Моральный вред кредитный договор

ВС РФ: с банка можно взыскать компенсацию морального вреда даже при наличии факта неосновательного обогащения

22 мая 2014 года Д. заключила с банком «В» договор кредитования. При его оформлении она также подписала заявление о присоединении к Программе страхования жизни и трудоспособности заемщиков кредитов и держателей кредитных карт в банке (далее – Программа страхования). 3 февраля 2015 года Д. подала в банк заявление об отказе от участия в Программе страхования, однако банк ей в этом отказал. Тогда Д. обратилась в суд с иском к банку о признании договора присоединения к Программе страхования расторгнутым с 3 февраля 2015 года и требовала в том числе взыскать в ее пользу компенсацию морального вреда в размере 10 тыс. руб. Суд удовлетворил заявленные требования частично: признал договор расторгнутым и, помимо прочего, взыскал с банка компенсацию морального вреда в размере 3 тыс. руб. (решение Октябрьского районного суда г. Иркутска от 4 октября 2016 г. по делу № 2-4432/2016). Условиями договора страхования предусмотрено его досрочное прекращение по желанию клиента, чем и воспользовалась Д., пояснил суд (ст. 309-310, ст. 450, ст. 1102 Гражданского кодекса). Однако апелляция, рассмотрев жалобу банка на вынесенное решение, акт нижестоящего суда отменила в части взыскания в пользу Д. морального вреда, сославшись на то, что нормы ГК РФ не предусматривают взыскание компенсации морального вреда в качестве ответственности при невозврате неосновательного обогащения, а Закон РФ от 7 февраля 1992 г. № 2300-1 «О защите прав потребителей» (далее – закон о защите прав потребителей) к таким правоотношениям не применяется (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от 16 мая 2017 г. по делу № 33-4626/2017).

Чтобы составить претензию о наличии в кредитном договоре условий, нарушающих права потребителей, воспользуйтесь «Конструктором правовых документов» в интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный доступ на 3 дня!

Не согласившись с этой позицией, Д. подала кассационную жалобу в Верховный Суд Российской Федерации и просила отменить апелляционное определение, оставив в силе решение районного суда.

Когда одной из сторон в обязательстве является гражданин, использующий, приобретающий, заказывающий либо имеющий намерение приобрести или заказать товары (работы, услуги) для личных бытовых нужд, такой гражданин пользуется правами стороны в обязательстве в соответствии с ГК РФ, а также правами, предоставленными потребителю законом о защите прав потребителей, напомнил Суд (ст. 9 Федерального закона от 26 января 1996 г. № 15-ФЗ «О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации»). При этом если отдельные виды отношений с участием потребителей регулируются и специальными законами, содержащими нормы гражданского права (например, договор участия в долевом строительстве, договор страхования, как личного, так и имущественного, договор банковского вклада, договор перевозки, договор энергоснабжения), то к отношениям, возникающим из таких договоров, закон о защите прав потребителей применяется в части, не урегулированной этими специальными законами (п. 2 постановления Пленума ВС РФ от 28 июня 2012 г. № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей»; далее – Постановление № 17). При отнесении споров к сфере регулирования закона о защите прав потребителей следует учитывать, что под финансовой услугой следует понимать услугу, оказываемую физическому лицу в связи с предоставлением, привлечением и (или) размещением денежных средств (предоставление кредитов (займов), открытие и ведение текущих и иных банковских счетов, привлечение банковских вкладов (депозитов), обслуживание банковских карт, ломбардные операции и т.п.) (подп. «д» п. 3 Постановления № 17).

С учетом этого ВС РФ сделал вывод, что, заключая договор банковского счета, гражданин становится потребителем финансовой услуги и, следовательно, такие правоотношения подпадают под действие как ГК РФ, так и закона о защите прав потребителей.

По общему правилу, банк не может списывать денежные средства со счета без соответствующего распоряжения клиента (п. 1-2 ст. 854 ГК РФ). Д. выразила желание досрочно расторгнуть договор страхования, что допускается в соответствии с его условиями, однако банк «В» продолжал списывать с ее банковского счета денежные средства в качестве платы за присоединение к Программе страхования. Моральный вред подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины, причем размер компенсации определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда (ст. 15 закона о защите прав потребителей). Для этого достаточно лишь установить факт нарушения прав потребителя (п. 45 Постановления № 17).

То обстоятельство, что незаконно удержанные банком денежные суммы были квалифицированы судами как неосновательное обогащение, подчеркнул Суд, не влияет на возможность применения к возникшим между Д. и банком правоотношениям закона о защите прав потребителей. Следовательно, поскольку банк нарушил права Д., осуществив списание денежных средств со счета помимо ее воли, оснований для отказа в удовлетворении требования о компенсации морального вреда не было.

В результате апелляционное определение было отменено, а в части взыскания в пользу Д. компенсации морального вреда было оставлено без изменения решение районного суда (определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 6 марта 2018 г. № 66-КГ17-15).

Потребитель или не потребитель: всегда ли гражданин может рассчитывать на компенсацию банком морального вреда?

Стоит отметить, что ключевым при решении вопроса о взыскании компенсации морального вреда в спорах между банком и гражданином является факт договорных отношений между ними.

Так, с января 2015 года Ц. стал получать уведомления от банка «А» с требованием погасить задолженность по кредиту. Однако кредитный договор он не оформлял. Ц. выяснил, что такой договор был заключен от его имени 12 октября 2014 года, а подпись – подделана. В связи с этим он обратился в общественную организацию по защите прав потребителей «К» (далее – Организация) с требованием разобраться в сложившейся ситуации. В ответ на запрос Организации банк сообщил, что провел проверку и установил факт оформления потребительского кредита на имя Ц. мошенническим путем, в связи с чем какие-либо требования к нему предъявляться не будут, а договор из национального бюро кредитных историй будет удален. Однако даже после этого сообщения письма банка с требованиями погасить несуществующую задолженность, звонки и СМС-сообщения продолжили поступать в адрес Ц. Кроме того, с целью приобретения недвижимого имущества он обратился в банк «У» с просьбой выдать ему кредит, однако 24 января 2015 года получил отказ, в связи с чем был вынужден уплатить по договору задаток. Отказ банка «У» гражданин связал с тем фактом, что он находится в списке должников банка «А».

С учетом этого Организация обратилась от имени Ц. в суд с иском, в котором просила признать кредитный договор с банком «А» незаключенным, исключить персональные данные Ц. из базы данных должников по кредиту, возместить убытки в виде уплаченного задатка в размере 450 тыс. руб., убытки, связанные с оказанием медицинской помощи в размере 10,65 тыс. руб., взыскать 2 млн руб. в счет компенсации морального вреда, штраф в размере 50% от взысканных сумм и возместить судебные расходы.

Сославшись на закон о защите прав потребителей, суд удовлетворил заявленные требования частично: признал кредитный договор незаключенным с исключением персональных данных Ц. из базы данных должников и взыскал с банка в пользу истца убытки в размере 460,65 тыс. руб., компенсацию морального вреда 500 тыс. руб., штраф за несоблюдение в добровольном порядке требований потребителя в размере 240,162 тыс. руб. и судебные расходы в сумме 71,2 тыс. руб. (решение Первомайского районного суда г. Краснодара от 1 июля 2015 г. по делу № 2-8174/2015). Банк обжаловал это решение, но апелляция оставила его в силе (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 10 сентября 2015 г. по делу № 33-21204/2015).

В результате представители банка направили кассационную жалобу в ВС РФ с требованием отменить акты нижестоящих судов как незаконные. И Суд нашел для этого основания.

По мнению ВС РФ, суды неправильно применили к данным правоотношениям закон о защите прав потребителей, поскольку требования Ц. были основаны на том, что ни в какие отношения с банком «А» по поводу получения кредита он не вступал и не намеревался вступать. Кредитный договор от его имени был заключен третьими лицами мошенническим путем (данный факт был установлен на основании заключения почерковедческой экспертизы).

Кроме того, вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред (ст. 1064 ГК РФ). При этом именно Ц. должен был доказать, что банк является лицом, в результате действий которого у него возник ущерб (п. 12 постановления Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой ГК РФ»). Однако Ц. не представил доказательств, подтверждающих, что причиной отказа в предоставлении ему кредита в банке «У» послужила именно информация о его задолженности перед банком «А», а нижестоящие суды не привели эти доказательства в своих актах (ч. 4 ст. 198 ГПК). Следовательно, отметил ВС РФ, не была установлена причинная связь между действиями банка и утратой истцом суммы задатка, уплаченного им третьему лицу.

