Защитник использует все, что не имеет прочного обоснования. Особое внимание он уделяет возможным процессуальным и тем более нормативным просчетам прокурора.

Однако в задачу адвоката-защитника входит не только указание на достаточность доказательств обвинения. Защитник является и субъектом доказывания, особенно в тех случаях, когда речь идет о смягчении ответственности подзащитного и о квалификации содеянного, предлагаемой обвинением. Противодействуя доводам обвинения, защитник придает своей речи полемический характер, использует контрдоказательства. Свою речь защитник увязывает с речью обвинителя. И чем аргументированнее и убедительнее речь прокурора, тем больший профессионализм требуется от защитника. Выступая по групповому делу, адвокат согласует свою речь с другими защитниками.

Защитительная речь адвоката состоит из следующих частей: 1) вступление; 2) анализ фактических обстоятельств дела; 3) анализ личностных особенностей подзащитного; 4) анализ мотивов совершения деяния подзащитным; 5) заключение.

Во вступлении адвокат ставит задачу — овладеть вниманием аудитории, поэтому вступление должно быть кратким, но необычным, вызывающим повышенную ориентацию слушателей. Оно должно быть доверительным, приглашающим к рассуждению, к критическому анализу того, что уже говорилось. Начало должно быть очень удачным, произнесенным четко, уверенно, без напряжения, но без излишнего пафоса. Здесь может быть использован любой относящийся к делу факт, истина которого очевидна. Защитник как бы авансирует: речь пойдет о том, что не вызывает сомнений. Он рассуждает так, как все.

В следующей, основной части своей речи защитник акцентирует внимание на специфических особенностях дела: это могут быть необычные условия совершения деяния, проявление личностных особенностей подзащитного в крайне напряженных условиях, необычность, граничащая со случайностью. Адвокат готовит аудиторию к принятию своей позиции, говорит коротко, убедительно, не утомляя внимания слушателей.

Основные пункты защиты связаны с теми вопросами, которые подлежат разрешению суда при постановлении приговора.

Наиболее тщательно защитник анализирует особенности личности подзащитного, акцентуации его характера, его повышенную реактивность на отдельные эмоциогенные ситуации.

Центральное место в характеристике личности подзащитного занимает анализ его мотивационной сферы и конкретного мотива совершенного деяния, выяснение подлинного смысла действий данного человека: к чему он стремился, чем руководствовался. Подлинные побуждения индивида определяют форму его вины, выступают как смягчающие или отягчающие ответственность обстоятельства.

Мотив преступления — это сложное, динамическое явление, определяющее всю структуру человеческого поведения, весь механизм преступного деяния, начиная от возникновения преступного намерения до его реализации и личностной оценки результата, отношения личности к этому результату.

Речи адвоката противопоказана велеречивость. Противопоказано адвокату и оправдание преступления — защита интересов подсудимого не означает снятия с него ответственности за совершенное преступление. Адвокат обеспечивает понимание судом тончайших нюансов в поведении подзащитного.

Но адвокат всегда должен твердо стоять на фактической базе, а не уповать на эмоциональность воздействия. Профессионально искусный защитник тонко разделяет проблему доказанности факта преступления и меру ответственности подзащитного.

Если прокурор — выразитель позиции закона, то адвокат — выразитель позиции жизни, позиции сострадания и милости. Но это не позиция прощения зла.

Приемы защиты, используемые адвокатом, должны быть корректны, тактичны в отношении всех личностных характеристик. От защиты своего подзащитного адвокат никогда не должен переходить к обвинению свидетелей и потерпевших. Следует спорить с доказательствами, а не с прокурором. Не следует касаться личности противника, даже если он сам допускает это. Нет худшего приема защиты, чем несправедливые нападки на потерпевших. Адвокат не должен никого обвинять, он должен защищать, но не прибегая ко лжи, подтасовке фактов и унижению своих противников.

Адвокат выступает в суде после прокурора. Под впечатлением его речи и последнего слова подсудимого суд удаляется в совещательную комнату. Однако выступление после прокурора содержит и определенные трудности: аудитория получила уже определенную установку, у нее возникло определенное психическое состояние, сформировалась определенная оценочная позиция. Речь защитника должна быть настолько убедительной, аргументированной и эмоционально воздействующей, чтобы преодолеть сложившийся психологический барьер.

В кратком заключении защитник подводит итог всему сказанному, формулирует окончательные выводы, высказывает свое отношение к вопросам, которые скоро предстанут перед судьями в их совещательной комнате. Он обращается к суду с просьбой об оправдании подсудимого, если его вина не установлена должным образом, о назначении ему минимального срока наказания, предусмотренного соответствующей статьей Уголовного кодекса, либо о применении к нему условного осуждения.

