Латвия русские гражданство

Получить гражданство РФ станет еще проще

Россия еще больше смягчает условия получения гражданства для соотечественников и носителей русского языка ради того, чтобы способствовать их переселению на историческую Родину. Сейчас на рассмотрении Госдумы РФ находится законопроект об упрощенном порядке предоставления гражданства России бывшим гражданам СССР и их потомкам. Упрощение процедуры получения российских паспортов уже одобрил комитет по делам национальностей, сообщает программа Латвийского радио 4 «Домская площадь».

В России уже три года действует закон об упрощенном порядке получения российского гражданства бывшими гражданами СССР. Как напомнил в беседе с радиостанцией правозащитник и председатель комиссии по миграционной политике РФ Евгений Боров, принятию закона предшествовало президентское послание.

«Еще четыре года назад было послание президента с тем, чтобы упрощенный порядок приобретения российского гражданства установить тем, кто наиболее духовно, культурно, демографически близок к России. И вот на них он и направлен », — отметил Бобров.

Впрочем, на поверку оказалось, что закон не работает: на пути получения российского гражданства выстраивается непреодолимая цепь бюрократически преград. Даже при всем горячем желании, по существующей упрощенной схеме получить российский паспорт удалось совсем немногим бывшим соотечественникам. Цифры говорят сами за себя: из 200 тысяч запросов от украинцев на получение российского гражданства, по программе носителей русского языка его получили только 24 человека.

Как рассказал депутат от «Единой России» и разработчик поправок к закону о гражданстве Константин Затулин, он и другие законодатели именно поэтому и выступили с инициативой устранить изъяны правового регулирования.

«Мы не открываем никакой Америки в российском законодательстве. Принципиально вопрос о том, что соотечественникам, имевшим отношение к Советскому Союзу, к Российской Империи, надо на льготных условиях давать гражданство — политически был решен. Он не был решен с точки зрения технологии так, как нужно, и вот этом мы хотим исправить», — пояснил политик.

Главное предложение депутата Затулина — отказ от требования о предоставлении документа о выходе из гражданства другого государства. Действие прежнего паспорта не должно прекращаться до момента получения паспорта РФ. Таким образом, человек не окажется в правовом вакууме.

«Если человек собирается переехать в Россию и хочет отказаться от латвийского гражданства и получить российское, то он сначала должен отказаться от гражданства Латвии, и представить справку от латвийского государства, что он негражданин Латвии. Но Латвия, как и Эстония и Украина, не дают такой справки, требуя взамен справку от России, что она этих людей обязательно примет в гражданство. А поскольку Россия такой справки тоже не выдает, то человек зависает между небом и землей»,

В России не скрывают, что закон о гражданстве упрощается ради украинцев. Желающих — много, а получить гражданство они не могут.

Политолог Карлис Даукшт уверен, что решение упростить процедуру получения российского гражданства для бывших соотечественников было принято с учетом политических интересов России.

«Я думаю, это было принято в связи с событиями на границах России. Этот законопроект направлен на то, чтобы, может быть, более четко определить для некоторых категорий жителей их возможности, их привязку к каким-то, может быть, проектам в России, и поэтому здесь есть политическая подоплека, которая, наверное, более известна только российскому истеблишменту», — предположил политолог.

В свою очередь публицист и председатель европейского русского движения в Латвии Игорь Ватолин и вовсе предрекает крымский сценарий при раздаче всем желающим российского гражданства.

«Это то, что негражданам посулят, если они перейдут в гражданство РФ по облегченной схеме, просто написав заявление в российское посольство. Если за этим будут стоять реальные какие-то льготы, моральное одобрение первого лица, материальная поддержка, — я думаю, достаточно большое число нынешних неграждан этим могут воспользоваться. И тогда граждане России и защита их интересов — это вполне нормальный сюжет для вмешательства в дела соседнего государства», — сказал Ватолин.

Тем временем депутат и представитель комиссии по миграции и сплочению общества Андрей Юдин считает, что сегодня вопрос получения гражданства России для латвийцев неактуален.

«Россия суверенная страна и самостоятельно решает, и самостоятельно решает, кому давать гражданство и на каких условиях. Это право суверенного государства.

Если такая возможность появится у латвийских жителей, я не думаю, что многие будут пытаться ей воспользоваться. По той простой причине, что выбирая российское гражданство, эти люди потеряют латвийское. Много ли таких людей? Ну, не знаю, я думаю, что не очень много.

Те, кто хотят иметь только российское гражданство, могут его получить. Может быть, в отношении каких-то других стран это более актуально. Для Латвии я не думаю, что это вызовет какие-то серьезные последствия», — считает Юдин.

Впрочем, в самой России тоже пока нет единства в вопросе принятия поправок, упрощающих процедуру получения гражданства страны. Правозащитники, общество и законодатели выступают «за» — дескать, стране и экономике нужны новые люди. А вот силовики категорически выступают против. По словам директора Института политических исследований РФ Сергея Маркова, с учетом возросшей террористической угрозы с востока, один только тест на знание русского языка здесь не поможет.

«В российском обществе есть очень большое давление на власти, чтобы предоставить гражданство тем нашим, по большому счету, людям, которые в результате распада страны оказались в других независимых государствах. Большинство из них — этнические русские. Считается, что таким людям необходима поддержка, и их нужно привлекать в Россию. К тому же, у нас огромное территориальное пространство, очень мало населенное людьми. Поэтому логично людей туда пригласить, которые хотят уехать, но для этого надо получить полноценное гражданство. Так считает общество. А силовики считают, что к нам поедут не только русские из Прибалтики, сколько узбеки из Узбекистана, включая мафиозные группировки и террористов», — пояснил Марков.

