Договор о обычных вооружениях в европе

Договор об обычных вооружениях в Европе больше не действует

Договор об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ), подписанный более двадцати лет назад и который считался укрепляющей точкой в плане доверия между государствами Варшавского договора и НАТО, окончательно умер. Об этом можно судить по тем заявлениям, которые все чаще можно слышать из уст представителей США и Североатлантического альянса.

Прежде, чем говорить о причинах, нужно в первую очередь вспомнить, в чем заключалась суть данного документа. В середине ноября 1990 года в Париже между представителями Варшавского договора и НАТО был подписан документ, который известен как ДОВСЕ. С одной стороны, он существенно ограничивал количество тяжелых видов вооружения, в частности, танков, бронированных машин, артиллерийских установок, боевых самолетов и боевых вертолетов. С другой стороны, он устанавливал определенные квоты на данную технику для каждого государства, подписавшего договор. В общей сложности они были равны для ОВД и НАТО.

Кроме того, согласно условиям договора, каждый участник договора раз в полгода обязан был информировать партнеров об их наличии, при этом называя конкретные координаты и воинскую часть. Таким образом, военные из военного блока или ОВД могли запросто приехать в указанное место и проверить, насколько правдивой являлась полученная информация.

При этом договор вступил в законную силу лишь в начале ноября 1992 года, когда ни Организации Варшавского договора, ни Советского Союза больше не существовало. Было образовано независимое государство Россия. При этом большинство государств, которые входили в состав ОВД и являлись бывшими советскими республиками, стали членами НАТО. Таким образом, квоты на военную технику в альянсе в несколько раз стали превышать российские.

Возникла необходимость адаптировать договор к новым реалиям современной мировой обстановки, что, собственно говоря, и было сделано в Стамбуле, в ходе саммита ОБСЕ, в ноябре 1999 года. Вместе с тем, тогда же государства-участники НАТО подписали документы, не имевшие отношения к ОБСЕ, в которых поставили условие, что адаптированный договор по вооружениям будет ратифицирован только в том случае, если Россия согласится вывести свои войска из Молдавии и Грузии.

С грузинской территории Россия вывела свои войска в 2005 году, кроме тех миротворческих подразделений, которые находились в Южной Осетии и Абхазии. С территории Молдавии российские войска также были выведены за исключением миротворцев, которые остались согласно двустороннему договору России и Молдавии и которые обеспечивали контроль за соблюдением безопасности в Приднестровье и охраняли «спорные» военные склады (Россия считала их своими, а Приднестровье – своими).

Несмотря на то, что российская сторона выполнила поставленные условия, НАТО не спешило ратифицировать новый ДОВСЕ. Кроме того, балтийские государства, которые присоединились к альянсу, к данному документу не присоединились. Таким образом, сложилась весьма странная ситуация, когда военные из Латвии, Эстонии или Литвы могли свободно приехать в Россию и проверить любую воинскую часть на наличие тяжелого вооружения, в то же время, российские военные ответный визит нанести не могли, потому, как эти страны не являлись участниками договора.

Москва неоднократно предупреждала о том, что если страны, которые подписали ДОВСЕ, не ратифицируют адаптированный документ, Россия выйдет из него. Однако никакой реакции со стороны НАТО не последовало. В результате в декабре 2007 года появился указ главы российского государства В.Путина о приостановлении своего участия в договоре. То есть российские военные перестали информировать своих бывших партнеров о наличии, дислокации и количестве тяжелого вооружения в стране, не принимали натовские инспекции и не отправляли свои инспекции.

Понятно, что такое развитие событий вызвало недовольство лидеров западных государств. Но на все замечания Россия отвечала одно и то же: сначала ратификация нового договора, и только затем – возвращение России в ДОВСЕ.

Затем были попытки возобновить переговоры по договору, но ни одна из сторон поступиться своими интересами не пожелала. Как заявил глава российского Министерства иностранных дел С.Лавров, НАТО ставит совершенно нереальные условия перед Россией для того, чтобы вернуться к вопросу о ратификации ДОВСЕ, в частности, возвращение к варианту договора, от которого российская сторона ранее отказалась. Все это, по мнению министра, лишает всякого смысла работу по проблемам контроля за обычными вооруженными силами.