Как и прокурор, защитник осуществляет основную часть своей деятельности в судебном следствии. В этой части судебного разбирательства он проявляет максимальную активность, заявляет ходатайства, выдвигает тщательно продуманную систему вопросов, актуализируя все то, что может послужить в пользу подзащитного. Анализируя ход судебного следствия, реакцию присутствующих на отдельные детали дела, защитник делает для себя «психологические» пометки, отмечает возможные выигрышные и проигрышные места. Слушая прокурора, общественного обвинителя, защитник продумывает контрдействия, намечает основные направления «прорыва», определяет общую схему своей речи в судебных прениях.

Адвокат, вступая в уголовное дело уже на стадии предварительного следствия, используя свое законное право, и систематически накапливает материал для своей судебной речи. Ему целесообразно присутствовать на всех проводимых следственных действиях. (Об их процессуальной выдержанности он сможет отдельно сказать в своей

будущей речи, а во время проведения следственных действий он обязан реагировать на все нарушения закона.) Все ходатайства ему целесообразнее заявлять не в устной, а в письменной форме, что обеспечивает их приобщение к делу.

Адвокат остается со своим подзащитным и после оглашения приговора, оказывая ему помощь при прохождении дела в кассационной инстанции. Помощь адвокатуры в обжаловании приговора исключительно важна. После суда его подзащитный находится в состоянии депрессии, его активность, как правило, крайне понижена, способность к самозащите крайне ограничена. Широко используется и институт судебного надзора. Хорошо зная уголовное дело, адвокат, собрав дополнительные материалы, составляет жалобу, излагает ее на личном приеме в соответствующей надзорной инстанции, дает устные объяснения при рассмотрении дела.

Адвокаты вносят значительный вклад в исправление судебных ошибок. Однако качество многих кассационных жалоб свидетельствует о профессиональной некомпетентности их составителей. В ряде случаев адвокаты, нарушая свои обязанности, не приносят жалобы в кассационную инстанцию, несмотря на несогласие подзащитного с приговором. Многие юристы обоснованно ставят вопрос о необходимости обязательного участия адвокатов при рассмотрении дел в судах второй инстанции. Содержание жалоб в порядке должно быть очень убедительным, хорошо аргументированным [8].

Читайте так же:  Приказ мз рф 581н

РЕЧИ АДВОКАТА ПСИХОЛОГИЯ

РЕЧИ ПРОКУРОРА ПСИХОЛОГИЯ. Речь прокурора — средство осуществления им обвинения от имени государства, на основе конкретных фактов, неопровержимых доказательств и индивидуализации состава правонарушения. В речи прокурора изложение фактических обстоятельств носит аналитический, а не повествовательный характер. Особенно тщательно прокурором анализируется оправдательные версии, выдвинутые защитником и подсудимым. Из каждой версии выводятся все возможные логические следствия, которые сопоставляются с имеющимися доказательствами.
Если подсудимый отрицает свою виновность, то обязанность прокурора — детально рассмотреть приводимые подсудимым доводы, сопоставить их с другими неопровержимыми доказательствами, показать их несостоятельность. Анализу подлежат и все экспертные заключения. Особенно тщательное исследование производится в случаях, когда обвинение основано на косвенных доказательствах. Взаимосвязь этих доказательств скрыта, опосредована промежуточными обстоятельствами, и прокурор призван сделать эти связи очевидными. Им раскрывается содержание соответствующей статьи уголовного кодекса, обосновывается правильность ее применения, раскрываются объективные и субъективные стороны соответствующего состава преступления, его цели и мотивы.
При психологической характеристике подсудимого целесообразно ориентироваться на структуру личности, включающую систему базовых ценностных ориентаций личности, ее направленность, иерархию устойчивых мотивов ее поведения; психодинамические особенности ее психической саморегуляции; экстравертностъ или интровертностъ (ориентацию на внешние обстоятельства или внутренние устойчивые позиции); полезависимость или поленеза- висимость (зависимость или независимость от ситуативных обстоятельств); обобщенные способы поведения, характерологический тип личности; способы поведения, существенные для адекватной адаптации в расследуемой критической поведенческой ситуации; личностные акцентуации — «слабые места» в психической саморегуляции данного индивида; наличие у индивида возможных психических аномалий (неврозов, психопатических расстройств); дефекты социальной адаптации личности, степень нару- шенности ее правосознания и криминализации.
Убедительнее всего звучат не собственные психологические оценки, данные обвинителем или защитником, а независимые экспертные оценки — отзывы людей, хорошо знающих подсудимого и потерпевшего.
Кроме личностных характеристик, на суде часто возникает необходимость в нравственно-психологической оценке поведения подсудимого, что составляет итоговую концовку основной части речи прокурора. Здесь необходимо дать ответ на вопрос о том, какие факторы детерминировали преступное поведение (ценностные ориентации, потребности, желания, стремления, психические состояния, стечения обстоятельств, различные условия неблагоприятного формирования личности и т.д.). При этом раскрывается и личность самого прокурора, его отношение к людям, понимание их проблем, отношение к их горю. Характеризуя антисоциальную, десоциа- лизированную личность, прокурору необходимо показать возможности ее ресоциализации.
Анализ события преступления прокурором направляется на доказательство того, что событие преступления имело место и в совершении его виновен подсудимый. При этом ни очевидность дела, ни признание вины подсудимым не снимает с прокурора обязанности доказывания обвинения. На основе совокупности доказательств прокурора формируется внутреннее убеждение аудитории в обоснованности и законности обвинения.