Если поправки к закону будут поддержаны Государственной думой РФ, то вступят в силу уже в этом году.

Мнение: Многие неграждане Латвии сами не желают брать её гражданство

Политик, общественный деятель, координатор партии «Русский союз Латвии» в Даугавпилсе Евгений Дробот рассказал корреспонденту EADaily о причинах, по которых многие из ныне проживающих в стране свыше 220 тысяч неграждан не желают проходить натурализацию. По словам Дробота, люди не хотят брать гражданство Латвии как по политическим, так и по экономическим причинам.

Дробот пояснил: «Начну издалека. Я как сейчас помню — в 1989-м проходил „Форум народов Латвии“, в ходе которого были приняты прекрасные декларации: всем жителям Латвии пообещали после наступления независимости равные права и возможности. Но одно выступление прозвучало диссонансом: активист Барановский из Краславы заявил, что при нацистах в Латвии жилось лучше, чем при коммунистах. Когда зал на эту фразу взорвался аплодисментами, я ощутил сильное беспокойство. Тревожные признаки множились… В 1990-м я стал депутатом Верховного Совета Латвии вступил во фракцию партии „Равноправие“. Когда в том году 4 мая на голосование была вынесена декларация о государственной независимости Латвийской Республики, наша фракция вышла из зала. Мы не голосовали „против“, как нас потом обвиняли, мы просто устранились от участия в этом процессе. Просто мы понимали, что люди, которые пришли к власти, установят в государстве систему национального неравенства».

По его словам, негативные ожидания вполне оправдались. «Был принят закон о гражданстве Латвийской Республики, по которому оно присваивалось по принципу крови. То есть, если ты являешься потомком тех, кто жил в Латвии до начала советского периода в 40-м году, гражданство ты получаешь автоматически. Тем, кому не так повезло, раздали паспорта „чужих“ (alien) — их оказалось свыше 700 тысяч человек. Я лично родился в 46-м в Ленинградской области, а годом позже моих родителей отправили в Латвию — работать над восстановлением разрушенного войной народного хозяйства. То есть, в Латвии я живу уже без малого семьдесят два года. Окончил здесь школу, институт, трудился тут всю жизнь инженером на ныне уже не существующем Заводе химического волокна в Даугавпилсе. Даже во второй половине 90-х, когда в Латвии были узаконены так называемые „окна натурализации“, гражданство мне все равно „не светило“ — хотя, будь у меня эта возможность, я бы, наверное, прошел бы натурализацию. А все потому, что согласно нынешнему законодательству, на гражданство не имеют право претендовать шесть категорий жителей — в том числе бывшие члены КПСС, не вышедшие из рядов компартии до 15 января 1991 года. Но вот ведь какая ирония судьбы: вплоть до 93 года, уже будучи негражданином, я продолжал работать в Верховном Совете Латвии в качестве депутата! И лишь потом уже назначили досрочные выборы в парламент, участвовать в которых я не имел права. Мои же собственные дети не берут гражданство потому, что им обидно за отца»,

Евгений Дробот упомянул, что правозащитник Владимир Бузаев опубликовал исследование, в котором рассказывается об ограничениях, наложенных на неграждан Латвии по сравнению с гражданами. «Таковых ограничений насчитывается свыше восьмидесяти: политические, экономические, существует запрет на ряд профессий и т. д. Однако, процесс натурализации идет неспешными темпами. Во-первых, потому что наличие паспорта негражданина позволяет его обладателям свободно ездить в Россию без визы и легче там трудоустраиваться, чем гражданам Латвии. Есть еще и люди, которые не берут гражданства по моральным причинам. Русским жителям не нравятся, что в Латвии всячески ограничивают сферу применения их родного языка, искореняют русскоязычное образование — почему многие и не торопятся связывать себя с этим государством. Натурализационная процедура включает в себя экзамен по истории Латвии — а там нужно рассказать про советскую оккупацию. Далеко не каждый готов признать себя оккупантом или потомком оккупантов. Опять же, весьма сложный языковой экзамен, который не всякий старик осилит. Часто стимулом к тому, чтобы получить гражданство являются не патриотические побуждения, а причины чисто экономические. Так как при наличии паспорта негражданина процесс трудоустройства в других странах ЕС весьма нелегкий, многие брали и берут гражданство Латвии только для того, чтобы было удобнее из нее уехать — такой вот парадокс нашей жизни», — заключил общественный деятель.

Мамыкин: цель получения гражданства Латвии — свалить из страны

Латвия в очередной раз вспоминает печальную дату — 15 октября 1991 года был принят Закон о восстановлении прав граждан Латвийской Республики, согласно которому треть населения страны была лишена гражданства. За прошедшие 27 лет институт негражданства так и не ликвидирован: негражданами сегодня остаются около 250 тысяч человек — 11% населения Латвии. О том, в каком положении находятся сегодня неграждане и что делать с проблемой массового безгражданства в Латвии, RuBaltic.Ru рассказал депутат Европейского парламента от партии «Русский союз Латвии» Андрей МАМЫКИН.

Читайте так же:  Как рассчитать налог по патенту в казахстане

— Г-н Мамыкин, согласны ли Вы с той точкой зрения, что проблема неграждан фактически закрыта, потому что все уже привыкли и смирились с существованием в Латвии и Эстонии института негражданства?

