Предмет лизинга в залог

Лизинг: выкупаем заложенное?

Постановление Президиума ВАС РФ от 22 марта 2012 г. № 16533/11 предлагает ряд правовых позиций, которые должны задать новый вектор при рассмотрении судами споров о порядке обращения взыскания на лизинговое имущество, выкупаемое лизингополучателем. О том, какие изменения произошли в подходе арбитражных судов при разрешении спорных ситуаций, связанных с обременением залогом предмета лизинга, переданного лизингополучателю с правом выкупа.

Согласно действующему законодательству при передаче имущества в лизинг лизингодатель остается его собственником (ст. 11 Федерального закона от 29 октября 1998 г. «О финансовой аренде (лизинге)», далее – Закон о лизинге), т.е. вплоть до момента заключения договора выкупа предмета лизинга может осуществлять любые правомочия такового, в том числе передавать предмет лизинга в залог.

На практике лизингодатель, как правило, приобретает предмет лизинга на заемные средства. При этом заимодавец заинтересован в получении от лизингодателя некоего обеспечения при выдаче займа. Этим обеспечением как раз и становится приобретаемое на заемные средства имущество, которое затем передается в лизинг. В таком случае, однако, статус предмета лизинга известен всем участникам лизинговой схемы с самого начала, «на входе» в сделку.

Множество спорных моментов возникает в других ситуациях, например, когда:

  • по ряду причин лизингополучателю не было известно о том, что предмет лизинга, который он намеривался выкупить, находился в залоге;
  • на момент заключения договора лизинга его предмет был фактически свободен от прав и притязаний третьих лиц, и только за некоторое время до полного исполнения договора лизинга (сопровождающегося выкупом предмета лизинга) лизингодатель передал его в залог, обеспечив свои обязательства перед третьими лицами, не имеющими отношения к лизинговой сделке. В таких ситуациях баланс интересов лизингодателя и лизингополучателя оказывается нарушенным.

С одной стороны, закон не ограничивает лизингодателя в обременении предмета лизинга залогом по любым основаниям на протяжении всего времени, пока он остается его собственником. С другой стороны, поскольку выкупная цена предмета лизинга определяется сторонами, исходя из обстоятельств, имевших место на дату заключения договора лизинга (в том числе наличие или отсутствие залога в пользу третьих лиц), появление новых залогов в отношении имущества, за которое уже внесена существенная часть лизинговых платежей идет в разрез с интересами лизингополучателя, ведь уплатив согласованную цену, он получает взамен имущество, по сути, с несогласованными свойствами, т.е. обремененное залогом.

Сложившаяся практика

До недавнего времени суды не ставили под сомнение исключительность прав лизингодателя как собственника предмета лизинга и соглашались с тем, что он волен по своему усмотрению осуществлять правомочия собственника в отношении предмета лизинга без ограничений вплоть до момента его выкупа у него. Вместе с тем, руководствуясь положениями ст. 32 Федерального закона от 29 мая 1992 г. «О залоге» (далее – Закон о залоге), суды подтверждали, что залог сохраняет силу и после выкупа лизингополучателем предмета лизинга: правопреемник залогодателя становится на место залогодателя и несет все обязанности такового, если соглашением с залогодержателем не установлено иное 1 . При этом, однако, подчеркивалось, что такой правопреемник залогодателя приобретает в полном объеме не только права, но и обязанности залогодателя в отношении заложенного имущества 2 .

Если при заключении договора лизинга лизингодатель заверял лизингополучателя об отсутствии каких-либо залогов в отношении предмета лизинга, но фактически такое заверение оказывалось ложным, суды отказывались признавать договор лизинга ничтожным (как заключенный под влиянием заблуждения) и подтверждали правомерность и договора залога, и договора лизинга. При этом лизингополучателю предлагалось лишь воспользоваться правом на возмещение убытков 3 . Таким образом, фактически констатировалось, что даже когда лизингодатель нарушал положения договора и положения ст. 18 Закона о лизинге, не уведомляя лизингополучателя о наличии / возникновении обременений в виде залога в отношении предмета лизинга, у последнего не было эффективных средств правовой защиты. Вместо того чтобы, к примеру, расторгнуть договор лизинга и вернуть себе часть фактически уплаченной выкупной цены 4 , лизингополучатель мог лишь надеяться на возмещение убытков (исчисление и доказывание которых – отдельная история).