Речь прокурора воспринимается обычно на фоне значительного психического напряжения, в условиях острой судейской борьбы, и призвана отвечать определенным социальным ожиданиям. Она имеет существенное общепредупредительное значение, однако наступательность обвинительной речи прокурора должна быть лишена нервозности, крикливости, фразерства. Опора его речи — система неопровержимых доказательств, а украшение — не общие слова, а конкретные факты.
И. И. Аминов Лит. см. в статье «Речи адвоката психология».

Психология речи защитника в суде — Юридическая психология — конспект лекций

Любые студенческие работы — ДОРОГО!

100 р бонус за первый заказ

Процессуальной функцией адвоката является зашита подсудимого с аргументацией своих доводов. Оказывая помощь юридического характера своему подзащитному, защитник, таким образом, должен не допускать произвола в судопроизводстве и предотвращать возможную судебную ошибку. Деятельностью в суде защитник помогает своему подзащитному выполнять юридически грамотные действия.

В психологическом плане между защитником и подзащитным должны складываться доверительные отношения, при этом защитник не должен быть связан с волей и позицией своего подзащитного, он самостоятельно определяет направление и тактику построенной им защиты, выступая от своего имени.

Речь защитника должна строиться только на собранных по делу доказательствах, которые могут опровергнуть предъявленное его подзащитному обвинение или же смягчить его ответственность. Адвокат как никто другой должен помнить о презумпции невиновности, используя любое сомнение при толковании закона в пользу своего подзащитного. Своими действиями он должен обеспечивать полноту зашиты, раскрывать все психологические обстоятельства совершенного деяния своим подзащитным, с тем чтобы вызвать снисхождение к нему суда.

Речь адвоката, выступающего после прокурора, должна быть настолько аргументированной и убедительной, чтобы сломить сложившийся после выступления прокурора психологический барьер. Но всегда нужно помнить о том, что приемы защиты должны быть корректными и тактичными, проявляющими гражданскую позицию защитника.

Психологические особенности деятельности адвоката

Адвокат является представителем защиты в суде. Его деятельность обусловлена спецификой социально-психологической роли. Адвокат — защитник всех прав и интересов подсудимого. Он призван наиболее квалифицированно реализовать основную задачу правосудия: осуждению и наказанию должны подвергаться только те лица, которые, безусловно, виновны в совершении преступлений, тогда как невиновные лица должны быть освобождены от необоснованных обвинений. Адвокат должен использовать все предусмотренные законом средства защиты, выяснить все те обстоятельства, которые могут служить для оправдания или смягчения вины подсудимого, и оказывает ему необходимую юридическую помощь.

В деятельности адвоката можно выделить несколько этапов.

Предварительное изучение материалов дела. Адвокат тщательно анализирует все материалы предварительного следствия, проверяет обоснованность и законность предъявляемого обвинения и решения о предании обвиняемого суду. Именно на этом этапе у адвоката устанавливается личный контакт с обвиняемым, формируется модель криминогенной ситуации и определяется стратегия и тактика защиты.
При этом суть задачи адвоката состоит в оказании помощи не только подсудимому, но и суду, помогая глубоко разобраться во всех объективных и субъективных обстоятельствах дела.