— Когда в Великую Отечественную войну евреев в лагерях смерти нацисты вели в газовые камеры, многие из них, наверное, тоже смирялись со смертью. Но это не значит, что если бы им даровали жизнь, они бы от нее отказались. Образ, конечно, очень суровый, некоторые скажут, что я передергиваю. Но я хочу сделать именно такое сравнение.

Я точно знаю, что смирилась моя бабушка, потому что она умерла 9 дней назад негражданкой. Вот она смирилась, но если бы ей дали гражданство, она была бы активной гражданкой Латвии, участвовала бы в выборах. Она уже не могла ходить, у нее болели ноги, но она все равно голосовала бы на дому. И так было бы с любым негражданином.

Второй момент. Натурализация — это примерно тысяча новых граждан в год. То есть для того, чтобы лишить проблему негражданства в Латвии, нужно 230 лет. Понятно, что большинство людей умрет, как моя бабушка или дед, который тоже умер негражданином, а не натурализуется.

Третье: неграждане продолжают рождаться в тех семьях, где и папа — негражданин, и мама — негражданка; Латвия продолжает воспроизводить неграждан спустя почти треть века после объявления независимости.

Это замкнутый круг. Это, в первую очередь, вопрос отношения государства к своим налогоплательщикам. Поэтому, отвечая на Ваш вопрос, — нет, не смирились.

— В таком случае, почему эта тема почти исчезла из информационного поля? Почему она практически не обсуждалась на недавних выборах в Сейм?

— Потому что в Латвии есть два типа партий. Один тип устраивает система этнического голосования и отторжения инородцев (нелатышей) от политического процесса. К этому типу принадлежат все партии Сейма, включая «Согласие».

Из серьезных партий второго типа, выступающих за равноправие всех жителей Латвии, сегодня остался только «Русский союз Латвии». И эта партия тему неграждан на выборах поднимала.

Партия «Согласие», которая продолжает выезжать на голосах нелатышских избирателей, в том числе натурализованных избирателей, в защиту неграждан на этих выборах даже формально слова не сказала. С чего начался мой конфликт с этой партией?

Два года назад был прямой запрет господина Ушакова подписывать петицию в защиту неграждан Латвии.

Эту петицию не подписал ни один член партии «Согласие», за исключением бывшего депутата латвийского Сейма Сергея Потапкина и депутата Рижской думы Игоря Кузьмука. Все остальные, а это многие тысячи человек в стройных рядах партии «Согласие», о которых она с гордостью рапортует, не подписали, потому что был прямой запрет Ушакова. Больше того, они потом в узком кругу еще и осудили нашу с Татьяной Жданок и Яной Тоом петицию, хотя она собрала 22 тысячи подписей.

— Как сложилась судьба этой петиции? Будет ли она рассматриваться в Европарламенте?

— Тема неграждан никуда не исчезла и из Европарламента. Туда поступает примерно 12 тысяч петиций в год, а слушания по петициям устраиваются два, три, иногда четыре раза в год в комитете по петициям. Петиция по негражданам привела даже к двум слушаниям. Одно было в июне прошлого года, второе — в феврале этого.

Там была очень жесткая, недипломатичная рекомендация правительствам Латвии и Эстонии: кардинально решить вопрос негражданства.

Такие письма, откровенно резкие по стилю и содержанию, Европарламент нечасто пишет.

Я понимаю «народную политологию», когда результат видится так: завтра с утра проснулся и нащупал в кармане паспорт гражданина. Если бы директором был, я бы так и сделал. Но в Европейском парламенте мы использовали все механизмы по продвижению этой петиции.

После нее мы подали петицию, касающуюся права на свободное передвижение для неграждан, права на работу для них в странах Евросоюза. Татьяна Жданок добилась свободы передвижения для неграждан в туристических целях; теперь мы с Яной Тоом подали петицию о праве работы в ЕС для неграждан Латвии и Эстонии наравне с гражданами. Сейчас идет большая борьба за эту петицию в комитете по петициям.

У нас с Мирославом Митрофановым есть мечта — подать к столетию Латвии 100 петиций по негражданам. До конца года мы это сделаем!

— Вы лично столкнулись с лишением гражданства в 1991 году? Вы были негражданином?

— Да, я был негражданином, это было безумно обидно. Сначала я не мог получить квадратную печать в советском паспорте — она давала постоянный вид на жительство в Латвии. Тогда, в 1993 году, регистраторы населения «замордовали» меня, всю мою семью, покойных дедушку с бабушкой какими-то справками, бумагами. Где вы работали, есть ли у вас годы стажа; блин, какие годы стажа, мне в 1993 году было 17 лет, я еще был несовершеннолетним!

Получили мы в конце концов этот квадратный штамп в советский паспорт — потом долго не могли получить паспорта неграждан. Их ввели только к 1997 году и очень мало выдавали. Получить эти желтые, а потом фиолетовые паспорта было сложно, была создана большая коррупционная схема по их выдаче. Сперва они были неправильно напечатаны, потом их производство отдали какой-то «левой» канадской фирме — огромное количество латышского правящего истеблишмента «наварилось» на этих фиолетовых паспортах.

С 1995 года для неграждан открылись «окна натурализации». По этим «окнам» я мог получить гражданство Латвии то ли в 2012-м, то ли в 2015-м году. Но под сильным давлением западных стран — США и Германии, в первую очередь, — власти Латвии вынуждены были провести референдум, и на референдуме 1998 года с перевесом в полпроцента голосов эти «окна натурализации» отменили, и я пошел и натурализовался.