Банк компенсирует моральный вред заемщику

Об интересном деле сообщает Октябрьский райсуд города Владимира. Гражданин Р. обратился в суд с иском к ОАО НБ «ТРАСТ» — потребовал признать незаконными действия банка при осуществлении обработки его персональных данных, передаче их в ООО «НСВ», ЗАО «Секвойя Кредит Консолидейшн», ООО «Коллекторское агентство «БИЗНЕСАКТИВ». Истец настаивал на взыскании с банка «ТРАСТ» компенсации морального вреда (сумму суд не уточняет).

В обосновании иска указывал, что между ним и ОАО НБ «ТРАСТ» был заключен кредитный договор на неотложные нужды. Выплата последнего платежа согласно графику платежей была в 2012 году. Однако заемщик погасил кредит в 2010 году, об этом он написал банку в заявлении о досрочном погашении кредита, закрытии счета, о запрете предоставления его персональных данных третьим лицам.

В 2012 году был суд по поводу условий кредитного договора — было вынесено решение о признании недействительными пунктов в части взимания комиссии за расчетное обслуживание, комиссии за зачисление кредитных средств. Судом также было вынесено решение о признании недействительным пункта договора о возложении обязанности по оплате страховой премии по полису добровольного страхования.

Сообщается, что после вынесения данных решений «ТРАСТ» не предоставил истцу новый график платежей с учетом признания недействительными ряда пунктов кредитного договора. Претензий по вопросу задолженности не направлял, в суд о взыскании задолженности не обращался. Гражданин Р. считает, что он исполнил свои обязательства перед банком в полном объеме.

Но с августа 2010 года в его адрес стали поступать звонки от коллекторских агентств с угрозами и требованиями погасить задолженность перед банком «ТРАСТ». В 2012 году банк передал в ООО «НСВ» его задолженность, и истец получил от ООО «НСВ» уведомление о том, что взыскание задолженности по договору с НБ «ТРАСТ» передано данному коллекторскому агентству.

С 2012 года ООО «НСВ» стал направлять заемщику СМС-сообщения и звонить. Телефонные звонки и СМСки он получал до конца августа 2013 года. А потом пришло письмо от ООО «Коллекторское агентство «БИЗНЕСАКТИВ» — где сообщалось, что долг «перекуплен» этой организацией. Однако, ни банк, ни ООО КА «БИЗНЕСАКТИВ» не уведомили истца о том, что ООО «Коллекторское агентство «БИЗНЕСАКТИВ» обрабатывает его персональные данные.

Однако, в это же время его персональные данные обрабатывались и ООО «НСВ» в интересах НБ «ТРАСТ». Владимирец считает, что банк, передав его персональные данные коллекторским агентствам, нарушил его права, предусмотренные ФЗ-152 «О персональных данных». Коллекторские агентства в перечень лиц, которые вправе получать от банков информацию, составляющую банковскую тайну, не входят.

Истец настаивал, что из-за этого он испытывал физические и нравственные страдания, не мог вести привычный образ жизни, был лишен возможности полноценно трудиться, не мог полноценно отдыхать, так как звонки происходили в выходные дни и в вечерние часы. После звонков у истца возникали боли в сердце. Его состояние негативно отражалось на взаимоотношениях с близкими. Обратившийся в суд гражданин Р. предоставил доказательства — за последние два года он трижды проходил лечение в кардиологическом отделении местной больницы.

Выслушав участников процесса, свидетелей, исследовав и изучив материалы дела, суд установил, что банк, передавая персональные данные заемщика Р. агентам: ЗАО «Секвойя Кредит Консолидейшн», ООО «НСВ» — с целью взыскания долгов по кредитному договору, нарушил права заемщика, поскольку из содержания заявления на получение кредита не усматривается волеизъявления Р. на передачу его персональных данных агентам с целью взыскания долга, указанное в заявлении согласие заемщика имеется на уступку банком права требования, а не на передачу его персональных данных агентам.

Действия банка по передаче персональных данных истца, по мнению суда, противоречат требованиям ст. 857 ГК РФ, ст. 26 Федерального закона «О банках и банковской деятельности». Суд пришел к выводу, что указанными действиями НБ «ТРАСТ» были нарушены права истца как потребителя, соответственно требования о взыскании компенсации морального вреда являются законными и обоснованными. Учитывая разумность и справедливость выдвинутых истцом требований, характер и объем причиненных ему нравственных страданий, суд определил сумму, которую банк должен выплатить истцу в качестве компенсации морального вреда. Конкретная сумма не указывается, но в релизе райсуда финансовые претензии гражданина Р. были обозначены тремя иксами, а присужденная сумма — двумя.

Данное решение районного суда банк пытался оспорить, однако апелляционным определением Судебной коллегии по гражданским делам Владимирского областного суда оно оставлено без изменения, апелляционная жалоба ОАО НБ «ТРАСТ» без удовлетворения. Решение суда вступило в законную силу.

Моральный вред от банка

Примет ли суд к рассмотрению иск. заявл. О причинении морального вреда от должника к банку если сделка была ничтожной по догору об ипотеке, а должник поздно начал обжаловать (срок 3 года) и дом ушёл на баланс банка? Спасибо!

Здравствуйте. Если срок исковой давности уже прошел, то необходимо подавать ходатайство о восстановлении пропущенного срока. В любом случае, если вы подадите любое заявление, судья его рассмотрит и примет решение: вернуть, приостановить или принять к производству. Если вернет или приостановит, вас уведомят об этом определением суда. И там вы узнаете причину приостановки или возврата, устраните недостатки и подадите заявление вновь.

Можно ли потребовать компенсацию морального вреда от банка. По звонкам и письмам из банка из-за просрочки по выплатам по кредиту моя жена получила психическое заболевание.

Это вам нужно для начала доказать, а звонить они могут так как есть долг

Могу ли я потребовать возмещения морального вреда от банка в следующей ситуации. Имею 2 кредита в одном банке, которые оплачиваю на один расчетный счет через банковскую карту, с одной датой платежа. Уведомила банк о своем желании осуществить частичное досрочное погашение по одному из кредитов. Банк принял уведомление, о чем имеется СМС. При этом по второму кредиту платежи должны были осуществляться в обычном режиме. Однако, вся сумма платежа была списана банком только по одному из кредитных договоров (по которому должно было быть частично досрочное погашение). По второму кредиту естественно образовалась задолженность, которую теперь банк требует оплатить и начисляет пени. В период всей этой ситуации я нахожусь уже второй месяц на больничном вследствие операции и оплатить незапланированный платеж мне крайне затруднительно. Обратилась в банк с претензией. Но банк будет рассматривать претензию 2 недели. Мне каждый день звонят сотрудники банка с требованиями оплатить долг, который и возник-то по их вине (невнимательность и халатность сотрудника банка). Я уже устала что-либо им объяснять и тратить свои нервы.

Добрый день, да Вы имеете право на выплату Компенсации морального вреда, но реально ее получить можно только через суд.

Да, вполне можете подать иск по компенсации морального вреда

На какую сумму денежной компенсации могу претендовать от банка который причинил моральный вред который вовремя не выплатил все денежные средства своевременно по кредитному договору.

2-3 тысячи рублей.

Хочу получить материальную и моральную компенсацию, за причиненный мне вред от банка. (перепутали личные данные и наложили арест на все счита, уже три месяца не могу ничего добиться) согласно какой статьи я могу это сделать?

Материальный ущерб регулируется ст. 15 ГК РФ, моральный вред 1099-1101 ГК РФ

Моральный вред кредитный договор

Дело № 2- 1101/2011 19 августа 2011 года

Именем Российской Федерации

Мировой судья судебного участка № 1 округа Варавино-Фактория г.Архангельска Белавина И.П.,

при секретаре Можаевой Е.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску к в лице Архангельского филиала о признании недействительными условий кредитного договора, взыскании денежной суммы, процентов за пользование чужими денежными средствами, компенсации морального вреда,

истец обратился к мировому судье с иском к в лице Архангельского филиала (далее по тексту Банк) о признании недействительными условий кредитного договора в части уплаты комиссии за организацию и администрирование кредитного процесса, а также в части взыскания неустойки за досрочное погашение кредита, взыскании денежных средств в размере 14400 рублей и 10000 рублей соответственно, процентов за пользование чужими денежными средствами в размере 5485,79 рублей, компенсации морального вреда в размере 2000 рублей. В обоснование указал, что между ним и Банком был заключен кредитный договор на сумму 1200000 рублей, по которому истец уплатил Банку единовременную комиссию за организацию и администрирование кредитного процесса в размере 14400 рублей Также договором была предусмотрена неустойка за досрочное погашение кредита в размере 2 %. Полагает, что указанные условия кредитного договора противоречат действующему законодательству и ущемляющими права истца как потребителя, поскольку действия Банка по организации и администрированию кредитного процесса не являются самостоятельной банковской услугой, в связи с чем, просит признать условия кредитного договора в указанной части недействительными и применить последствия недействительности сделки в виде возврата уплаченных денежных средств за сопровождение кредита. Руководствуясь ст. 15 Закона «О защите прав потребителей» просил взыскать компенсацию морального вреда в заявленном размере, проценты по ст. 395 ГК РФ.