Если прокурор как представитель обвинения от имени государства опирается на доказательства вины подсудимого, то адвокат выражает моральную поддержку всякому оступившемуся человеку, чтобы он чувствовал себя не только преследуемым, но и надеялся также на гуманность и милосердие общества.
Участие в судебном разбирательстве. Адвокат активно взаимодействует со всеми участниками судебного заседания, участвует в допросе обвиняемого, потерпевшего и свидетелей, ведет диалог с экспертами и прокурором. Если возникает необходимость в определении уровня интеллектуального развития (особенно у несовершеннолетних обвиняемых), соответствия психического развития биологическому возрасту, в установлении вида эмоционального состояния в криминогенной ситуации, то адвокат обращается с ходатайством в суд о назначении судебно-психологической экспертизы. Адвокат очень тщательно анализирует выступление прокурора и оценивает полноту доказательств, приводимых в пользу обвинения. Адвокат вправе просить суд оказать снисхождение обвиняемому или снять обвинение, если оно не имеет убедительного обоснования.

Произнесение адвокатом речи на основании собранной информации. Судебная речь адвоката является практической реализацией разработанной им стратегии и тактики защиты. Речь защиты обычно имеет следующую структуру:
1) вступительная часть;
2) изложение фактических обстоятельств происшествия;
3) анализ и оценка личности обвиняемого;
4) анализ мотивации совершенного преступления;
5) заключительная часть.

В речи адвоката должны присутствовать все лучшие элементы профессионализма и ораторского искусства. Вступительная часть сразу же должна привлечь внимание публики остротой момента, его
значимостью в судьбе человека. Адвокат должен находить нестандартные приемы обращения к слушателям, активизирующие их восприятие и эмоции. Тут возможны риторические вопросы, смысловые ударения, выразительная лексика, активная мимика и пантомимика, однако без излишней аффектации и позерства. Психологически важную для воздействия на слушателей роль играет та часть речи, в которой адвокат анализирует личность обвиняемого: его темперамент и характер, возможные акцентуации и патологии, сферу сознания, чувств и воли. Адвокат должен быть психологически грамотным специалистом, чтобы раскрыть перед участниками судебного заседания сложную структуру человеческой психики, соединение в ней возвышенных и низменных побуждений. Анализу подлежат также отношения между обвиняемым и потерпевшим: знакомы ли они или нет;
какие отношения их связывали — дружеские или враждебные;
не имели ли место провоцирующие действия потерпевшего и т.п.

Адвокат останавливается также на вопросах биографии обвиняемого, особенностях его индивидуального развития в онтогенезе: семья, школа, друзья, дворовые компании, материальные условия и социальные обстоятельства жизни, наличие или отсутствие рецидивов. Эти данные адвокат вправе приводить для более глубокого понимания судом причин деформации личности обвиняемого и указания на то, что при более благоприятных социальных условиях данная личность могла бы или еще может стать иной. Однако адвокат не вправе использовать биографические данные в качестве аргумента ad hominem (от лат. — аргумент к человеку) — «он совершил тяжкое преступление, но у него было тяжелое детство».

Адвокат должен базироваться в своих доводах на факты, не рассчитывая только на эмоциональное воздействие на суд. Если преступление действительно имело место, то адвокат должен различать факт доказанности правонарушения и меры ответственности субъекта, прося суд только о снисхождении ввиду определенных смягчающих вину обстоятельств, сложившихся в криминогенной ситуации.

Читайте так же:  Осаго с изменениями 2018 год

Защитник выступает после прокурора, и это налагает на него особую ответственность и требует особого мастерства, так как после речи обвинителя аудитория настраивается на осуждающую тональность. Используя все недоказанные обстоятельства, защитник вправе использовать их для смягчения участи подзащитного. Адвокат должен уметь оказать должное влияние на суд, так как именно после его речи и последнего слова подсудимого суд удаляется на совещание.

Адвокат сохраняет взаимодействие со своим подзащитным и после вынесения приговора, если возникает необходимость обращения к кассационным инстанциям по обжалованию приговора. Это тем более важно, что после вынесения приговора осужденный обычно находится в депрессивном состоянии и его способность к самозащите предельно снижена.

К профессионально важным свойствам личности адвоката, посредством которых он решает свои профессиональные задачи, следует отнести:
1) свойства когнитивных процессов:
мышление (аналитичность, т.е. способность выделять наиболее существенные аспекты предварительного и судебного следствия; критичность; логичность; умение замечать противоречия; стратегичность;
речь: ораторские способности, культура речи, образность, выразительность, дискурсивность;
восприятие и внимание: наблюдательность, распределенность, переключаемость;
память (объем профессионального опыта; оперативность, т.е. способность быстро извлекать необходимые доказательства);
воображение: образность, прогностичность, репродуктивность, творчество;
2) свойства регуляторных процессов: гуманизм, честность, лидерство, настойчивость, стрессоустойчивость, компромиссность, эмпатия;
3) свойства коммуникативных процессов: социальная активность, способность к диалогу, экстравертивность, информативность (объем и скорость переработки информации), вербальная активность, общительность, живость мимики и пантомимики, толерантность.