Изменения в практике

В Постановлении Президиума ВАС РФ от 22 марта 2012 г. № 16533/11 (далее – Постановление) утверждается, что в отношениях лизинга имущественный интерес лизингодателя заключается в размещении и последующем возврате с прибылью денежных средств. Приобретение лизингодателем права собственности на предмет лизинга служит для него средством достижения этой цели и гарантией возврата вложенного, в связи с чем упомянутое право носит временный характер и подлежит прекращению при внесении всех договорных платежей. То есть, право собственности лизингодателя на предмет лизинга фактически утрачивает свой абсолютный смысл, оно «тает» по мере внесения лизингополучателем лизинговых платежей (часть которых, как отмечалось ранее 5 , представляет собой не что иное, как частичную оплату выкупной цены).

Далее Президиум ВАС РФ констатирует, что надлежащее исполнение лизингополучателем обязательств по уплате всех лизинговых платежей, предусмотренных договором лизинга, означает реализацию им права на выкуп полученного в лизинг имущества. При этом в процессе реализации этого права лизингодатель выступает в статусе, неразрывно сочетающем в себе обязательства как арендодателя, так и продавца. т.е. мы становимся все ближе к тому, чтобы рассматривать предмет лизинга как проданную вещь. В связи с этим следует отметить, что обязательство по передаче вещи (ст. 458 ГК РФ) исполняется уже в самом начале договора лизинга.

Исходя из конструкции предмета лизинга как «тающей» собственности лизингодателя, Президиум ВАС РФ делает вывод о том, что залог предмета лизинга, фактически переданного лизингополучателю, осуществляется в совокупности с («тающими») правами лизингодателя и прекращается при исчерпании этих прав выкупом лизингополучателем предмета лизинга в соответствии с условиями договора лизинга. При этом делается отсылка к подп. 3 п. 1 ст. 352 ГК РФ, согласно которому «залог прекращается в случае гибели заложенной вещи».

Таким образом, можно сделать следующее заключение:

  • при передаче вещи в лизинг лизингодатель перестает быть собственником в абсолютном понимании этого термина – его право собственности релятивируется, начинает «таять» по мере внесения лизингополучателем выкупных платежей;
  • в определенной части статус лизингодателя с самого начала лизинговых правоотношений подразумевает обязательства продавца, установленные Гражданским кодексом РФ, тем не менее говорить о полном отождествлении понятий «лизингодатель» и «продавец» преждевременно (иное означало бы безоговорочное принятие «кредитной» теории лизинга 6 );
  • как только лизингополучатель выкупит предмет лизинга, право собственности лизингодателя «растает» окончательно, и предмет лизинга будет считаться для него «погибшим», соответственно, любые залоги, которые лизингодатель ранее оформлял в отношении предмета лизинга, прекратят свое существование.

Признавая правомерность прекращения залога в отношении предмета лизинга после его выкупа лизингополучателем, Президиум ВАС РФ тут же делает следующую оговорку применительно к договорам залога: сама по себе передача лизингодателем в залог имущества, фактически уже переданного лизингополучателю в лизинг, не противоречит законодательству. Сделки залога имущества, переданного в выкупной лизинг, являются действительными, но при обращении залогодержателями взыскания на это имущество его приобретатели получают права лизингодателей (право на остаток задолженности по лизинговым платежам, возможность расторжения договора лизинга и изъятия его предмета при ненадлежащем исполнении обязательств лизингополучателями) 7 .

Итак, Президиум ВАС РФ принципиально подтвердил право лизингодателя передавать в залог предмет лизинга в любой момент в течение срока действия лизинговых правоотношений, но при этом риски, связанные с обращением взыскания на предмет лизинга как на заложенное имущество, фактически переносятся с лизингополучателя на залогодержателя.

В свете Постановления момент прекращения залога в отношении выкупаемого предмета лизинга устанавливается не по общим правилам законодательства о залоге (залог действует у нового собственника вещи до прекращения обеспеченного залогом обязательства – ст. 353 ГК РФ, ст. 32 Закона о залоге), а по специальному правилу, применимому к лизингу (с выкупом предмета лизинга лизингополучателем залог прекращается – подп. 3 п. 1 ст. 352 ГК РФ).

Находящийся сейчас на рассмотрении в Государственной Думе проект поправок в ГК РФ 8 предусматривает самостоятельное законное основание для прекращения залога в момент выкупа лизингополучателем предмета лизинга: согласно ст. 352 ГК РФ в редакции законопроекта № 47538-6 залог прекращается, помимо прочего, в случае возмездного приобретения заложенного имущества лицом, которое не знало и не должно было знать о том, что это имущество является предметом залога.

Таким образом, можно утверждать, что в вопросах залога лизингового имущества законодательство и судебная практика развиваются в одном направлении. При этом лизингополучатель получает дополнительную защиту своих интересов; в то же время от залогодержателя ожидается проявление большей осмотрительности на стадии выяснения статуса имущества, принимаемого в залог.

