Правонарушение общественно опасное деяние

Правонарушение общественно опасное деяние

Антиподом правомерного поведения является правонарушение, т.е. неправомерное поведение.

Правонарушение — это общественно опасное, виновное, противоправное деяние, наносящее вред личности, собственности, государству или обществу в целом.

Предложенное определение указывает на следующие существенные признаки правонарушений.

[1] Правонарушения обладают общественно опасным характером, т.е. наносят вред или создают опасность такого вреда для личности, собственности, государства, общества. В отечественной правовой литературе до сих пор не прекращаются споры о том, являются ли проступки общественно опасными или таковы лишь преступления как наиболее тяжкий вид правонарушений. Полагаю, что абсолютно все правонарушения общественно опасны, иначе чем объяснить меры наказания, устанавливаемые законодательством за каждое правонарушение? При этом нередко проступок карается значительно жестче и суровее чем преступление. Так, за совершенное преступление может последовать уголовное наказание в виде штрафа, общественного порицания, а за административный проступок — исправительные работы на срок до двух

месяцев или административный арест на срок до пятнадцати суток. Общественная опасность отдельно взятого проступка может быть и неочевидной (переход пешеходом улицы на красный свет или в ненадлежащем месте), но она вполне очевидна и реальна, если эти проступки взяты в массе, совокупности.

[2] Правонарушения носят противоправный характер. Если общественная опасность — это внутренний признак правонарушений, то противоправность — их внешняя черта, означающая, что правонарушение — это деяние, направленное против права, совершенное вопреки ему. Общественная опасность правонарушений обусловливает их противоправность: если деяние опасно для отдельной личности или общества, то оно и запрещается правовыми нормами. Противоправность — юридическое выражение общественной опасности деяния.

[3] Правонарушения совершаются только людьми. Однако истории права известны случаи, когда субъектом правонарушений признавали животных. Так, в средние века в некоторых странах считалось, что животные (свиньи, мыши, крысы, собаки и т.д.) могут совершать преступления, поэтому их судили по всем правилам юридической процедуры: о них велось следствие, повестками они приглашались в суд, прокурор и защитник произносили речи, суд выносил приговор, который и приводился в исполнение.

Правонарушением является деяние, совершенное не всяким лицом, а лишь таким, которое отдает отчет в своем поведении и способно этим поведением руководить. Не является поэтому правонарушением деяние, совершенное невменяемым (или недееспособным) лицом или малолетним.

[4] Правонарушениеэто поведение, а не образ мыслей. Поведение выражается в противоправных действиях или бездействии. В них и только в них проявляются, «материализуются» общественно опасные намерения правонарушителя. Мысли сами по себе не могут быть четким и объективным критерием общественной опасности, противоправности и тем самым законности или незаконности поведения человека. Если определенный образ мыслей, суждения, противоречащие

Правомерное поведение Правонарушения435

официальной доктрине, считаются преступлениями и преследуются, то это — свидетельство тоталитарности государства.

Идея о том, что человек отвечает только за свои поступки, а не за убеждения, за намерения, была обстоятельно изложена Гегелем в «Философии права» [1] . Позже К. Маркс выразил ее словами: «Помимо своих действий я совершенно не существую для закона, совершенно не являюсь его объектом. Законы, которые делают главным критерием не действия как таковые, а образ мыслей действующего лица, — это не что иное, как позитивные санкции беззакония» [2] .

[5] Правонарушение — это виновное деяние. Если в поведении человека отсутствует вина, то его деяние правонарушением считаться не может, хотя внешне оно и противоречит существующему правопорядку (например, убийство, совершенное в состоянии необходимой обороны).

Совершаемые в нашей стране правонарушения крайне неоднородны. Однако все их можно разделить на две группы: преступления и проступки.

Преступления — наиболее тяжкий вид правонарушений. Проступки — это правонарушения, посягающие на управленческие, трудовые, имущественные и иные отношения и не достигающие степени общественной опасности преступлений.

Преступления и проступки следует четко разграничивать, ибо это связано с видом и размером наказания — наиболее болезненной социально-правовой мерой. Различаются они степенью общественной опасности. Это достаточно определенный и полный критерий разграничения преступлений и проступков, предложенный юридической наукой и практикой. Преступления обладают большей общественной опасностью, нежели проступки.

Определяя степень общественной опасности, используют следующие критерии.

