Кем принят гражданский кодекс рф

Гражданский кодекс РФ

Гражданский кодекс РФ был принят Государственной Думой 21 октября 1994, является основополагающим юридическим гражданским документом государства.

Гражданский кодекс представляет систематизированный единый законодательный акт, который определяет правовое положение участников гражданского оборота, основания возникновения и порядок осуществления права собственности и других вещных прав, исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности (интеллектуальной собственности). Регулирует договорные и иные обязательства, а также другие имущественные и связанные с ними личные неимущественные отношения, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности их участников (физических и юридических лиц, а в некоторых случаях — государства и муниципальных образований). В РФ и других странах, где отсутствуют торговые кодексы, Гражданский кодекс регулирует и отношения между лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность, или с их участием. Гражданский кодекс является основным источником гражданского права.

Гражданский кодекс — наиболее «живой» из имеющихся документов такой же важности. Судить об этом можно по тому факту, что более 30 раз вносились определенные поправки за последние несколько лет.

Вы можете совершенно бесплатно просматривать и скачивать информацию представленную на этом сайте.

Гражданское право — отрасль права, регулирующая имущественные, а также личные неимущественные общественные отношения на основе принципов равенства, неприкосновенности всех форм собственности и свободы заключения договоров их участниками; гражданское право является ядром частного права.

Гражданин — человек, пользующийся определёнными правами по праву рождения на определённой территории. Гражданами становятся в процессе натурализации. В высоком смысле гражданин — это человек, исходящий в своих поступках из общего блага.

В современный период в ходе развития реформ в РФ гражданское право — одна из основных отраслей права. В ходе реформ Россия постепенно перешла на нормы гражданского права, принятые в развитых странах. Действующий Гражданский кодекс РФ принимался Государственной Думой по частям: в 1994 (часть первая), 1995 (часть вторая), 2001 (часть третья) и 2006 (часть четвертая). Приняты и иные законы, предусмотренные ГК и содержащие нормы гражданского права (законы об акционерных обществах, обществах с ограниченной ответственностью, о банкротстве, об авторском праве, патентный закон и др.). По большей части формирование современного гражданского права в России завершено.

Гражданский кодекс (ГК РФ)

Гражданский кодекс Российской Федерации (ГК России) — кодифицированный федеральный закон Российской Федерации, регулирующий гражданско-правовые отношения.

Можно сказать, что Гражданский кодекс РФ — единый систематизированный законодательный акт:

  • определяющий правовое положение участников гражданского оборота, основания возникновения и порядок осуществления права собственности и других вещных прав, исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности;
  • регулирующий договорные и иные обязательства, а также другие имущественные и связанные с ними личные неимущественные отношения.

Гражданский кодекс РФ имеет равную юридическую силу, что и другие федеральные законы.

Структура Гражданского кодекса РФ

Гражданский кодекс РФ имеет структуру, присущую всем кодексам России.

Он разделен на части, которых всего четыре.

Вводились в действие части не одновременно. Содержание частей определено сферой их регулирования

Таким образом, Гражданский кодекс России состоит из 1 551 статьи и разделён на четыре части.

Часть первая Гражданского кодекса РФ

Первая часть Гражданского кодекса РФ устанавливает общие начала гражданского законодательства и регулирует, в частности: возникновение гражданских прав и обязанностей, юридические лица, доверенность, представительство, право собственности, исковая давность, защита прав собственности и других вещных прав, сделки и договоры, обеспечение обязательств и прочее и состоит из следующих разделов:

  • Раздел I. Общие положения (статьи 1—208)
    • Подраздел 1. Основные положения
    • Подраздел 2. Лица
    • Подраздел 3. Объекты гражданских прав
    • Подраздел 4. Сделки. Решения собраний. Представительство.
    • Подраздел 5. Сроки. Исковая давность.
  • Раздел II. Право собственности и другие вещные права (статьи 209—306)
  • Раздел III. Общая часть обязательственного права (статьи 307—453)
    • Подраздел 1. Общие положения об обязательствах
    • Подраздел 2. Общие положения о договоре

Часть вторая Гражданского кодекса РФ

Вторая часть Гражданского кодекса РФ регулирует отдельные виды обязательств, устанавливая права и обязанности сторон в различных гражданско-правовых договорах. Многие нормы этой части кодекса являются диспозитивными, то есть, могут быть по желанию изменены сторонами сделки, ряд статей прямо указывает на такую возможность и описывает различные варианты правоотношений:

  • Раздел IV. Отдельные виды обязательств (статьи 454—1109)

Часть третья Гражданского кодекса РФ

Третья часть Гражданского кодекса РФ регулирует вопросы наследования и международного частного права, в частности, статьи данной части устанавливают порядок открытия наследства, лиц, которые могут быть призваны к наследованию, порядок наследования по закону и по завещанию, различные вопросы принятия и перехода права наследования.

Статьи кодекса, посвященные международному частному праву, регулируют правовое положение иностранцев в России, различные вопросы осуществления сделок с участием иностранцев, что наиболее важно — определяет применимое право при коллизии законов, которая имеет место в указанной ситуации:

  • Раздел V. Наследственное право (статьи 1110—1185);
  • Раздел VI. Международное частное право (статьи 1186—1224).

Часть четвёртая Гражданского кодекса РФ

Четвертая часть Гражданского кодекса РФ содержит статьи, регулирующие вопросы авторского и смежных прав, ранее регулировавшихся отдельным Законом, а также другие вопросы интеллектуальной собственности, в частности, сроки действия различных исключительных прав на произведения, изобретения и другие объекты интеллектуальной собственности.

Четвертая часть Гражданского кодекса РФ регулирует права изготовителей баз данных, компьютерных программ, создателей селекционных достижений, топологий интегральных микросхем, права владельцев товарных знаков, полезных моделей, промышленных образцов, вопросы регистрации данных объектов интеллектуальной собственности и состоит из раздела:

  • Раздел VII. Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации (статьи 1225—1551)

Таким образом, Гражданский Кодекс РФ содержит огромное количество норм гражданского права и является регулятором всех гражданских отношений.

Полный текст Гражданского кодекса РФ со всеми изменениями и дополнениями можно найти по ссылке: http://base.garant.ru/10164072/

Остались еще вопросы по бухучету и налогам? Задайте их на бухгалтерском форуме.

ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС РФ

Конституционное право. Энциклопедический словарь. — М.: Норма . С.А. Авакьян . 2001 .

Смотреть что такое «ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС РФ» в других словарях:

ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС — систематизированный законодательный акт, регули рующий имущественные и связанные с ним личные неимущественные отношения,возникающие с участием юридических лиц и граждан, кроме отношений, основанных на административном подчинении одной стороны… … Финансовый словарь

ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС — систематизированный единый законодательный акт, определяющий правовое положение участников гражданского оборота, основания возникновения и порядок осуществления права собственности и других вещных прав, исключительных прав на результаты… … Юридический словарь

ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС — (ГК) закон, содержащий расположенные по определенной системе нормы гражданского права … Большой Энциклопедический словарь

ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС — основной источник гражданского права: систематизированный единый законодательный акт, определяющий правовое положение участников гражданского оборота, основания возникновения и порядок осуществления права собственности и других вещных прав,… … Юридическая энциклопедия

Гражданский кодекс РФ — федеральный закон «Гражданский кодекс Российской Федерации часть первая» Номер: 51 ФЗ федеральный закон «Гражданский кодекс Российской Федерации часть вторая» Номер: 14 ФЗ … Википедия

Гражданский кодекс — Начало текста первого издания Гражданского кодекса Наполеона Гражданский кодекс систематизированный законодательный акт, содержащий расположенные по определённой системе нормы гражданского права. При этом может исп … Википедия

Гражданский кодекс — (ГК), закон, содержащий расположенные по определённой системе нормы гражданского права. В Российской Федерации действует Гражданский кодекс, часть 1 которого принята в 1994 и часть 2 в 1996, а также раздел IV VIII ГК РСФСР 1964 (с… … Энциклопедический словарь

Гражданский кодекс — (ГК) закон, содержащий расположенные по определённой системе основные нормы гражданского права того государства, на территории которого он действует. А. Л. Маковский. Первый советский ГК, проект которого был подготовлен… … Большая советская энциклопедия

Гражданский Кодекс — 1. Гражданский Кодекс Российской Федерации. М.: Изд во НЦ ЭНАС 2003. 480 с. Источник: Пособие: Управление электрохозяйством предприятий. Производственно практическое пособие … Словарь-справочник терминов нормативно-технической документации

ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС — (ГК) главный акт гражданского законодательства, нормы которого в единой системе регулируют всю совокупность гражданско правовых отношений и определяют содержание всех других актов гражданского законодательства и гражданско правовых норм,… … Энциклопедия юриста

ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС (ГК) — – единый законодательный акт, содержащий нормы гражданского права, сгруппированные по основным институтам, расположенным по определённой системе. В СССР в наст, время действуют республиканские ГК. ГК РСФСР бы., принят 31 октября 1922 г. 4 й… … Советский юридический словарь

Что нового было внесено в гражданский кодекс РФ?

Гришаев Сергей Павлович, к.ю.н., заведующий кафедрой гражданско-правовых дисциплин ИГУМО.

Аннотация.

Статья посвящена изменениям, которые были внесены в Гражданский кодекс РФ в связи с принятием Федерального закона N 302-ФЗ от 30.12.2012.