Читайте так же:  Пособие на питание в школе

Залог предмета лизинга

Кредитор инвестиционного проекта (он же залогодержатель) имеет право в случае неисполнения заемщиком предусмотренных расчетов по лизинговым платежам получить деньги из стоимости заложенного имущества путем его изъятия и продажи.

Действующее законодательство (кроме ст. 409 и 414 ГК РФ) не предусматривает возможность передачи имущества, являющегося предметом залога, в собственность залогодержателя. Всякие соглашения, предусматривающие такую передачу, являются ничтожными, за исключением тех, которые могут быть квалифицированы как отступное или новация обеспеченного залогом обязательства. [479]

Залог обеспечивает требование кредитора в том объеме, который это требование имеет к моменту получения денег от должника. Возможно, в ходе осуществления проекта лизингополучатель выполнит свои расчеты по кредиту на 90 % или только на 10 %, но всей суммой от возможной продажи залога все равно будет распоряжаться инвестор-кредитор, так

как ему надо обеспечить возврат своих вложений в операцию с процентами. [480]

Режим финансового лизинга характерен тем, что залогодержателем выступает кредитная организация, залогодателем — лизинговая компания, а сам предмет лизинга находится во владении и в пользовании лизингополучателя, на производственной территории последнего, но юридически считается оставленным у залогодателя и фактически учитывается на его балансе. Если иное не установлено законом или договором, обязанности по обеспечению сохранности

заложенного имущества несет залогодатель. [481]

Залог возникает по заключении договора кредитной организацией с лизинговой компанией. Согласно ст. 3 Федерального закона «О финансовой аренде (лизинге)» в редакции от 29.01.2002 г. № 10-ФЗ предметом лизинга могут быть любые непотребляемые вещи, в том числе предприятия и другие имущественные комплексы, здания, сооружения, оборудование, транспортные средства и другое движимое и недвижимое имущество, которое может использоваться для предпринимательской деятельности. Предметом лизинга не могут быть земельные участки и другие природные объекты, а также имущество, которое федеральными законами запрещено для свободного обращения или для которого установлен особый порядок обращения. Договор, в котором отсутствуют полные сведения о предмете залога, считается незаключенным. Если же договор залога является недействительной сделкой, основанные на нем требования оплате не подлежат. [482]

Лизинговая компания как залогодатель может страховать за счет лизингополучателя (из сумм лизинговых платежей) предмет лизинга от рисков утраты и повреждения. Кроме того, инвестор-кредитор вместе с лизингодателем вправе проверять фактическое наличие, состояние и условия использования предмета лизинга. Поскольку лизингополучатель интенсивно эксплуатирует предмет лизинга, он и будет нести риски случайной гибели или случайного повреждения заложенного имущества. Страхование рисков осуществляет лизинговая компания, как правило, в пользу кредитной организации.

Право залогопринимателя, ядро залога состоит в праве требовать при неисправности должника продажи заложенного имущества с публичного торга и из выручки получить удовлетворение. Но чтобы право на получение удовлетворения из выручки за продажу определенной вещи могло считаться обеспечением по договору, нужно, чтобы оно было предоставлено верителю предварительно — до нарушения им права по договору. В этом-то и

состоит обеспечение, в противном случае можно говорить только о взыскании.

взыскания на предмет залога не противоречит закону. [484]

При обращении взыскания на предмет залога в судебном порядке в решении суда должна указываться начальная продажная цена заложенного имущества. При наличии разногласий между залогодателем и залогодержателем начальная продажная цена заложенного имущества устанавливается судом исходя из рыночной цены имущества. [485]

В силу ст. 336 ГК РФ предметом залога может быть всякое имущество (в том числе вещи и имущественные права), за исключением имущества, изъятого из оборота, требований неразрывно связанных с личностью кредитора. Залог отдельных видов имущества, в частности имущества граждан, на которое не допускается обращение взыскания, может быть законом запрещен или ограничен. Залогодателем права может быть лицо, которому оно принадлежит. Залог права аренды или иного права на чужую вещь не допустим без согласия собственника вещи или лица, имеющего на нее право хозяйственного ведения, если законом или договором без согласия указанных лиц запрещено отчуждение этого права. Согласно ст. 341 ГК РФ право залога возникает с момента заключения договора о залоге, а в отношении залога имущества, которое подлежит передаче залогодержателю, — с момента его передачи, если договором о залоге не предусмотрено иное.