Все это, в итоге и привело к заявлению представителя США Виктории Нуланд о том, что Соединенные Штаты приостановили выполнение ряда обязательств по договору относительно России, потому как российская сторона не выполнила обязательства, взятые на себя в ходе Стамбульского саммита.

По словам редактора издания «Национальная оборона» Игоря Коротченко, в новых политических реалиях Договор об обычных вооруженных силах в Европе больше не действует, он утратил свое значение. Причина заключается в том, что после распада Организации Варшавского договора были образованы новые государства, которые сделали перевес сил НАТО очевидным. Таким образом, договор больше не имеет никакого смысла для России.

Его мнение поддерживает и редактор «Независимого военного обозрения» Виктор Литовкин, который уверен в том, что ДОВСЕ вернуть не получится. На Западе не признают в качестве самостоятельных государств Южную Осетию и Абхазию, находящихся на европейской территории. Кроме того, новое соглашение не будет заключено и из-за американского ядерного тактического оружия, которое не относится к ДОВСЕ. Россия подобного оружия на чужих территориях не имеет.

Эксперты уверены в том, что новый договор, если он все-таки будет заключен, должен принимать во внимание не только количество тяжелой военной техники, но и американские системы противоракетной обороны «Иджис», которые будут базироваться на кораблях в Норвежском, Балтийском и Средиземном морях, а также подобных им систем, которые американцы планируют разместить на территориях европейских государств. Помимо этого, нужно учитывать и то обстоятельство, что никакой реальной угрозы для государств Североатлантического альянса вообще не существует.

Вместе с тем, отсутствие Договора об обычных вооруженных силах в Европе – это проблема не только для альянса и Соединенных Штатов Америки, но и для России. Ведь российская сторона также заинтересована в открытости и верификации натовских вооруженных сил на территории Европы. Такой подход поможет создать обстановку доверия, чего сейчас явно не наблюдается.

По мнению военных экспертов, чтобы вернуться к диалогу о ратификации адаптированного ДОВСЕ, условия должны быть максимально ясны и открыты. А поскольку ничего этого нет, то и неудивительно, что все закончилось именно таким образом.

Россия полностью вышла из договора об обычных вооружениях в Европе

Представитель МИДа Антон Мазур сообщил, что Россия с 11 марта 2015 года полностью приостанавливает действие Договора об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ), следует из пресс-релиза, опубликованного во вторник, 10 марта, на сайте российского внешнеполитического ведомства.

Об этом решении было объявлено в Вене на пленарном заседании Совместной консультативной группы (СКГ) по Договору об обычных вооруженных силах в Европе. «Таким образом, объявленное Россией в 2007 году приостановление действия ДОВСЕ становится полным», — указано в сообщении.

Вместе с тем, МИД отмечает, что этот шаг не означает отказа России от дальнейшего диалога о контроле над обычными вооружениями в Европе, «если и когда для него созреют наши партнеры». «Мы по-прежнему готовы к совместной работе над новым режимом KOBE (контроля над обычными вооружениями), отвечающим интересам как России, так и других европейских государств», — приводит пресс-служба ведомства слова Мазура. МИД отмечает, что теперь представлять интересы России в СКГ будет Белоруссия.

Читайте так же:  Льготы для пенсионеров прокуратуры рф

Договор об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ) был подписан в ноябре 1990 года представителями стран-участниц НАТО и государствами-участниками Варшавского договора. Он вступил в силу в ноябре 1992 года. В соответствии с договором, обеим группам разрешалось иметь равное количество обычных вооружений и боевой техники.

После распада СССР и образования новых независимых государств некоторые из них отказались от ратификации и подписания договора. В июне 2007 года Россия созвала в Вене чрезвычайную конференцию стран-участников ДОВСЕ, на которой заявила, что без присоединения к договору стран Прибалтики и, соответственно, последующего понижения со стороны НАТО уровня численности вооружений, договор не является действительным. По итогам конференции сторонам не удалось договориться, и в июле 2007 года Россия приняла решение о приостановке действия ДОВСЕ.