Изменения в Гражданский кодекс вносятся в целях:

а) дальнейшего развития основных принципов гражданского законодательства Российской Федерации, соответствующих новому уровню развития рыночных отношений;

б) отражения в Гражданском кодексе Российской Федерации опыта его применения и толкования судом;

в) сближения положений Гражданского кодекса Российской Федерации с правилами регулирования соответствующих отношений в праве Европейского союза;

г) использования в гражданском законодательстве Российской Федерации новейшего положительного опыта модернизации гражданских кодексов ряда европейских стран.

В статье анализируются как достоинства, так и недостатки внесенных изменений.

6 января Президентом РФ был подписан Федеральный закон N 302-ФЗ от 30.12.2012 «О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации». Изменения вступают в силу с 1 марта 2013 г.

Указанный Закон был принят после длительных откладываний и проволочек и, по существу, является только частью другого закона, который должен был быть принят в рамках реализации Концепции развития гражданского законодательства, подготовленной в соответствии с пунктом 3 Указа Президента Российской Федерации от 18 июля 2008 г. N 1108 «О совершенствовании Гражданского кодекса Российской Федерации» и одобренной 7 октября 2009 г. решением Совета при Президенте Российской Федерации по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства.

Название базового Закона — «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации». Поскольку в ходе его принятия выявились серьезные разногласия по отдельным положениям, касающимся изменений в ранее действовавший ГК, разработчиками и законодателями было принято решение о принятии сначала тех положений, которые споров не вызывают. Таким образом, предполагается поэтапное принятие изменений в ГК.

Прежде всего, изменения были внесены в ст. 1 ГК, посвященную основным началам (принципам) гражданского права. В качестве еще одного принципа законодатель впервые указал принцип добросовестности участников гражданского оборота. Указанный принцип в ст. 1 ГК ранее не декларировался, хотя иногда он упоминался в правовых нормах ранее действовавшего законодательства. В качестве примера можно привести п. 2 ст. 6 ГК, согласно которому при невозможности использования аналогии закона права и обязанности сторон определяются исходя из общих начал и смысла гражданского законодательства (аналогия права) и требований добросовестности, разумности и справедливости. Кроме того, в п. 3 ст. 10 ранее действовавшего ГК было сказано, что в случаях, когда закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно, разумность действий и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагаются. Существуют и другие нормы, в которых говорится о добросовестности участников гражданских правоотношений (например, ст. 234 ГК, в которой говорится о приобретательной давности и которая гласит, что лицо — гражданин или юридическое лицо, — не являющееся собственником имущества, но добросовестно, открыто и непрерывно владеющее как своим собственным недвижимым имуществом в течение пятнадцати лет либо иным имуществом в течение пяти лет, приобретает право собственности на это имущество (приобретательная давность)).

Этот принцип хорошо известен законодательству подавляющего большинства стран с развитыми правовыми системами. Он позволяет более широко применять меры гражданско-правовой защиты в случаях недобросовестных действий участников гражданского оборота, поэтому его юридическое закрепление является положительным моментом. Кроме того, он открывает более широкие возможности для судейского усмотрения в спорных случаях.

Сформулирован он в п. 3 ст. 1 ГК, согласно которому при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно. А в п. 4 указанной статьи установлено, что никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения.

Что же понимается под добросовестностью? В действующем гражданском законодательстве (в том числе с учетом последних изменений) не закреплено легальное определение добросовестности, поскольку в данном случае придется выходить за рамки чисто юридических терминов и оперировать общефилософскими терминами. Этимологически этот термин образовался путем соединения двух слов «добрая» и «совесть». В свое время дать определение этому термину попытался известный русский юрист И.Б. Новицкий, который писал, что «добрая совесть по этимологическому смыслу таит в себе такие элементы, как: знание о другом, о его интересах; знание, связанное с известным доброжелательством; элемент доверия, уверенность, что нравственные основы оборота принимаются во внимание, что от них исходит каждый в своем поведении» . Согласно толковому словарю С.Н. Ожегова «добросовестный» — честно, старательно выполняющий свои обязанности, обязательства .

Новицкий И.Б. Принцип доброй совести в проекте обязательственного права // Вестник гражданского права. 1916. N 6. С. 65.

(Статья: Принцип добросовестности в российском гражданском праве (Гребенкина И.А.) (Бюллетень нотариальной практики. 2011. N 2) (КонсультантПлюс).)

См.: Ожегов С.Н. Толковый словарь русского языка. М., 1999. С. 169.

(Статья: Принцип добросовестности в российском гражданском праве (Гребенкина И.А.) (Бюллетень нотариальной практики, 2011, N 2) (КонсультантПлюс).)

Дать юридически выверенное определение добросовестности вряд ли возможно. Представляется, что отталкиваться надо от того, что лицо следует считать добросовестным в том случае, когда оно действует без умысла причинить вред другому лицу, а также не допускает легкомыслия (самонадеянности) или небрежности по отношению к возможному причинению вреда. Такое определение следует из содержания ст. 302 ГК РФ, согласно которой добросовестным приобретателем является лицо, «которое не знало и не могло знать о том, что приобретает имущество у лица, не имеющего права его отчуждать» .

Емельянов В.И. Юридическая сущность доброй совести // ЭЖ-Юрист. 2002. N 18. С. 18.

Вместе с тем следует указать на то, что добросовестность участников гражданского оборота презюмируется. Так, в п. 5 ст. 10 ГК указано, что добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются. Другими словами, лицо, утверждающее о недобросовестности кого-либо из участников гражданского оборота, должно это доказать.

Представляется, что указанный принцип должен применяться на всех стадиях гражданского оборота, а именно: а) установления прав и обязанностей (ведение переговоров о заключении договоров и т.д.); б) приобретения прав и обязанностей (заключение договоров и совершение других сделок); в) осуществления прав и исполнения обязанностей; г) защиты прав.

Впервые законодатель установил, что предметом гражданского права являются также отношения, связанные с участием в корпоративных организациях или с управлением ими (корпоративные отношения). Так, в п. 1 ст. 2 ГК сказано, что гражданское законодательство регулирует отношения, связанные с участием в корпоративных организациях или с управлением ими (корпоративные отношения).

В соответствии с указанной статьей речь идет о двух видах отношений. В частности, речь идет об отношениях, связанных с «правом участия» в корпорации (имеются в виду права каждого члена корпорации как имущественного, так и неимущественного характера), а также в понятие корпоративных включены соответствующие обязательственные отношения между учредителями (участниками) и самой корпорацией как юридическим лицом.

Следует отметить, что само понятие корпорации еще не получило достаточно четкой регламентации. В самом общем виде корпорация (от лат. corporatio — объединение) — совокупность лиц, объединившихся для достижения общих целей, осуществления совместной деятельности и образующих самостоятельный субъект права — юридическое лицо. В ст. 65.1 проекта ГК (пока еще не принятой) говорится о том, что юридические лица, учредители (участники, члены) которых обладают правом на участие в управлении их деятельностью (право членства), являются корпоративными организациями (корпорациями). К ним относятся хозяйственные товарищества и общества, хозяйственные партнерства, производственные и потребительские кооперативы, общественные организации, ассоциации и союзы, товарищества собственников недвижимости, казачьи общества, а также общины коренных малочисленных народов.

Таким образом, основополагающим признаком любой корпорации является наличие членства, которое дает членам корпорации особые права и создает основу для возникновения между членами корпорации, а также между корпорацией и ее членами особых отношений. Эти отношения и получили название корпоративных.

Необходимость отдельного упоминания корпоративных отношений как компонента предмета гражданского права обусловлена тем, что корпоративные правоотношения представляют собой особую группу отношений. Это отличные от обязательственных правоотношений правовые связи между корпорацией и ее участниками, содержание которых сводится к предоставлению участникам корпорации обеспеченной законом возможности в какой-либо форме управлять делами корпорации и участвовать в имущественных результатах ее деятельности. Следовательно, объектом корпоративных отношений является само участие в корпорации.

Такое запоздалое включение корпоративных отношений в предмет правового регулирования гражданского права обусловлено тем, что указанные отношения отличаются от традиционных гражданских отношений, основанных на равенстве сторон и автономии воли. Следует прийти к выводу о том, что ближе всего корпоративные отношения к имущественным отношениям, урегулированным нормами гражданского права. Тем не менее полностью они с последними не совпадают, и поэтому законодатель их выделил в отдельную группу.

В литературе было отмечено, что осознаваемая в среде специалистов необходимость расширить предмет гражданского права за счет включения в него организационных отношений, связанных с созданием, управлением, реорганизацией и ликвидацией юридических лиц, пока натыкается на проблему классического для цивилистики деления отношений (имущественные — неимущественные) . Однако к настоящему моменту эта проблема решена.

Болдырев В.А. О делении юридических лиц на корпорации и унитарные организации // Безопасность бизнеса. 2012. N 1. С. 18.

Следует учитывать, что корпоративные отношения — экономические отношения со сложной структурой. Их можно условно группировать на внешние и внутренние. В состав внешних корпоративных отношений входят отношения, возникающие, например, между акционерами, акционерным обществом и акционерами; отношения, складывающиеся между внешними обособленными подразделениями (филиалами и представительствами) в хозяйственном обществе; отношения между материнской (преобладающей) компанией и зависимыми (дочерними) обществами; отношения между коммерческими организациями в составе предпринимательского объединения .

Белых В.С. О корпорации, корпоративных отношениях и корпоративном праве // Бизнес, менеджмент и право. 2006. N 2. С. 58 — 59.