В соответствии с п. 1 ст. 339 ГК РФ как существенные условия в договоре о залоге должны быть указаны предмет залога, его оценка, существо, размер и срок исполнения обязательства, обеспечиваемого залогом. При отсутствии соглашения сторон хотя бы по одному из названных условий договор о залоге не может считаться заключенным. Исходя из существа залогового обязательства при определении в договоре предмета залога следует назвать видовую принадлежность имущества и указать индивидуальные характеристики предмета залога, позволяющие вычленить его из однородных вещей. Стационарность (неизменность места расположения) имущества — предмета залога сама по себе не является достаточным признаком, позволяющим индивидуализировать оборудование. В связи с этим

договор о залоге нельзя признать состоявшимся. [486]

Согласно п. 3 ст. 339 ГК РФ обязательной регистрации подлежат только сделки, связанные с залогом недвижимости (ипотекой), к которой в соответствии с п. 1 ст. 130 ГК РФ относятся, в частности, воздушные, морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты. Иных случаев регистрации залога параграф 3 главы 23 ГК РФ не предусматривает. Непринятие заемщиком мер по регистрации договора залога не является основанием для

признания кредитного договора не вступившим в действие. [487]

Согласно п. 2 ст. 339 ГК РФ в связи с залогом движимого имущества или прав на имущество следует учитывать, что такой договор залога подлежит нотариальному удостоверению лишь в случаях, когда обеспечиваемый залогом договор в соответствии с п.

2 ст. 163 должен быть заключен в нотариальной форме. [488]

Согласно ст. 353 ГК РФ в случае перехода права собственности на заложенное имущество или права хозяйственного ведения им от залогодателя другому лицу в результате возмездного или безвозмездного отчуждения этого имущества либо в порядке универсального

правопреемства право залога сохраняет силу. [489]

Требование к залогодателю об обращении взыскания на предмет залога не может

рассматриваться в деле о банкротстве. [490]

Залог прекращается с прекращением обеспеченного залогом обязательства. [491]

Залог на предмет лизинга прекращается автоматически

В лизинге долгое время существовала проблема, связанная со снятием обременения имущества лизинговой компанией после выплаты всех лизинговых платежей. Фактически, существующая норма ГК, при которой залог следует за правом собственности, не давала добросовестным клиентам быть уверенными в том, что финансирующий лизинговую компанию банк не предъявит прав на имущество, по которому лизингополучатель выполнил все обязательства пред лизинговой компанией.

Закон о лизинге предусматривает возможность лизинговой компании без согласия лизингополучателя использовать имущество в качестве залога банку. Однако, в случае недобросовестности лизинговой компании или неаккуратности ее сотрудников лизинговое имущество после окончания срока лизинга еще долгое время может оставаться в залоге у банка. А в случае появления проблем у лизинговой компании или банкротства использоваться как залоговая масса.

Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.03.2012 N 16533/11 по делу N А56-2946/2011 установило новое основание прекращения залога в отношение предмета лизинга, а именно переход права собственности на предмет Лизинга к Лизингополучателю. Фактически суд своим решением изменил действующую норму ГК, что случается крайне редко.

В постановлении суд указал, что поскольку Лизингополучатель внес все лизинговые платежи и стал собственником предмета лизинга, то с момента с прекращения права собственности лизинговой компании прекратилось и право залога банка на данный предмет лизинга.

Особенность договора лизинга состоит в том, что имущественный интерес лизингодателя заключается в размещении и последующем возврате с прибылью денежных средств. Приобретение лизингодателем права собственности на предмет лизинга служит для него средством достижения этой цели и гарантией возврата вложенного, в связи с чем упомянутое право носит временный характер и подлежит прекращению при внесении всех договорных платежей.

Залог предмета лизинга

Лизингополучатель имеет право:

  • в целях привлечения денежных средств использовать в качестве залога предмет лизинга, который будет приобретен в будущем по условиям лизинговой сделки;
  • передать предмет лизинга в залог третьему лицу (как участнику, так и неучастнику лизинговой сделки). При этом риск изъятия залога в пользу третьего лица рассматривается как бесспорное нарушение условий договора лизинга со стороны лизингодателя.

Лизингополучатель может передать предмет лизинга в залог по договору с кредитором с письменного согласия лизингодателя.

Если предмет лизинга приобретен за счет привлеченных средств и является предметом залога по договору на привлечение средств, его повторный залог не производится.

Обратная связь

Читайте так же:  Что будет если попасть в дтп без осаго

Все расположенные на сервере материалы являются собственностью их авторов. Любое воспроизведение, копирование с целью коммерческого использования этих материалов должно согласовываться с авторами материалов.

Залог предмета лизинга как обеспечение кредита, выданного лизинговой компании.

Доброе всем время суток! И с прошедшими праздниками!