У меня лично не было никаких трудностей с латышским языком: я на нем говорил лучше, чем иной латыш. Надо написать их версию истории на экзамене по истории — так и быть, напишу.

Но мне было безумно неприятно, когда спустя несколько недель после экзаменов я позвонил в комитет по натурализации узнать, что там с моей заявкой на гражданство, и мне ответили: мы вас проверяем по «мешкам КГБ». Я говорю: вы там что, охренели, что ли! Мне 15 лет было, когда Советский Союз развалился. Не вербовал КГБ школьников, незачем ему было. Они мне: все понимаем, но такой закон.

Было от всего этого отвратительное ощущение, что копаются в моем личном белье и получают от этого удовольствие.

Потом еще по какой-то картотеке проверяли, не был ли я держателем конспиративной квартиры, не участвовал ли в подавлении диссидентства. Я им опять: не мог я в детском саду быть держателем конспиративной квартиры и преследовать диссидентов. И они мне снова: таковы нормы закона.

Наконец, проверили они меня по всем картотекам, пригласили меня и других натурализантов на торжественную церемонию получения гражданства Латвийской Республики в Управление по натурализации. Это был такой конвейер по производству новых граждан. Они там флаги, венки развешивали. Свечки зажигали.

Я прочитал текст клятвы: «Не жалея своей жизни, бороться за независимость Латвии, если надо — отдать и жизнь». Потом на эту строчку подали жалобу в Конституционный суд, и ее убрали, но в 2000 году, когда я получал гражданство, был именно такой текст. Мало кто из латышей — граждан от рождения — способен сказать такое, не то что подписать. А я это еще и прочел. С выражением. Смотрю, у тетки-регистраторши слезы текут. Так начала всхлипывать, что свечку задула.

А мне в тот момент было смешно. Когда проверяли по «мешкам КГБ», было неприятно, а когда клятву читал, было смешно. Клятва юного пионера рядом с этим отдыхает.

Я, на самом деле, еще долго могу делиться воспоминаниями. Это фантасмагория, но в то же время обыденность. Сотни тысяч русских в Латвии через то же прошли.

— Да, но основная их часть прошла через процедуру получения гражданства примерно в те же годы, что и Вы. Почему сейчас процесс натурализации в Латвии почти остановился?

— Пик пришелся на 2000 год, когда натурализовался я. Тогда вместе со мной натурализовались 14 тысяч человек. До этого динамика была растущей, после 2000 года — падающей.

В то время самым привлекательным в латвийском паспорте было получение возможности свободно перемещаться по Европейскому экономическому пространству.

До сих пор для граждан Латвии свобода перемещения по миру означает в десятки раз больше безвизовых стран, чем для неграждан.

Второй аспект, менее важный, чем первый, состоял в возможности идти голосовать. Для меня, например, это было важно. Мне это гражданство было нужно не для того, чтобы уехать работать в Германию, а чтобы идти голосовать. Потому что, черт возьми, это моя страна! И я хочу, чтобы пришли к власти политики, которые не будут топтаться по дате 9 мая, на ранах моего деда — ветерана войны. Которые не будут издеваться над моим родным русским языком, и так далее, и так далее.

Для меня все это было важнее даже, чем возможность ездить по миру. Поэтому я сплюнул, перекрестился и пошел читать клятвы плачущим теткам. Таких, как я, было много, но это люди, которым сейчас пятый десяток лет, и они все уже уехали за границу.

И еще одна причина, по которой натурализация заглохла. Была такая Эйжения Алдермане — сейчас она депутат Рижской думы от коалиционной с «Согласием» партии «Честь служить Риге», а с 1995 по 2009 год была директором Управления по натурализации. Она просто порядочный человек. Она построила работу управления так, что люди хотели идти натурализоваться, даже если нормы закона были крайне неприятны.

Потом Алдермане сняли, Управление по натурализации закрыли, и сейчас вопросами гражданства занимается Управление по делам гражданства и миграции МВД. Это бывший Департамент гражданства и иммиграции, который занимался высылками, депортациями и тому подобным в отношении тех, у кого в начале 1990-х была круглая советская печать в паспорте.

Это такие люди, что дай им завтра команду расстреливать евреев, они с комсомольским запалом станут ее выполнять.

Конечно, если это будет соответствовать нормам закона, если это будет считаться правильным и необходимым. Но если будет, то расстреляют всех с задором и энтузиазмом.

Эти люди абсолютно уверены, что они, заваливая сейчас в комиссиях претендентов на получение гражданства, поступают законно, правильно и в интересах государства.

Я и из других источников сейчас получаю в свой офис евродепутата очень много сигналов о том, что сдать экзамен на гражданство стало намного сложнее: придираются буквально к каждому документу.

Читайте так же:  Старший по подъезду льготы в москве

Требования закона тоже изменились, и тоже в худшую сторону. Например, нужно не просто указать, что ты 5 лет прожил на территории Латвии, а доказать, что у тебя есть средства. В свое время я приносил из банка выписку со счета, на котором лежало 5 латов, и этого было достаточно, потому что это была простая формальность. Сейчас нужно еще доказывать легальность имеющихся средств.

Если женщина-негражданка работала уборщицей и получала зарплату в конверте, то это нелегальные средства, и она права на гражданство не имеет. А именно такой заработок в Латвии характерен для женщин предпенсионного и пенсионного возрастов.

Медсестричка, работавшая в советские годы в ведомственной поликлинике КГБ, не имеет права получить гражданство. Медсестричка! И таких историй много.

