Иск сбербанк мобильный банк

Мобильный банк «Сбера» сам несет ответственность за свои сбои

Гагаринский райсуд отклонил иск клиента, заподозрившего Сбербанк в преднамеренном уничтожении материалов, которые могли бы подтвердить, что он не забирал из банкомата деньги, списанные с его счета. Впрочем, он и сам понимал слабость своей позиции, да и судья, судя по всему, тоже видела, что время упущено.

Вечером 15 июля 2014 года Андрей Спицын [фамилия изменена] попытался снять через банкомат 80 000 руб. со счета в отделении Сбербанка. Первая попытка оказалась неудачной – автомат вернул карту и выдал чек с информацией о некорректности запрашиваемой суммы. Клиент повторил попытку в двух других банкоматах, но не получил ни денег, ни чека. Тогда Спицын обратился к сотруднику банка, который посоветовал ему снять сумму в два раза меньше. 40 000 руб. банкомат согласился выдать, но позже, когда Спицын уже пришел домой, то ему пришли СМС-сообщения мобильного банка о снятии не только этой суммы, но и 80 000 руб. во время второй попытки. Первое смс указало на сбой, а во втором уже была информация о снятии 80 000 руб., в третьем – о 40 000 руб.

На следующий день он пришел с претензией в «Сбер», где написал, что автомат не выдал списанные со счета 80 000 руб. А когда через пару дней заглянул туда вновь, то, как говорил Спицын позже, уже во время судебного разбирательства с банком, его работник, заглянув в компьютер, сказал ему, что в базе есть сведения о техническом сбое. Тем не менее 4 октября в официальном ответе Сбербанка на претензию клиента было написано, что клиент должен был получить указанную сумму, так как она была выдана автоматом. Правда, одновременно сотрудники банка, по словам Спицына, посоветовали ему обратиться в полицию из-за возможной кражи денег «неустановленным третьим лицом» и добавили, что правоохранительным органам будет предоставлен доступ к видеоматериалам, где фиксируются все происходящее возле банкоматов.

Спицын обратился в полицию, а через два месяца получил постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Нет доказательств противоправных действий, говорили ему правоохранители, так как Сбербанк не смог предоставить материалы видеонаблюдения – они уничтожаются спустя 60 дней хранения. Если этот порядок был соблюден, то их стерли в районе 15 сентября, еще до того, как клиент получил ответ на претензию.

В итоге 12 декабря 2014 года, Спицын обратился с иском в Гагаринский райсуд Москвы. Он требовал взыскать со Сбербанка снятые со счета 80 000 руб. и 8000 руб. компенсации морального вреда. В среду на этой неделе, 4 февраля, состоялось финальное заседание по этому делу в первой инстанции.

Судья Татьяна Басихина спросила, есть ли у сторон ходатайства. Спицын на это заметил, что «теперь даже лишен возможности что-то запросить», потому что «видеоматериалы как доказательства были уничтожены».

Тогда судья попросила представителя ответчика объяснить, как вообще в банке осуществляется контроль за обращениями клиентов.

– Есть претензионная служба, которая хранит такие материалы, в том числе видео, – начал юрист. – Но они долго не хранятся, а сотрудники службы используют для анализа жалобы ленту банкомата и выписку по счету. Это и есть основной документ. Сотрудники банка ознакомились с выпиской по счету и сразу поняли, что средства были выданы господину Спицыну. Поэтому никто и не стал просматривать видео.

– Но из искового заявления следует, что видео и есть главный материал для анализа. Кто-то же делает заключение по таким жалобам, они как-то регистрируются, правильно? – настаивала Басихина.

– Да, правильно. Возможно, и был просмотр, но у нас ничего не остается. Видеопросмотр не сохранился, – говорил юрист Сбербанка.

– Почему только сейчас пришли в суд? – поинтересовалась судья у Спицына.

– Потому что из полиции только сейчас ответ получил. На словах они мне сказали, что видеоматериалы им не дали, тогда я уже обратился в суд. Я все надеялся, что разберемся как-то с полицией… – ответил истец и попробовал обратить внимание суда на то, что, судя по хронологии событий, по тому, что ответ из банка он получил после даты удаления видеоматералов, «Сбер» специально тянул время, чтобы у клиента не «осталось возможности представить какие-либо аргументы». Истец также отметил, что банк, зная о «спорной ситуации», мог бы и сохранить данные.

– Истец не подтверждает документально, что мы умышленно удалили записи, – парировал юрист банка. По его словам, клиент должен был не забыть получить деньги, чек и карту. «При совершении любых действий с помощью автоматов самообслуживания он обязан проследить за полученными средствами», – продекламировал представитель «Сбера» текст из памятки держателя карты и заявил, что исковые требования являются необоснованными. «Мы представили выписку по счету, что деньги были сняты, это и не отрицает истец. Компенсация морального вреда тоже не может быть взыскана, никакой вины банка здесь вообще нет, – говорил он. – Технического сбоя у нас не было в тот момент. Ровно через минуту этим автоматом уже воспользовался следующий клиент, который снял 500 руб. Операция успешно совершается, никаких препятствий не было».