Возник вопрос: при кредитовании лизинговых компаний и оформлении залога передаваемого в лизинг имущества, применяете ли вы более «мягкие» условия по оценке данного имущества, применению к ней коэффициентов ликвидности?
Ну например, принято в вашем банке, чтобы кредит был покрыт предметом залога на 140 — 150% (основной долг, %, штрафы, пени, расходы банка и пр.).
А по «лизинговым» сделкам вы довольствуетесь 100% (т.е. стоимость предмета залога (лизинга) покрывала только тело кредита.

Залог предмета лизинга

Лизингодатель имеет право в целях привлечения денежных средств использовать в качестве залога предмет лизинга, который будет приобретен в будущем по условиям договора лизинга. Лизингодатель обязан предупредить лизингополучателя обо всех правах третьих лиц на предмет лизинга.

Переход права собственности

Договором лизинга может быть предусмотрено, что предмет лизинга переходит в собственность лизингополучателя по истечении срока договора лизинга или до его истечения на условиях, предусмотренных соглашением сторон. Федеральным законом могут быть установлены случаи запрещения перехода права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю.

Страхование и риски

Предмет лизинга может быть застрахован от рисков утраты (гибели), недостачи или повреждения с момента поставки имущества продавцом и до момента окончания срока действия договора лизинга, если иное не предусмотрено договором. Страхователь (сторона, заключившая со страховщиком договор страхования) и выгодополучатель (сторона, в пользу которой заключен договор страхования), а также период страхования определяются договором лизинга.

Лизингополучатель в случаях, определенных законодательством РФ, должен застраховать свою ответственность за выполнение обязательств, возникающих вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц в процессе пользования лизинговым имуществом. Он также вправе застраховать риск своей ответственности за нарушение договора лизинга в пользу лизингодателя.

Риски между сторонами договора лизинга распределяются следующим образом (если иное не предусмотрено договором лизинга):

  • • имущественные риски с момента фактической приемки предмета лизинга несет лизингополучатель;
  • • риск невыполнения продавцом обязанностей по договору купли-продажи предмета лизинга и связанные с этим убытки песет сторона договора лизинга, которая выбрала продавца;
  • • риск несоответствия предмета лизинга целям использования этого предмета но договору лизинга и связанные с этим убытки несет сторона, которая выбрала предмет лизинга.

Обращение взыскания третьих лиц на предмет лизинга

На предмет лизинга не может быть обращено взыскание третьего лица по обязательствам лизингополучателя, в том числе в случаях, если предмет лизинга зарегистрирован на имя лизингополучателя. Взыскания третьих лиц, обращенные на имущество лизингодателя, могут быть отнесены только к данному объекту права собственности лизингодателя в отношении предмета лизинга. При этом к приобретателю прав лизингодателя в результате удовлетворения взыскания в обязательном порядке переходят не только права, но и обязательства лизингодателя, определенные в договоре лизинга.

Залог и выкуп предмета лизинга

Согласно п.2 ст.18 Федерального закона от 29.10.1998 № 164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)» (далее – Закон о лизинге) лизингодатель имеет право в целях привлечения денежных средств использовать в качестве залога предмет лизинга, который будет приобретен в будущем по условиям договора лизинга.

В силу того, что лизинговые компании не имеют достаточно собственных средств, а также иного (помимо предметов лизинга) имущества, которое они могли бы использовать в качестве залога под привлечение финансирования, зачастую именно так и происходит.

При этом существует разница в обращении взыскания на предмет залога:

— если на момент обращения взыскания предмет лизинга ещё не выкуплен лизингополучателем, его права сохраняются, а предмет лизинга переходит к новому собственнику обремененный правами лизингополучателя — Постановление ФАС МО от 22.09.2006 № КГ-А40/9055-06:

«В соответствии со ст. 665 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору финансовой аренды (лизинга) арендодатель обязуется приобрести в собственность указанное арендатором имущество у определенного им продавца и предоставить арендатору это имущество за плату во временное владение и пользование. Согласно положениям Гражданского кодекса Российской Федерации лизинг является разновидностью договора аренды, поэтому к нему применимы нормы, регулирующие общие положения об аренде. Так, п. 1 ст. 617 названного Кодекса устанавливает, что переход права собственности на сданное в аренду имущество к другому лицу не является основанием для изменения или расторжения договора аренды. Таким образом, реализовавший право залога новый собственник предмета лизинга не сможет изъять его у добросовестно исполняющего свои обязательства лизингополучателя, который сохранит право пользования лизинговым имуществом на определенных договором условиях»;

— либо, если лизингополучатель выкупил предмет лизинга и стал его собственником, он становится залогодателем (п.1 ст.353 ГК) свободного от лизинга предмета залога.