Читайте так же:  Заявление в мифнс 15 на выписку

В судебном заседании истец поддержал исковые требования, просил иск удовлетворить в полном объеме.

Представитель истца в судебном заседании исковые требования поддержал в полном объеме.

Представитель ответчика , действующий на основании доверенности, в судебном заседании с исковыми требованиями не согласился в полном объеме, указал, что заключенный с истцом кредитный договор соответствует принципам свободы договора, предусмотренной действующим законодательством. Истец при заключении договора был ознакомлен с условиями взимания комиссии, подписывал договор добровольно. Комиссия за организацию и администрирование кредитного процесса, включает в себя: составление досье на Заемщика, подготовка документов, проверка клиента и другие услуги Банка.

Мировой судья, заслушав стороны, исследовав письменные материалы дела, оценив все в совокупности с нормами действующего законодательства, приходит к следующему.

По условиям кредитного договора , заключенного между Банком и , заемщику была предоставлена сумма кредита в размере 1200000 рублей, под 13,25 процентов годовых, с уплатой единовременной комиссии за организацию и администрирование кредитного процесса в размере 1,2 % процентов от суммы предоставленного кредита, что составило 14400 рублей.

В судебном заседании истец пояснил, что условия об уплате комиссии за организацию и администрирование кредитного процесса, предусмотренные в условиях предоставления физическим лица кредитов, а также в заявлении о предоставлении кредита, на основании которых был заключен кредитный договор, ущемляют права истца как потребителя, в связи с чем, просит признать их недействительными и применить последствия недействительности сделки в виде возврата уплаченных денежных сумм.

Пунктом 2.1.2.3.1, утвержденных Решением Комитета по установлению тарифов банковских услуг от , Тарифов предусмотрено, что за организацию кредитного процесса в соответствии с кредитным договором, заключаемым с физическим лицом в рамках программ ипотечного кредитования на приобретение недвижимости, а также под залог имеющейся в собственности недвижимости взимается комиссия в валюте кредита единовременно и уплачивается из собственных средств Клиента. Комиссия облагается НДС и указана с учетом НДС. Размер комиссии составляет 1,2 % от суммы кредита.

Стороной ответчика факт внесения суммы единовременной комиссии за организацию и администрирование кредитного процесса в размере 14400 рублей истцом, что составляет 1,2 % от суммы кредита в 1200000 рублей, не оспаривалось.

Согласно пояснениям представителя Банка в судебном заседании организация и администрирование кредитного процесса представляет собой банковскую услугу, которая включает в себя составление досье на Заемщика, подготовка документов, проверка клиента и другие услуги Банка.

В соответствии с п. 1 ст. 16 Закона РФ «О защите прав потребителей» условия договора, ущемляющие права потребителей по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами РФ в области защиты прав потребителей, признаются недействительными.

Положения п. 1 ст. 819 ГК РФ предусматривают, что по кредитному договору банк или иная кредитная организация обязуется предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее.

Статья 5 Федерального закона от 02 декабря 1990 года № 395-1 «О банках и банковской деятельности» предусматривает виды банковских операций, которые может совершать банк за вознаграждение, в качестве таковых организация и администрирование кредитного процесса не предусмотрено.

Таким образом, выдача кредита — это действие, направленное на исполнение обязанности банка в рамках кредитного договора. Взыскание с заемщика других удержаний, помимо процентов на сумму предоставленного кредита, действующим законодательством не предусмотрено.

Предоставление информации по кредиту, это обязанность Банка, который при заключении кредитного договора, как договора об оказании финансовых услуг обязан предоставить достоверную и полную информацию об оказываемой услуге в рамках ст. 10 закона «О защите прав потребителей».

Учитывая, что положение о взыскании суммы комиссии за организацию и администрирование кредитного процесса включено в условия заявления о предоставлении кредита, а также в Тарифы предоставления кредита, на иных условиях истец кредитный договор с Банком заключить не мог. Кроме того, как пояснил представитель Банка в судебном заседании, кредит мог быть выдан и без уплаты комиссии, однако, данная сумма в любом случае была бы списана с любого счета Клиента.

Следовательно, действия банка по взиманию комиссии за организацию и администрирование кредитного процесса, нельзя расценивать как самостоятельную банковскую услугу.

Таким образом, включение в договор условия о взимании с клиента платежа за организацию и администрирование кредитного процесса ущемляет установленные законом права потребителя, вследствие чего указанные положения договора нельзя признать законными.

В соответствии со ст. 168 ГК РФ сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

Поскольку в данном случае речь идет о недействительности условий кредитного договора в части взыскания комиссии за организацию и администрирование кредитного процесса, следовательно, исходя из положений ст. 180 ГК РФ мировой судья приходит к выводу о признании недействительными именно указанных условий кредитного договора (п. 2.9 Договора), поскольку недействительность части сделки не влечет за собой недействительности прочих ее частей, так как можно предположить, что сделка была бы совершена и без включения недействительной ее части.

При указанных обстоятельствах, в пользу истца подлежат взысканию с Банка в возврат денежные суммы, уплаченные им за организацию и администрирование кредитного процесса в размере 14400 рублей.

Истец просит взыскать с Банка проценты за пользование чужими денежными средствами в размере 3366 рублей за период с по , исходя из ставки рефинансирования 8,25 % годовых.

В соответствии со ст. 395 ГК РФ за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств. Размер процентов определяется существующей в месте жительства кредитора, а если кредитором является юридическое лицо, в месте его нахождения учетной ставкой банковского процента на день исполнения денежного обязательства или его соответствующей части. При взыскании долга в судебном порядке суд может удовлетворить требование кредитора, исходя из учетной ставки банковского процента на день предъявления иска или на день вынесения решения. Эти правила применяются, если иной размер процентов не установлен законом или договором.

Суд находит требование подлежащим удовлетворению в части в силу следующего.

Как установлено в судебном заседании истец обратился в Банк с претензией с требованием о возврате необоснованно уплаченных денежных средств за сопровождение кредита (дата получения Банком претензии), что сторонами в судебном заседании не оспаривалось, следовательно, проценты за пользование чужими денежными средствами подлежат взысканию с момента обращения с такой претензией, так как до этого момента потребитель соглашался с условиями кредитного договора, в том числе и по взиманию комиссии за сопровождение кредита.

Таким образом, в пользу истца надлежит взыскать проценты за пользование чужими денежными средствами за период с по за 116 дней в размере 382 рублей 80 копеек (14400 х 8,25 % х 116/360).

Истцом заявлены также требования о признании недействительным условий договора (п. 5.2.6 Договора) в части взыскания неустойки в размере 2 % за досрочное погашение кредита, что составляет 10000 рублей.

Как установлено в судебном заседании истец досрочно погасил часть кредита в сумме 500000 рублей и с его было списано Банком 10000 рублей, что не оспаривается стороной ответчика.

В соответствии с ч. 1 и 4 ст. 421 ГК РФ граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Условия договора определяются по усмотрению сторон

Мировой судья приходит к выводу о том, что договор между сторонами был заключен добровольно, истец знал об условиях кредитного договора в части взимания неустойки за досрочное погашение кредита.

Таким образом, в удовлетворении исковых требований истца в части признания недействительным условий договора (п. 5.2.6 Договора), взыскания неустойки в размере 10000 рублей и процентов за пользование чужими денежными средствами в сумме 2119,79 рублей надлежит отказать.

Истец просит также взыскать с ответчика в качестве компенсации морального вреда 2000 рублей, за нарушение его прав как потребителя, исходя из положений Закона РФ «О защите прав потребителей».

Статья 15 Закона РФ «О защите прав потребителей» предусматривает, что моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда. Компенсация морального вреда осуществляется независимо от возмещения имущественного вреда и понесенных потребителем убытков.

Учитывая обстоятельства дела, а также то, что в понятие морального вреда включаются те лишения, которые испытывает человек в результате нарушения его прав как потребителя, в том числе, при отказе ответчика удовлетворить его законные и обоснованные требования как потребителя в добровольном порядке (возвратить денежную сумму — комиссию уплаченную за организацию и администрирование кредитного процесса), потеря времени на ожидание исполнения обязательств, мировой судья полагает возможным удовлетворить требования истца, взыскав в его пользу с ответчика в счет денежной компенсации морального вреда 2000 рублей.