Истец все это время молчал, а потом растерянно сказал: «Но у меня ведь сохранились все эсэмески…»

Юрист «Сбера» отреагировал моментально. «Мобильный банк – это мобильный банк, он сам несет ответственность за свои сбои», – сказал он.

– У меня тогда такой вопрос… Один вопрос… – начал истец, но его прервали. В этот момент юрист Сбербанка показывал судье выписки по операциям, произведенным в банкоматах. Из одной следовало, что 80 000 руб. было снято без каких-либо проблем, на второй значилось получение сорока тысяч. Выписки по третьему аппарату не было. «Если бы [деньги] ошибочно ходили туда-обратно, они были бы отражены в выписке по счету карты», – тараторил юрист «Сбера», комментируя документы.

– Мне непонятно, почему вы уничтожили видеоматериалы? – продолжил истец, когда снова получил возможность высказаться. – Вы же сами мне рекомендовали обратиться в полицию…

Этот вопрос остался без ответа, а через пару минут Спицын узнал, что в удовлетворении его исковых требований отказано.

Как взыскать с банка похищенные деньги с банковской карты

«Сим-сим, откройся!» — кто не знает этого сказочного заклинания, отворяющего вход в пещеру с сокровищами? И вот разгул информационных технологий достиг такого масштаба, что наша жизнь потихонечку стала превращаться в сказку: теперь с помощью заветной сим-карты можно заполучить доступ… Нет, не в пещеру с сокровищами, конечно, а только к управлению своим карточным счетом в банке. Ну, или не своим. В последнем случае истинный владелец счета, как правило, вскоре оказывается в суде, а суд оказывается перед выбором: взыскивать ли ущерб с банка, или предоставить потерпевшему самому решать свои проблемы. Задача еще более усложняется, когда суд обнаруживает, что владелец счета в немалой степени сам поспособствовал своему горю — не хранил симку как зеницу ока или вообще подключил услугу к чужому номеру.

Мобильный, но не безопасный

«Вор должен сидеть в тюрьме!» — благодаря советскому кинематографу об этом знает каждый. О том, что именно с вора надо взыскивать причиненный им ущерб, догадываются тоже многие. Но ведь жулика надо еще найти, и вовсе необязательно, что к тому времени он будет хоть сколько-нибудь платежеспособен. А банк — вон он, да и что-что, а деньги в нем должны быть. Так рассуждают большинство из тех, кому на собственном горьком опыте довелось убедиться в том, что банковские мобильные технологии существенно облегчают жизнь не только клиентам банков, но и злоумышленникам. В результате суды сейчас не испытывают недостатка в делах, в которых граждане, наконец постигшие суть понятия «мобильность», пытаются взыскать с банков то, чего они не досчитались при очередной проверке своего карточного счета.

Чаще всего ответчиком в такого рода делах выступает Сбербанк России. И это понятно. Сказывается здесь не только особое положение этой организации в нашей банковской системе, но и то, что «симочное» управление своими финансами Сбербанк продвигает в широкие массы, пожалуй, настойчивее других. Называется у него эта услуга «Мобильный банк», а предлагается, увы, без излишних разъяснений, в полном соответствии с известным маркетинговым принципом: «Чем меньше клиент знает, тем крепче спит». Поэтому уже не выглядят чем-то необычным случаи, аналогичные тому, с которым в прошлом году пришлось разбираться судам Красноярского края.

Началось все с того, что в рамках зарплатного проекта одной жительнице поселка Балахта была выдана банковская дебетовая карта. Позднее к карте была подключена услуга «Мобильный банк». Спустя еще какое-то время для услуги «Мобильный банк» женщина указала другой номер телефона, при этом не только не отключив прежний, но и вообще перестав им пользоваться. Видимо, владелица карты думала, что при подключении к мобильному банку нового номера прежний отключится сам собой, поскольку трудно предположить, что человек осознанно оставит на видном месте ключ от квартиры, где деньги лежат. Однако для сбербанковской услуги «Мобильный банк» одновременно может использоваться несколько номеров телефона. Этого-то женщина и не учла.

В конце концов оператор сотовой связи прежний номер у женщины изъял в связи с его длительным неиспользованием, а через некоторое время передал его другому абоненту. Ну, а тот свой новый номер с бонусом в виде мобильного банка воспринял не иначе, как подарок судьбы, что, к сожалению, сказывается на сохранности чужих денежных средств не лучшим образом.

Читайте так же:  Сколько раз можно менять завещание

Обнаружив, что у ее банковского счета появился еще один распорядитель, владелица карты обратилась в полицию, а заодно, разумеется, и в банк, требуя возместить причиненный ей ущерб. Но платить за «того парня», которому достался «счастливый номер», флагман российской банковской системы ожидаемо отказался. И женщина отправилась в суд. И не прогадала.