Однако недавно привычный ход событий был нарушен Постановлением Президиума ВАС РФ от 22.03.2012 № 16533/11 по делу ЗАО «БАЛТДРАГА» vs. ОАО «Банк «Санкт-Петербург» № А56-2946/2011, которым залог предмета лизинга был признан прекратившимся с достаточно расплывчатым обоснованием:

«В свою очередь, имущественный интерес лизингополучателя в выкупном лизинге заключается в приобретении предмета лизинга в собственность. Исходя из этого лизинговые платежи при выкупном лизинге включают в себя в том числе цену продажи переданного в лизинг имущества, и имущество передается в лизинг, будучи обремененным правом лизингополучателя на последующий выкуп.

Надлежащее исполнение лизингополучателем обязательств по уплате всех лизинговых платежей, предусмотренных договором лизинга, означает реализацию им права на выкуп полученного в лизинг имущества.

Праву лизингополучателя выкупить имущество по договору выкупного лизинга корреспондируют обязанности лизингодателя, неразрывно сочетающие в себе обязанности арендодателя и продавца.

В силу статьи 23 Закона о лизинге к приобретателю прав лизингодателя в отношении предмета лизинга в результате обращения взыскания в обязательном порядке переходят не только права, но и обязательства лизингодателя, определенные в договоре лизинга.

Данное положение означает, что залог предмета лизинга, фактически переданного лизингополучателю, осуществляется в совокупности с правами лизингодателя и прекращается при исчерпании этих прав выкупом лизингополучателем предмета лизинга в соответствии с условиями договора лизинга (подпункт 3 пункта 1 статьи 352 Гражданского кодекса).

При этом исправным лизингополучателям предоставляется равная степень защиты независимо от того, до или после прекращения договора лизинга надлежащим исполнением возникают у залогодержателей основания для обращения взыскания на предмет залога, переданный в выкупной лизинг.

Таким образом, передача лизингодателями в залог имущества, уже фактически переданного лизингополучателям в лизинг, законодательству не противоречит, поскольку не затрагивает прав исправных лизингополучателей, вытекающих из договоров лизинга.

Сделки залога переданного в выкупной лизинг имущества являются действительными, но при обращении залогодержателями взыскания на это имущество его приобретатели получают права лизингодателей (право на остаток задолженности по лизинговым платежам, возможность расторжения договора лизинга и изъятия его предмета при ненадлежащем исполнении обязательств лизингополучателями).

В рассматриваемом случае спорный договор ипотеки судна от 12.12.2008 заключен по времени позднее договора выкупного лизинга от 15.12.2006 в отношении уже переданного обществу в лизинг судна, о чем банк достоверно знал.

Поскольку общество внесло все лизинговые платежи и стало собственником судна, то с момента регистрации за ним права собственности на это имущество одновременно с прекращением права собственности лизинговой компании прекратилось и право залога банка.

Обращение взыскания на имущество, в отношении которого залог уже прекратился, законодательством не предусмотрено (статьи 348, 349 Гражданского кодекса).

Сохранение регистрационной записи № 329 о нахождении судна в ипотеке у банка после прекращения в силу закона этой ипотеки нарушает права общества, которое стало новым собственником судна, надлежащим образом исполнив договор выкупного лизинга.

При этих условиях общество вправе требовать погашения упомянутой регистрационной записи в судебном порядке, на что в данном случае и было, по существу, направлено исковое требование».

Такое решение, точнее, его мотивировка, вызвало непонимание лично у меня, а также у многих моих коллег. Напомню, что согласно подпункту 3 п. 1 ст. 352 ГК, на который сослался Президиум, залог прекращается в случае гибели заложенной вещи или прекращения заложенного права. Однако заложенные права хоть и прекратились (если права лизингодателя по договору лизинга вообще были предметом залога), но речь в данном деле шла не о прекращении залога прав, а самого предмета лизинга, но гибели вещи в данном случае не произошло.

Тем более странной выглядела ссылка на ст.352 ГК с учетом того, что в данном деле имелось более веское основание для отказа в обращении взыскания – залог предмета залога обеспечивал не обязательство по возврату целевого кредита, как это предусмотрено указанным положением Закона о лизинге, а некое обязательство третьего лица.

Читайте так же:  Отдел опеки сергиев посад

Однако вскоре точки над «i» были расставлены.