За нарушение прав потребителя изготовитель, (продавец, исполнитель) несет ответственность, предусмотренную законом или договором (часть 1 статьи 13 Закона).

В соответствии с пунктом 6 статьи 13 Закона РФ «О защите прав потребителей» при удовлетворении требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя, исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятьдесят процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя.

Сумма штрафа, подлежащая взысканию с ответчика за неисполнение обязанности потребителя в добровольном порядке требований потребителя будет составлять 8200 рублей (50 % от 14400 рублей, где 14400 рублей — сумма комиссии за сопровождение кредита и 2000 рублей компенсация морального вреда — 50 %), из которой 50 % подлежит взысканию в доход местного бюджета, что будет составлять 8200 рублей.

В соответствии со ст. 103 ГПК РФ, с ответчика в доход местного бюджета подлежит взысканию государственная пошлина в размере 791,31 рублей.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 194-199 Гражданско-процессуального кодекса Российской Федерации, мировой судья

исковые требования к в лице Архангельского филиала о признании недействительными условий кредитного договора, взыскании денежной суммы, процентов за пользование чужими денежными средствами, компенсации морального вреда удовлетворить в части.

Признать недействительными условия кредитного договора от п. 2.9, заключенного между и в части взыскания комиссии за организацию и администрирование кредитного договора.

Взыскать с открытого в лице Архангельского филиала в пользу денежные средства в размере 14400 рублей, проценты за пользование чужими денежными средствами в сумме 396 рублей, компенсацию морального вреда 2000 рублей, всего взыскать 16796 (шестнадцать тысяч семьсот девяносто шесть) рублей.

Взыскать с открытого в лице Архангельского филиала в доход местного бюджета штраф за неудовлетворение в добровольном порядке требований истца в размере 8200 (восемь тысяч двести) рублей.

Взыскать с открытого в лице Архангельского филиала в доход местного бюджета государственную пошлину в размере 791 (семьсот девяносто один) рубль 84 копейки.

В иске к в лице Архангельского филиала о признании недействительными условий кредитного договора в части взыскания неустойки за досрочное погашение кредита в сумме 10000 рублей и процентов за пользование чужими денежными средствами в сумме 5089 рублей 79 копеек — отказать.

Решение может быть обжаловано в Ломоносовский районный суд город Архангельска в течение 10 дней (со дня изготовления мотивированного решения) путем подачи апелляционной жалобы через мирового судью.

Мотивированное решение изготовлено 24 августа 2011 года.

Моральный вред кредитный договор

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Взыскание с банка морального вреда и штрафа за взимание комиссий

Про штрафы в пользу потребителя, взыскиваемые в размере 50% от присужденной судом в пользу потребителя суммы, реклмендуем следующие публикации:

Напомним только, что суды взыскивают с банков в пользу потребителей ничтожно малые суммы в счет компенсации морального вреда за незаконное взимание банковских комиссий.

Судебная практика в России в целом не особенно благосклонна к потребителям, а уж в отношениях с банками – тем более. Взыскание по 1000 рублей морального вреда, полагаю, не соответствует степени нравственных страданий потребителя.

А учитывая «срезание» банком еще и расходов на представителя потребителя в суде, можно прийти к выводу, что экономически слабой стороной, нуждающейся в дополнительной защите и поддержки со стороны суда является как раз банк, а не гражданин-потребитель.

Иногда размер морального вреда, взыскиваемый в пользу потребителя превышает 1000 рублей.

Из судебной практики

Например, по одному из дел, суд указал, что поскольку установлено нарушение ответчиком прав истицы как потребителя, и при этом истицей не представлено доказательств особенностей индивидуальных нравственных или физических страданий, то суд определяет размер компенсации морального вреда, подлежащего взысканию с ответчика в пользу истицы, в 3000 рублей, полагая данный размер соответствующим требованиям разумности и справедливости.

Также в соответствии со ч.6 ст.13 Закона РФ «О защите прав потребителя», предусматривающей взыскание судом за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятьдесят процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя, с ответчика в пользу Б. подлежит взысканию штраф в размере 2300 рублей, где 800 рублей — штраф от суммы неосновательного обогащения 1600 рублей и 1500 рублей — штраф от суммы компенсации морального вреда (Апелляционное определение Кызылского городского суда РТ от 31 августа 2012 года).

Вернуться к обзору судебной практики : Возврат банковских комиссий по кредитному договору, куда вошли следующие статьи:

Законность отдельных видов банковских комиссий:

Кассационное определение Пермского краевого суда от 12 марта 2012 г. по делу N 33-2260 (ключевые темы: кредитный договор — погашение кредита — компенсация морального вреда — стоимость заложенного имущества — комиссия за ведение ссудного счета)

Кассационное определение Пермского краевого суда
от 12 марта 2012 г. по делу N 33-2260

Судебная коллегия по гражданским делам Пермского краевого суда в составе:

Председательствующего Бузмаковой О.В.

и судей Петуховой Е.В., Опалевой Т.П.

при секретаре Торсуковой Т.Ф.

рассмотрев в открытом судебном заседании в г. Перми 12 марта 2012 года гражданское дело по кассационной жалобе ОАО «. «, по кассационной жалобе Деменевой О.В. на решение Ленинского районного суда г. Перми от 16 ноября 2011 года, которым постановлено:

исковые требования открытого акционерного общества «. » к Деменевой О.В. о взыскании задолженности по кредитному договору, обращении взыскания на заложенное имущество удовлетворить частично.

Взыскать с Деменевой О.В. в пользу открытого акционерного общества «. » задолженность по кредитному договору в сумме 148528 руб. 63 коп., из которых: 138759 руб. 94 коп. — задолженность по основному долгу, 9768 руб. 69 коп. — задолженность по процентам, расходы на оплату государственной пошлины в сумме 8170 руб. 57 коп.

Обратить взыскание на заложенное имущество автомобиль . цвет серый, дата выпуска, . номер двигателя . государственный номер . путем продажи с публичных торгов, установив начальную продажную стоимость в размере 385000 руб.

В удовлетворении остальной части иска отказать.

Встречные исковые требования Деменевой О.В. к открытому акционерному обществу «. » о признании условий кредитного договора недействительными, взыскании денежных средств, компенсации морального вреда удовлетворить частично.

Взыскать с открытого акционерного общества «. » в пользу Деменевой О.В. денежные средства в сумме 23315 руб. 16 коп., проценты за пользование чужими денежными средствами в сумме 5073 руб. 37 коп., компенсацию морального вреда в сумме 10000 руб.

В удовлетворении остальной части иска отказать.

Взыскать с открытого акционерного общества «. » в доход местного бюджета государственную пошлину в сумме 1 251 руб. 65 кои.

Изучив материалы дела, заслушав доклад судьи Петуховой Е.В., пояснения Деменевой О.В., судебная коллегия установила:

Открытое акционерное общество «. » (далее по тексту — Банк) обратилось в суд с иском к ответчику Деменевой О.В. о взыскании задолженности по кредитному договору с учетом уточненных исковых требований (л.д. 172) в сумме 292 537 руб. 90 коп., из которых: 260 294 руб. 03 коп. — сумма просроченной задолженности, 32 243 руб. 93 коп. — проценты за пользование кредитом. Истец также просил взыскать расходы на оплату государственной пошлины в размере 9 892 руб. 27 коп. Кроме того, истец просил обратить взыскание на предмет залога: автомобиль . дата выпуска, цвет серый, . номер двигателя . государственный регистрационный знак . принадлежащий ответчику, установив начальную продажную стоимость автомобиля в размере 385 000 руб. 00 коп., согласно оценочному отчету ООО «. » (л.д. 172).

Свои требования банк обосновал тем, что 30.12.2005 г. заключил с ответчиком кредитный договор N PRM-09/23-186 (PRM 00396 А/К), по условиям которого банк обязался предоставить заемщику денежные средства в размере 555 122 руб. на приобретение автомобиля . дата выпуска, а заемщик обязалась возвратить полученную денежную сумму до 30.12.2010 г. и уплатить проценты на нее. Банк свои обязательства но кредитному договору исполнил в полном объеме, перечислив ответчику денежные средства на основании распоряжения в сумме 555 122 руб. на счет N . открытый заемщику в филиале банка. Погашение кредита заемщиком должно осуществляться равными долями ежемесячно, в соответствии с графиком погашения. Размер процентов за пользование кредитом составляет 10% годовых. В случае нарушения срока погашения кредита и/или уплаты процентов заемщик обязался уплатить банку неустойку в размере 50% годовых от суммы просроченной задолженности за каждый день просрочки платежа. Кроме того, заемщик обязана застраховать за свой счет приобретенный автомобиль на кредитные средства, на срок действия кредитного договора плюс три месяца, при необходимости продлять срок действия договора страхования на новый срок и предоставлять банку документы, оформляемые при страховании. Ответчиком обязательства по договору были нарушены, а именно: ответчик неоднократно допускала просрочку по возврату основного долга и уплате процентов, в результате чего, образовалась задолженность по кредитному договору в вышеуказанном размере. Обязательства заемщика по договору обеспечены договором залога приобретенного автомобиля от 30.12.2005 г. Согласно п. 1.2 договора залога кредитор имеет право, в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения залогодателем своих обязательств по договору, получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества, в связи с чем, поскольку, в настоящее время задолженность Деменевой О.В. перед банком не погашена, истец просил обратить взыскание на заложенное имущество автомобиль . дата выпуска, цвет серый, . номер двигателя . установив первоначальную продажную стоимость данного имущества в сумме размере имеющейся задолженности.