В отличие от многих других случаев, на этот раз и мировой судья, и Балахтинский районный суд, в который дело поступило на апелляционный пересмотр, не проявили склонности придавать излишнего значения увещеваниям Сбербанка, что упрекнуть его не в чем, а ущерб нужно взыскивать с нового владельца «счастливого номера» (тот, кстати говоря, к тому времени уже был установлен правоохранительными органами).

Одним из основных доводов судов было то, что при предоставлении услуги «Мобильный банк» Сбербанк нарушил требования Закона РФ от 07.02.1992 N 2300-1 «О защите прав потребителей», в частности, содержащиеся в ст. 7, согласно которой услуга при обычных условиях ее использования не должна причинять вред имуществу потребителя. Этой же статьей установлено, что если для безопасности использования услуги необходимо соблюдать специальные правила, то они должны быть доведены до сведения потребителя. «Раз мобильный банк позволяет списывать денежные средства с карты помимо воли ее держателя, значит, услуга является небезопасной. А коли это так, то клиента о таком недостатке неплохо бы проинформировать, причем как-нибудь доходчиво, а не просто вручив ему мимоходом очередное многостраничное руководство», — примерно так рассуждали балахтинские служители Фемиды, делая вывод о том, что Сбербанк свои обязательства исполнял не так безупречно, как того хотел бы законодатель.

Продолжили суды ссылкой уже на ст. 14 «Конституции потребителей», где говорится о том, что вред, нанесенный имуществу потребителя в связи с недостатками услуги, должен быть возмещен исполнителем, а освобожден от этой неприятной обязанности он может быть только в том случае, если докажет, что вред причинен вследствие непреодолимой силы или нарушения потребителем установленных правил использования услуги. В подтверждение своих доводов о том, кто и что должен доказывать, суды сослались еще и на Федеральный закон от 27.06.2011 N 161-ФЗ «О национальной платежной системе», в ст. 9 которого установлено, что оператор по переводу денежных средств (в данном случае — банк) «обязан возместить сумму операции, совершенной без согласия клиента, если не докажет, что клиент нарушил порядок использования электронного средства платежа».

Жулик на роль «непреодолимой силы», понятно, не подошел. Не нашлось у Сбербанка и доказательств того, что истица передавала карту или сообщала ПИН-код третьим лицам, из чего суды сделали вывод, что нарушений порядка использования электронного средства платежа женщиной допущено не было. В итоге служители Фемиды не усмотрели никаких препятствий к тому, чтобы именно со Сбербанка взыскать все похищенное с карточного счета, а плюс к этому еще и компенсацию морального вреда вместе со штрафом за отказ добровольно выполнить требования потребителя.

К сказанному можно добавить, что хотя такой исход дела к категории из ряда вон выходящих и не относится, но и правилом, увы, не является. Известно немало случаев, когда сетования на отсутствие полной и достоверной информации об услуге отметались судами на том лишь основании, что свой экземпляр руководства по использованию мобильного банка клиент все-таки получил и не вина банка, что потребитель не смог своевременно и в полной мере оценить в этом документе третье примечание к сто пятьдесят второму параграфу.

Чересчур мобильный кредит

Функциональность услуги «Мобильный банк» крайне вредно недооценивать. С ее помощью граждане не только лишаются собственных средств, но еще и приобретают заемные, правда, клиенту валюта при этом предлагается лишь виртуальная, что, однако, нисколько не отражается на реальности его задолженности перед банком. Для возврата полученного таким образом кредита тоже можно использовать законодательство о защите прав потребителей, особенно когда повод к этому предоставляет сам Сбербанк. Например, как в деле, рассмотренном пару месяцев назад Протвинским городским судом Московской области.

Видимо, рассудив: «Пусть будет — хлеба не просит», жительница подмосковного Протвино оформила в Сбербанке кредитную карту. Активировать «кредитку» женщина не торопилась, а бережно хранила ее и запечатанный конверт с ПИН-кодом до лучших времен. Долго ждать они себя не заставили. В один прекрасный день женщина вдруг обнаружила, что кредитные средства и без нее нашлось кому израсходовать. Виновником тому оказался мобильный банк. Выяснилось, что эта услуга была подключена к карточному счету женщины на номер телефона, который та указала для контактов. Впоследствии пользоваться этим номером она перестала, и оператор сотовой связи передал его другому абоненту. По всей видимости, тот и решил «наэсэмэсить» себе оборотных средств.

Возвращать кредит, который поспешил пройти мимо ее кошелька, женщина, понятно, желанием не горела, и вскоре в суд от нее поступило соответствующее исковое заявление. Неудачливая заемщица потребовала, во-первых, признать договор об открытии счета и выдаче кредитной карты не заключенным в части подключения услуги «Мобильный банк», а во-вторых, взыскать со Сбербанка причиненные ей убытки путем зачисления похищенной денежной суммы на счет кредитной карты и аннулирования ее задолженности перед банком. Суд признал эти требования вполне обоснованными.