[а] Значимость регулируемого правом общественного отношения, ставшего объектом противоправного посягательства. Объектом преступных посягательств являются, как правило, наиболее важные общественные отношения, интересы, блага. Это прежде всего жизнь и здоровье человека, его честь и достоинство, собственность, безопасность государства, установленный в нем порядок управления и др. Такие же сферы отношений, как трудовые, охрана природной среды, транспорт, жилищно-коммунальное хозяйство и некоторые другие менее значимы, а потому посягательство на них признается законодательством не преступлением, а проступком.

[б] Размер причиненного ущерба. Если он значителен, то деяние законодательством признается, как правило, преступлением, если нет — проступком.

Например, ст. 166 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях признает самоуправство (самовольное, с нарушением установленного законом порядка осуществление своего действительного или предполагаемого права) административным проступком, если оно не причинило существенного вреда гражданам либо государственным или общественным организациям. В случае же причинения этим субъектам существенного вреда, то же деяние признается уголовным законом преступлением (ст. 200 УК Российской Федерации).

[в] Способ, время и место совершения противоправного деяния. Неисполнение приказа военнослужащим, например, в мирное время может быть признано дисциплинарным проступком, а в военное время — это тяжкое преступление, наказываемое лишением свободы на срок от трех до десяти лет (ст. 239 УК Российской Федерации). Незаконное использование радиопередающего устройства — это административный проступок (ст. 137 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях). Такое же использование устройств вблизи аэродрома, могущее поставить под угрозу безопасность полетов или явившееся причиной аварии, будет уже квалифицировано по ст. 213 УК Российской Федерации как преступление.

Распространенность определенного вида проступков

Правомерное поведение. Правонарушения437

также резко повышает их общественную опасность и может приводить к законодательному «переводу» проступка в разряд преступлений, а Уголовный кодекс пополняется в этом случае новым составом преступления.

[г] Личность правонарушителя. Проступки, в отличие от преступлений, не выражают общественной опасности самой личности. Но личность, неоднократно нарушающая юридические нормы, становится общественно опасной и ее последующие правонарушения расцениваются уже не как проступки, а как преступления. Так, лицо, лишенное в административном порядке водительских прав за управление транспортным средством в состоянии опьянения и совершившее вновь аналогичное деяние (не имея при этом права на управление транспортными средствами), привлекается уже к уголовной ответственности.

На общественную опасность личности указывают также неснятая и непогашенная судимость, состояние алкогольного или наркотического опьянения, признание судом лица особо опасным рецидивистом и т.д.

Проступки, как разновидность правонарушений, крайне неоднородны и в зависимости от сферы общественных отношений, в которой они совершаются, делятся на административные, дисциплинарные, гражданско-правовые, процессуальные и иные. К иным относятся, например, проступки, предусмотренные колхозным, финансовым, земельным и иным законодательством.

Административный проступок — это противоправное, виновное действие или бездействие, посягающее на государственный или общественный порядок, собственность, права и свободы граждан, установленный порядок управления, за которое законодательством предусмотрена административная ответственность (ст. 10 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях).

Административный проступок — нарушение общеобязательных требований гражданами, должностными лицами, независимо от их положения и служебной подчиненности. Ответственность за административный проступок налагается определенными законом специаль-

ными органами, а не вышестоящим должностным лицом или органом по подчиненности. Видами административных взысканий за совершенный административный проступок являются: предупреждение, штраф, исправительные работы, административный арест, конфискация предмета, явившегося орудием совершения или непосредственным объектом административного правонарушения, и др.

Дисциплинарный проступок — нарушение рабочими и служащими предприятий, учреждений, иных организаций правил внутреннего трудового распорядка, служебной дисциплины, невыполнение служебных обязанностей.

В трудовом законодательстве за совершение дисциплинарного проступка предусмотрены такие виды дисциплинарных взысканий, как замечание, выговор, строгий выговбр, перевод на нижеоплачиваемую работу на срок до трех месяцев или смещение на низшую должность на тот же срок, увольнение. В довольно многочисленных ведомственных актах о дисциплине, утвержденных высшими органами власти и управления РФ, устанавливаются и некоторые иные виды дисциплинарных взысканий. Например, в некоторых из них предусмотрены такие взыскания, как предупреждение о неполном служебном соответствии, понижение в классном чине, воинском или специальном звании и др. Привлекает к дисциплинарной ответственности вышестоящий орган или должностное лицо — руководитель.