Определенные изменения были внесены в классификацию источников гражданского права. Как известно, источником права может быть также обычай. Под обычаем понимаются правила поведения, сложившиеся в результате длительного практического применения и получившие признание государства, однако не предусмотренные законодательством. Таким образом, обычай определяется как сложившееся и широко применяемое в какой-либо области предпринимательской или иной деятельности правило поведения, не предусмотренное законодательством, независимо от того, зафиксировано ли оно в каком-либо документе.

Читайте так же:  Исковое заявление к судебному приставу

В предыдущей редакции ГК (ст. 5) говорилось об обычае делового оборота как источнике гражданского права, однако поскольку указанные правила поведения широко применяются и за рамками предпринимательской сферы, то в новой редакции ст. 5 ГК говорится просто об обычае. Следует отметить, что в международных соглашениях, членом которых является и Россия, именно обычай указан как источник гражданского права. Обычай определяется в п. 1 ст. 5 ГК как сложившееся и широко применяемое в какой-либо области предпринимательской или иной деятельности, не предусмотренное законодательством правило поведения, независимо от того, зафиксировано ли оно в каком-либо документе.

При этом обычаи, противоречащие обязательным для участников соответствующего отношения положениям законодательства или договору, не применяются.

Таким образом, не имеет значения, зафиксирован ли обычай в каком-либо документе, хотя такие документы в ряде случаев существуют. Например, в России обычаи издаются в виде сборников обычаев морских портов, публикуемых как администрацией отдельных портов, так и Торгово-промышленной палатой РФ. Главное, чтобы он не противоречил законодательству.

Существование обычая подлежит доказыванию с помощью экспертов, знакомых со сферой его применения. Одновременно надо доказать, что этот обычай был известен и другой стороне. Применяются же обычаи при наличии пробела в законодательстве и одновременном отсутствии соответствующего соглашения между сторонами.

Одним из нововведений, которые были внесены в главу 1 Гражданского кодекса Российской Федерации, стало расширение перечня юридических фактов, то есть оснований возникновения гражданских прав и обязанностей за счет отнесения к ним решений собраний.

Так, перечень оснований возникновения гражданских прав и обязанностей в ст. 8 ГК дополнен решениями собраний в случаях, предусмотренных законом. В указанной статье решения собраний только упоминаются, а само определение и их характеристика будут даны в главе 9.1 ГК, которая пока не принята. В п. 1 ст. 181.1 проекта ГК сказано, что решение собрания, с которым закон связывает гражданско-правовые последствия, порождает правовые последствия, на которые решение направлено, для всех лиц, имевших право участвовать в данном собрании, — участников юридического лица, сособственников, кредиторов при банкротстве и т.п. (участников гражданско-правового сообщества), а также для иных лиц, когда это установлено законом или вытекает из существа отношений.

Решение собрания считается принятым, если за него проголосовало большинство участников собрания и при этом в собрании участвовало не менее пятидесяти процентов от общего числа участников соответствующего гражданско-правового сообщества (п. 1 ст. 181.2 проекта ГК). Решение собрания может приниматься посредством заочного голосования.

Руководствуясь уже существующими положениями ГК, а также положениями проекта ГК, можно прийти к следующим выводам. Примерами таких решений собраний являются решения участников юридического лица, решения сособственников жилых помещений в многоквартирном доме, решения кредиторов в деле о банкротстве и некоторые другие. Для того чтобы такое решение собрания рассматривалось как юридический факт, который влечет определенные юридические последствия, необходима его обязательность в силу закона для всех участников собрания, в том числе и для тех, кто не принимал участия в собрании или голосовал против принятого решения.

В отличие от односторонних сделок или договоров, для того чтобы решение собрания получило силу, не требуется, чтобы воля на это была изъявлена всеми субъектами, которым предоставлено право принятия решения. В качестве юридического факта может выступать решение не любого собрания, а только такого, за которым законом признается компетенция принимать соответствующее решение. В качестве примера можно привести решение собрания собственников жилых помещений в многоквартирном доме или решение собрания участников корпоративного юридического лица (например, собрание акционеров). Следует учитывать, что в последнем случае такое решение может оказывать существенное влияние на другой субъект права, а именно на само юридическое лицо, участники которого приняли участие в голосовании. Одновременно законодатель в ст. 12 ГК впервые говорит о таком способе защиты гражданских прав, как признание недействительным решения собрания. Данный способ защиты применялся и ранее, хотя в ранее действовавшей редакции ст. 12 ГК, которая перечисляет способы защиты нарушенных гражданских прав, прямо не был указан. Так, в соответствии с п. 7 ст. 49 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ «Об акционерных обществах» акционер вправе подать заявление о признании недействительным решения общего собрания акционеров. Таким образом, речь идет о защите прав и законных интересов лиц, не участвовавших в собрании или голосовавших против, а также заинтересованных третьих лиц.

Как уже было отмечено, в ГК появилась новая статья, посвященная государственной регистрации прав на имущество. Мировой опыт убедительно показывает, что для защиты прав частных собственников, прежде всего на недвижимость, необходимо создать формальную регистрационную систему, которая гарантировала бы надежность и гласность гражданского оборота, была бы доступна для всех участников гражданских отношений и содержала бы объективную информацию о недвижимости.

Понятие государственной регистрации прав на имущество содержалось и в старом ГК, однако ранее речь шла исключительно о государственной регистрации прав на недвижимое имущество. Расширение этого термина путем указания на то, что государственной регистрации подлежат права и на движимое имущество, очевидно, вызвано следующим. В соответствии с предполагаемыми изменениями в ГК некоторые виды имущества, которые считались недвижимыми в силу специального указания закона (хотя по своей физической природе являются движимыми), более таковыми не будут, однако на них будут распространяться правила о недвижимости. Речь, в частности, идет о морских, воздушных судах, судах внутреннего водного транспорта, космических объектах.

Согласно п. 1 ст. 8.1 ГК в случаях, предусмотренных законом, права, закрепляющие принадлежность объекта гражданских прав определенному лицу, ограничения таких прав и обременения имущества (права на имущество) подлежат государственной регистрации.

Законодатель не указал, какой именно орган должен осуществлять государственную регистрацию прав на имущество, ограничившись указанием на то, что речь идет об уполномоченном в соответствии с законом органом. Обязательная государственная регистрация прав на недвижимое имущество в настоящее время осуществляется Федеральной службой государственной регистрации, кадастра и картографии (Росреестром).

Что касается морских, воздушных судов, судов внутреннего водного транспорта, космических объектов, то в функции Росреестра не входит государственная регистрация прав на них. Регистрация каждого из этих объектов, а также прав на них осуществляется в особом порядке. Так, согласно п. 2 ст. 33 КТМ РФ право собственности и иные вещные права на судно, ограничения (обременения) этих прав (ипотека, доверительное управление и другие), их возникновение, переход и прекращение подлежат регистрации в Государственном судовом реестре или реестре маломерных судов.

Право собственности и иные вещные права на зарегистрированное в Российском международном реестре судов судно (за исключением этих прав на судно, зафрахтованное по бербоут-чартеру), ограничения (обременения) этих прав (ипотека, доверительное управление и другие), их возникновение, переход и прекращение подлежат регистрации в Российском международном реестре судов.

В качестве принципов государственной регистрации прав на имущество законодатель указал на законность оснований регистрации, публичность государственной регистрации и достоверность государственного реестра. При этом в государственном реестре должны быть указаны данные, позволяющие определенно установить объект, на который устанавливается право, управомоченное лицо, содержание права, основание его возникновения (п. 1 ст. 8.1 ГК).

Публичность государственной регистрации означает, что орган, осуществляющий государственную регистрацию прав на имущество, обязан предоставить информацию о произведенной регистрации и зарегистрированных правах любому лицу. Однако это правило не распространяется на секретные объекты недвижимости (исключение составляют сведения, доступ к которым ограничен федеральным законом).

Помимо прав на имущество государственной регистрации также подлежат ограничения и обременения прав. К сожалению, законодатель не дает их легального определения и не показывает, в чем различие между ними. Представляется, что к ограничениям и обременениям относятся установленные законом или уполномоченными органами в предусмотренном порядке различного рода запрещения, которые стесняют правообладателя при реализации принадлежащих ему вещных прав на конкретный объект. Примерный перечень таких ограничений и обременений дан в ст. 1 Закона о государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, согласно которой государственной регистрации подлежат (сервитут, ипотека, доверительное управление, аренда, арест имущества и др.).

Общим для всех указанных выше ограничений (обременений) является так называемое право следования, суть которого состоит в том, что при переходе прав на объект права собственности автоматически переходит и соответствующее ограничение (обременение), независимо от того, есть ли соответствующее положение в договоре о переходе прав, которое предусматривало бы такой переход. Цель их государственной регистрации и состоит в том, чтобы потенциальный приобретатель имущества знал об их наличии еще до заключения сделки. При этом регистрация ограничений (обременений) прав возможна только при наличии государственной регистрации ранее возникших прав на данный объект в Едином государственном реестре прав.

Ограничения (обременения) также объединяет то, что они носят вещно-правовой характер. А значит, тот, к кому переходит недвижимость по сделке, получает ее вместе с соответствующими ограничениями (обременениями), даже если на этот счет ничего не говорится в сделке, на основе которой этот переход происходит .

Брагинский М.И. Комментарий к Закону РФ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним». М., 1998. С. 16.