В суде выяснилось, что женщина имела немного шансов отказаться от услуги «Мобильный банк», поскольку Сбербанк об этом позаботился. В заявлении об открытии счета и выдаче кредитной карты в разделе «Мобильный банк» имелось всего два пункта. Если клиент не являлся пользователем услуги «Мобильный банк», ему предлагалось отметить пункт: «Прошу зарегистрировать номер указанного мной мобильного телефона в мобильном банке. Альтернативой был лишь пункт: «Прошу подключить к мобильному банку карту, открытую в соответствии с настоящим заявлением», напротив которого нужно было поставить «галку», если указанный клиентом номер телефона уже был зарегистрирован в мобильном банке. Поскольку второй пункт женщине не подходил точно, она добросовестно отметила первый, хотя в услугах мобильного банка и не нуждалась.

Суд находчивость Сбербанка оценил, правда, лишь с позиций соответствия такого поведения положениям ст. 16 Закона РФ «О защите прав потребителей». Согласно этой норме «запрещается обусловливать приобретение одних товаров (работ, услуг) обязательным приобретением иных товаров (работ, услуг)». Данной статьей также установлено, что убытки, причиненные потребителю вследствие нарушения его права на свободный выбор услуг, должны быть в полном объеме возмещены исполнителем.

Выводы последовали вполне закономерные. Для начала суд отметил, что, включив в кредитный договор безальтернативную просьбу о подключении услуги «Мобильный банк», Сбербанк тем самым, по сути, обусловил получение кредита приобретением другого своего продукта. А раз так, значит, банк злоупотребил свободой договора «в форме навязывания контрагенту несправедливых условий», что, по мнению служителя Фемиды, «влечет ничтожность договора в данной части». Поставив на вид Сбербанку еще и то, что он не проинформировал должным образом о возможной небезопасности мобильного банка и связанных с этим рисках для заемщика, суд удовлетворил все требования истицы, предоставив флагману российской банковской системы самому разбираться с истинным получателем кредитных средств.

Неправильно набран номер

Еще одной обширной категорией граждан, пострадавших от мобильного банка, являются те, которым не довелось обзавестись хоть и обременительной, но весьма полезной привычкой сначала внимательно читать документ, а затем уж ставить свою подпись. К сожалению, известно немало случаев, когда денежные средства попадали с карточного счета в «чужие руки» в связи с тем, что мобильный банк был подключен к ошибочно указанному номеру телефона. Например, в подобной ситуации некоторое время назад оказалась жительница Нового Оскола, из-за своей невнимательности приобретшая вместо кредитных средств лишь головную боль да задолженность перед Сбербанком.

Инициатором судебного разбирательства на этот раз выступил сам Сбербанк, весной прошлого года обратившийся в суд с иском о взыскании кредита. Защищаясь от претензий, женщина пояснила, что заемных средств она так и не получила, поскольку при оформлении договора для услуги «Мобильный банк» был неверно указан номер телефона, вследствие чего денежные средства после их зачисления на кредитную карту были списаны лицом, которому принадлежал злополучный номер. Но Новооскольский районный суд эта детективная история ничуть не заинтересовала, и иск Сбербанка был удовлетворен.

Зато она заинтересовала Белгородский областной суд, в который незадачливая заемщица обратилась с апелляционной жалобой. Для вынесения постановления в пользу женщины судебной коллегии не потребовалось даже обращаться к законодательству о защите прав потребителей — хватило и общих положений Гражданского кодекса. Решающим аргументом выступила ст. 401 ГК РФ, содержащая прописную истину о том, что «лицо, не исполнившее обязательство либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины». Вина же ответчицы, по мнению судей, доказана не была, поскольку формуляр заявления на получение кредитной карты женщиной собственноручно не заполнялся, а был распечатан сотрудником банка и затем ею подписан, вследствие чего невозможно установить, кем была допущена ошибка — самой ответчицей или работником банка.

Конечно, хорошо все, что хорошо кончается. Однако было бы ошибочным думать, что подобная аргументация будет работать во всех случаях. Во-первых, назвать бесспорной ее довольно сложно, ведь никто не отменял для взрослого человека необходимость знакомиться с тем, что ему предлагается подписать. А во-вторых, Сбербанк не всегда сидит сложа руки, когда дело доходит до выяснения того, кто все-таки перепутал цифры. Причем предпринимать что-то экстраординарное здесь может и не потребоваться.

Например, Рудничному районному суду Кемерово, куда в феврале этого года обратилась очередная пострадавшая от мобильных сбербанковских технологий, вполне хватило заверений работницы банка в том, что при оформлении заявления на получение кредитной карты номер телефона для подключения услуги «Мобильный банк» был указан со слов заемщика. Все вполне предсказуемо, включая и воспоследовавшее на это шаблонное: «Оснований не доверять показаниям свидетеля у суда нет». В итоге в иске к Сбербанку о взыскании убытков и аннулировании задолженности было отказано, а обращение в Кемеровский областной суд оказалось пустой тратой времени.