Поэтому те девятьсот, тысяча, тысяча сто человек, которые в год получают гражданство, к латвийскому паспорту сразу покупают билет в один конец: у них цель — получить этот проклятый паспорт, сесть в самолет и забыть как страшный сон эту вонючую Латвию.

И, насколько я могу судить по фрагментам социологических исследований за последние 5–7 лет, те, кто уезжает, не голосуют в стране проживания на выборах в Латвии. Не приходят на избирательные участки в посольства. Они хотят забыть эту страну, она для них — отрезанный ломоть. И это — самое страшное.

Русские «неграждане» ими и останутся. Из принципа

МОСКВА, 19 авг — РИА Новости, Константин Севастьянов. Двести двадцать восемь тысяч русскоговорящих жителей Латвии не имеют паспортов этого государства, и многие не намерены ими обзаводиться. Статус «неграждан» их обижает, экзамен на знание латышского языка они считают слишком трудным, официальную версию о периоде «советской оккупации» признавать не хотят. В разговоре с РИА Новости педагог, общественный деятель и музыкант рассказали о том, почему они уже тридцать лет «неграждане».

Обида на государство

«Лично я принадлежу к числу так называемых принципиальных неграждан», — говорит руководитель образовательного центра «Эксперимент» в Риге Бронислав Зельцерман.

Движение за выход из СССР, набравшее в республике силу в конце 1980-х, поддержали многие представители русскоязычной интеллигенции. Они надеялись, что независимость даст свободу убеждений, творчества и перемещений. «Именно это будущие «отцы независимости» из Народного фронта Латвии и обещали — что мы, живущие здесь представители разных национальностей, будем свободны и равноправны в нашем общем доме. Мол, мы строим демократическое государство, все получат гражданство, смогут свободно пользоваться родным языком. Мы обещаниям поверили», — вспоминает Зельцерман.

Кроме того, многим русскоязычным латвийцам тогда казалось, что небольшую страну привести к процветанию легче, чем огромную державу. Поэтому за отделение от Советского Союза голосовали не только латыши, но и часть русскоязычного населения.

И вот свершилось — Латвия обрела независимость. Однако деятели из бывшего Народного фронта, оказавшись у власти, резко сменили пластинку. Треть населения разом превратили в «неграждан», а русский язык стали последовательно вытеснять из официальной сферы, делового общения, образования.

«Мне отказали в гражданстве, потому что я родился за пределами Латвии. Хотя я многие годы трудился на благо латвийской образовательной системы, внедрял передовые педагогические программы. И все равно меня фактически превратили в человека второго сорта, — возмущается Зельцерман.

И даже когда появилась возможность получить гражданство, сдав натурализационные экзамены, он ею не воспользовался. Объясняет так: «Сдавать экзамены для получения того, что и так обещали, — это неуважение к самому себе». И он по сей день «негражданин». Впрочем, супруга и сын Бронислава получили паспорта.

Не подходит под требования

«Как сейчас помню — в 1989-м проходил «Форум народов Латвии». Одно выступление прозвучало диссонансом: активист Барановский из Краславы заявил, что при нацистах в Латвии жилось лучше, чем при коммунистах. Зал взорвался аплодисментами, а я испытал сильное беспокойство», — рассказывает политик, общественный деятель Евгений Дробот.

Не прошло и двух лет, как дурные предчувствия оправдались: был принят закон о гражданстве. Потомкам тех, кто жил в Латвии до начала советского периода в 1940 году, паспорта выдавали автоматически. Дробот родился в 1946-м в Ленинградской области, но уже в 1947 году его родителей отправили в Латвию — восстанавливать разрушенное войной народное хозяйство. Там он вырос, получил образование, трудился инженером на ныне уже не существующем заводе химического волокна в Даугавпилсе. Но это не аргумент для признания его гражданином Латвии.

Даже во второй половине 1990-х, когда в стране действовали так называемые окна натурализации, гражданство Дроботу все равно не светило как бывшему члену КПСС, не вышедшему из рядов Компартии до 15 января 1991 года.

Еще один неприятный фактор: на экзамене по истории Латвии нужно рассказывать о «советской оккупации». «Далеко не каждый готов признать себя оккупантом или потомком оккупантов. Опять же, весьма сложен языковой экзамен, не всякому старику под силу», — отмечает Дробот. В итоге даже его собственные дети не оформляют гражданство — им обидно за отца.

«Дадут гражданство без всяких условий — возьму»

Практически всю жизнь прожил в Латвии и музыкант Андрей Яхимович. В 1980-х здесь были популярны его группы «Поезд ушел» и «Цемент». «В СССР нашему брату, рок-музыканту, жилось не слишком-то легко — за нами присматривали органы как за неблагонадежными, мы исполняли «идеологически неправильную» музыку. Я искренне верил, что восстановленная Латвийская Республика станет свободной страной, общим домом для всех», — вспоминает Яхимович.

В гражданстве Латвии отказать: несогласие с властью выражайте в статусе негражданина

РИГА, 1 ноя — Sputnik, Андрей Солопенко. Статья 10 латвийского закона о гражданстве указывает, что лицо, по его просьбе, может быть принято в гражданство Латвии в порядке натурализации. Однако так ли это на самом деле, и могут ли все желающие, которые соответствуют требованиям данного закона, получить заветный паспорт, успешно пройдя процедуру натурализации?

Статья 11 поясняет, кто не имеет права на натурализацию. Претендовать на гражданство запрещено лицам, действовавшим после 13 января 1991 года против Латвийской Республики в составе КПСС, Интерфронте и некоторых других массовых оппозиционных организаций, а также осужденным к лишению свободы на срок более одного года за совершение умышленного преступления и сотрудникам КГБ или работникам служб безопасности других государств.