Читайте так же:  Гражданский кодекс глава 4 гарант

Гражданско-правовые нарушения (проступки) — нарушение норм права в сфере имущественных и некоторых личных неимущественных отношений. При нарушении личных неимущественных прав мерой ответственности может Выть, например, опровержение ответчиком сведений, порочащих честь и достоинство истца. При имущественных правонарушениях ответственность наступает в виде возмещения убытков, уплаты неустойки, отобрания вещи у должника, признания сделки недействительной и т.д. Привлекают к гражданско-правовой ответственности суд, арбитражные суды, третейский суд.

Процессуальные правонарушения (проступки) — это нарушения установленной законом процедуры осущест-

Правомерное поведение Правонарушения439

вления правосудия, прохождения юридического дела в правоприменительном органе, вынесения правоприменительного акта.

Примером процессуального проступка является неявка свидетеля по вызову производящего дознание лица, следователя, прокурора, суда (ст. 73 УПК Российской Федерации). В случае такой неявки суд вправе наложить на свидетеля денежное взыскание (не говоря уже о принудительном приводе). Процессуальным проступком будет и неявка в суд подсудимого, за что судом по отношению к нему может быть изменена мера пресечения (изменение меры пресечения на более суровую и явится наказанием за процессуальный проступок). Органом, который привлекает лицо, совершившее процессуальный проступок, является чаще всего суд либо иной правоприменительный орган.

Проступки далеко не равнозначны по степени и размерам вреда, причиняемого ими отдельному человеку или обществу в целом. В этой связи на страницах отечественной печати полтора десятка лет тому назад оживленно обсуждалась идея создания «Кодекса проступков». В этот кодекс предлагалось поместить проступки, представляющие большую степень опасности, чем иные.

Идея не была реализована, хотя и плодотворные моменты в ней есть. Кстати, законодательство ряда зарубежных государств довольно четко выделяет так называемые уголовные проступки, занимающие промежуточное место между преступлениями и обычными правонарушениями. Так, Уголовный кодекс Франции делит преступные действия на три класса: преступления (то, что влечет по закону мучительное или позорящее наказание); проступок (то, что предполагает исправительное наказание); нарушения (то, за что следует полицейское наказание) [3] . Такой подход делает борьбу с правонарушениями более предметной, ибо специализирует группы правоохранительных органов на борьбе с отдельными видами правонарушений и прежде всего — с преступностью.

[1] Гегель Г. В. Ф. Философия права. М., 1990. С. 141, 144, 145, 192 и др.

[2] Маркс К. Заметки о новейшей прусской цензурной инструкции // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 1. С. 14.

Общественная опасность — признак административного правонарушения?. Статьи по предмету Административное право

ОБЩЕСТВЕННАЯ ОПАСНОСТЬ — ПРИЗНАК АДМИНИСТРАТИВНОГО ПРАВОНАРУШЕНИЯ?

А.Н. ДЕРЮГА

Законодательство об административных правонарушениях на протяжении многих лет активно развивается. Возрастающая потребность общества в эффективной охране правоотношений побуждает ученых и практиков предлагать новые способы и средства административной защиты. Их поиск, как правило, сопровождается дискуссиями, в рамках которых оптимизируются наиболее удачные идеи. Так рождаются предложения по изменению и дополнению нормативных правовых актов.
Оперативность нормотворческого реагирования зависит от многих факторов. Основным «ускорителем» выступает актуальность проблемы, «замедлителем» — степень ее сложности.
Однако до сих пор остается открытым вопрос, является ли административное правонарушение общественно вредным, опасным или нет. Официальное определение административного правонарушения, установленное в ст. 2.1 КоАП РФ, отражает лишь признаки противоправности, виновности и наказуемости этого деяния.
Парадокс ситуации в том, что в диссертационных работах, предмет которых — административно-деликтные отношения, не затрагивается этот вопрос. Освещая признаки административного правонарушения в отдельных сферах, диссертанты искали лишь аргументы в пользу одной из вышеперечисленных точек зрения .
———————————
См., например: Коваль Л.В. Административно-деликтные отношения: Дис. . д-ра юрид. наук. Киев, 1979; Моргун О.И. Административно-правовые средства борьбы с правонарушениями в сфере охраны морских биологических ресурсов: по материалам Дальневосточного региона: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. Хабаровск, 2004. С. 17.

Сложившаяся ситуация, на наш взгляд, объясняется следующими факторами.
Первый из них связан с традиционным подходом многих авторов к разрешению этой проблемы. Поиск аргументов в пользу общественной опасности, вредности административного правонарушения или их отсутствия зачастую строится на сравнительном анализе преступления как общественно опасного деяния и смежного с ним или нет административного деликта .
———————————
См., например: Лозбяков В.П. Криминология и административная юрисдикция милиции. М., 1998. С. 18.