Читайте так же:  Заявление о приеме на работу при переводе образец

Бывает и так, что вопрос «Кто виноват?» суд не интересует вовсе, поскольку на отнюдь нериторическое «Что делать?» он запросто берется ответить исходя из совершенно иных обстоятельств.

«Мастер-класс» на эту тему в мае этого года предложил Железнодорожный районный суд Пензы. Дело касалось взыскания Сбербанком задолженности по кредитному договору. Как и в предыдущих случаях, из-за регистрации в мобильном банке неверно указанного номера телефона кредитные средства до горе-заемщика так и не дошли. При этом уголовное дело, возбужденное по факту хищения денежных средств с банковской карты, было приостановлено в связи с неустановлением лица, причастного к совершению преступления. Это-то обстоятельство и явилось для суда отправной точкой для построения следующего умозаключения. Поскольку уголовное дело приостановлено, нельзя говорить о том, что факт хищения денежных средств установлен. Ну а «всего-навсего» возбуждение уголовного дела, по мнению суда, «не может служить основанием для отказа в удовлетворении заявленных банком требований, поскольку ни действующим законодательством, ни условиями заключенного между сторонами договора указанное обстоятельство не предусмотрено в качестве основания для освобождения заемщика от исполнения обязательств по кредитному договору».

Понятно, что при столь незатейливом подходе к делу в действующем законодательстве, включая и Закон РФ «О защите прав потребителей», аргументов в пользу пострадавших от подвохов мобильного банка сыщется немного. Очевидно, правда, и то, что честность всегда была дефицитным ресурсом, а уж в наше время — и подавно. Поэтому из-за излишне некритичного отношения к сетованиям вроде: «Так я ж тех денег и в глаза не видел!» — даже у Сбербанка России могут начаться проблемы с ликвидностью. Видимо, «истина» должна быть где-то посередине, однако пока судебная практика будет ее нащупывать, на суд стоит лишь надеяться, но самим не плошать — внимательно проверять все данные, предоставляемые для мобильного банка, и своевременно отключать от этой услуги те номера телефона, неиспользование которых может повлечь их передачу другим абонентам.

Иск сбербанк мобильный банк

Мировой судья судебного участка № 124 Чернушинского муниципального района Пермского края Воробьев С.И., с участием

истца Маслова М.В.

представителя ответчика Андреевой Н.В.

при секретаре Шварц Е.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении судебного участка гражданское дело по иску Маслова М.В. к ОАО «Сбербанк России» о взыскании денежных средств незаконно списанных со счета, процентов за пользование чужими денежными средствами и компенсации морального вреда,

Маслов М.В. обратился в суд с иском к ОАО «Сбербанк России» о взыскании денежных средств незаконно списанных с его счета, процентов за пользование чужими денежными средствами и компенсации морального вреда. Свой иск Маслов М.В. мотивировал тем, что 19.05.2010 года между ним и ОАО «Сбербанк России» в лице филиала № … был заключен договор банковского обслуживания, к счету №… была выдана дебетовая карта Сбербанк- Maestro « Momentum » № …. 29.08.2011 г. он намеревался проверить кредит чрез систему «Сбербанк Онлайн», зашел на сайт sbrf.ru, ввел логин и пароль, в это время появилось сообщение «ошибка входа по техническим причинам». Затем ему пришло SMS — сообщение от номера 6470 о переводе денежных средств платежным поручением №70 на сумму 14999 руб. на инновационные технологии и пароль. На его сотовый телефон поступает еще одно SMS — сообщение от sb-rf: «Для того, чтобы отменить операцию, введите одноразовый пароль». В это время он набрал номер технической поддержки ответчика 88005555550 с домашнего телефона, но оператор сообщил, что все специалисты заняты, и ему ответят в течение 10 минут. Во время ожидания ему поступил звонок на сотовый телефон от абонента номер 880055555550. Ему представились сотрудником банка и сообщили о сбое в системе и, что рассылаются ошибочные SMS -сообщения и ему нужно срочно отменить все операции. В ходе разговора со звонившим он потребовал сообщить Ф.И.О. и его должность. Звонивший представился Говриловым Алексеем после чего звонок прервался. В это время на звонок с домашнего телефона из службы поддержки банка ответ не поступил. Ему вновь пришло SMS — сообщение от sb.rf, что для того, чтобы отменить ошибочную операцию, нужно ввести одноразовый пароль. Он продолжал ждать ответ специалиста. На экране монитора появился экран для ввода пароля для отмены ошибочных операций и он его ввел, после чего ему пришло SMS — сообщение, что все ошибочные операции отменены, работа возобновиться в течение получаса и извинились за неудобства. Он продолжил ждать ответ, но ему вновь пришло SMS -сообщение от номера 900, о том, что с его счета списано 14999 рублей. Через длительное время оператор технической поддержки Сбербанка ответил и пояснил ему, что у него прошли мошеннические операции, необходимо заблокировать карту и обратиться в отделение Сбербанка и полицию. 30.08.2011 г. он обратился в Чернушинское отделение № 1668 ОАО «Сбербанк России», где написал претензию, что данную операцию не совершал, и просит вернуть ему деньги, после этого обратился в полицию, где было возбуждено уголовное дело №746 по ч.1 ст.159 УК РФ. 30.09.2011 г. он снова обратился в Чернушинское отделение банка, узнать как разрешена его претензия, где ему ответили, что она решается, хотя прошел уже месяц. Он написал претензию 30.09.2011 в 19:03:00 на сайте sberbank.ru. Письмом Сбербанка от 04.10.2011 г. в возврате денежных средств ему было отказано. С его стороны распоряжения банку о перечислении с расчетного счета денежной суммы не выдавалось и он считает действия банка по списанию денежных средств незаконными. Он считал, что в соответствии со ст.395 ГК РФ ответчик обязан уплатить ему проценты за пользование чужими денежными средствами в сумме 240 руб. 60 коп. за период с 29.08.2011 г. по 01.11.2011 г. Неисполнением требований о возврате денег ответчиком ему причинен моральный вред, т.к. он я испытал сильный стресс, его стали мучить головные боли, бессонница, пришлось обратиться в больницу, где был поставлен диагноз вегето-сосудистая дистония на почве стресса, пришлось принимать лекарственные средства. Моральный вред он оценивается в размере 30 000 руб. На основании требований ст.854, 847, 856, 393, 395, 15 ГК РФ, ст.15, 17 Закон «О защите прав потребителей» Маслов М.В. просил суд взыскать в его пользу с ОАО «Сбербанк России» незаконно списанные с его счета денежные средства 14999 руб., проценты за пользование чужими денежными средствами в сумме 240 руб. 60 коп., компенсацию морального вреда 30000 руб. и расходы на услуги по составлению искового заявления 3000 руб.