Раздел V. ПСИХОЛОГИЯ СУДЕБНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ (ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ)

Глава 6. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ АДВОКАТА. РЕЧЬ АДВОКАТА

Основной постулат правосудия гласит: осуждению и наказанию должны подвергаться только те лица, которые действительно виновны в совершении преступления. Судебная защита — конституционное право гражданина. Невиновные должны быть ограждены от необоснованного обвинения.

С помощью защитника обвиняемый (подсудимый) получает возможность более полно использовать принадлежащие ему процессуальные права, активно участвовать в исследовании собранных по делу материалов, оспоривать и опровергать предъявленное обвинение, доказывать меньшую степень своей юридической ответственности. Адвокат не может соглашаться с обвинением — в этом случае он превращается в обвинителя.

Нравственным, правовым и психологическим устоем защиты является презумпция невиновности подзащитного. Стратегическая позиция квалифицированного адвоката определяется «слабыми местами» обвинения, разрывами в системе доказательств. Тактика же защиты иногда корректируется и процессуальными нарушениями как на предварительном следствии, так и в суде.

Формируясь на протяжении предварительного следствия и судебного разбирательства, позиция защиты концентрированно излагается в речи адвоката. При этом защитник не связан ни с характером ранее заданных вопросов, ни с заявленными ходатайствами, ни с общим эмоционально-психологическим настроем судебной аудитории.

Адвокат не должен приспосабливаться к ожидаемому решению суда. Свою позицию он не согласовывает ни с кем, кроме своего подзащитного, отстаивая его законные интересы. И конечно, позиция адвоката не должна противоречить закону — юридическому и нравственному.

В чем же законный интерес подсудимого? В том, чтобы в ходе судопроизводства были всесторонне и полно исследованы все благоприятные для него обстоятельства, чтобы подсудимому была обеспечена полная возможность оспаривать обвинение, представляя доказательства и доводы своей полной невиновности или смягчающие его ответственность. Адвокат призван выяснить все, что может послужить интересам его подзащитного.

Процессуальная функция адвоката по защите подсудимого не является формальной обязанностью. Вся деятельность защитника основывается на его внутренней убежденности о необходимости извлечь из дела °се то, что свидетельствует в пользу подсудимого. Его обязанность — оказать всемерную юридическую помощь подзащитному. Суду же нужны обоснованные доводы адвоката в пользу отстаиваемой им позиции. Аргументация своих тезисов — основа деятельности адвоката.

Однако деятельность адвоката не сводится только к логическим построениям. Его задачами являются:

  • привнесение в судебное разбирательство духа нравственного мышления, создание атмосферы милосердия при обсуждении остроконфликтных ситуаций;
  • четкое отграничение проявления «злой воли» от случайного проступка;
  • показ суду подлинных причин исследуемого происшествия, возможного стечения тяжелых обстоятельств, приведших к временному снижению психорегуляционных возможностей его подзащитного.

Особый круг проблем возникает в связи с этикой поведения адвоката. Подзащитный доверяет адвокату сокровенные стороны своей жизни, и адвокат призван точно определить допустимую меру обнародования интимных сторон его жизни.

Осуществляя процессуальные функции, защитник направляет свою деятельность на охрану прав подзащитного. Однако деятельность защитника служит интересам не только подзащитного, но и правосудия. Для достижения целей уголовного судопроизводства в равной мере необходимы высококвалифицированное обвинение и столь же высококвалифицированная защита. Достижение истины в судопроизводстве возможно лишь при сбалансированности этих двух его механизмов.

Защитник, оказывая подзащитному юридическую помощь, служит укреплению законности, не допускает произвола в судопроизводстве, предотвращает возможность судебной ошибки. Защитник дисциплинирует поведение подсудимого, помогая ему выполнять юридически грамотные действия. Законодательством предусмотрены две формы вступления защитника в судебное рассмотрение уголовного дела — по соглашению и назначению. При соглашении защитник приглашается подсудимым (или его законными представителями, а также другими лицами по поручению либо с согласия подсудимого). Подсудимый имеет право выбора и замены защитника. Если же защитник не приглашен, суд обязан обеспечить участие защитника в рассмотрении дела. Невыполнение этого требования влечет отмену приговора.