В свою очередь, по мнению В.А. Микрюкова, ограничения и обременения нужно рассматривать как различные правовые явления. В отличие от ограничений, лишь устанавливающих предел возможностей правообладателя и лишающих его определенной суммы полномочий вне связи с конкретными правами иных лиц, обременения носят активный, положительный характер. Для активного участника отношений, связанных с обременением права, обременение — это своего рода право участия в выгодах от чужого имущества. С позиции субъекта обремененного права обременение представляет собой выдел, перераспределение части правомочий в пользу третьих лиц. Наиболее ярким отражением именно такого подхода законодателя к сущности обременений являются, к примеру, положения ст. 700 ГК РФ, согласно которым ссудодатель вправе произвести отчуждение вещи или передать ее в возмездное пользование третьему лицу, при этом к новому собственнику или пользователю переходят права по ранее заключенному договору безвозмездного пользования, а его права в отношении вещи обременяются правами ссудополучателя .

Микрюков В.А. Ограничения и обременения гражданских прав. М.: Статут, 2007. С. 148.

Права на имущество, подлежащие государственной регистрации, возникают, изменяются и прекращаются с момента внесения соответствующей записи в государственный реестр, если иное не установлено законом. Примером последнего может служить п. 4 ст. 1152 ГК РФ, согласно которому принятое наследство признается принадлежащим наследнику со дня открытия наследства независимо от времени его фактического принятия, а также независимо от момента государственной регистрации права наследника на наследственное имущество, если такое право подлежит государственной регистрации.

Важными являются положения п. 3 ст. 8.1 ГК, согласно которым в случаях, предусмотренных законом или соглашением сторон, сделка, влекущая возникновение, изменение или прекращение прав на имущество, которые подлежат государственной регистрации, должна быть нотариально удостоверена. Запись в государственный реестр вносится при наличии заявлений об этом всех лиц, совершивших сделку, если иное не установлено законом. Если сделка совершена в нотариальной форме, запись в государственный реестр может быть внесена по заявлению любой стороны сделки, в том числе через нотариуса.

Аргументируется введение нотариального удостоверения сделок с недвижимостью тем, что именно государственная регистрация права в сочетании с нотариальным удостоверением сделки оптимальным образом защищает интересы продавцов и покупателей недвижимости, обеспечивает законность оборота недвижимости, способствует снижению количества споров относительно действительности заключенных сделок с объектами недвижимого имущества. Тем самым обеспечиваются и публичные интересы в стабильном и предсказуемом правопорядке. Государственная регистрация сама по себе, ни в том виде, в котором существует сейчас, ни в форме, в которой ей следует быть (регистрация не сделок, а прав), не способна заменить собой нотариальное удостоверение сделок с недвижимостью.

В связи с этим и предлагается строить систему регистрации прав при непосредственном участии нотариусов, которые привлекаются как к оформлению сделки, так и к передаче документов в регистрирующий орган. Предполагается, что, будучи профессионалами в этой сфере, они обеспечат оказание клиенту комплекса услуг, в том числе передадут документы клиента на регистрацию, получат их после регистрации и вручат клиенту.

Следует отметить, что государственная регистрация и нотариальное удостоверение имеют различную правовую природу и выполняют разные функции. Так, первая среди прочих выполняет функцию обеспечения информационной открытости и достоверности. Очевидно, законодатель пришел к выводу, что указанные принципы будут соблюдены путем регистрации только прав, но не сделок.

В связи с предполагаемым введением обязательной нотариальной формы сделок необходимо принять меры, направленные на повышение уровня доверия общества к нотариусам, на повышение их профессионализма и культуры, а также на серьезное усиление их ответственности. Отдельно следует остановиться на проблеме экономически оправданных тарифов на услуги нотариуса, которые не должны быть чрезмерными.

Таким образом, указанная статья предусматривает совмещение двух систем обеспечения оборота недвижимости: государственная регистрация права и регистрация сделок нотариусами. Такое совмещение, несомненно, увеличит издержки, связанные с оборотом недвижимости, затруднит и усложнит его.

Следует отметить, что ситуация с обязательностью нотариального удостоверения прав является достаточно пестрой: сначала законодатель ввел нотариальное удостоверение сделок с недвижимостью, затем с принятием Закона о государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним оно было отменено, и в настоящее время вновь встал вопрос о его введении. Однако окончательно этот вопрос так и не был решен.

По существу, законодатель ввел обязательную нотариальную форму сделок в отношении прав, которые подлежат государственной регистрации. Однако нельзя не обратить внимания на то, что обязательное нотариальное удостоверение должно осуществляться только в случаях, прямо предусмотренных законом. Изначально предполагалось, что обязательная нотариальная форма сделок с недвижимостью будет предусмотрена только в том случае, когда хотя бы одной из сторон такой сделки выступает гражданин как более слабый участник гражданского оборота. Однако, как мы видим, этого сделано не было. Представляется, что законодатель может вернуться к этому вопросу, когда будет решен вопрос о тарифах за нотариальное оформление сделок. Для этого должен быть принят новый вариант Закона о нотариате, который и решит все эти вопросы.

Важными являются положения о том, кто имеет право требовать государственной регистрации возникновения, изменения или прекращения права на имущество вследствие наступления обстоятельств, указанных в законе (например, открытия наследства и его принятия наследниками). Согласно п. 4 ст. 8.1 ГК запись о возникновении, об изменении или о прекращении этого права вносится в государственный реестр по заявлению лица, для которого наступают такие правовые последствия. Законом может быть предусмотрено также право иных лиц обращаться с заявлением о внесении соответствующей записи в государственный реестр.

В функции органа, осуществляющего государственную регистрацию прав на имущество, входит проверка полномочия лица, обратившегося с заявлением о государственной регистрации права, законность оснований регистрации, иные предусмотренные законом обстоятельства и документы. Если речь идет о правах, возникших в результате нотариально оформленной сделки, то проверяется наличие заявления с просьбой осуществить государственную регистрацию прав любой стороны сделки, а также законность самой сделки.

В п. 9 ст. 8.1 ГК говорится об ответственности органа, осуществляющего государственную регистрацию прав на имущество. Речь идет о гражданско-правовой ответственности в форме возмещения убытков. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы это право не было нарушено (упущенная выгода).

Из содержания указанного пункта вытекает, что убытки будут возмещаться в полном объеме, то есть возмещаться будут как реальный ущерб, так и упущенная выгода. Ответственность наступает только при наличии вины регистрирующего органа в форме умысла или неосторожности. Возмещаться возникшие убытки будут за счет казны Российской Федерации. Под последней согласно п. 4 ст. 214 ГК понимаются средства соответствующего бюджета и иное государственное имущество, не закрепленное за государственными предприятиями и учреждениями.

Важность зарегистрированного права на имущество состоит в том, что оно может быть оспорено только в судебном порядке. Лицо, указанное в государственном реестре в качестве правообладателя, признается таковым, пока в установленном законом порядке в реестр не внесена запись об ином (п. 6 ст. 8.1 ГК).

При возникновении спора в отношении зарегистрированного права лицо, которое знало или должно было знать о недостоверности данных государственного реестра, не вправе ссылаться на соответствующие данные.

В п. 8 Переходных положений отмечено, что правила о государственной регистрации сделок с недвижимым имуществом, содержащиеся в статьях 558, 560, 574, 584, 609, 651, 658 Гражданского кодекса Российской Федерации, не подлежат применению к договорам, заключаемым после дня вступления в силу измененного ГК.

Значительные изменения были внесены в ст. 10 ГК, в которой говорится о пределах осуществления гражданских прав. В новой редакции указанной статьи воспроизводится с учетом специфики гражданско-правовых отношений известный принцип, установленный ч. 3 ст. 17 Конституции РФ, согласно которому «осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц».

Под осуществлением гражданского права понимается реализация возможностей определенного поведения, составляющих то или иное субъективное право. Они включают возможность самому вести себя определенным образом, требовать от других субъектов гражданского права соответствующего поведения, а в необходимых случаях — обращаться за защитой в соответствующие государственные органы. Отказ от осуществления права не влечет прекращения права, за исключением случаев, предусмотренных законом.

Согласно п. 1 указанной статьи ГК не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом). Не допускается использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке.

В указанной статье в самом общем виде дается определение понятия «злоупотребление правом» (заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав). Таким образом, речь идет о реализации принципа добросовестности в гражданских правоотношениях, который был рассмотрен выше. Вместе с тем перечень действий, выходящих за пределы осуществления гражданских прав, дополнен указанием на действия в обход закона.

Таким образом, впервые законодатель говорит о действиях в обход закона как разновидности злоупотребления права. При этом законодатель ничего не говорит о том, что же понимается под такими действиями. Очевидно, следует прийти к выводу о том, что речь идет о действиях (в первую очередь сделках), прямо нарушающих закон. При этом не делается даже попыток скрыть истинный смысл таких действий путем совершения притворных сделок.

Читайте так же:  Иск по оспариванию долга

Следует отметить, что судебная практика уже ранее признавала действия в обход закона как разновидность злоупотребления правом. Так, в Определении ВАС РФ от 14.01.2009 N 8207/08 было отмечено, что при наличии названных обстоятельств, свидетельствующих о злоупотреблении правом при совершении сделок по приобретению спорных объектов, у суда имелись основания для признания недействительными сделок, совершенных в обход закона, в силу положений пункта 2 статьи 10 и статьи 168 ГК.