В судебном заседании истец Маслов М.В. исковые требования поддержал в полном объеме. Суду пояснил, что по его мнению ответчик оказал ему некачественную услугу, ему не разъяснили, что данная услуга может быть небезопасной. Он доверил свои денежные средства на хранение ответчику и не давал ему поручение на списание денежных средств. Полиция признала его потерпевшим. Считал, что ответчик не должен был привлекать к созданию программного обеспечения стороннюю организацию, чем мог предотвратить распространение сведений о уязвимых местах ПО. При подписании договора ему ничего не разъяснили. Подтвердил, что подписал заявление с указанием условий и подключался к услуге «Сбербанк Онлайн». Он перезванивал на тот номер с которого ему звонил человек, представившийся работником ответчика, ему ответили, что это компания Самсунг. Подтвердил, что он ввел представленный ему в сообщении пароль через свой персональный компьютер. Просил иск удовлетворить.

Представитель ответчика по доверенности Андреева Н.В. исковые требования Маслова М.В. не признала, поддержала доводы, изложенные в письменных возражениях. Суду пояснила, что истцу разъяснялось при заключении договора в каком порядке предоставляется услуга «Сбербанк Онлайн», что подтверждается подписью истца в заявлении. Истец является постоянным пользователем ПК, имеет соответствующее место работы. Маслов М.В. совершил вход через сеть Интернет с ip-адреса НОМЕР в автоматизированную систему «Сбербанк Онлайн» после его идентификации, проведенной на основании собственноручного ввода идентификатора пользователя и пароля по карте № …. Далее истцом было создано платежное поручение № … на сумму 14999 руб. в адрес получателя средств НАЗВАНИЕ на телефон номер …. Банк во исполнение условия договора направил истцу пароль для подтверждения операции, который тот использовал. Ответчик не может отказать клиенту в исполнении поручения и выполнил поручение Маслова, поэтому перечислил денежные средства в сумме 14999 руб. в адрес получателя НАЗВАНИЕ. Просила обратить внимание, что ответчик 29.08.2011 г. истцу из службы технической поддержки не звонил, а звонок был с другого номера, SMS -сообщения от Сбербанка направлялись только с номеров 900 и 6470, что указано в условиях договора, а иные SMS -сообщения направлены истцу иным лицом. Просила в иске отказать.

Заслушав участников судебного заседания и, исследовав представленные доказательства, мировой судья считает, что заявленный иск не подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

29.08.2011 г. ответчик ОАО «Сбербанк России» перечислил денежные средства со счета истца Маслова М.В. в сумме 14999 руб. в адрес получателя Наименование , что подтверждено платежным поручением № … и не оспаривается сторонами. Истец Маслов М.В. считает данные действия ответчика незаконные и требует от ответчика возвратить данные денежные средства.

Суд, исследовав представленные доказательства считает, что ОАО «Сбербанк России» 29.08.2011 г. действовал в соответствии с условиями договора, заключенного с истцом Масловым М.В. и не является лицом неправомерно завладевшим денежными средствами истца, а также стороной необоснованно списавшей средства со счета клиента.