Кроме того, гражданами Латвии не могут стать лица, распространявшие после 4 мая 1990 года идеи фашизма, шовинизма, национал-социализма, коммунизма, разжигавшие национальную, расовую ненависть или нетерпимость или действовавшие антиконституционными методами против независимости, демократического парламентского устройства или государственной власти Латвии, если это установлено приговором суда.

В статье 12 указано, что натурализоваться могут лица, прожившие в стране минимум пять лет, знающие латышский язык, основы латвийской Конституции, истории и культуры, текст государственного гимна, а также имеющие легальный источник доходов.

Но, что интересно, даже если человек успешно сдаст все экзамены, необходимые для натурализации, это не значит, что ему гарантировано получение латвийского гражданства. Вполне может быть, что в итоге его ему ничего не дадут. И подобная практика в Латвии имела место.

В гражданстве отказать

В ноябре 2004 года партия ЗаПЧЕЛ выдвинула кандидатом в мэры Риги на муниципальных выборах 2005 года политтехнолога, активиста Штаба защиты русских школ и помощника депутата Европарламента Татьяны Жданок Юрия Петропавловского. Правда, на момент выдвижения Петропавловский являлся негражданином Латвии. Но еще в декабре 2003 года он подал заявление на натурализацию, успешно сдал все экзамены и со дня на день ожидал предоставления ему латвийского гражданства.

Однако события стали развиваться по другому сценарию. Через несколько дней после своего официального выдвижения, решение о принятии Петропавловского в гражданство Латвии, подготовленное Управлением по делам гражданства и миграции Латвии (УДГМ) и подтвержденное Полицией безопасности, что он отвечает нормам закона о гражданстве, было отклонено правительством страны. Кабмин указал, что Петропавловский «нелоялен государству», а значит, не может быть гражданином.

Сам Петропавловский считает, что правящая элита его просто боялась, и признает, что предполагал такое развитие событий. Он рассказал, что с начала натурализации целый год его проверяли все возможные инстанции, в том числе и Служба госдоходов.

«Тогда совершенно случайно моя декларация о доходах оказалась в числе проверяемых. И когда было решение о выдвижении меня в мэры Риги, Татьяна Жданок сказала, что теперь мне обязательно дадут гражданство, а я ответил, что теперь мне его обязательно не дадут. Моя попытка натурализации — это был тест на вшивость нашей элиты, который она не прошла», — пояснил Петропавловский.

Он также заметил, что экзамены для него не составили труда, поскольку он учился на латышском и это его второй язык, который не пришлось даже сдавать. Проблемой стала Рижская дума, которая попросту испугалась, что Петропавловский может ее возглавить.

«Меня очень многие боялись, ведь Рижская дума всегда была клондайком коррупции, из-за чего кабмин в страхе и под давлением латышской прессы, по предложению тогдашнего министра интеграции Нилса Муйжниекса, решил отказать мне в предоставлении гражданства», — поделился Петропавловский.

Естественно, он пытался оспорить это решение в суде. Однако все латвийские инстанции, в том числе и Сенат Верховного суда, посчитали, что решение правительства обжалованию не подлежит.

В поиске правды Петропавловский дошел до Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), который в 2008 году принял жалобу к рассмотрению, но через семь лет ее отклонил, не найдя никаких нарушений.

Аргументация ЕСПЧ заключалась в том, что демократическое государство имеет право требовать от лица, желающего получить гражданство, быть лояльным к государству, и в частности к конституционным принципам, на которых оно основано. Говоря о нарушении свободы слова, ЕСПЧ отметил, что истец, оставаясь негражданином, все равно мог выражать свое несогласие с политикой правительства с помощью уличных акций.

«Европейский суд по правам человека продемонстрировал, что суд – это орган политической власти и никаких политически независимых решений суды не выносят. Ведь, хотя суд и принял мое дело, но, когда оно наконец дошло до рассмотрения, председателем в Совете ЕС была Латвия. Естественно, я не ожидал, что решение суда будет каким-то другим, а не в пользу Латвии», – пояснил Петропавловский, подчеркнув, что иного решения суда и не ожидал.

Поправки «Осипова – Линдермана»

Однако если дело Петропавловского все же дошло до суда, то сейчас, после новой редакции закона о гражданстве, обжаловать отказ в суде вообще стало невозможно.

В статье 17, пункт 4, отмечено, что если человеку отказано в натурализации на основании информации, полученной в результате разведывательной или контрразведывательной деятельности, то это можно обжаловать у генерального прокурора, решение которого является окончательным.

А в Статье 17, пункт 5 сказано: «Решение о принятии в гражданство принимает Кабинет министров. Кабинет министров может принять решение об отказе принять в гражданство лицо, которое своим поведением или действиями создает угрозу безопасности Латвии или общественному порядку, демократическому конституционному устройству страны, независимости или территориальной целостности. Решение Кабинета министров обжалованию не подлежит».

Читайте так же:  Требования к организации рабочего места повара

Эти поправки были в 2013 году, именно в тот момент, когда заявление на натурализацию подал известный общественный активист Владимир Линдерман. По его словам, изначально его отказались допускать до экзамена, мотивируя тем, что он не прожил постоянно в Латвии пять лет.

Линдерман обжаловал это в Административном суде, который вынес решение в его пользу, указав, что Управление по делам гражданства и миграции Латвии (УДГМ) неправильно трактует закон о гражданстве.