Основанием такого разграничения выступают элементы состава правонарушения: объект посягательства, например жизнь человека (ст. 105 «Убийство» УК РФ) или его достоинство (ст. 20.21 «Мелкое хулиганство» КоАП РФ); объективная сторона, например нарушение правил рыболовства (ст. 256 УК РФ и ч. 2 ст. 8.37 КоАП РФ); субъективная сторона, например причинение вреда здоровью граждан умышленно (ст. 112 УК РФ) или по неосторожности (ч. 2 ст. 12.24 КоАП РФ); субъект правонарушения, например неисполнение приказа сотрудником органов внутренних дел (ст. 286.1 УК РФ) или неповиновение законному требованию сотрудника милиции (ст. 19.3 КоАП РФ).
Наиболее частым критерием разграничения преступления и административного правонарушения выступает размер ущерба, когда последствие совершенного деяния является основой выбора правовой нормы УК РФ или КоАП РФ. Например, стоимость похищенного имущества путем кражи, мошенничества, присвоения или растраты определяет выбор ст. 158, 159 и 160 УК РФ или ст. 7.27 КоАП РФ, цена незаконного вырубленного леса является основой квалификации деяния по ст. 260 УК РФ или ст. 8.28 КоАП РФ, тяжесть причинения вреда здоровью потерпевшего водителем транспортного средства, виновным в ДТП, предполагает выбор ст. 12.24 КоАП РФ или ст. 264 УК РФ и т.д. Таким образом, в указанных примерах административные правонарушения отличаются от преступлений лишь меньшей степенью общественной опасности.
Однако такой подход обнаруживает большое количество административных правонарушений, прямо не связанных с преступлениями, например составы административных правонарушений, включенные в гл. 12, 17, 19 и 21 КоАП РФ. Этот факт является основой суждений о том, что административные правонарушения являются не общественно опасными, а лишь общественно вредными. Данную точку зрения подтверждает ст. 2.2 КоАП РФ, в которой вредные последствия выступают элементом юридической конструкции формы вины. Более того, есть такие административные правонарушения, которые трудно оценить даже с точки зрения вредности. Речь идет о составах правонарушений, установленных законами субъектов РФ. Примером может служить ст. 17 Кодекса Хабаровского края об административных правонарушениях, определяющая ответственность за нарушение права депутата Законодательной Думы края на первоочередной прием по вопросам депутатской деятельности.
Таким образом, традиционный подход к определению искомого признака административного правонарушения приводит к обоснованному существованию двух полярных точек зрения: о наличии в административном правонарушении признака общественной опасности и о его отсутствии.
Вторым фактором является неясность причины, по которой в официальном определении административного проступка не нашлось места признаку общественной опасности или вредности. На наш взгляд, этому имеется как минимум два объяснения.
Первое из них связано с самим спором. Пока он имеет место, нет аргументированных предложений по изменению и дополнению права, поддержанных учеными и практиками, следовательно, нет поддержки и тем субъектам, которые входят в сложную систему законотворческого механизма. Дополнительным аргументом может служить то, что в официальном определении административного правонарушения, впервые установленном в 1980 г. в Основах законодательства Союза ССР и союзных республик об административных правонарушениях (ст. 7), а затем в КоАП РСФСР (ст. 10), названный признак не был отражен. Следовательно, его наличие никем успешно не опровергалось.
Второе объяснение строится на том, что понятие общественной опасности носит скорее теоретический характер. При этом каждая сторона пытается найти правовые и научные положения и действительно находит их . Однако КоАП РФ — это не учебник, раскрывающий мнение автора, а общепринятая модель поведения, поэтому главная задача состоит не в том, чтобы идеально разграничить преступление и административное правонарушение, объявить и объяснить их антисоциальную суть, а максимально эффективно урегулировать (защитить) общественные отношения.
———————————
См., например: Бахрах Д.Н., Россинский Б.В., Старилов Ю.Н. Административное право: Учебник для вузов. 2-е изд. М., 2005. С. 524; Севрюги В.Е. Теоретические проблемы административного проступка: Дис. . д-ра юрид. наук. М., 1994. С. 62 — 80.