В соответствии со ст.845 ГК РФ по договору банковского счета банк обязуется принимать и зачислять поступающие на счет, открытый клиенту, денежные средства, выполнять распоряжения клиента о перечислении и выдаче соответствующих сумм со счета и проведении других операций по счету. Банк может использовать имеющиеся на счете денежные средства, гарантируя право клиента беспрепятственно распоряжаться этими средствами. Банк не вправе определять и контролировать направления использования денежных средств клиента и устанавливать другие не предусмотренные законом или договором банковского счета ограничения его права распоряжаться денежными средствами по своему усмотрению.

Читайте так же:  Жалоба в фас цена

В соответствии с ч.3 ст.847 ГК РФ договором может быть предусмотрено удостоверение прав распоряжения денежными суммами, находящимися на счете, электронными средствами платежа и другими документами с использованием в них аналогов собственноручной подписи, кодов, паролей и иных средств, подтверждающих, что распоряжение дано уполномоченным на это лицом.

В соответствии со ст.848 ГК РФ банк обязан совершать для клиента операции, предусмотренные для счетов данного вида законом, установленными в соответствии с ним банковскими правилами и применяемыми в банковской практике обычаями делового оборота, если договором банковского счета не предусмотрено иное.

В соответствии со ст.854 ГК РФ списание денежных средств со счета осуществляется банком на основании распоряжения клиента. Без распоряжения клиента списание денежных средств, находящихся на счете, допускается по решению суда, а также в случаях, установленных законом или предусмотренных договором между банком и клиентом.

В соответствии со ст.858 ГК РФ ограничение прав клиента на распоряжение денежными средствами, находящимися на счете, не допускается, за исключением наложения ареста на денежные средства, находящиеся на счете, или приостановления операций по счету в случаях, предусмотренных законом.

В судебном заседании установлено, что 19.05.2010 г. ОАО «Сбербанка России» на основании заявления истца выпустил для него дебетовую карту Сбербанк- Maestro «Мо mentum » № …, с номером счета ….со сроком действия до ноября 2012 г . В заявлении Маслов М.В. указал номер мобильного телефона, по которому с его согласия был подключен экономный пакет услуги «Мобильный банк», включающий в себя направление ответчиком информации по карте на данный номер мобильного телефона, а также исполнение поручений истца по перечислению платежей в пользу организаций с использованием «Мобильного банка» со счета банковской карты, открытой в соответствии с заявлением. В заявлении содержалась информация, что истец был уведомлен о том, что «Условия банковского обслуживания физических лиц Сбербанком», «Условия и тарифы Сбербанка», «Памятка Держателя» размещены на web-сайте банка и его подразделений. Своей подписью истец подтвердил, что при получении банковской карты был ознакомлен с «Условиями использования международных карт Сбербанка России ОАО» и принял их.

08.06.2010 г. истец Маслов М.В. обратился к ответчику с заявлением о подключении к услуге «Сбербанк Онлайн» к банковской карте номер …., ознакомился и обязался выполнять условия предоставления услуги. Ответчиком Маслову М.В. при подключении услуги был присвоен личный номер …для его идентификации в системе «Сбербанк Онлайн», договору присвоен номер …, разъяснены «Условия предоставления услуги «Сбербанк Онлайн», что подтверждено подписью истца в заявлении.

Согласно пунктов 2.5., 2.6. «Условий предоставления услуги «Сбербанк Онлайн» финансовые операции со счетов клиента сторонним получателям в системе производятся на основании подтверждения клиентом одноразовыми паролями, полученными через «Мобильный банк».

Согласно п.2.8 «Условий…» клиент соглашается с тем, что подтверждение им операций (электронных документов/поручений) в системе «Сбербанк Онлайн» постоянным и/или одноразовым паролем, является аналогом собственноручной подписи клиентом бумажных документов/договоров с банком.

Согласно п.2.9 «Условий…» клиент соглашается с получением услуг «Сбербанк Онлайн» через сеть Интернет, осознавая, что сеть Интернет не является безопасным каналом связи, и соглашается нести все риски, связанные с возможным нарушением конфиденциальности и целостности информации при её передаче через сеть Интернет.

Согласно п.2.10 «Условий…» клиент самостоятельно и за свой счет обеспечивает подключение своих вычислительных средств к сети Интернет, доступ к сети Интернет, а также обеспечивает защиту собственных вычислительных средств от несанкционированного доступа и вредоносного программного обеспечения.

29.08.2011 г. на мобильный номер истца с короткого телефона ответчика 6470 посредством SMS сообщения был направлен одноразовый пароль для подтверждения операции по созданному от имени истца платежному поручению № …в адрес Наименование на сумму 14999 руб.

Судом установлено, что Маслов М.В. до истечения срока действия одноразового пароля ввел его в автоматизированную систему через принадлежащий ему персональный компьютер, подключенный к сети Интернет, что предусмотрено пунктами 2.5., 2.6. «Условий предоставления услуги «Сбербанк Онлайн». Данными действиями Маслов М.В. подтвердил финансовую операцию по перечислению денежных средств в сумме 14999 руб., подлежащую исполнению ответчиком.