Защитники (адвокаты) — члены специальной общественной организации — коллегии адвокатов, оказывающей населению юридическую помощь.

Защитник не заменяет подсудимого, он занимает самостоятельное процессуальное положение. Он не связан полностью с волей и позицией подзащитного, самостоятельно определяет направление и тактику защиты и выступает на суде от своего имени. Однако защитник и подзащитный согласовывают свои позиции. В психологическом плане между ними возникают доверительные отношения, отношения позиционной солидарности. (Подобного рода отношения не могут возникнуть только при самооговоре подсудимого.)

Защитник подвергает предъявленное обвинение скрупулезному критическому анализу, помогает подсудимому занять наиболее правильную позицию. Подсудимый может отказаться от своего защитника даже в процессе судебных прений. Адвокат же не имеет права отказаться от подзащитного.

Защита более всего нужна там, где она затруднена. В любом деле могут быть найдены основания для защиты. Даже при бесспорности вины подсудимого можно действовать в направлении обеспечения соответствия наказания тяжести содеянного и личности виновного. Но защитник может защищать только законные интересы подсудимого, а сама защита осуществляется в рамках, предусмотренных законом.

Основной этап деятельности защитника — речь в суде. Основываясь на материалах судебного следствия, защитник анализирует собранные доказательства, систематизирует те из них, которые могут опровергнуть обвинение, предъявленное его подзащитному, либо смягчить его ответственность. Защитник излагает свое мнение относительно возможной меры наказания и по ряду других вопросов, подлежащих решению суда.

Характеризуя личность подзащитного, защитник делает экскурсы в проблемы поведения человека в обществе, затрагивает нюансы межличностных отношений. Такой анализ требует значительной

Адвокат широко использует возможности толкования уголовного закона: любое сомнение при толковании закона должно рассматриваться в пользу обвиняемого; законы, смягчающие ответственность, допускают расширительное толкование; законы, усиливающие ответственность (например, квалифицированные составы), подлежат ограниченному толкованию.

В зависимости от обстоятельств дела защитник может:

  • оспаривать обвинение в целом, доказывая невиновность подсудимого за отсутствием в его действиях состава преступления или за непричастностью к нему подсудимого;
  • оспаривать обвинение в отношении отдельных его частей;
  • оспаривать правильность квалификации деяния, доказывая необходимость изменения предъявленного обвинения на статью УК, влекущую более легкое наказание;
  • обосновывать меньшую степень ответственности подсудимого, приводя смягчающие ответственность обстоятельства;
  • подвергнуть анализу достоверность получения доказательств по каждому из элементов состава преступления;
  • подвергнуть сомнению обоснованность выводов следствия по отдельным следственным действиям.

Обвинительное заключение должно быть подвергнуто критическому анализу с целью обнаружения в нем возможных процессуальных и уголовно-правовых ошибок.

Адвокат призван обеспечить полноту защиты. Он должен раскрыть все психологические обстоятельства совершенного деяния, которые могут вызвать снисхождение.

В ряде случаев поведение обвиняемого выступает в единой системе «обвиняемый — потерпевший». Анализ существа дела в этих случаях невозможен без характеристики потерпевшего. Поведение потерпевшего может быть виктимным — провоцирующим преступление. При этом необходим квалифицированный анализ мотивов, целей и операциональных особенностей поведения потерпевшего, признаков его неправомерного поведения, характеризующих взаимоотношения потерпевшего и обвиняемого (отношения родства, опеки, служебной, материальной или иной зависимости).

Недопустимы неоправданное перенесение центра тяжести в системе «обвиняемый — потерпевший» на потерпевшего, безосновательная дискредитация личности потерпевшего, вмешательство в его личную жизнь.

Противодействуя доводам обвинения, защитник использует контрдоказательства. И чем аргументированнее и убедительнее речь прокурора, тем больший профессионализм требуется от защитника. Выступая по групповому делу, адвокат согласует свою речь с другими защитниками.

Защитная речь адвоката состоит из следующих частей:

2) анализ фактических обстоятельств дела;

3) анализ личностных особенностей подзащитного;

4) анализ мотивов совершения деяния подзащитным;

Во вступлении адвокат ставит задачу — овладеть вниманием аудитории. Поэтому вступление должно быть кратким, но вызывающим повышенную ориентацию слушателей. Оно должно быть доверительным, приглашающим к рассуждению, критическому анализу того, что уже говорилось.