Путин утвердил Договор об обычных вооружениях в Европе

19 июля российский президент подписал федеральный закон «О ратификации соглашения об адаптации Договора об обычных вооруженных силах в Европе» — сообщает пресс-служба главы государства.

Подписанный президентом закон, был ранее одобрен обеими палатами российского Федерального собрания. Государственная дума ратифицировала этот документ 25 июня, а Совет федерации – 7 июля 2004 года.

Есть ли возможность возродить Договор об обычных вооруженных силах и вооружениях в Европе

Ирина Лагунина: В то время, как внимание прессы и экспертов по контролю над вооружениями сосредоточено на американо-российских переговорах об ограничении стратегических наступательных вооружений, вступивших в завершающую фазу, остается неопределенной судьба другого основополагающего документа – Договора об обычных вооружениях и вооруженных силах в Европе. Два с лишним года назад Россия приостановила выполнение своих обязательств по этому договору. О значении договора и возможных путях выхода из создавшегося положения шла речь на днях в дискуссии, организованной вашингтонским Институтом Брукингса. Рассказывает Владимир Абаринов.

Владимир Абаринов: Договор об обычных вооруженных силах в Европе был подписан в ноябре 1990 года в Париже и вступил в силу спустя два года. Это было соглашение между двумя военно-политическими блоками – НАТО и Варшавским договором. Документ вводил ограничения на размещение сил и вооружений в Европе, устанавливал равновесие сторон. С ликвидацией Варшавского договора и расширением НАТО блоковая система безопасности в Европе исчезла. Из шести членов Варшавского договора пять стран вступили в НАТО, а шестой член распался на 15 независимых стран, из которых три присоединились к НАТО, а некоторые другие стремятся к этому. В соответствии с новыми политическими реалиями была разработана новая, адаптированная версия Договора, в которой вместо блоковых устанавливаются национальные и территориальные лимиты на размещение войск и вооружений. Адаптированный Договор был подписан в ноябре 1999 года в Стамбуле и сопровождался рядом дополнительных договоренностей. Россия, в частности, обязалась освободить от своего военного присутствия Молдавию и Грузию. В июле 2007 года Москва объявила, что приостанавливает для себя действие Договора. Главным аргументом российского правительства были планы размещения элементов американской системы противоракетной обороны в Польше и Чехии.
О значении Договора об обычных силах и нынешней ситуации вокруг него говорит Энн Витковски – высокопоставленный сотрудник государственного департамента США.

Энн Витковски: С нашей точки зрения, Договор об обычных вооруженных силах в Европе и связанные с ним меры безопасности стали опорой архитектуры неразделенной Европы, которую государства стремились построить с тех пор, как закончилась «холодная война», и до некоторой степени эта интеграция теперь может быть утрачена. Мы считаем, развал Договора может стать сигналом к возникновению новых разделительных линий. Союзники по НАТО полагают, что адаптированный Договор необходимо довести до исполнения, однако они увязывают его ратификацию с выполнением Россией политических обязательств, которые она взяла на себя в 1999 году одновременно с подписанием адаптированного договора – обязательств о выводе российских сил из Молдавии и российских военных баз из Грузии. Русские утверждают, что нынешний Договор отстал от событий, и его следует заменить адаптированным текстом 1999 года, который ратифицирован Россией, но не членами НАТО. Россия оспаривает увязку с Молдавией и Грузией.
Каково же положение на сегодняшний день? Россия приостановила выполнение Договора более двух лет назад, в декабре 2007-го, и Договор находится в опасности. США и их союзники продолжают выполнять свои обязательства, но попытки договориться о путях разрешения создавшейся ситуации, как представляется, зашли в тупик.
Такая ситуация не может длиться долго. Решат ли американские должностные лица, что договоренности по-прежнему отвечают интересам США и их союзников, или решат, что нет – в любом случае, США заинтересованы в том, чтобы определить дальнейшие шаги относительно Договора. И, разумеется, мы должны это сделать в тесном сотрудничестве с нашими союзниками, а в определенных случаях наши союзники должны играть ведущую роль. Контроль над вооружениями никогда не может быть самоцелью. Он возникает в определенном военно-политическом контексте и помогает решать коренные дилеммы посредством согласованных сторонами ограничений. Политики могут не соглашаться по вопросу о том, стоит ли в нынешней европейской обстановке спасать Договор, но необходимо обратиться к контексту, проанализировать его, чтобы понять, какие у нас есть варианты.