Необходимо отметить, что некоторые юристы вообще подвергают сомнению само наличие понятия «злоупотребление правом». Так, М.М. Агарков отмечал, что нет такого понятия, как «злоупотребление правом», «те действия, которые называют злоупотребление правом, на самом деле совершены за пределами права» .

Агарков М.М. Проблема злоупотребления правом в советском гражданском праве // Известия Академии наук СССР. 1946. N 6.

Однако большая часть юристов придерживается характеристики злоупотребления правом, данной В.П. Грибановым, который указывал, что под злоупотреблением правом понимается правонарушение, связанное с осуществлением управомоченным лицом права с использованием недозволенных конкретных форм осуществления права в рамках дозволенного общего типа поведения. Злоупотребление гражданским правом можно рассматривать и как «превышение пределов дозволенного гражданским правом осуществления своих правомочий путем осуществления их с незаконной целью или незаконными средствами, нарушающее при этом права и законные интересы других лиц» .

Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав. М.: Статут, 2001. С. 63.

Нужно прийти к выводу, о том, что определение, данное В.П. Грибановым, является более четким.

Статья 10 ГК в п. 2 устанавливает специальные правовые последствия квалификации действий субъекта в качестве нарушения пределов осуществления субъективных гражданских прав — отказ этому субъекту в защите принадлежащего ему права, в том числе частично. В чем же заключаются конкретные последствия того, что лицо злоупотребило своим правом. Согласно п. 2 ст. 10 ГК в случае несоблюдения требований, предусмотренных пунктом 1 указанной статьи, суд, арбитражный суд или третейский суд с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления отказывает лицу в защите принадлежащего ему права полностью или частично, а также применяет иные меры, предусмотренные законом.

К сожалению, законодатель не указал, что конкретно имеется в виду под отказом в защите принадлежащего ему права, в том числе частичном.

Таким образом, в отличие от ранее действовавшей редакции суд может отказать в защите права только частично. Кроме того, сказано, что могут применяться и иные меры. Так, в п. 4 ст. 10 ГК сказано, что, если злоупотребление правом повлекло нарушение права другого лица, такое лицо вправе требовать возмещения причиненных этим убытков. Злоупотребление правом в данном случае следует рассматривать как основание возникновения обязательства из причинения вреда в соответствии со ст. 1064 ГК.

Судебная практика признает такие разновидности отказа в защите, как: а) отказ в защите права от конкретного нарушения; б) отказ в конкретном способе защиты права, на котором настаивает управомоченное лицо; в) отказ в защите конкретно избранной формы осуществления гражданского права.

Ст. 10 ГК находит широкое применение в спорах, связанных с нарушением антимонопольного законодательства. О возможности применения нормы ст. 10 ГК РФ к антимонопольным отношениям говорится в информационном письме Президиума ВАС РФ от 30 марта 1998 г. N 32 «Обзор практики разрешения споров, связанных с применением антимонопольного законодательства», где в п. 14 установлено следующее: «Применение ст. 10 ГК РФ к взаимоотношениям сторон не противоречит антимонопольному законодательству. Закон о конкуренции является комплексным актом, который наряду с публичным включает ряд гражданско-правовых норм. «

Понятие доминирующего положения на рынке дано в ст. 5 Закона о защите конкуренции, согласно которой доминирующим положением признается положение хозяйствующего субъекта (группы лиц) или нескольких хозяйствующих субъектов (групп лиц) на рынке определенного товара, дающее такому хозяйствующему субъекту (группе лиц) или таким хозяйствующим субъектам (группам лиц) возможность оказывать решающее влияние на общие условия обращения товара на соответствующем товарном рынке, и (или) устранять с этого товарного рынка других хозяйствующих субъектов, и (или) затруднять доступ на этот товарный рынок другим хозяйствующим субъектам. Доминирующим признается положение хозяйствующего субъекта (за исключением финансовой организации):

  1. доля которого на рынке определенного товара превышает пятьдесят процентов, если только при рассмотрении дела о нарушении антимонопольного законодательства или при осуществлении государственного контроля за экономической концентрацией не будет установлено, что, несмотря на превышение указанной величины, положение хозяйствующего субъекта на товарном рынке не является доминирующим;
  2. доля которого на рынке определенного товара составляет менее чем пятьдесят процентов, если доминирующее положение такого хозяйствующего субъекта установлено антимонопольным органом исходя из неизменной или подверженной малозначительным изменениям доли хозяйствующего субъекта на товарном рынке, относительного размера долей на этом товарном рынке, принадлежащих конкурентам, возможности доступа на этот товарный рынок новых конкурентов либо исходя из иных критериев, характеризующих товарный рынок.

Ранее ст. 16 ГК РФ закрепляла принцип возмещения убытков, причиненных в результате только неправомерных действий (бездействия) органов государственной власти, местного самоуправления и их должностных лиц. Если же вред причинялся правомерными действиями указанных органов, то такой вред не возмещался. Между тем нередки случаи, когда потерпевшие не виноваты в том, что по отношению к ним совершались действия, причинившие вред. Так, пожарные, которые тушат пожар, заливают не только квартиру, в которой произошел пожар, но и квартиры, которые находятся внизу, причиняя живущим там людям значительный материальный и моральный ущерб. При этом взыскать причиненный ущерб с пожарных было невозможно, поскольку они действовали правомерно, выполняя свой профессиональный долг. Или при задержании преступника вред причиняется имуществу третьих лиц, которые никакого отношения к преступлению не имели (например, при погоне за преступником была повреждена машина третьего лица).

О необходимости решения этой проблемы говорилось в ст. 2.3 Концепции развития гражданского законодательства. Там, в частности, было сказано, что в законодательном порядке следует урегулировать основания и порядок возмещения (компенсации), выплачиваемого за ущерб личности или имуществу, причиненный правомерными действиями, когда закон предусматривает такое возмещение.

В связи с этим вполне правомерно принятие ст. 16.1 ГК, согласно которой в случаях и в порядке, которые предусмотрены законом, ущерб, причиненный личности или имуществу гражданина либо имуществу юридического лица правомерными действиями государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, а также иных лиц, которым государством делегированы властные полномочия, подлежит компенсации.

Частным случаем такого возмещения вреда является вред, причиненный нарушением установленных сроков судопроизводства, который может быть вызван объективными причинами и при отсутствии вины конкретного судьи. Так, 4 мая 2010 г. опубликован и с этого же дня вступил в силу Федеральный закон «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок», в соответствии с которым граждане Российской Федерации, иностранные граждане, лица без гражданства, российские, иностранные и международные организации, являющиеся в судебном процессе сторонами или заявляющими самостоятельные требования относительно предмета спора третьими лицами, взыскатели, должники, а также подозреваемые, обвиняемые, подсудимые, осужденные, оправданные, потерпевшие, гражданские истцы, гражданские ответчики в уголовном судопроизводстве, в предусмотренных федеральным законом случаях другие заинтересованные лица при нарушении их права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта, предусматривающего обращение взыскания на средства бюджетов бюджетной системы РФ, в разумный срок могут обратиться в суд, арбитражный суд с заявлением о присуждении компенсации за такое нарушение.

Нельзя не обратить внимания на то, что в соответствии со ст. 16.1 ГК должны быть специального оговорены случаи и порядок возмещения вреда в подобных случаях. Следует отметить, что в настоящее время такой общий закон отсутствует.

Определенные изменения были внесены в правовое регулирование имени гражданина (ст. 19 ГК). Имя является средством идентификации физического лица. Оно связывается с определенной общественной оценкой личности его носителя (как положительной, так и отрицательной). Известно, что после заключения мирного договора СССР с Германией в 1939 г. были случаи, когда детей называли Адольфами в честь Адольфа Гитлера. Впоследствии им пришлось срочно менять имя.

Юридическое понятие имени в данном случае не совпадает с общепринятым (обыденным) пониманием имени, поскольку имя гражданина включает в себя фамилию, имя и отчество. В случаях и в порядке, которые предусмотрены законом, гражданин может использовать псевдоним (вымышленное имя). Так, в соответствии с п. 2 ст. 1265 ГК РФ псевдоним может использоваться авторами произведений науки, литературы, искусства.

В предусмотренных законом случаях имя может быть изменено. Порядок изменения имени регулируется нормами Закона об актах гражданского состояния. Так, согласно ст. 59 указанного Закона заявление о перемене имени с определенным набором сведений в письменной форме подается в орган записи актов гражданского состояния. На основании этого заявления и производится государственная регистрация перемены имени.

Перемена гражданином имени не является основанием для прекращения или изменения его прав и обязанностей, приобретенных под прежним именем. При этом гражданин обязан принимать необходимые меры для уведомления своих должников и кредиторов о перемене своего имени и несет риск последствий, вызванных отсутствием у этих лиц сведений о перемене его имени (п. 2 ст. 19 ГК).

Ребенок получает имя при рождении по соглашению родителей, фамилию — по фамилии родителей (а если они имеют разные фамилии, ему присваивается фамилия отца или матери по соглашению между ними, если иное не предусмотрено законами субъектов РФ), отчество — по имени отца, если иное не предусмотрено законом субъекта РФ или не основано на национальном обычае. Разногласие между родителями относительно имени и (или) фамилии ребенка разрешает орган опеки и попечительства. Если отцовство ребенка не установлено, имя ребенка определяет мать, он также получает ее фамилию, а отчество — лица, записанного по указанию матери в качестве его отца (п. 3 ст. 51, п. 2 — 5 ст. 58 СК).