Читайте так же:  Побои статья судебная практика

Представитель истца в судебном заседании на заявленных исковых требованиях настаивал в полном объеме, пояснил, что каких-либо платежей в счет погашения задолженности не поступало.

Ответчик Деменева О.В. исковые требования признала частично, обратилась в суд со встречным иском, в котором просила, с учетом неоднократных уточнений (л.д. 49-51, 102-104, 198-201), признать недействительными п.п. 5.4., 6.3. кредитного договора N 09/23-86 от 30.12.2005 г., взыскать с ОАО «. » в ее пользу денежные средства, уплаченные в счет погашения ежемесячной комиссии за период с 20.12.2007 г. по 20.11.2008 г., в размере 23315 руб. 16 коп., проценты за пользование чужими денежными средствами в сумме 5073 руб. 37 коп., компенсацию морального вреда в размере 50000 руб., указав в обоснование данных требований, что 30.12.2005 г. между нею и ОАО «. » заключен кредитный договор N 09/23-86 на сумму 555122 руб. Пунктом 6.3. договора предусмотрено, что заемщик обязуется уплатить комиссии в соответствии с договором и действующими тарифами банка. Ежемесячный платеж в соответствии с условиями кредитного договора составляет 13737 руб. 63 коп. (аннуитет), в том числе, сумма комиссии за ведение счета по оплате обязательств ежемесячно с 20.01.2006 г. по 07.10.2010 г. в размере 1942 руб. 93 коп. Всего за указанный период она оплатила комиссию в размере 79660 руб. 13 коп. Данные условия принимала как необходимые для заключения кредитного договора и не могла достоверно знать о законности данных условий договора, также не была поставлена в известность о том, что вправе рассчитывать на получение кредита без приобретения дополнительных услуг в виде указанной комиссии. Считала, что условия договоров о взимании с нее, как с физического лица — заемщика, комиссии за ведение банком счета N . ущемляет ее права потребителя по сравнению с правилами, установленными законом или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей. Условия кредитного договора об уплате ежемесячной комиссии в сумме 1 942 руб. 93 коп. ничтожны в силу гражданского законодательства. Полагала, что исходя из положений ст. 181 ГК РФ, вправе заявить требование о применении последствий недействительности ничтожных условий договора за 3 года, предшествующих обращению в суд, следовательно, учитывая, что встречное исковое заявлению ею подано в суд 16.12.2010 г., соответственно, просила суд взыскать с ответчика в ее пользу денежные средства, уплаченные в виде ежемесячной комиссии, с 16.12.2007 г. в общей сумме 23315 руб. 16 коп.

Кроме того, в соответствии со ст. 395 ГК РФ с ответчика подлежат взысканию проценты за пользование чужими денежными средствами в сумме 5073 руб. 37 коп.

Также, Деменевой О.В. заявлено требование о признании недействительным п. 5.4 кредитного договора, которым установлена очередность списания денежных средств в счет погашения обязательств по кредиту. Данная очередность, установленная банком противоречит положениям ст. 319 ГК РФ, согласно которой сумма произведенного платежа, недостаточная для исполнения денежного обязательства полностью, при отсутствии иного соглашения, погашает прежде всего издержки кредитора по получению исполнения, затем — проценты, а в оставшейся части — основную сумму долга. При этом под процентами, погашаемыми ранее основной суммы долга, понимаются проценты, подлежащие уплате по денежному обязательству по основаниям, не связанным с его нарушением. При таких обстоятельствах, расчет, представленный банком, является необоснованным, ее задолженность перед банком за период с 22.12.2008 г. по 16.11.2011 г. составляет 138759 руб. 94 коп. — сумма основного долга и 9768 руб. 69 коп. — задолженность по процентам. Требование, направленное в адрес банка о перерасчете задолженности в соответствии с действующим законодательством банк оставил без удовлетворения.

Незаконными действиями банка ей (истцу) причинен моральный вред. В соответствии со ст. 15 Закона «О защите прав потребителей» моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда. Компенсация морального вреда осуществляется независимо от возмещения имущественного вреда и понесенных потребителем убытков. Считает, что ей причинены нравственные страдания, выразившиеся в том, что у нее не было возможности отказаться от оплаты комиссии. Стандартная разработанная форма договора банком не давала возможности получить кредит без выражения согласия на выплату комиссии. Размер причиненного морального вреда истец по встречному иску оценила в 50 000 руб., полагала его разумным и справедливым.

Представитель истца встречные исковые требования не признал, подтвердил доводы, изложенные в возражениях на встречный иск, ранее представленные в суд (л.д. 89-92, 112-113), согласно которым, при заключении кредитного договора об условиях и порядке предоставления кредита заемщик была уведомлена еще до заключения договора. Кредитный договор оформлен в надлежащей письменной форме. Согласившись с его условиями, Деменева О.В. приняла на себя дополнительные обязательства, в частности, по оплате комиссий за организацию и обслуживание кредита. Условие о взимании комиссий отвечает принципу свободы договора, закрепленному в действующем законодательстве Российской Федерации. При заключении договора ответчик не была лишена права подробно ознакомиться с условиями договора, а также права отказаться от его заключения, обратившись в другую кредитную организацию. Кроме того, в период действия договора и исполнения его условий, в соответствии со статьей 428 ГК РФ, ответчик была вправе потребовать расторжения или изменения оспариваемого договора, в том числе и в судебном порядке. Однако, ни при заключении договора, пи в процессе его исполнения Деменева О.В. не воспользовалась своим правом на изменение, расторжение договора, согласившись со всеми вышеуказанными условиями, добровольно исполняла возложенные на нее обязательства по возврату кредита, уплате процентов за пользование кредитом, комиссии за организацию и сопровождению кредита. Согласно пункту 3 статьи 453 ГК РФ стороны не вправе требовать возвращения того, что было исполнено по обязательству до момента изменения или расторжения договора, если иное не установлено законом или соглашением сторон. Кроме того, представитель истца отметил, что Деменевой О.В. при подаче искового заявления о признании договора недействительным в части, взыскании уплаченной суммы комиссии, компенсации морального вреда пропущен срок исковой давности. В соответствии со ст. 196 и п. 1 ст. 181 ГК РФ общий срок исковой давности, а равно срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года. Течение срока, определенного периодом времени, начинается на следующий день после календарной даты или наступления события, которыми определено его начало ( статья 191 ГК РФ). Об обязанности уплаты комиссий банку Деменева О.В. знала с момента заключения договора, т.е. с 30.12.2005 г., что подтверждается подписью последней в договоре и графике платежей, следовательно, она имела возможность обратиться с данным иском в суд в течение действия срока исковой данности для данной категории дел. Срок для обращения в суд за защитой нарушенного права о признании кредитного договора недействительным истек 30.12.2008 г., в то время, как в суд с иском об оспаривании условий кредитного договора в части Деменева О.В. обратилась 16.12.2010 г. Доказательств уважительности причин пропуска установленного законом срока для обращения в суд с требованием о признании кредитного договора недействительным не предоставлено, поэтому, в удовлетворении встречных исковых требований представитель истца просил отказать.

Судом постановлено приведенное выше решение, об отмене которого просит в кассационной жалобе ОАО «. «, в кассационной жалобе — Деменева О.В., ссылаясь на то, что решение суда является незаконным и необоснованным.