Несмотря на разные подходы, оба объяснения не дают ответа на вопрос о целесообразности закрепления признака общественной опасности и вредности в законодательной модели административного правонарушения. Анализ научных работ показал полное отсутствие каких-либо выводов. Между тем результаты такого исследования позволили бы по-новому взглянуть на проблему признания общественной опасности или вредности в качестве официального признака административного правонарушения.
Официальная позиция, касающаяся оценки опасности административного правонарушения, неоднозначна. Этот вывод строится не только на том, что в ст. 2.1 КоАП РФ этот признак не закреплен, но и на анализе действий, которые ранее предпринимались государством. В разные годы XX в. объявлялись кампании по борьбе с «несунами», спекулянтами, пьяницами и наркоманами. Сегодня жестко пресекаются нарушения в сфере миграционных правил и правил природопользования, ведется активная борьба за безопасность дорожного движения.
Однако, достигнув положительных результатов, как правило, незначительных и кратковременных, органы государственной власти объявляют новую «жертву». Здесь главная проблема связана не с тем, сколько времени поддерживается интерес государства к выбранной сфере, а с тем, насколько успешны будут последующие результаты. Это во многом зависит от выявления и устранения пробелов и коллизий права, решения проблем технической оснащенности надзорных органов, активной ротационно-кадровой работы, материально-стимулирующей деятельности и т.д. В настоящее время нет ясного понимания того, что эта работа важна не меньше, чем та, которая связана с предупреждением преступлений; основные же силы материального, правового, научного и организационного характера традиционно направлены на решение проблем криминальной сферы, а работа по предупреждению административных правонарушений отодвигается на второй план.
Преступления как крайне негативные явления требуют особого внимания, а значит, первостепенного реагирования практиков и ученых, но в такой работе, к сожалению, не учитываются административно-деликтные факторы, во многих случаях «питающие» преступность. Речь идет о массовых и систематических нарушениях санитарных, финансовых, транспортных правил, правил общежития, предпринимательства и т.д. Ярким примером может служить довольно жесткая корреляционная связь между дорожно-транспортными происшествиями, подпадающими под действие ст. 12.24 КоАП РФ и ст. 264 УК РФ.
Существующая статистика административных правонарушений, даже несмотря на разрозненность и отсутствие полноты, весьма негативна. Только по данным ОВД, количество выявленных в России административных правонарушений в 2006 г. составило 65 111 233, в 2007 г. — 68 149 538, в 2008 г. — 70 952 774, в 2009 г. — 73 226 525, в 2010 г. — 70 630 509 .
———————————
См.: Сборники по России. Сведения об административной практике органов внутренних дел Российской Федерации за январь — декабрь 2006 — 2010 гг.

Читайте так же:  Mac os mavericks требования

При этом законопослушные граждане, претерпевая различного рода ограничения своих прав (вследствие ущерба от действий правонарушителей), нередко становятся объектами беззакония и произвола со стороны чиновников, в том числе и в милицейской форме, должностных лиц других правоохранительных органов. Как показывает отечественный и зарубежный опыт, именно по результатам борьбы со многими видами административных правонарушений (в частности, с уличными хулиганами, пьяницами, наркоманами и т.д.) население в значительной степени судит об общей эффективности правоохранительной деятельности. В России такой результат в основном оценивается негативно.
Можно констатировать, что административные правонарушения превратились в одно из самых типичных асоциальных и противоправных явлений. Опасность такого состояния очевидна: ослабление механизмов социализации личности, укрепление нигилистических настроений в обществе и, как следствие, усиление архетипной основы поведения человека. Последнее явление объясняет многие преступления общеуголовного характера .
———————————
См.: Антонян Ю.М. Архетип и преступность. М., 2009.

Каковы силы, средства и ресурсы, используемые государством для управления административной деликтностью? Глава 23 КоАП РФ объединяет нормы, устанавливающие виды и компетенцию федеральных органов административной юрисдикции (таковых около 70) по рассмотрению дел об административных правонарушениях. Рассредоточенные по всей территории Российской Федерации в качестве территориальных управлений, указанные органы выполняют функции контроля и надзора за соблюдением многочисленных правил жизнеобеспечения государства, общества и личности. К таким органам можно отнести Роспотребнадзор, Росфиннадзор, Госпожнадзор, таможенные, природоохранные органы, органы внутренних дел и др. Органы государственного управления субъектов РФ не остались в стороне. К полномочиям их должностных лиц относится защита общественных отношений, переданных им в соответствии с федеральными законами, либо отношений, регулирование и охрана которых находятся в сфере ведения регионов. В совокупности это огромная армия государственных служащих, финансируемая из бюджетов соответствующих уровней, обремененная, в сущности, не созидательным трудом, а лишь функцией сдерживания. Многочисленные нормативные правовые акты , определяющие оптимальные формы и методы регулирования и защиты общественных отношений, требуют особого внимания. Учитывая то, что они постоянно меняются, необходимо изучать и совершенствовать их устаревшие правовые модели, привлекая к этой работе все больший научный потенциал. Кроме того, повышенное внимание к обеспечению законности при осуществлении государственно-принудительных мер, побуждает разрабатывать детальные процедуры их применения. Как правило, их разработка лежит на плечах юридических служб тех органов, которые обладают административно-юрисдикционными полномочиями. Все это требует огромных материальных и технических ресурсов, сопоставимых с теми, которые выделяются государством на наиболее важные с точки зрения безопасности общественные отношения — оборону, защиту государственной границы, внешнюю разведку и т.п.
———————————
Например, правила дорожного движения, санитарные, противопожарные, таможенные и другие правила.