Читайте так же:  Пенсия командировка на крайний север

Адвокат выступает в суде после прокурора. Под впечатлением речи защитника и последнего слова подсудимого суд удаляется в совещательную комнату. Однако выступление после прокурора содержит и определенные трудности — аудитория уже получила некоторую установку, у нее возникло определенное психическое состояние, сформировалась оценочная позиция. Поэтому речь защитника должна быть настолько убедительной, аргументированной и эмоционально воздействующей, чтобы преодолеть сложившийся психологический барьер. Адвокат должен быть смелым и решительным, способным идти наперекор ожиданиям судебной аудитории.

Речь адвоката содержит те же структурные элементы, что и речь прокурора. Но ее построение бывает иным. Часто речь адвоката с самого начала посвящается психологической характеристике подзащитного, сложным поведенческим обстоятельствам, в которых он оказался в силу тяжелого стечения жизненных условий.

Особенно эффективен прием, когда факт, используемый обвинением, «отбирается» у него в пользу защиты его более убедительной противоположной интерпретацией.

Некто Муранов, обвинявшийся в убийстве жены, отрицал свою вину, утверждая, что его жена покончила с собой. Свое обвинение прокурор построил на одном утверждении, взятом из письма Муранова к теще накануне гибели жены. Прокурор говорил: «Муранов решительно отрицает то, что у него был умысел убить жену, отвергает обвинение в том, что он вынашивал мысль убить ее. «Какая чудовищная напраслина! — возмущается здесь Муранов. — У меня никогда не возникала мысль об убийстве». К счастью для правосудия, эти заверения Муранова о том, что у него никогда не зарождалась мысль убить жену, убедительно отвергаются не кем иным, как самим Мурановым. Муранов изобличил Муранова. В деле есть его письмо. Оно было предъявлено ему, и он признал, что письмо написано им. Вот что написано в письме: «Меня приводит в бешенство поведение Галины! Я знаю, чем это кончится. Я убью ее!» Слышите, Муранов? «Я знаю, чем это кончится. Я убью ее!» Или заявите теперь, что письмо не ваше, или вы больше не отрицаете вашего умысла убить свою жену?»

Адвокат Успенский, защищавший Муранова, не оспаривая точности цитаты, сказал: «Если еще нужны доказательства того, что Муранов невиновен в убийстве своей жены, то достаточно вспомнить то письмо, которое прокурор счел неопровержимой уликой. Но нужно вспомнить не только само письмо, но и то, кому оно адресовано и когда оно написано. Письмо адресовано матери погибшей Мурановой. А написано оно за два дня до трагического события.

Если бы Муранов действительно замыслил убийство, да еще столь хитро и долго подготавливаемое, чтобы можно было заставить поверить, что Галина Муранова покончила с собой, то позвольте просить вас подумать, стал бы он накануне убийства давать в руки той, кто жаждет отмщения за дочь, столь грозное оружие против себя, стал бы он накануне смерти жены писать ее матери, предваряя, что он замыслил убийство ее дочери? Писал — значит не думал убивать. Писал — значит давал волю минутному раздражению, зная, что это — лучший способ от него избавиться. Писал — значит не убивал» [73].

В основной части своей речи защитник, акцентируя внимание на специфических особенностях дела, готовит аудиторию к принятию своей позиции. Основные пункты защиты должны быть связаны с теми вопросами, которые подлежат разрешению судом при постановлении приговора. Особенно тщательно защитник анализирует особенности личности подзащитного, акцентуации его характера, повышенную реактивность на отдельные эмоциогенные для него ситуации, неудачно сложившиеся условия жизнедеятельности.

Центральное место в характеристике личности подзащитного занимают анализ его мотивационной сферы и конкретного мотива совершенного деяния, выяснение подлинного смысла действий данного человека — к чему он стремился, чем руководствовался.

Подлинные побуждения индивида определяют форму его вины, могут выступать как смягчающие ответственность обстоятельства. Только развернутая психологическая характеристика личности позволяет судить о ее виновности и степени ответственности за содеянное.

Длительное накопление отрицательных эмоций, постоянные унижения и оскорбления могут порой привести к взрывному проявлению эмоций, сужению сознания. Поводом к такому поведению могут послужить на первый взгляд незначительные события. Задача защитника — раскрыть глубинные пласты человеческой психики. Квалификация, компетентность защитника связаны с его человековедческими возможностями.

Речи крупнейших адвокатов отличаются глубоким психологизмом, проникновением в сокровенные, интимные механизмы человеческого поведения, раскрытием социально-психологических основ поведения отдельных социальных групп.