В кассационной жалобе ОАО «. » приведен довод о том, что в решении отражено, что в возражениях на встречный иск Деменевой О.В. содержится заявление о пропуске истцом срока для обращения в суд с иском. Однако, суд нашел обоснованными доводы ответчика о применении последствий недействительности сделки, а именно взыскании с банка денежных средств, уплаченных в виде ежемесячной комиссии, с 16.12.2007 г. до момента ее обращения в суд с иском. Суд не учел, что ст. 196 ГК РФ предусматривает общий срок исковой давности в 3 года. Ссылаясь на ст. 199 , 181 ГК РФ, заявитель указывает на пропуск Деменевой О.В. срока исковой давности, поскольку она обратилась в суд 16.12.2010 г., тогда как исполнение сделки началось в день заключения сторонами кредитного договора, а именно 30 декабря 2005 г. С учетом пропуска истицей срока исковой давности для обращения в суд и при наличии заявления ответчика об истечении срока исковой давности, у суда имелись основания к вынесению решения об отказе в удовлетворении встречного иска. Указанная правовая позиция отражена в Определениях Конституционного суда РФ от 21.12.2006 г. N 576-О , от 27.01.2011 г. N 68-О-О . В решении суда нашли частично отражение доводы возражений Банка об истечении срока давности в части признания недействительными п. 5.4 и п. 6.3 кредитного договора о правомерности взимания комиссии Банком. Ссылаясь на ст. 421 ГК РФ, заявитель указал на то, что при заключении кредитного договора заемщик не был лишен права подробно ознакомиться с условиями кредитного договора, а также права отказаться от его заключения, обратившись в другую кредитную организацию. Также в период действия договора и исполнения его условий заемщик в соответствии со ст. 428 ГК РФ был вправе потребовать расторжения или изменения оспариваемого договора, в том числе в судебном порядке

Ссылаясь на п. 3 ст. 453 ГК РФ, заявитель указал, что стороны не вправе требовать возвращения того, что было исполнено ими по обязательству до момента изменения или расторжения договора, если иное не установлено законом или соглашением сторон. Указанная позиция отражена Верховным Судом РФ в определении N 80-В11-1 от 04.03.2011 г. В связи с изложенным считает неправомерными выводы суда о том, что комиссии взимались с Деменевой О.В. Банком незаконно.

Считает завышенной сумму компенсации морального вреда. Считает, что суд должен был критично оценить свидетельские показания. Суд не учел, что у Деменевой О.В. с Банком заключено 4 кредитных договора, по которым она не исполняет свои обязательства надлежащим образом. Указывает, что суд не исследовал, по какому именно из кредитных договоров ответчик понес нравственные страдания. Иных документов и доказательств, подтверждающих нервное расстройство ответчика, в суд представлено не было.

В кассационной жалобе Деменевой О.В. приведен довод о несогласии с решением суда в части обращения взыскания на заложенное имущество — принадлежащий ей автомобиль с установлением первоначальной продажной стоимости в 385 000 рублей.

Считает, что при определении первоначальной продажной стоимости автомобиля (заложенного имущества) следовало учесть рыночную стоимость объекта залога определенного в договоре о залоге, а также обсудить вопрос о возможности назначения судебной экспертизы, поскольку стоимость предмета залога в соответствии с условиями договора и стоимость согласно отчета на 17.05.2011 г. отличаются.

В обоснование этого довода заявительница ссылается на п. 2.8 договора залога N 09/23-86/1 от 30.12.2005 г., согласно которому общая оценочная стоимость автомобиля составляет 555122 рубля. Согласно п. 6.3.1 договора залога залогодатель поручает залогодержателю произвести продажу имущества в необходимом количестве по цене, сложившейся в момент продажи, но не менее предусмотренной п. 2.8 настоящего договора суммы оценки. Согласно п.п. «в» п. 6.3.2 договора залога начальная продажная цена заложенного имущества устанавливается равной оценке стоимости имущества, согласно п. 2.8 договора залога. Снижение цены осуществляется в соответствии с порядком публичных торгов, предусмотренных действующим законодательством.

Проверив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия не находит оснований для их удовлетворения.

Согласно ст.ст. 309 , 310 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями. Односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом.

В соответствии со ст. 819 ГК РФ по кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее.

К отношениям по кредитному договору применяются правила, предусмотренные для договора займа, если иное не предусмотрено правилами кредитного договора и не вытекает из его существа.

В соответствии со ст. 809 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором займа, заимодавец имеет право на получение с заемщика процентов на сумму займа в размерах и в порядке, определенных договором.

В силу ст.ст. 810 , 811 ГК РФ заемщик обязан возвратить заимодавцу полученную сумму займа в срок и в порядке, которые предусмотрены договором займа. Если договором займа предусмотрено возвращение займа по частям (в рассрочку), то при нарушении заемщиком срока, установленного для возврата очередной части займа, заимодавец вправе потребовать досрочного возврата всей оставшейся суммы займа вместе с причитающимися процентами. Пунктом 1 ст. 334 ГК РФ установлено, что в силу залога кредитор по обеспеченному залогом обязательству (залогодержатель) имеет право в случае неисполнения должником этого обязательства получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами лица, которому принадлежит это имущество (залогодателя), за изъятиями, установленными законом.

В силу ст. 348 ГК РФ, взыскание на заложенное имущество для удовлетворения требований залогодержателя (кредитора) может быть обращено в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения должником обеспеченного залогом обязательства по обстоятельствам, за которые он отвечает. В обращении взыскания на заложенное имущество может быть отказано, если допущенное должником нарушение обеспеченного залогом обязательства крайне незначительно и размер требований залогодержателя вследствие этого явно несоразмерен стоимости заложенного имущества.

При разрешении спора судом было установлено, что 30.12.2005 г. между банком и ответчиком (заемщиком) заключен кредитный договор N 09/23-86 (л.д. 14-17). Согласно п. 2.1 кредитного договора банк обязался предоставить заемщику денежные средства в размере 555122 руб. на срок до 30.12.2010 г. для приобретения автомобиля . дата выпуска, цвет серый, у ООО «. «.

Заемщик обязалась погасить кредит в полном объеме и уплатить начисленные на него проценты из расчета 10% годовых (п. 2.2 кредитного договора).

В соответствии с п. 5.1 договора заемщик осуществляет погашение кредита в срок до 30.12.2010 г., уплатив, при этом, банку комиссии в соответствии с настоящим договором и действующими тарифами (п. 6.3) — (л.д. 182). Погашение кредита осуществляется в соответствии с графиком погашения кредита (приложение N 1 к настоящему договору) путем безакцептного списания банком соответствующей суммы со счета заемщика, указанного в п. 2.4 договора, либо на основании распоряжения заемщика. В связи с чем, пунктом 6.1.10 договора на заемщика возложена обязанность, обеспечить наличие на счете, открытом для погашения кредита, денежных средств для ежемесячного погашения согласно графику погашения (приложение N 1 к настоящему договору). Погашение обязательств производится в следующей очередности: комиссии за досрочное погашение кредита, возмещение банковских расходов, комиссии, штраф за возникновение просроченной задолженности, неустойки (пени) просроченные проценты за кредит, просроченная задолженность по кредиту по основному долгу, срочные проценты за кредит, срочная задолженность по кредиту по основному долгу (п. 5.4 договора). В случае нарушения заемщиком сроков возврата кредита и/или уплаты процентов заемщик уплачивает банку неустойку (пеню) в размере 50% годовых от суммы просроченной задолженности по основному долгу за каждый день просрочки (п. 8.2).

При наличии оснований, предусмотренных разделом 12 договора, банк имеет право предъявить заемщику требование о досрочном исполнении обязательств по возврату кредита.

Обязательства заемщика по кредитному договору обеспечены договором о залоге N 09/23-86/1 от 30.12.2005 г. (л.д. 18-20).

Банк свои обязательства по предоставлению кредита в сумме 555 122 руб. по кредитному договору N 09/23-86 от 30.12.2005 г. исполнил в полном объеме, перечислив на расчетный счет N . открытый Деменевой О.В. в филиале банка, денежные средства в указанном размере, что подтверждается мемориальным ордером N 114709 от 30.12.2005 г. (л.д. 13).

Впоследствии данные денежные средства перечислены ООО «. » в качестве оплаты за автомобиль . дата выпуска, приобретенный Деменевой О.В. по договору купли-продажи от 24.12.2005 г. (л.д. 21-22) и полученный по акту приема-передачи транспортного средства от 08.01.2006 г. (л.д. 27).

Ответчик же свои обязательства по кредитному договору надлежащим образом не исполняла, неоднократно нарушала установленные сроки платежей, что подтверждается расчетом задолженности (л.д. 151-153, 173-176), а также клиентской выпиской (л.д. 155-167, 7184-197).

Указанные обстоятельства ответчиком не оспаривались.

С учетом изложенного, суд пришел к правильному выводу о необходимости удовлетворения требований Банка о взыскании с ответчика задолженности по кредитному договору.

Также суд правомерно признал обоснованными требования Банка об обращении взыскания на заложенное ответчиком имущество.