На основании полученного от истца поручения, подтвержденного одноразовым паролем, ответчик в соответствии с «Условиями предоставления услуги «Сбербанк Онлайн» списал с его счета денежные средства в сумме 14999 руб. в пользу Наименование. О совершенной операции ответчик в соответствии с условиями договора известил истца путем передачи SMS-сообщения с короткого номера 900, что не отрицается истцом.

Поскольку в судебном заседании не установлено нарушений со стороны ответчика прав истца Маслова М.В., суд признает требование истца о взыскании с ответчика денежных средств, списанных со счета истца 29.08.2011 г., необоснованным и отказывает в его удовлетворении.

Кроме того, истцом Масловым М.В. заявлены требования о взыскании с ответчика процентов за пользование чужими денежными средствами и компенсации морального вреда, причиненного неисполнением требований о возврате денежных средства.

В соответствии с ст.395 ГК РФ за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств.

В соответствии со ст.151 ГК РФ под моральным вредом понимаются физические или нравственные страдания, причиненные действиями, нарушающими личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага.

Судом установлено, что ответчиком не нарушены какие-либо права истца, в связи с чем суд считает требования истца о взыскании с ответчика процентов за пользование чужими денежными средствами и компенсации морального вреда необоснованными и оставляет их без удовлетворения.

В соответствии со ст.98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы.

Маслов М.В. не является стороной в пользу которой состоялось решение суда, в связи чем его требование о возмещении судебных расходов суд оставляет без удовлетворения.

Руководствуясь ст.194-198 ГПК РФ, мировой судья

Исковые требования Маслова М.В. к ОАО «Сбербанк России» о взыскании денежных средств списанных со счета Маслова М.В., процентов за пользование чужими денежными средствами и компенсации морального вреда, оставить без удовлетворения, в связи с необоснованностью.

Решение в течение 10 дней с момента его вынесения в окончательной форме может быть обжаловано в Чернушинский районный суд через судебный участок № 124.

Мобильный банк не прошел идентификацию в ВС // Сбербанку отказали во взыскании долга с заемщицы

В одном из дел, рассмотренных на первой неделе 2017 года, гражданская коллегия Верховного суда (ВС) защитила заемщицу Сбербанка, с кредитной карты которой при помощи «Мобильного банка» мошенники списали средства. Банк потребовал эти деньги от заемщицы и ссылался на то, что на телефон, привязанный к «Мобильному банку», направлялись пароли для подтверждения операций. Однако ВС посчитал, что таким способом идентификации владельца счета не произошло, ведь телефон в этот момент могло использовать любое лицо. Решение апелляции, которая встала на сторону Сбербанка, ВС отменил и отправил дело на новое рассмотрение в ту же инстанцию.

В 2012 году Ольга Ермакова взяла в кредит в Сбербанке 150 тыс. руб. Кредитная карта была подключена к услуге «Мобильный банк» через телефон супруга заемщицы. Долг по кредиту Ольга Ермакова погасила уже в мае 2013 года, после чего операций по карте она не совершала. А в декабре 2013 года телефон ее мужа был отключен и «передан в пользование третьему лицу» мобильным оператором.

Однако в июле 2014 года Сбербанк направил Ольге Ермаковой письмо о наличии задолженности по кредиту в размере 176 тыс. руб. Банк утверждал, что средства были получены через «Мобильный банк». Заемщица же настаивала, что денег не получала, и потребовала признать ее обязательства исполненными. Ее поддержал Пушкинский городской суд Московской области. Суд посчитал, что долг возник из-за действий третьего лица (по факту мошенничества с использованием платежных карт было возбуждено уголовное дело в отношении неустановленного лица). Воли Ольги Ермаковой на списание денег не было.

Но апелляция с этим не согласилась. По мнению суда, Ольга Ермакова не предупредила Сбербанк о прекращении использования телефонного номера, своевременно не отключила услугу «Мобильный банк» и не вернула кредитную карту.

Гражданская коллегия ВС решение апелляции отменила. Судьи не приняли довод Сбербанка о том, что на указанный при выдаче кредита телефон направлялись пароли, которыми и подтверждались операции. Цель паролей — предотвратить исполнение ошибочных и случайных распоряжений, «однако из этого не следует, что таким образом идентифицируется владелец счета либо его доверенное лицо, владеющее соответствующим кодом или паролем», отмечается в определении. А у Ольги Ермаковой не было технической возможности давать согласие на списание таким способом в тот период, признал ВС.

Гражданская коллегия отменила решение апелляции и отправила дело на новое рассмотрение в ту же инстанцию. По мнению ВС, апелляция не учла, что банк списывает средства со счета на основании распоряжения клиента (ст. 854 ГК). При этом поручение на списание может происходить при помощи кодов, паролей и иных средств, подтверждающих, что распоряжение дано уполномоченным лицом (п. 3 ст. 847 ГК). Поэтому если распоряжение дано неуполномоченным лицом, то риск последствий несет банк. Однако апелляция возложила этот риск на заемщицу.