Адвокат должен увидеть и раскрыть подлинные коллизии жизни, непосильное бремя жизненных обстоятельств, свалившихся на его подзащитного. Он призывает судей не карать за то, что не могло быть преодолено индивидом при данных обстоятельствах, отделять, как говорит Ф. Н. Плевако, падение подавленного злом от творящего зло.

Если прокурор — выразитель позиции закона, то адвокат — выразитель позиции жизни, позиции сострадания и милости. Но это не позиция прощения зла. «Можно пощадить подсудимых, но никогда не следует щадить их больше тех, кому они причинили вред.

Если вы пришли судить о факте, то вы его должны назвать белым, если он бел; но если же факт не чист, то должны сказать, что он не чист, и пусть подсудимые знают, что им предстоит умываться и умываться. » [123]

Приемы защиты, используемые адвокатом, должны быть корректны, тактичны в отношении всех личностных характеристик. От защиты подзащитного адвокат никогда не должен переходить к обвинению свидетелей и потерпевших. Суд — не война, отмечает Плевако. Мины и засады, вылазки и диверсии здесь неуместны. Следует спорить с доказательствами, а не с прокурором.

Не следует касаться личности противника, даже если он сам допускает это. Нет худшего приема защиты, чем несправедливые нападки на потерпевших. Адвокат не должен никого обвинять, он должен защищать, но не прибегая ко лжи, подтасовке фактов и унижению своих противников.

В кратком заключении защитник подводит итог всему сказанному, формулирует окончательные выводы, высказывает отношение к вопросам, которые скоро встанут перед судьями в их совещательной комнате. Он обращается к суду с просьбой об оправдании подсудимого, если его вина не установлена должным образом, либо о назначении ему минимального срока наказания, предусмотренного соответствующей статьей Уголовного кодекса, либо о применении к нему условного осуждения.

Адвокат остается со своим подзащитным и после оглашения приговора, помогая ему при прохождении дела в кассационной инстанции. Помощь адвокатуры в обжаловании приговора исключительно важна. После суда его подзащитный находится в состоянии депрессии, его активность, как правило, крайне понижена, способность к самозащите ограничена.

Хорошо зная уголовное дело, адвокат, собрав дополнительные материалы, составляет жалобу, излагает ее на личном приеме в соответствующей надзорной инстанции, дает устные объяснения при рассмотрении дела. Многие юристы обоснованно ставят вопрос о необходимости обязательного участия адвокатов и осужденных при рассмотрении дел и в судах второй инстанции.

Содержание жалоб, рассматриваемых в порядке надзора, должно быть убедительным, хорошо аргументированным. Так, жалоба с указанием на то, что суд первой инстанции не вызвал всех свидетелей, может быть отклонена надзорной инстанцией с указанием на то, что по делу имеются все необходимые доказательства. А вот жалоба по поводу того, что суд вопреки требованию закона заранее высказал свое суждение по делу до вынесения приговора, предрешил вопрос о доказанности (или недоказанности) обвинения, высказался о преимуществах одних доказательств перед другими, будет проверена.

Адвокат как представитель потерпевшего — является самостоятельным и равноправным участником судебного разбирательства: он имеет право заявлять отводы, ходатайства, высказывать свое мнение о ходатайствах, заявленных другими участниками судебного разбирательства, предъявлять доказательства и участвовать в их исследовании на судебном следствии. В определенных законом случаях он может участвовать и в судебных прениях.

Адвокат потерпевшего не заменяет его и выступает от своего имени. Позиция адвоката может отличаться от позиции потерпевшего. Позиция адвоката должна соответствовать закону и материалам уголовного дела.

Выступая после прокурора, представитель потерпевшего дополняет его речь, приводит какие-либо новые факты и дает характеристику потерпевшему. Его речь должна вызвать уважение к потерпевшему, сочувствие к нему, осознание необходимости восстановления его законных прав и интересов. Важно подчеркнуть, что потерпевший стремится не к мщению, а к торжеству справедливости.

Каждая эпоха формирует свой имидж юриста. В деятельности адвоката особенно отчетливо проявляются «больные вопросы» его времени — адвокат исследует поведение подзащитного на фоне социальных коллизий своего времени. Кони, Спасович, Плевако, Урусов в своих блестящих защитных речах выступали глашатаями нового правового мировоззрения, утверждали права и достоинство человека в тяжелых условиях чиновничьего всевластия. Участвуя в политических процессах, они неизменно проявляли свою гражданскую позицию, формировали общественное правосознание, мужественно отстаивали права и достоинство личности.