При этом суд учитывал, что в обеспечение исполнения обязательств по кредитному договору заемщик передала в залог ОАО «. » автомобиль . дата выпуска, цвет серый, . номер двигателя . государственный регистрационный знак . принадлежащий ответчику (л.д. 18-20). Предмет залога оценен сторонами в сумме 555122 руб. 00 коп. (п. 2.8 договора залога).

Читайте так же:  Как уплачивается налог на наследство

Оснований для отказа истцу в удовлетворении данного требования суд не усмотрел, так как нарушение ответчиком своих обязательств крайне незначительным не является, размер требований залогодержателя соразмерен стоимости заложенного имущества, составляет более 5%, нарушение сроков оплаты кредита носит систематический характер.

При определении начальной продажной стоимости заложенного имущества суд правомерно исходил из отчета об оценке N 459/11 по определению рыночной стоимости транспортного средства по состоянию на 10.05.2011 г., ООО «. и специалистов по оценке» 17.05.2011 г. (л.д. 117-140), представленному ответчиком (Деменевой О.В.), согласно которому, рыночная стоимость автомобиля . дата выпуска, составляет 385000 руб. Истец (Банк) указанный размер стоимости автомобиля не оспаривал, соглашался с ним (л.д. 211), в уточненном исковом заявлении Банк настаивал на определении первоначальной продажной стоимости заложенного имущества именно по указанной цене согласно вышеуказанного отчета об оценке (л.д. 172).

При этом не влечет отмену постановленного судом решения в указанной части довод кассационной жалобы Деменевой О.В. о том, что судом неправильно была определена первоначальная продажная стоимость предмета залога — принадлежащего ей автомобиля.

Согласно п. 10 ст. 28.1 Закона РФ «О залоге» начальная продажная цена заложенного движимого имущества в случаях обращения взыскания на движимое имущество в судебном порядке определяется решением суда.

Положения договора о залоге для определения начальной цены могут применяться в остальных случаях, то есть при внесудебном порядке обращения взыскания на предмет залога.

Судом при определении начальной продажной цены приняты во внимание доказательства, представленные Деменевой О.В., в том числе представленный ею отчет независимого оценщика — отчет об оценке N 459/11 по определению рыночной стоимости АМТС по состоянию на 10 мая 2011 г. ООО «. » от 17.05.2011 г. (л.д. 117-145).

В соответствии со ст. 12. Федерального закона N 135-ФЗ «Об оценочной деятельности в РФ» итоговая величина рыночной или иной стоимости объекта оценки, указанная в отчете, составленном по основаниям и в порядке, которые предусмотрены данным Федеральным законом, признается достоверной и рекомендуемой для целей совершения сделки с объектом оценки, если в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, или в судебном порядке не установлено иное. Сторонами о несоответствии величины оценки рыночной стоимости заложенного имущества на день вынесения решения об обращении на него взыскания не заявлялось.

Кроме того, судебная коллегия считает необходимым отметить, что само но себе установление судом начальной продажной цены заложенного имущества никоим образом не свидетельствует о нарушении прав и интересов сторон спора, поскольку реализация такого имущества осуществляется в соответствии со ст. 350 ГК РФ, ст. 28.1 Закона РФ «О залоге» на публичных торгах. Продажная цена имущества и, соответственно, объем прав кредитора и должника в отношении вырученных от продажи заложенного имущества сумм, определяется свободным волеизъявлением участников торгов.

Не влечет также отмену решения суда довод кассационной жалобы ОАО «. » о том, что с учетом пропуска истицей срока исковой давности для обращения в суд и при наличии заявления ответчика об истечении срока исковой давности, у суда имелись основания к вынесению решения об отказе в удовлетворении встречного иска Деменевой О.В. о признании недействительными п.п. 5.4, 6.3 кредитного договора N 09/23-86 от 30.12.2005 г. и взыскании с Банка в ее пользу денежных средств, уплаченных в счет погашения ежемесячной комиссии за период с 20.12.2007 г. по 20.11.2008 г. в размере 2331516 руб.

При разрешении спора суд обоснованно сделал вывод о том, что встречные исковые требования Деменевой О.В. в части признания недействительными п. 5.4 и п. 6.3. кредитного договора не подлежат удовлетворению в связи с истечением срока исковой давности, на применении которого настаивал истец (Банк).

При этом суд учитывал, что кредитный договор заключен между сторонами 30.12.2005 г., срок исковой давности по оспариванию его условий истек 30.12.2008 г. Доказательства уважительности причин пропуска обращения с иском в суд ответчик суду не представила.

Вместе с тем, суд правильно признал обоснованными доводы ответчика по первоначальному иску Деменевой О.В. о применении последствий недействительной сделки, а именно, о взыскании с банка денежных средств, уплаченных ею в виде ежемесячной комиссии, с 16.12.2007 г. до момента обращения ее с иском в суд, т.е. в пределах срока исковой давности (3 года), в общей сумме 23 315 руб. 16 коп.

Делая такой вывод, суд обоснованно учитывал, что согласно тарифному плану по представлению кредитов на приобретение новых автомобилей иностранного производства (л.д. 182-183), банк взимает с заемщика комиссию за ведение ссудного счета в размере 0,35% от суммы выданного кредита. Из графика платежей, являющегося приложением к кредитному договору, следовало, что сумма комиссии, уплачиваемая банку Деменевой О.В., составляла 1 942 руб. 93 коп. (л.д. 17).

Условие договора о взимании с заемщика комиссии за ведение ссудного счета противоречит действующему законодательству, а именно положениям п. 1 ст. 16 Закона «О защите прав потребителей», поскольку ущемляет права ответчика по сравнению с положениями, предусмотренными ст. 819 ГК РФ, согласно которым по кредитному договору банк обязуется предоставить денежные средства заемщику, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее. Действиями, которые обязан совершить банк для создания условий предоставления и погашения кредита (кредиторская обязанность банка), являются открытие и ведение ссудного счета, поскольку такой порядок учета ссудной задолженности предусмотрен специальным банковским законодательством, в частности, Положением о правилах ведения бухгалтерского учета в кредитных организациях, расположенных на территории Российской Федерации, утвержденным Центральным банком Российской Федерации от 05.12.2002 г. N 205-П. Счет по учету ссудной задолженности (ссудный счет) открывается для целей отражения задолженности заемщика банка по выданным ссудам и является способом бухгалтерского учета денежных средств, не предназначен для расчетных операций. Открытие балансового счета для учета ссудной задолженности является обязанностью кредитной организации на основании перечисленных выше нормативных актов Центрального банка Российской Федерации и пункта 14 статьи 4 Федерального закона от 10.07.2002 г. N 86-ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)», в соответствии с которой Банк России устанавливает правила бухгалтерского учета и отчетности для банковской системы Российской Федерации. Ссудные счета, как отметил Центральный банк Российской Федерации в Информационном письме от 29.08.2003 г. N 4, не являются банковскими счетами по смыслу Гражданского кодекса Российской Федерации ( ст. 851 ГК РФ), вышеназванных положений Банка России от 05.12.2002 г. N 205-П и от 31.08.1998 г. N 54-П , и используются для отражения в балансе банка образования и погашения ссудной задолженности, то есть операций по предоставлению заемщикам и возврату ими денежных средств (кредитов) в соответствии с заключенными кредитными договорами. Соответственно, ведение ссудного счета — обязанность банка не перед заемщиком, а перед Банком России, которая возникает в силу закона. Между тем, банком на ответчика незаконно возложена обязанность по уплате комиссии за ведение ссудного счета. Данными действиями банка ущемляются установленные Законом РФ «О защите прав потребителей» (п. 1 ст. 16) права ответчика, как потребителя. Включение банком в кредитный договор, заключенный с ответчиком (Деменевой О.В.), условий о взимании с заемщика комиссии за ведение ссудного счета противоречит действующему законодательству и является недействительным, а действия банка по взиманию указанной комиссии с ответчика являются незаконными, следовательно, банк получил денежные средства Деменевой О.В., уплаченные в счет погашения комиссии за ведение ссудного счета, путем неосновательного обогащения.

В пункте 32 совместного постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 N 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» разъяснено, что Гражданский кодекс Российской Федерации не исключает возможность предъявления исков о признании недействительной ничтожной сделки, споры по таким требованиям подлежат разрешению судом в общем порядке по заявлению любого заинтересованного лица. При этом следует учитывать, что такие требования могут быть предъявлены в суд в сроки, установленные пунктом 1 статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Истицей заявлены самостоятельные требования как по признанию недействительными п. 5.4., п. 6.3 кредитного договора, так и по применению последствий недействительности ничтожных сделок.