Право на имя — одно из личных неимущественных прав, принадлежащих гражданину. Использование в предпринимательской деятельности имени другого гражданина предполагает, что другой гражданин может пользоваться его именем при заключении сделок, договора, при представительстве и проч.

Приобретение прав и обязанностей под именем другого лица является нарушением прав этого лица. Следует заметить, что запрет на приобретение прав и обязанностей под именем другого лица направлен не только на обеспечение неприкосновенности чужого имени. Другая, не менее важная цель этого запрета состоит в защите от дезориентации неопределенного круга субъектов, могущих вступить с гражданином в правовые отношения. Последствием приобретения прав и обязанностей под именем другого лица может оказаться неправильное определение субъекта ответственности за ненадлежащее исполнение обязательств либо затруднительность или невозможность установления такого субъекта.

Чужое имя может быть использовано при совершении уголовно наказуемого деяния, для сокрытия следов преступления, при попытке уйти от уголовной ответственности, для уклонения от уплаты налогов и др., что грубо нарушает не только права гражданина на имя, но и интересы общества.

Однако имя гражданина не является чем-то уникальным, то есть принадлежащим только одному лицу. Существует достаточно большое количество случаев полного совпадения имени у разных лиц, когда совпадает фамилия, имя, отчество. Возможны ситуации, когда однофамильцы формально используют свое имя, однако фактически эксплуатируют известность других лиц. Например, в средствах массовой информации сообщалось о том, что некий коммерсант, фамилия которого Макаревич, открыл бар под названием «У Макаревича». Очевидно, что в данном случае он просто использовал популярность известного музыканта.

Таким образом, имя не предмет собственности, его нельзя продать, заложить, от него нельзя отречься. При этом носитель определенного имени не может запретить другому лицу носить такое же имя, тем более что немало случаев полного совпадения всех составляющих имени. Соответственно, имя не должно быть предметом каких-либо сделок. Однако ситуация не является столь однозначной в связи с последними новеллами в ГК.

Изменения были внесены в п. 4 ст. 19 ГК, который был дополнен новым абзацем, согласно которому имя физического лица или его псевдоним могут быть использованы с согласия этого лица другими лицами в их творческой деятельности, предпринимательской или иной экономической деятельности способами, исключающими введение в заблуждение третьих лиц относительно тождества граждан, а также исключающими злоупотребление правом в других формах.

По существу, речь идет о том, чтобы навести порядок с ситуацией, когда под именем известного автора работают неизвестные сочинители. Таким бизнесом занимаются некоторые издательства, предпочитающие не создавать новые имена, а эксплуатировать старые. В связи с принятием указанной нормы читателей должны будут предупреждать, кто на самом деле является автором произведения с известным именем на обложке.

Вместе с тем представляется, что эта норма носит достаточно декларативный характер, поскольку непонятно, в чем будет заключаться ответственность в случае ее неисполнения.

Законодатель не уточняет, в какой форме должно быть дано согласие на предоставление права использования чужого имени или псевдонима. Представляется, что должен быть заключен отдельный договор, который, очевидно, следует отнести к числу непоименованных в ГК. Такой договор может быть как возмездным, так и безвозмездным. Нельзя не обратить внимания на то, что в данном случае право на имя, которое, будучи личным неимущественным правом, должно быть неотчуждаемым, может отчуждаться.

Принятие указанной нормы, очевидно, вызвано тем, что на сегодняшний момент имена известных личностей все более активно начинают использоваться для рекламных и иных коммерческих целей, в сущности, само имя становятся объектом своеобразных лицензионных соглашений. При этом совершенно очевидно, что использование имени человека без его согласия в целях извлечения имущественной или иной выгоды противоправно. Таким образом, необходима правовая охрана имени гражданина в случаях неправомерного (незаконного) использования третьими лицами, в частности при осуществлении коммерческой и (или) рекламной деятельности.

Необходима охрана имени человека и в случаях, когда третьи лица не получают от этого выгоды. Такого рода охрана, например, установлена ст. 41 Закона РФ от 27.12.1991 N 2124-1 «О средствах массовой информации», в соответствии с которой редакция средства массовой информации и журналист не вправе называть лицо, предоставившее сведения с условием неразглашения его имени, за исключением случаев, когда того требует суд.

Возможны случаи, когда в результате нарушения права на имя или псевдоним причиняется вред. В связи с этим следует обратить внимание на новые положения п. 5 ст. 19 ГК, согласно которому вред, причиненный гражданину в результате нарушения его права на имя или псевдоним, подлежит возмещению в соответствии с ГК. В этом же пункте сказано, что при искажении имени гражданина либо при использовании имени способами или в форме, которые затрагивают его честь, умаляют достоинство или деловую репутацию, гражданин вправе требовать опровержения, возмещения причиненного ему вреда, а также компенсации морального вреда. Законодатель в данном случае уточняет, что речь идет как о моральном, так и имущественном вреде.

Неправомерное использование имени гражданина может состоять в умышленном или небрежном искажении имени, использовании чужого имени без согласия его носителя, неупоминании одного из элементов имени и в других формах.

Представляется, что перечень санкций за подобные нарушения не является исчерпывающим и сюда можно отнести также возмещение имущественного ущерба, опубликование опровержения о нарушении имени, если нарушение было сделано средством массовой информации (ст. 43, 44 Закона РФ «О средствах массовой информации»).

В действующем законодательстве предусмотрены частные случаи восстановления права на имя. Так, в соответствии со ст. 259 ГПК РФ гражданину в случае искажения имени, фамилии, отчества в списках избирателей предоставлено право обжалования. Кроме того, в судебном порядке устраняются неточности записей в книгах актов гражданского состояния (ст. 307 — 309 ГПК РФ). Также при защите имени от неправомерного использования возможен такой способ, как пресечение действий, нарушающих право. В этом случае важно, чтобы правонарушение было длящимся. Такой способ защиты возможен, например, при использовании кем-либо чужого имени при приобретении и осуществлении прав. Возможен и такой способ защиты, как пресечение действий, создающих угрозу нарушения прав. К примеру, в случае утери паспорта он признается недействительным, предотвращая тем самым возможное его использование другими лицами. Признание права на имя имеет весьма ограниченное использование. Представляется, что его можно использовать в том случае, если у гражданина нет никаких удостоверяющих личность документов, и только тогда требуется установление личности и признание права на имя.

Запрет на приобретение прав и обязанностей под именем другого лица направлен не только на обеспечение неприкосновенности чужого имени. Другая, не менее важная цель этого запрета состоит в защите от дезориентации неопределенного круга субъектов, могущих вступить с гражданином в правовые отношения.

Некоторые изменения были внесены в ст. 20 ГК, посвященную месту жительства гражданина. Как и ранее, в п. 1 указанной статьи установлено, что местом жительства признается место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает. Более подробно об этом говорится в Законе РФ от 25 июня 1993 г. N 5242-1 «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации» и Правилах регистрации и снятия с учета граждан Российской Федерации. Так, согласно п. 3 Правил местом жительства является место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает в качестве собственника, по договору найма (поднайма), социального найма либо на иных основаниях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, — жилой дом, квартира, служебное жилое помещение, специализированные дома (общежитие, гостиница-приют, дом маневренного фонда, специальный дом для одиноких и престарелых, дом-интернат для инвалидов, ветеранов и другие), а также иное жилое помещение.

Формальным основанием признания гражданина проживающим в определенном месте жительства является его регистрация по месту жительства (от места жительства следует отличать место пребывания. Местом пребывания признается гостиница, санаторий, дом отдыха, пансионат, туристическая база, больница, а также другое жилое помещение, где гражданин проживает временно). Однако государственная регистрация по месту жительства не происходит автоматически.

Как было отмечено в литературе, исследование нормативных правовых актов Российской Федерации, субъектов РФ, органов местного самоуправления и судебной практики позволяет выделить три ключевых основания для отказа в регистрации граждан по месту жительства:

  1. ограничение свободы передвижения и выбора места жительства на определенных территориях РФ, имеющих особый правовой статус, где федеральными законами устанавливаются соответствующие правовые режимы, основная цель которых — обеспечение безопасности (речь идет о приграничных территориях и закрытых территориальных образованиях);
  2. косвенное ограничение права на свободный выбор места жительства, вытекающее из определенных жилищным законодательством способов реализации права на жилище, поскольку при невыполнении установленных требований гражданин не может получить необходимые для регистрации по месту жительства документы, а соответственно — оформить регистрацию;
  3. отсутствие у гражданина жилого помещения или проживание гражданина в нежилом помещении, которое приспособлено им для проживания .
Читайте так же:  Региональный материнский капитал за третьего ребенка в ростовской области

Миролюбова С.Ю. Институт регистрации граждан по месту жительства и месту пребывания // Журнал российского права. 2011. N 7. С. 23.

Сам по себе факт регистрации по месту жительства или отсутствия таковой не порождает для гражданина каких-либо прав и обязанностей и не может служить основанием ограничения или условием реализации прав и свобод граждан, предусмотренных Конституцией РФ, федеральными законами и законодательными актами субъектов РФ. Однако факт государственной регистрации по месту жительства служит основанием для реализации конституционных прав граждан на получение медицинского обслуживания, пенсионного обеспечения, возможности пользования детскими дошкольными и школьными учреждениями.

Регистрационный учет осуществляют территориальные органы федеральной миграционной службы, при их отсутствии — местная администрация (подробнее — ст. 2 — 7 Закона о праве граждан РФ на свободу передвижения). Из-за возможных несовпадений между фактическим местом жительства гражданина и иными обстоятельствами (регистрационный учет места нахождения имущества, работы, проживания семьи и т.п.) все перечисленное не предрешает вопроса о месте жительства. Место жительства может не совпадать с местом регистрации по месту жительства.