Большинство противоправных деяний, оцениваемых как административные правонарушения, касается именно правил безопасности. Примером могут служить правила, основанные на нормах соответствующего федерального законодательства , в то время как название гл. 20 КоАП РФ указывает на то, что в ней перечислены составы административных правонарушений, объектом охраны которых являются непосредственно общественный порядок и общественная безопасность.
———————————
См., например: Федеральный закон от 10 декабря 1995 г. N 196-ФЗ «О безопасности дорожного движения», Федеральный закон от 21 декабря 1994 г. N 69-ФЗ «О пожарной безопасности», Федеральный закон от 2 января 2000 г. N 29-ФЗ «О качестве и безопасности пищевых продуктов».

Возникает вопрос: если эти правонарушения не столь опасны, зачем законодатель подробно устанавливает процедуры применения таких мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении, как задержание, личный досмотр, досмотр транспортного средства, отстранение от управления транспортным средством, привод? Особое внимание следует обратить на временный запрет деятельности, применяемый только в исключительных случаях, если это необходимо для предотвращения непосредственной угрозы жизни или здоровью людей, возникновения эпидемии и т.д. (ч. 1 ст. 27.16 КоАП РФ).
Для реализации указанных мер правоохранительные органы уполномочены применять физическую силу и специальные средства. При этом закон устанавливает одни и те же цели их возможного применения: пресечение преступлений и (или) административных правонарушений .
———————————
См.: ст. 20 и 21 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ «О полиции».