Суд пришел к правильному выводу о том, что действия банка по ведению ссудного счета нельзя квалифицировать как самостоятельную банковскую услугу. Указанный вид комиссии ни нормами ГК РФ, ни Законом РФ «О защите прав потребителей», ни другими федеральными законами и иными нормативными актами не предусмотрен.

Также является правильным вывод суда о противоречии закону, в частности положениям примененной судом ст. 319 ГК РФ, и положений п. 5.4. кредитного договора о порядке погашения обязательств.

В силу п. 1 ст. 16 Закона РФ «О защите прав потребителей» условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами РФ в области защиты прав потребителей, признаются недействительными.

Оспариваемым решением установлены обстоятельства, свидетельствующие о ничтожности п. 5.4., 6.3. кредитного договора ( ст. 168 Гражданского кодекса).

В соответствии с п. 1 ст. 166 Гражданского кодекса ничтожная сделка является недействительной независимо от признания ее таковой судом. В силу прямого указания законодателя в п. 1 ст. 16 Закона РФ «О защите прав потребителей» признание судом их недействительности не требуется.

Иное означало бы возможность придания юридической силы сделкам, совершенным в противоречии с действующим законодательством, только на основании истечения срока исковой давности, что противоречит основным началам гражданского законодательства .

Согласно п. 1 ст. 167 Гражданского кодекса недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью. Таким образом, отказ в удовлетворении иска о признании недействительными ничтожных условий кредитного договора в связи с истечением срока исковой давности не свидетельствует о невозможности удовлетворения исковых требований о применении последствий их недействительности, заявленных в соответствии с положениями п. 1 ст. 181 ГК РФ.

Не влияет на законность постановленного судом решения довод жалобы Банка о том, что при заключении кредитного договора заемщик не был лишен права подробно ознакомиться с условиями кредитного договора, а также права отказаться от его заключения, обратившись в другую кредитную организацию; в период действия договора и исполнения его условий заемщик в соответствии со ст. 428 ГК РФ был вправе потребовать расторжения или изменения оспариваемого договора, в том числе в судебном порядке.

При разрешении спора суд правомерно указал на то, что являются несостоятельными доводы представителя банка о том, что стороны в силу ст. 421 ГК РФ, свободны в заключении договора, в связи с чем, Деменева О.В., согласившись с условием о взимании с нее комиссии за ведение ссудного счета при заключении кредитного договора, не вправе требовать возврата денежных средств, поскольку в силу ч. 2 ст. 1102 ГК РФ, правила, предусмотренные настоящей главой, применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли, а согласно ст. 1103 ГК РФ, поскольку иное не установлено настоящим Кодексом, другими законами или иными правовыми актами и не вытекает из существа соответствующих отношений, правила, предусмотренные настоящей главой, подлежат применению также к требованиям о возврате исполненного по недействительной сделке.

Ссылаясь на п. 3 ст. 453 ГК РФ, заявитель указал, что стороны не вправе требовать возвращения того, что было исполнено ими по обязательству до момента изменения или расторжения договора, если иное не установлено законом или соглашением сторон.

Этот довод кассационной жалобы заявителя отмену решения не влечет, поскольку при разрешении спора суд на законных основаниях пришел к выводу о ничтожности кредитного договора N 09/23-86 от 30.12.2005 г., заключенного сторонами спора, в части пункта 6.3, предусматривающего уплату кредитору заемщиком комиссии в соответствии с настоящим договором и действующими тарифами банка, а именно в части уплаты комиссии за ведение ссудного счета в размере 0,35% от суммы выданного кредита (тарифный план по предоставлению кредитов на приобретение новых автомобилей иностранного производства — л.д. 182-183), применив статьи 166 — 168 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Из содержания ст.ст. 166 , 167 , 168 ГК РФ следует, что заключение вышеуказанного кредитного договора в оспариваемой части не повлекло возникновения являющейся предметом вышеизложенного пункта договора обязанности заемщика по уплате кредитору платежей за ведение ссудного счета, открытого заемщику.

В силу пункта 2 статьи 166 ГК РФ требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлено любым заинтересованным лицом. Суд вправе применить такие последствия по собственной инициативе.

Последствиями недействительности части сделки по внесению платежей в пользу кредитора заемщиком ( пункт 2 статьи 167 ГК РФ) является возврат заемщику Деменевой О.В. уплаченного кредитору (ОАО «. «) денежной суммы 2331516 рублей за период с 16.12.2007 г. по 16.12.2010 г., т.е. за последние 3 года, предшествующие обращению в суд с иском.

В связи с изложенным следует признать, что суд первой инстанции законно и обоснованно применил при рассмотрении дела положения пункта 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации, взыскав с кредитора — ОАО «. » в пользу Деменевой О.В. вышеуказанную сумму, как неосновательное обогащение.

Недействительность (ничтожность) кредитного договора в части установления платы (тарифа) за ведение ссудного счета является самостоятельным основанием, предусмотренным п.п. 1 ст. 1103 ГК РФ для возврата суммы, полученной ответчиком без установленных законом оснований. Возврат исполненного по недействительной части сделки не находится в правовой связи с существованием, изменением, прекращением обязательства, законность которого не оспаривается сторонами, поскольку в силу закона ничтожная часть сделки не влечет правовых последствий.

Не влечет отмену решения суда довод кассационной жалобы ОАО «. » о том, что является завышенной сумма компенсации морального вреда.

В соответствии со ст. 15 Закона «О защите прав потребителей», моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда.

Компенсация морального вреда осуществляется независимо от возмещения имущественного вреда и понесенных потребителем убытков.

Согласно ст. 151 ГК РФ если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

Поскольку при разрешении спора суд установил факт незаконного удержания с Деменевой О.В. ОАО «. » денежных средств в размере 23315 руб. 16 коп., то вывод суда о том, что подлежат удовлетворению требования Деменевой О.В. о взыскании в ее пользу компенсации морального вреда является правомерным, требованиям материального законодательства этот вывод не противоречит.

При определении размера компенсации морального вреда суд правильно учитывал характер и степень нравственных страданий Деменевой О.В., степень вины ОАО «. «, значительную длительность допущенного нарушения права. Суд также исходил из принципов разумности и справедливости. При этом, суд учитывал пояснения Деменевой О.В., согласно которым в связи с незаконным взиманием с нее комиссии за ведение ссудного счета она неоднократно обращалась в банк с предложением об обсуждении вопроса о перерасчете размера ее задолженности по кредитному договору, предлагала обсудить вопрос о заключении мирового соглашения, однако, несмотря на законность требований ответчика, банк игнорировал ее предложения, требовал погасить задолженность в соответствии со своим расчетом, в связи с чем, Деменева О.В. испытывала нравственные страдания, переживала, у нее нарушился сон, она плакала. Суд также принимал во внимание показания свидетеля Б., подтвердившей пояснения Деменевой О.В. Обстоятельства, установленные судом, ОАО «. » опровергнуты не были. Оценка судом собранных по делу доказательств соответствует требованиям ст. 67 ГПК РФ и доводами кассационной жалобы ОАО «. » не опровергается. Ссылаясь на незаконность решения и несоответствие выводов суда в указанной части материалам дела, истец по первоначальному иску, по существу, настаивает на переоценке представленных в материалы дела доказательств, однако, оснований для иной оценки представленных по делу доказательств, чем та, что дана судом первой инстанции, кассационная инстанция не усматривает.

Поскольку судом рассматривались правоотношения сторон в рамках заключенного между ними кредитного договора от 30.12.2005 г. N 09/23-86 (л.д. 14-17), то не может быть признан состоятельным довод кассационной жалобы ОАО «. » о том, что суд не исследовал, по какому именно из кредитных договоров ответчик понес нравственные страдания и не учел, что у Деменевой О.В. с Банком заключено 4 кредитных договора, по которым она не исполняет свои обязательства надлежащим образом.

При таких обстоятельствах судебная коллегия полагает, что судом первой инстанции были исследованы все юридически значимые по делу обстоятельства и дана надлежащая оценка собранным по делу доказательствам, в связи с чем решение суда первой инстанции является законным и отмене не подлежит.

Учитывая требования закона и установленные судом обстоятельства, суд правильно разрешил возникший спор, а доводы, изложенные в кассационных жалобах, являются необоснованными, направлены на иное толкование норм действующего законодательства, переоценку собранных по делу доказательств и не могут служить основанием для отмены решения суда.

Руководствуясь ст.ст. 193 , 361 ГПК РФ, судебная коллегия определила:

Решение Ленинского районного суда г. Перми от 16 ноября 2011 г. оставить без изменения, кассационную жалобу ОАО «. «, кассационную жалобу Деменевой О.В. на решение Ленинского районного суда г. Перми от 16 ноября 2011 г. — без удовлетворения.

Рубрики: Без рубрики