«К тому времени, как я получил право идти на экзамен, были приняты поправки, не позволяющие обжаловать отказ в гражданстве в суде. Конечно, можно предполагать, что они были направлены против каких-то абстрактных людей, но мне-то ясно, что они приняты против меня в первую очередь. Похожая история случилась и с Евгением Осиповым, и мы в шутку между собой называли эти поправки поправками «Осипова – Линдермана», — рассказал Линдерман.

Нелояльным путь закрыт

По словам Линдермана, он даже и не пошел на экзамен, понимая, что ему выставлена стена и гражданства он не получит.

«Меня интересовал результат, я хотел получить гражданство, чтобы принять участие в политике, а не сделать пиар на том, как мне его не дали. Если бы можно было обжаловать это решение в суде, то я бы попытался. Все же в латвийских судах есть шанс выиграть, как я лично убедился. А если писать жалобу генпрокурору, то тут ответ ясен», – отметил он.

Также, по мнению Линдермана, эти поправки приняты для того, чтобы дать возможность спецслужбам, а не суду решать, кто может получить гражданство. Он отмечает, что сейчас фактически закон выстроен так, что мнение спецслужб становится решающим. Линдерман считает, что все это сделано для того, чтобы не пустить «нелояльных» в круг граждан.

«Я уверен, что нынешних неграждан, засветившихся в Штабе защиты русских школ или попавших в ежегодные доклады Полиции безопасности, до гражданства не допустят», – резюмировал активист.

Похожего мнения придерживается и Петропавловский, указавший, что по нынешнему закону кабмин может отказать в гражданстве всем, кому сочтет нужным, не доводя дело до судебного процесса, как это было в его случае. Так что активно критикующим правительство негражданам следует иметь в виду, что при прохождении процедуры натурализации у них могут появиться проблемы.

Факт регистрации и авторизации пользователя на сайтах Спутник при помощи аккаунта или аккаунтов пользователя в социальных сетях обозначает согласие с данными правилами.

Пользователь обязуется своими действиями не нарушать национальное и международное законодательство. Пользователь обязуется высказываться уважительно по отношению к другим участникам дискуссии, читателям и лицам, фигурирующим в материалах.

Администрация вправе удалить комментарии, сделанные на языках, отличных от языка, на котором представлено основное содержание материала.

Комментарий пользователя будет удален, если он:

  • не соответствует тематике комментируемого сообщения;
  • пропагандирует ненависть, дискриминацию по расовому, этническому, половому, религиозному, социальному признакам, ущемляет права меньшинств;
  • нарушает права несовершеннолетних, причиняет им вред в любой форме, в том числе моральный;
  • содержит идеи экстремистского и террористического характера, призывает к иным незаконным действиям;
  • содержит оскорбления, угрозы в адрес других пользователей, конкретных лиц или организаций, порочит честь и достоинство или подрывает их деловую репутацию;
  • содержит оскорбления или сообщения, выражающие неуважение в адрес Спутник;
  • нарушает неприкосновенность частной жизни, распространяет персональные данные третьих лиц без их согласия, раскрывает тайну переписки;
  • содержит описание или ссылки на сцены насилия, жестокого обращения с животными;
  • содержит информацию о способах суицида, подстрекает к самоубийству;
  • преследует коммерческие цели, содержит ненадлежащую рекламу, незаконную политическую рекламу или ссылки на другие сетевые ресурсы, содержащие такую информацию;
  • продвигает продукты или услуги третьих лиц без соответствующего на то разрешения;
  • содержит оскорбительные выражения или нецензурную лексику и её производные, а также намёки на употребление лексических единиц, подпадающих под это определение;
  • содержит спам, рекламирует распространение спама, сервисы массовой рассылки сообщений и ресурсы для заработка в интернете;
  • рекламирует употребление наркотических/психотропных препаратов, содержит информацию об их изготовлении и употреблении;
  • содержит ссылки на вирусы и вредоносное программное обеспечение;
  • является частью акции, при которой поступает большое количество комментариев с идентичным или схожим содержанием («флешмоб»);
  • автор злоупотребляет написанием большого количества малосодержательных сообщений, или смысл текста трудно либо невозможно уловить («флуд»);
  • автор нарушает сетевой этикет, проявляя формы агрессивного, издевательского и оскорбительного поведения («троллинг»);
  • автор проявляет неуважение к языку, например, текст написан целиком или преимущественно набран заглавными буквами или не разбит на предложения.

Администрация имеет право без предварительного уведомления пользователя заблокировать ему доступ к странице или удалить его аккаунт в случае нарушения пользователем правил комментирования или при обнаружении в действиях пользователя признаков такого нарушения.

Чем вызван отказ неграждан Латвии оформлять гражданство детям?

Поделиться сообщением в

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Статус негражданина Латвии, с которым его обладатели боролись на протяжении нескольких десятилетий, для некоторых семей, как ни странно, оказывается не только допустимым, но и желанным.

Они совершенно осознанно и добровольно передают статус негражданина своим детям, хотя по законам страны имеют полное право оформить им полноценное гражданство.

Сейчас латвийские политики заинтересовались такими семьями.

«У нас нет четкого понимания»

Нашу героиню Дину мы искали несколько месяцев. И даже не ее, а ее родителей. Для Латвии они — большая редкость. Это пара неграждан, у которых два года назад родилась дочь. Имея все законные основания оформить ей гражданство Латвии, родители выбрали для ребенка негражданский паспорт — совершенно добровольно и почти без колебаний.