Таким образом, анализ законодательства, вышедшего за пределы материальных норм КоАП РФ, фактически указывает на то, что государство признает административное правонарушение общественно опасным деянием.
Следует отметить, что специалисты в сфере уголовного права вопрос о наличии или отсутствии общественной опасности административного правонарушения не ставят, разделяя смежные составы противоправных деяний именно по степени общественной опасности, где большую опасность представляют преступления, меньшую — административные правонарушения.
Главным обоснованием того, что административное правонарушение не является общественно опасным, служит отсутствие каких-либо серьезных последствий. А как же быть с преступлениями, последствия которых неочевидны или когда их невозможно определить? В частности, когда речь идет об оскорблении (ст. 130 УК РФ), об отказе в предоставлении гражданину информации (ст. 140 УК РФ), о воспрепятствовании законной профессиональной деятельности журналиста (ст. 144 УК РФ) и т.д. В то время как, напротив, отдельные административные правонарушения имеют явно выраженные негативные последствия. Примером могут служить заведомо ложные показания свидетеля (ст. 17.9 КоАП РФ), нарушение Правил дорожного движения, повлекшее вред здоровью потерпевшего (ст. 12.30 КоАП РФ), блокирование транспортных коммуникаций (ст. 12.33 КоАП РФ) и т.д.
Почему общественная опасность противоправного посягательства ставится в зависимость от последствий, а не от того, на какие общественные отношения оно направлено: жизненно важные или нет? Есть ли разница между совершением ДТП в состоянии алкогольного опьянения с тяжкими последствиями или без них, между совершением кражи имущества на сумму 900 или 2000 руб.? Признать разницу — значит признать случайные факторы, наличие или отсутствие которых фактически определяет признак общественной опасности.
Можно ли считать, что преступные деяния, не доведенные до общественно опасных последствий в силу случайности, не являются общественно опасными? Если речь идет об умышленных преступлениях — безусловно, нет, так как мотив преступного поведения не утратил свою опасность. Что касается неосторожных преступлений, то их без общественно опасных последствий не бывает. Именно здесь срабатывает механизм перерастания случайного в закономерное, количества в качество, когда множество случайных однородных событий приводит к закономерно качественному результату. Примером может служить частое нарушение водителем Правил дорожного движения, а именно превышение установленной скорости, приведшее в итоге к общественно опасному ДТП. Важно подчеркнуть, что под однородностью следует понимать не только похожие друг на друга явления в деталях, но и в их совокупности. Совпадение деталей лишь ускорит вероятность наступления качественного результата.
Следовательно, неосторожные преступления нельзя считать случайными, за исключением тех, когда следует учитывать противоправную деятельность личности в недавнем прошлом. Это означает, что административное правонарушение является звеном цепи механизма формирования преступного поведения. Таким образом, административное правонарушение общественно опасно.
Приведем несколько аргументов в пользу закрепления признака общественной опасности (вредности) в официальном определении административного правонарушения.
Во-первых, построение административной политики, адекватной административно-деликтной обстановке, является важнейшим условием успешной борьбы с административными правонарушениями. Современное представление об этой политике основано на действии федерального законодательства и подзаконных нормативных правовых актов, прямо или косвенно связанных с КоАП РФ. Именно здесь аккумулируются передовые представления об адекватных мерах противодействия отдельным видам административных правонарушений, всей административной деликтности, формируются общие и индивидуальные, профессиональные и бытовые представления о качествах административного правонарушения, важности и необходимости борьбы с его массовыми проявлениями. Какие-либо государственные концепции, доктрины, стратегии или программы являются индикатором указанных выше настроений, существующего или нет официального признания наличия проблемы, отправной точкой намерений публичной власти ее решать.
В этом смысле базовой является Стратегия национальной безопасности Российской Федерации как официально признанная система стратегических приоритетов, целей и мер в области внутренней и внешней политики. К таковым отнесены: постоянное совершенствование правоохранительных мер по выявлению, предупреждению, пресечению и раскрытию актов терроризма, экстремизма, других преступных посягательств на права и свободы человека и гражданина, на собственность, общественный порядок и общественную безопасность, конституционный строй РФ (п. 36 Стратегии); усиление роли государства в качестве гаранта безопасности личности, прежде всего детей и подростков, совершенствование нормативного правового регулирования предупреждения и борьбы с преступностью, коррупцией, терроризмом и экстремизмом (п. 38 Стратегии); создание единой государственной системы профилактики преступности (в первую очередь среди несовершеннолетних) и иных правонарушений, включая мониторинг и оценку эффективности правоприменительной практики, разработка и использование специальных мер, направленных на снижение уровня коррумпированности и криминализации общественных отношений (п. 39 Стратегии).
———————————
Утверждена Указом Президента РФ от 12 мая 2009 г. N 537.

Читайте так же:  Вернуть налог при покупке за границей

В Послании Президента РФ Федеральному Собранию РФ от 12 ноября 2009 г. освещаются первоочередные задачи реализации политической стратегии. В правоохранительной сфере наиболее актуальными оказались борьба с коррупцией, терроризмом, совершенствование практики применения уголовного законодательства, расширение уголовной ответственности.
Таким образом, ни долгосрочные, ни первоочередные меры реализации государственной политики не предусматривают каких-либо действий по созданию механизма противодействия административной деликтности. Это объясняется следующим: либо административной политике государства сопутствует успех, либо ее роль в обеспечении национальной безопасности недооценивается. Судя по официальной статистике, признать успешной деятельность государства по профилактике и предупреждению административной деликтности нельзя.
Безусловно, указанные в Стратегии и Послании задачи являются ключевыми в определении приоритетных научных направлений, поскольку создаются и поддерживаются условия для разработки идей, способных повысить эффективность государственной политики в различных сферах общественной жизни. Однако о предупреждении административной деликтности этого сказать нельзя.
Возник замкнутый круг: чтобы максимально активизировать работу по предупреждению административной деликтности, обосновать ее общественную опасность, необходимо ее официально признать национальной проблемой, а для этого требуется доказать наличие общественной опасности.
Во-вторых, множество диссертационных работ, посвященных поиску эффективных мер профилактики и предупреждения административных правонарушений, касались анализируемого нами спора. Рассматривая признаки административного правонарушения, диссертанты цитируют мнения признанных ученых, пытаясь найти собственные аргументы в пользу одной из существующих точек зрения. Однако при этом более важным вопросам социально-правового механизма предупреждения административных правонарушений уделяется недостаточно внимания .
———————————
См., например: Александров Г.В. Проблемы совершенствования административной деятельности органов внутренних дел в охране окружающей среды: Дис. . канд. юрид. наук. Хабаровск, 2003; Лызов Д.В. Административно-правовые средства борьбы с правонарушениями в сфере охраны рыбных запасов (по материалам Дальневосточного региона): Автореф. дис. . канд. юрид. наук. Хабаровск, 2001.