В деле ОАО «Сбербанк России» vs. ООО «Марин Экспресс» и ЗАО «Атлант-М Лизинг» № А40-113897/2010 суды обратили взыскание на предмет лизинга, выкупленного лизингополучателем, при этом в Определении ВАС РФ об отказе в передаче дела в Президиум ВАС РФ от 20.06.2012 № ВАС-7325/12 указано следующее:

«Ссылка заявителя на позицию Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, выраженную в постановлении от 22.03.2012 № 16533/11 по аналогичному (по мнению заявителя) делу № А56-2946/2011 Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области, отклоняется. Судебные акты, которые являлись предметом пересмотра в порядке надзора, принимались по делу с иными фактическими обстоятельствами».

Так в чем же разница? Почему в первом случае суды сочли залог прекратившимся, а во втором нет да ещё и с указанием на иные фактические обстоятельства данных двух дел?

Думаю, что всё-таки именно в том, что в первом деле залог предмета лизинга обеспечивал обязательства не самого лизингодателя, а третьего лица. Ещё более я утвердилась в этой мысли, послушав запись круглого стола РШЧП и ТПП РФ «Лизинговая операция: как распутать клубок противоречий?» (02 февраля 2012г.), где акцентировалось внимание на проблеме залога предмета лизинга в обеспечение обязательств третьих лиц:

Также интересным обстоятельством в деле № А40-13897/2010 является следующее обстоятельство – Постановление ФАС МО от 27.02.2012:

«Довод заявителя кассационной жалобы о том, что на момент заключения договора лизинга ООО «Марин Экспресс» не знало о залоге, поскольку предметы лизинга еще не были заложены; о залоге общество узнало только после оплаты большей части лизинговых платежей, отклоняется судом кассационной инстанции, поскольку противоречит пункту 3.5 приложения №1 к договору финансовой аренды (лизинга) от 31.03.2008 №ДЛ-205Г703-8, согласно которому лизингополучатель проинформирован, что предмет лизинга, переданный лизингополучателю в соответствии с договором финансовой аренды, может быть заложен в обеспечение исполнения обязательств лизингодателя по договору с банком.

Кроме того, договоры купли-продажи транспортных средств, являющихся предметом лизинга и залога, были заключены сторонами 21.04.2011, то есть после подачи 13.10.2010 истцом иска по обращению взыскания на указанное имущество».

Но об этом чуть позже, а пока рассмотрим ещё одно примечательное дело, в котором решалась судьба залога предмета лизинга при его выкупе лизингополучателем, — дело № А41-20255/2011 ООО «АМТ Банк» vs. МУП «ПТП ГХ».

Постановление ФАС МО от 02.07.2012 по делу № А41-20255/2011:

«Учитывая, что МУП «ПТП ГХ» внесло все лизинговые платежи и стало собственником предметов лизинга по договорам лизинга от 23.12.2005 N ДЛ-241/12-5 и от 23.12.2005 N ДЛ-244/12-5 (грузовой фургон цельнометаллический (3 места), ГАЗ 2752, 2006 г.в., идентификационный номер (VIN) X9627520060450870 и самосвал КамАЗ 5111-15, 2005 г.в., идентификационный номер (VIN) XTC 55111R 5 2257745, то с момента признания за ним права собственности на это имущество одновременно с прекращением права собственности ЗАО «Атлант-М Лизинг» прекратилось и право залога банка.

Обращение взыскания на имущество, в отношении которого залог уже прекратился, законодательством не предусмотрено (статьи 348, 349 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Данная правовая позиция нашла свое подтверждение в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.03.2012 N 16533/11.
При таких обстоятельствах суд принял правильное решение об отказе в удовлетворении первоначального иска».

Обращает на себя внимание, что в кассационной инстанции дела № А40-13897/2010 и № А4120255/2011 рассматривал один и тот же Председательствующий судья (и при этом лизингодатель тоже был один и тот же), резолютивная часть постановлении кассации по делу № А41-20255/2011 датировано 25.06.2012, т.е. после вынесения отказного определения по делу № А40-13897/2010, что исключает возможность того, что судебный состав не был в курсе указанного в отказном определении.

Значит, в данном случае также есть свои особенности.

Обратившись к тексту Решения Арбитражного суда Московской области от 23.11.2011 по данному делу, видим:

«Между ООО «АМТ БАНК» (далее кредитор) и ЗАО «Атлант-М Лизинг» (далее заемщик) заключен кредитный договор № Р/00/07/0387 от 13.03.2007, в соответствии с которым Кредитор предоставил кредит на пополнение оборотных средств на сумму 16 000 000 руб. под 14% годовых сроком по 12 марта 2010 года, а Заемщик обязался вернуть кредит и уплатить проценты».

Таким образом, п.2 ст.18 Закона о лизинге опять не соблюден. Несмотря на то, что залог предмета лизинга обеспечивал обязательства лизингодателя, однако обеспечиваемое обязательство не было направлено на привлечение финансирования для лизинговой сделки.