С начала 1990-х годов негражданский паспорт в Латвии считается признаком ущемления политических прав. На данный момент в стране проживают более 240 тысяч неграждан. Они не могут голосовать и быть избранными, служить в армии и занимать определенные должности.

Все они, согласно закону, считаются гражданами бывшего СССР или их потомками. Для того чтобы стать гражданами Латвии, они должны сдать экзамены. Для одних эта процедура оказывается слишком сложной, для других — неприятной.

По словам правозащитницы, члена правления общественной организации Конгресс неграждан и депутата Юрмальской думы Елизаветы Кривцовой, обладатели паспортов негражданина Латвии делали все возможное, чтобы сменить статус: проводили пикеты, жаловались в Конституционный суд и многочисленные европейские инстанции.

«Существует около 80 различий в правах граждан и неграждан. В первую очередь речь идет о политических правах, — сказала она Русской службе Би-би-си. — Гражданство является символом равенства. Как только начинаем вводить категории людей, у которых меньше прав, мы ухудшаем их положение».

Другими словами, в общественном дискурсе статус негражданина был скорее обузой, чем привилегией. Поэтому случай Дины для многих жителей Латвии выглядит совершенно непонятным. Чиновники тоже не понимают, откуда берутся такие семьи.

«У нас нет четкого понимания. Возможно всякое. Не хочу осуждать, но у нас есть всякие родители. Может, не могли решить», — сказала Русской службе Би-би-си парламентский секретарь министерства внутренних дел Эвика Силиня.

Проблемы только общие

Найти такую семью действительно нелегко — по причине их малочисленности, а также ввиду чувствительности вопроса. Евгения, папу Дины, мы искали несколько месяцев. Он один из тех родителей, которые сами выбрали детям негражданский статус — такой же, как у мамы и папы.

Себя Евгений считает лояльным Латвии: он тут живет (вернувшись из Германии), платит налоги и растит дочь. Более того, если Дина захочет стать гражданкой — она сразу ею станет. Тут у Евгения нет никаких идеологических препятствий. Но пока дочери всего два года и разницы она не понимает, паспорт будет негражданским.

«Сейчас мы сделали так, чтобы у нас у всех был одинаковый статус, — объясняет он Русской службе Би-би-си. — Вот сейчас, если мы соберемся ехать в Россию, то мы все просто сядем и поедем (в Россию негражданам Латвии виза не нужна, гражданам нужна — Би-би-си). Если мы соберемся в Англию посмотреть на Ноттингем или Шервудский лес, то мы все пойдем делать визу. Мы все равно пойдем делать [британскую] визу. От того, что мы пойдем делать ее на двоих, а не на троих, немного изменится сумма. Но количество проблем, которые нам придется преодолевать, будет в общем-то такое же».

Невостребованное право

В 2016 году в Латвии было зарегистрировано 56 новорожденных неграждан. Все они имели право получить гражданство Латвии, за которое так долго боролось поколение их родителей, бабушек и дедушек. Однако этого не произошло.

Если руководствоваться формулировкой закона, то в Латвии — через 26 лет после восстановления независимости — продолжают рождаться потомки граждан бывшего СССР.

До недавнего времени это было связано с рядом бюрократических сложностей: чтобы ребенок двух неграждан стал гражданином, согласие нужно было от обоих родителей. Бывало, что один из них на момент оформления документов отсутствовал.

Однако четыре года назад законодательство было либерализовано: теперь хватает согласия одного родителя. Тем не менее, каждый год десятки пар выбирают статус негражданина для своих малышей.

Запрет ради сплочения

Такая ситуация вызывает недовольство многих латвийских политиков и экспертов.

«Моя позиция заключается в том, что лучшее для ребенка — получать гражданство при рождении. Абсолютно неприемлемым мне кажется то, что [. ] при рождении родители выбирают статус негражданина. Это унизительно для этого ребенка», — заявил Русской службе Би-би-си латвийский омбудсмен Юрис Янсонс.

Однако все попытки остановить эту практику наталкиваются на сопротивление со стороны других политиков и экспертов, что фактически делит страну пополам.

Очередной этап идеологической борьбы за статус детей неграждан начался после того как президент Латвии Раймонд Вейонис решил запретить регистрацию детей негражданами — в том числе ради сплочения общества. Его канцелярия подготовила соответствующий закон и передала его в парламент.

Однако депутаты его не поддержали. Выяснилось, что для одной из коалиционных партий — правоконсервативного «Национального объединения» — любая либерализация закона о гражданстве неприемлема. Даже если речь идет о нескольких десятках человек.

«Когда латвийское общество борется против олигархов и скрытого влияния Москвы, было бы странно поддержать что-то такое, что скорее является частью всего этого», — так предложение президента во время дебатов в парламенте охарактеризовал депутат от «Национального объединения» Эдгар Шноре.

Чтобы не расшатывать правящую коалицию, другие партии-участники тоже решили не поддерживать президентский законопроект. «Под угрозой стабильность правительства», — объяснил Русской службе Би-би-си вице-спикер Сейма Гундар Даудзе.

Что для латвийской политики крайне нетипично, в этом вопросе националисты оказались на одной стороне со многими негражданами: и те, и другие — против инициативы президента. Правда, причины совсем разные.

«Я считаю, что они начинают не с той стороны. Вы хотите больше сплоченности? Вам надо говорить со взрослыми людьми. Ну это же логично, — говорит Евгений. — В идеале они просто должны прекратить выдавать все негражданские паспорта и выдавать всем гражданские».