В-третьих, отсутствие признака общественной опасности фактически разделяет административное правонарушение и преступление на независимые друг от друга виды девиантного поведения. И сколько ни приводится доказательств того, что имеются другие признаки, элементы составов, восполняющие этот пробел, ответа на главный вопрос — есть ли между ними корреляционная связь — так и нет. Та точка зрения, что одни основаны на неправильном понимании многочисленных технических или общесоциальных (моральных) норм, другие — на системном изменении сознания и поведения, будет основой оправдания большинства случаев совершения административных правонарушений как случайно содеянных, за которыми нет ничего постыдного и антисоциального.
Поэтому официальное закрепление признака общественной опасности за административным правонарушением имеет не столько теоретический, сколько политический, а вместе с этим и прикладной характер. Необходимо однозначно показать отношение государства к административной деликтности как к звену цепи преступного поведения, дать возможность обосновать комплексный характер проблемы девиантного поведения, в конечном счете сформировать в обществе негативную оценку этому антисоциальному явлению. Только в этом случае административная политика государства может иметь положительный результат.

Наша компания оказывает помощь по написанию курсовых и дипломных работ, а также магистерских диссертаций по предмету Административное право, предлагаем вам воспользоваться нашими услугами. На все работы дается гарантия.

§ 2. Понятие правонарушения и его признаки

Правонарушение — это общественно опасное противо­правное деяние (действие или бездействие), совершенное винов­но, то есть умышленно либо по неосторожности, за которое пре­дусмотрена юридическая ответственность.

Правонарушение характеризуют четыре признака: обществен­ная опасность, противоправность, виновность и наказуемость.

Общественная опасность — это социологический признак правонарушения, который заключается в причинении вреда (ли­бо в создании угрозы причинения) законным интересам лично­сти, общества и государства. Общественная опасность имеет два показателя: характер общественной опасности (качественный 102
признак) и степень общественной опасности (количественный признак).

В теории права доминирует мнение, что общественная опасность (ее характер и степень) зависит от всех объективных и субъективных признаков правонарушения. Неоднократно высказывалась мысль, что общественная опасность преимущественно определяется ха­рактером вины (Б. С. Утевский, П. А. Фефелов). Следует отметить, что характер общественной опасности в первую очередь зависит от ценности объекта посягательства, а степень общественной опас­ности определяется размером причиненного ущерба.

Противоправность — нормативный признак правонарушения, который закрепляет запрещенность общественно опасных дея­ний. Это означает, что правонарушениями признаются только те общественно опасные деяния, которые прямо предусмотрены нормами права. Признак противоправности исключает примене­ние принципа аналогии в отношении антиобщественных дейст­вий, указанных в законе, и тем самым препятствует администра­тивному и судебному произволу.

Противоправность как юридическое выражение общественной опасности деяния может быть различной. В соответствии с дей­ствующим законодательством выделяют несколько видов проти­воправности: дисциплинарную, административную, гражданско- правовую и уголовную.

Обстоятельствами, исключающими противоправность деяния, являются:

— необходимая оборона — соразмерная защита от противо­правных посягательств путем причинения вреда посягающему;

— крайняя необходимость — действие по устранению опасно­сти путем причинения вреда третьим лицам;

— задержание лица, совершившего правонарушение путем причинения соразмерного вреда в случае сопротивления.

Виновность — это субъективный признак правонарушения, кото­рый выражает внутреннее отношение лица к общественно опасному деянию и его последствиям в форме умысла либо неосторожно­сти. В соответствии с принципом виновности правонарушением признается противоправное деяние, совершенное виновно, то есть осознанно и волимо. Соответственно не являются правона­рушениями деяния недееспособных и невменяемых лиц, то есть лиц, не способных действовать виновно. В тех случаях, когда лицо не предвидит наступления общественно опасных последствий, не должно было и не могло их предвидеть по обстоятельствам дела, имеет место казус или случай без вины.

Наказуемость — это признак правонарушения, который выражает его отрицательную государственную оценку как деяния опасного, 103

противоправного и виновного. Правонарушение как порицаемое по­ведение представляет собой деяние, за которое предусмотрена юридическая ответственность в виде уголовного наказания либо взыскание дисциплинарного, административного или имущест­венного характера.

Общие признаки правонарушений позволяют отграничить их от других видов антиобщественного (отклоняющегося) поведе­ния, таких как алкоголизм, аморальное поведение, суицидальные поступки.