Закон связывает категории «место жительства» и «место пребывания» с наличием жилого помещения, которое в соответствии с ЖК РФ и ГК РФ должно отвечать определенным требованиям.

Таким образом, необходимо наличие жилого помещения и право проживания в нем. Согласно ст. 15 ЖК РФ жилым помещением признается изолированное помещение, которое является недвижимым имуществом и пригодно для постоянного проживания граждан (отвечает установленным санитарным и техническим правилам и нормам, иным требованиям законодательства). Порядок признания помещения жилым помещением и требования, которым должно соответствовать жилое помещение, устанавливаются уполномоченным Правительством РФ федеральным органом исполнительной власти в соответствии с указанным Кодексом. Также жилое помещение может быть признано непригодным для проживания.

Для того чтобы помещение приобрело статус жилого, оно должно быть изолированным и пригодным именно для длительного проживания. По смыслу положений ЖК РФ жилое помещение в случае установления его непригодности для длительного проживания теряет статус такового.

Термин «преимущественно» означает, что речь идет о ситуациях, когда гражданин имеет несколько жилых помещений, в которых он может проживать по указанным выше основаниям, и своим контрагентам он может указать то помещение, которым он владеет, но фактически там не проживает. Таким образом, слово «преимущественно» означает, что в том или ином месте он проживает чаще, чем в других местах.

Вопрос о статусе и месте жительства вынужденных переселенцев и беженцев, т.е. лиц, покинувших место жительства не в индивидуальном порядке и не по своему желанию, а вынужденно, в связи с неблагоприятными политическими, социальными условиями, стихийными бедствиями, а также в силу реальной опасности подвергнуться преследованию по признаку национальной, расовой, религиозной принадлежности и др., регулируется Законом РФ от 19 февраля 1993 г. «О вынужденных переселенцах».

Возникает вопрос о соотношении таких понятий, как регистрация граждан по месту жительства и реальное место жительства этих граждан в тех случаях, когда они не совпадают. Законодатель предложил следующее решение проблемы. В соответствии с изменениями п. 1 статьи 20 ГК дополнен предложением следующего содержания: «Гражданин, сообщивший кредиторам, а также другим лицам сведения об ином месте своего жительства, несет риск вызванных этим последствий». Возникает вопрос, о каких последствиях идет речь.

Точное определение места жительства имеет важное юридическое значение для охраны прав и интересов граждан, обеспечения устойчивости и определенности гражданских правоотношений. С ним ГК связывает наступление целого ряда гражданско-правовых последствий. Например, по общему правилу местом исполнения денежного обязательства является место жительства кредитора, а по другим обязательствам — место жительства должника; с местом жительства связано признание гражданина безвестно отсутствующим и объявление гражданина умершим; место открытия наследства (ст. 1115 ГК); подсудность при разрешении споров в арбитражном суде и суде общей юрисдикции. По месту жительства осуществляется государственная регистрация индивидуального предпринимателя.

В связи с этим в случае сообщения неправильного места жительства могут возникнуть ситуации, неблагоприятные либо для одной, либо для другой стороны гражданского правоотношения. Неблагоприятные последствия могут заключаться, например, в неполучении судебных повесток, что в свою очередь может вызвать риск отрицательных последствий в виде неблагоприятного судебного решения.

Ряд изменений предполагается внести в нормы, посвященные недееспособным и ограниченно дееспособным гражданам. В частности, изменения предполагается ввести в ст. 29, 30, 37 ГК. Причем, как следует из Федерального закона от 30.12.2012 N 302-ФЗ, эти изменения будут внесены со 2 марта 2015 года.

Так, п. 2 ст. 29 ГК был сформулирован следующим образом: «От имени гражданина, признанного недееспособным, сделки совершает его опекун, учитывая мнение такого гражданина, а при невозможности установления его мнения — с учетом информации о его предпочтениях, полученной от родителей такого гражданина, его прежних опекунов, иных лиц, оказывавших такому гражданину услуги и добросовестно исполнявших свои обязанности».

Подобное дополнение представляется важным, поскольку само по себе признание гражданина недееспособным вследствие психического расстройства не означает, что это лицо всегда и везде не способно осознавать характер совершаемых действий либо руководить ими. Поэтому учет мнения недееспособного гражданина при совершении сделок опекуном в отношении имущества недееспособного гражданина очень важен.

А п. 3 указанной статьи был сформулирован следующим образом: «При развитии способности гражданина, который был признан недееспособным, понимать значение своих действий или руководить ими лишь при помощи других лиц суд признает такого гражданина ограниченно дееспособным в соответствии с пунктом 2 статьи 30 настоящего Кодекса. При восстановлении способности гражданина, который был признан недееспособным, понимать значение своих действий или руководить ими суд признает его дееспособным. На основании решения суда отменяется установленная над гражданином опека и в случае признания гражданина ограниченно дееспособным устанавливается попечительство».

Подобное изменение законодательства также представляется достаточно важным, поскольку законодатель предусматривает возможность улучшения психического состояния лица вплоть до полного восстановления. Очевидно, в данном случае законодатель скорее думает о гипотетической ситуации, поскольку в настоящее время большинство психических заболеваний являются неизлечимыми и прогресс в их лечении невозможен.

Не совсем понятно, что имеется в виду под способностью понимать значение своих действий или руководить ими лишь при помощи других лиц. Представляется, что необходимые разъяснения должны дать медики.

В п. 1 ст. 30 ГК было внесено дополнение, в соответствии с которым право попечителя расходовать заработок, пенсию и иные доходы гражданина, ограниченного судом в дееспособности, в интересах подопечного ограничено правилами, предусмотренными статьей 37 ГК. Целесообразность внесения этих дополнений не совсем понятна, поскольку ст. 37 ГК, названная «Распоряжение имуществом подопечного», распространялась на все виды попечительства, в том числе и на попечительство ограниченно дееспособных.

Если ранее последствием психического заболевания могло быть только лишение гражданина дееспособности, то в новом ГК он может по этому основанию быть ограничен в дееспособности. Согласно п. 2 ст. 30 ГК гражданин, который вследствие психического расстройства может понимать значение своих действий или руководить ими лишь при помощи других лиц, может быть ограничен судом в дееспособности в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством. Над ним устанавливается попечительство.

Очевидно, в данном случае речь идет о таких заболеваниях, как старческое заболевание, атеросклероз, и подобных заболеваниях, затрудняющих или делающих невозможным нормальную социализацию гражданина, однако не лишающих возможности понимать значение своих действий или руководить ими.

В зависимости от степени психического расстройства гражданин может быть признан либо полностью недееспособным, либо ограниченно дееспособным.

Гражданин, ограниченный в дееспособности вследствие психического заболевания, ряд сделок может совершать самостоятельно. В частности, речь идет о сделках, предусмотренных подпунктами 1 и 4 пункта 2 статьи 26 ГК, к числу которых относятся сделки, вытекающие из права:

  1. распоряжаться своими заработком, стипендией и иными доходами;
  2. осуществлять права автора произведения науки, литературы или искусства, изобретения или иного охраняемого законом результата своей интеллектуальной деятельности;
  3. в соответствии с законом вносить вклады в кредитные учреждения и распоряжаться ими;
  4. совершать мелкие бытовые сделки и иные сделки, предусмотренные пунктом 2 статьи 28 ГК (сделки, направленные на безвозмездное получение выгоды, не требующие нотариального удостоверения либо государственной регистрации, сделки по распоряжению средствами, предоставленными законным представителем или с согласия последнего третьим лицом для определенной цели или для свободного распоряжения).

Остальные сделки такой гражданин совершает с письменного согласия попечителя. Сделка, совершенная таким гражданином, действительна также при ее последующем письменном одобрении его попечителем.

Гражданин, ограниченный судом в дееспособности по указанным выше основаниям, может распоряжаться выплачиваемыми на него алиментами, социальной пенсией, возмещением вреда здоровью и в связи со смертью кормильца и иными предоставляемыми на его содержание выплатами с письменного согласия попечителя, за исключением выплат, которые указаны в подпункте 1 пункта 2 статьи 26 ГК и которыми он вправе распоряжаться самостоятельно.

Такой гражданин вправе распоряжаться указанными выплатами в течение срока, определенного попечителем. Распоряжение указанными выплатами может быть прекращено до истечения данного срока по решению попечителя.

При наличии достаточных оснований суд по ходатайству попечителя либо органа опеки и попечительства может ограничить или лишить такого гражданина права самостоятельно распоряжаться своими доходами, указанными в подпункте 1 пункта 2 статьи 26 ГК.

Законодатель не уточняет, что имеется в виду под достаточными основаниями. Следовательно, речь идет об оценочном понятии. Представляется, что такими основаниями могут быть злоупотребление алкоголем, наркотическими средствами, а также неразумное расходование денежных средств (мотовство).

Следует иметь в виду, что гражданин, дееспособность которого ограничена вследствие психического расстройства, самостоятельно несет имущественную ответственность по сделкам, совершенным им в соответствии с п. 2 ст. 30 ГК. Кроме того, такой гражданин должен самостоятельно возмещать причиненный им вред по общим правилам ГК.