Кроме того, в деле А41-20255/2011 есть ещё одно обстоятельство, отличающее его от дела № А40-13897/2010 — Решение Арбитражного суда Московской области от 23.11.2011:

«В соответствии с п. 25 Постановления Пленума ВАС РФ от 17.02.2011 № 10 «О некоторых вопросах применения законодательства о залоге» исходя из общих начал и смысла гражданского законодательства (аналогия права) и требований добросовестности, разумности и справедливости (пункт 2 статьи 6 ГК РФ), не может быть обращено взыскание на заложенное движимое имущество, возмездно приобретенное у залогодателя лицом, которое не знало и не должно было знать о том, что приобретаемое им имущество является предметом залога. При этом с уды должны оценивать обстоятельства приобретения заложенного имущества, исходя из которых покупатель должен был предположить, что он приобретает имущество, находящееся в залоге. В частности, суды должны установить, был ли вручен приобретателю первоначальный экземпляр документа, свидетельствующего о праве продавца на продаваемое имущество (например, паспорт транспортного средства), либо его дубли кат; имелись ли на заложенном имуществе в момент его передачи приобретателю знаки о залоге.

Как следует из материалов дела, договор финансовой аренды (лизинга) № ДЛ-241/12-5 был заключен 23.12.2005, договор залога № Р/00/07/0387/ДЗ/01, предметом которого являлись спорные транспортные средства, был заключен между истцом и третьим лицом 13.03.2007, то есть позднее заключения договора финансовой аренды (лизинга) №ДЛ-241/12-5 между третьим лицом и ответчиком, при этом доказательств уведомления третьим лицом ответчика о предоставлении указанных средств в залог суду не представлено.

Также судом принимается во внимание то обстоятельство, что ответчик узнал о наличии обременения спорных транспортных средств залогом только после принятия судом иска ответчика о признании права собственности на указанные транспортные средства и привлечении в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, ОАО «Промсвязьбанк» в рамках дела № А40-60389/10-60-370 в 2010 году, после выполнения ответчиком в полном объеме своих обязательств по договору лизинга, оплате всей стоимости предмета лизинга.

Доказательств осведомленности ответчика об обременении залогом спорных транспортных средств ранее указанных обстоятельств в материалы дела не представлено».

На применение п.25 ППВАС №10 также указано в Постановлении ФАС МО от 02.07.2012:

«Довод заявителя кассационной жалобы о том, что неисполнение лизингодателем обязанности по предупреждению лизингополучателя о правах третьих лиц на предмет лизинга может повлечь за собой правовые последствия, предусмотренные статьей 393 Гражданского кодекса Российской Федерации либо подпунктом 2 пункта 2 статьи 450, пунктом 5 статьи 453 названного Кодекса, в связи с чем, неисполнение данной обязанности не влияет на право ООО «АМТ БАНК» требовать обращения взыскания на заложенное имущество, отклоняется судом кассационной инстанции, поскольку противоречит разъяснениям, изложенным в пункте 25 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.02.2011 № 10 «О некоторых вопросах применения законодательства о залоге».

Это заставляет более пристально взглянуть на то обстоятельство, что в деле № А40-113897/2010 выкуп предмета лизинга состоялся после предъявления иска банка, тем более, что п.3 ст.18 Закона о лизинге предусмотрена обязанность лизингодателя предупредить лизингополучателя о всех правах третьих лиц на предмет лизинга. Хотя применение п.25 ППВАС №10 в деле № А41-20255/2011 стало только из-за того, что залогом было обеспечено нецелевое обязательство – Постановление ФАС МО от 02.07.2012:

«Заявитель кассационной жалобы ссылается на то, что МУП «ПТП ГХ» знало о том, что спорное имущество обременено залогом, поскольку на данное обстоятельство указано в пункте 3.5 Договора лизинга»;

Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 07.03.2012:

«Ссылка заявителя апелляционной жалобы на положения статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации и пункта 3.5 договора № ДЛ-241/12-5 от 23.12.2005 г. подлежит отклонению, поскольку условия заключенного между МУП «ПТХ ГХ» и ЗАО «Атлант-М Лизинг» договора не распространяются на правоотношения, возникшие до заключения данного договора».

Из данных дел следует, что для сохранения залога предмета лизинга залогодержателю следует уделить особое внимание соблюдению ст.18 Закона о лизинге:

— обязательно указывать в кредитном договоре, что кредитные средства предоставляются для финансирования конкретной лизинговой сделки;

— проверять наличие в договоре лизинга условия о том, что предмет лизинга передается в залог.