В определенной степени расширены обязанности попечителей, которые в соответствии с п. 2 ст. 33 ГК должны будут оказывать подопечным содействие в осуществлении ими своих прав и исполнении обязанностей, а также охранять их от злоупотреблений со стороны третьих лиц.

Кроме того, опекуны и попечители должны заботиться о развитии (восстановлении) способности гражданина, дееспособность которого ограничена вследствие психического расстройства, или гражданина, признанного недееспособным, понимать значение своих действий или руководить ими (п. 3 ст. 36 ГК). Представляется, что эта норма носит декларативный характер, поскольку непонятно, в чем конкретно должна заключаться эта забота. Кроме того, как уже было отмечено выше, подавляющее большинство психических заболеваний являются неизлечимыми.

В п. 3 ст. 36 ГК появился новый абзац, согласно которому опекуны и попечители исполняют свои функции, учитывая мнение подопечного, а при невозможности его установления — с учетом информации о предпочтениях подопечного, полученной от его родителей, прежних опекунов, иных лиц, оказывавших ему услуги и добросовестно исполнявших свои обязанности.

Это, несомненно, важное положение, поскольку расширяет права подопечных. Можно прийти к выводу, что в тех случаях, когда его мнение не было учтено, подопечный может оспорить действия опекунов и попечителей в суде. Однако следует учитывать, что представлять его интересы должны опекуны как законные представители.

Поставить в тяжелое материальное положение семью можно в результате не только злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами, но и чрезмерного увлечения азартными играми и систематического в них участия. Причем размер ущерба может быть даже больше. Известно немало случаев, когда из-за болезненного пристрастия к азартным играм люди проигрывали все свое имущество, включая квартиры и дачи. Появились даже специальные термины, обозначающие это пристрастие (игромания, лудомания).

В связи с этим вполне правомерным представляется принятие абзаца п. 1 ст. 30 ГК в следующей редакции: «Гражданин, который вследствие пристрастия к азартным играм, злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами ставит свою семью в тяжелое материальное положение, может быть ограничен судом в дееспособности в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством. Над ним устанавливается попечительство».

Вместе с тем следует учитывать, что в дореволюционной России как основания ограничения в дееспособности применялись в законодательстве такие термины, как «мотовство» и расточительство», которые были более широкими и включали в себя не только пристрастие к карточным и прочим играм на деньги, но и безмерную и разорительную роскошь, излишества при покупках и т.д. Люди, страдающие подобными болезненными пристрастиями, существуют и сейчас, поэтому можно было бы поставить вопрос о включении таких пристрастий в число оснований для ограничения дееспособности. Однако законодатель не пошел по этому пути. Очевидно, это произошло потому, что трудно установить сам факт болезненного пристрастия к расточительности. Строго говоря, к расточительности склонна вся женская половина нашей страны и немалое количество мужчин.

Ограниченный в дееспособности гражданин вследствие психического расстройства может выздороветь, и тогда суд отменяет ограничение его дееспособности.

Изменения были внесены в п. 1 ст. 37 ГК, согласно которому «1. Опекун или попечитель распоряжается доходами подопечного, в том числе доходами, причитающимися подопечному от управления его имуществом, за исключением доходов, которыми подопечный вправе распоряжаться самостоятельно, исключительно в интересах подопечного и с предварительного разрешения органа опеки и попечительства. Суммы алиментов, пенсий, пособий, возмещения вреда здоровью и вреда, понесенного в случае смерти кормильца, а также иные выплачиваемые на содержание подопечного средства, за исключением доходов, которыми подопечный вправе распоряжаться самостоятельно, подлежат зачислению на отдельный номинальный счет, открываемый опекуном или попечителем в соответствии с главой 45 настоящего Кодекса, и расходуются опекуном или попечителем без предварительного разрешения органа опеки и попечительства. Опекун или попечитель предоставляет отчет о расходовании сумм, зачисляемых на отдельный номинальный счет, в порядке, установленном Федеральным законом «Об опеке и попечительстве».

Следует иметь в виду, что это положение вступит в силу только после того, как будет введено в законодательство понятие номинального счета.

О том, что такое номинальный счет, можно судить из проекта ГК, предусматривающего среди прочего введение номинального счета. Такой вид счета открывается для совершения операций с денежными средствами, права на которые принадлежат другому лицу — бенефициару. Владельцем счета может быть опекун, попечитель, агент и другие лица (п. 1 ст. 860.7 ГК РФ в редакции проекта).

В проекте ГК РФ установлено, что арест, приостановление операций по счету и списание денежных средств, находящихся на номинальном счете, по обязательствам владельца счета, не допускаются (абз. 1 ст. 860.11 ГК РФ в редакции проекта). Однако денежные средства могут списываться с номинального счета, если банком осуществлялось кредитование счета (ст. 850 ГК РФ) и/или в договоре на открытие номинального счета была установлена обязанность по оплате банковских услуг (ст. 851 ГК РФ).

В то же время арест, приостановление операций по счету и списание денежных средств, находящихся на номинальном счете, могут осуществляться по обязательствам бенефициара — либо по решению суда, либо в иных предусмотренных законом или договором случаях (ст. 860.11 ГК РФ в редакции проекта).

Таким образом, цель введения номинального счета заключается в том, чтобы уменьшить риски в тех случаях, когда денежные средства зачисляются на счета лиц, которые не являются собственниками этих денежных средств.

В отношении крестьянских (фермерских) хозяйств законодатель предоставил две модели существования. Как и ранее, любое физическое лицо вправе заниматься производственной или иной хозяйственной деятельностью в области сельского хозяйства без образования юридического лица на основе соглашения о создании крестьянского (фермерского) хозяйства, заключенного в соответствии с законом о крестьянском (фермерском) хозяйстве. В таких случаях главой крестьянского (фермерского) хозяйства может быть гражданин, зарегистрированный в качестве индивидуального предпринимателя.

Законом, о котором идет речь выше, является Федеральный закон от 11.06.2003 N 74-ФЗ «О крестьянском (фермерском) хозяйстве». Со дня вступления в силу Закона утратил силу действовавший ранее Закон РСФСР от 22.11.1990 «О крестьянском (фермерском) хозяйстве».

Режим совместной собственности крестьянского (фермерского) хозяйства устанавливается по умолчанию. Соглашением между членами хозяйства может быть установлен иной режим только общей собственности, то есть общей долевой.

Фермерское хозяйство может быть создано одним гражданином (п. 2 ст. 1 Федерального закона «О крестьянском (фермерском) хозяйстве»). Тогда, естественно, имущество фермерского хозяйства находится в индивидуальной собственности этого гражданина.

Имущество крестьянского (фермерского) хозяйства — это не все имущество членов хозяйства, но только то имущество, которое необходимо для осуществления его деятельности.

Крестьянское (фермерское) хозяйство (КФХ) представляет собой особую форму хозяйствования, присущую аграрному производству и сельскому укладу жизни.

В то же время в ГК появилась ст. 86.1, согласно которой граждане, ведущие совместную деятельность в области сельского хозяйства без образования юридического лица на основе соглашения о создании крестьянского (фермерского) хозяйства (статья 23), вправе создать юридическое лицо — крестьянское (фермерское) хозяйство.

Следует иметь в виду, что Закон РСФСР от 22.11.1990 «О крестьянском (фермерском) хозяйстве» допускал создание крестьянского (фермерского) хозяйства самостоятельным хозяйствующим субъектом с правами юридического лица, представленным отдельным гражданином, семьей или группой лиц, осуществляющим производство, переработку и реализацию сельскохозяйственной продукции.

Немалое количество крестьянских (фермерских) хозяйств было создано на основании указанного Закона. В связи с этим в п. 7 ст. 2 переходных положений было сказано, что со дня официального опубликования настоящего Федерального закона к крестьянским (фермерским) хозяйствам, которые созданы в качестве юридических лиц в соответствии с Законом РСФСР от 22 ноября 1990 года N 348-1 «О крестьянском (фермерском) хозяйстве», подлежат применению правила статьи 86.1 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции настоящего Федерального закона). Перерегистрация ранее созданных крестьянских (фермерских) хозяйств в связи с вступлением в силу настоящего Федерального закона не требуется.

Крестьянским (фермерским) хозяйством, согласно п. 1 ст. 86.1 ГК, признается добровольное объединение граждан на основе членства для совместной производственной или иной хозяйственной деятельности в области сельского хозяйства, основанной на их личном участии и объединении членами крестьянского (фермерского) хозяйства имущественных вкладов.

Такое определение позволяет сделать вывод о том, что речь идет о коммерческом юридическом лице.

Собственником имущества крестьянского (фермерского) хозяйства является само крестьянское (фермерское) хозяйство как юридическое лицо. Таким образом, речь более не идет об общей совместной или долевой собственности членов такого хозяйства.

Как следует из п. 3 ст. 86.1 ГК, гражданин может быть членом только одного крестьянского (фермерского) хозяйства, созданного в качестве юридического лица. Наличие подобного правила обусловлено как необходимостью непосредственного трудового участия членов крестьянского (фермерского) хозяйства в его деятельности (работать сразу в двух крестьянских (фермерских) хозяйствах было бы крайне затруднительно), так и особенностями ответственности по обязательствам. В последнем случае речь идет о том, что члены крестьянского (фермерского) хозяйства, созданного в качестве юридического лица, несут по обязательствам крестьянского (фермерского) хозяйства субсидиарную ответственность. Это значит, что в случае недостаточности имущества крестьянского (фермерского) хозяйства как юридического лица его члены должны платить по долгам своим личным имуществом.