Владимир Абаринов: Энн Витковски напомнила, какие задачи решал Договор в то время, когда он был подписан.

Энн Витковски: Первоначальные цели Договора кое в чем весьма далеки от условий, которые мы имеем сегодня. Договор предоставил уникальную возможность устранить угрозу подавляющего превосходства Советского Союза и Варшавского пакта в обычных вооружениях в Европе — превосходства, которое в случае войны сделало бы маловероятной нашу победу. НАТО вряд ли одержала бы ее без обращения к ядерному оружию. Это превосходство выражалось в трех факторах: существенное численное преимущество во всех ключевых категориях обычных вооружений, снаряжения и личного состава; подавляющее доминирование советского оружия и вооруженных сил внутри Восточного блока; и наконец, географическое преимущество, особенно за счет войск, развернутых в Восточной Германии. Совершенно иная картина, чем то, что мы видим сегодня.

Владимир Абаринов: По оценке госдепартамента, договор доказал свою эффективность.

Энн Витковски: Я думаю, первоначальный Договор оказался весьма успешным. Он стал важным средством обеспечения предсказуемости и прозрачности в сфере обычных сил в период глубокой трансформации системы европейской безопасности, период, который начался после падения Берлинской стены, вывода советских вооруженных сил из Центральной и Восточной Европы, краха Варшавского пакта и, наконец, распада Советского Союза. Более 69 тысяч единиц боевой техники было уничтожено в соответствии с Договором. Более 55 тысяч инспекций было проведено в порядке обмена информацией.

Владимир Абаринов: Каковы дополнительные обязательства России по выводу войск и вооружений из сопредельных государств? Энн Витковски.

Энн Витковски: Ряд важных соглашений был достигнут параллельно с заключением адаптированного Договора в качестве составной части этой комплексной сделки. Эти соглашения касались российских войск в Грузии и Молдавии. Эти обязательства, помимо прочего, предусматривают, что Россия должна вывести свои силы из Молдавии, демонтировать две свои базы в Грузии и договориться о сроках закрытия двух оставшихся. До грузино-российского конфликта 2008 года Россия закрыла три из четырех своих баз в Грузии. Но несмотря на обязательство закрыть одну из баз, в Гудауте, к июлю 2001 года, российские силы там остались. Что касается Молдавии, то значительный объем военной техники и боеприпасов из Приднестровья выведен, но никаких дополнительных шагов с 2004 года не предпринималось, и российские силы там тоже остаются.

Читайте так же:  Требования безопасности при эксплуатации технологического оборудования

Владимир Абаринов: Такой представила ситуацию Энн Витковски, высокопоставленный сотрудник Госдепартамента США. Шерман Гарнетт, эксперт по контролю над вооружениями из Мичиганского университета, считает позицию Москвы в вопросе об обычных силах в Европе проявлением общей тенденции к пересмотру действующих договоренностей.

Шерман Гарнетт: Я думаю, Россия является одной из ревизионистских сил не только относительно Договора об обычных вооруженных силах и вооружениях в Европе, хотя она и не вышла из договора, а только приостановила его исполнение. Русские выглядят ревизионистами и в целом – в диалоге с Европейским Союзом, с НАТО, и это заставляет предполагать, что они хотели бы пересмотреть всю совокупность проблем европейской безопасности. По-моему, режим Путина считает, что российская дипломатия была не на высоте в 90-е годы, и от некоторых из ныне действующих обязательств они хотели бы избавиться или, по крайней мере, пересмотреть их сегодня заново.

Владимир Абаринов: Шерман Гарнетт считает, что начинать переговоры заново гораздо труднее, нежели адаптировать существующие договоренности.

Шерман Гарнетт: Легко сказать: договор не пригоден к использованию, надо, наверно, начать сначала. Но люди, говорящие это, должны взвесить, что это значит – начать сначала. На обломках чего мы пытаемся построить новую систему безопасности? Мне кажется, нам стоило бы всерьез заняться поиском путей приспособления Договора, его трансформации — в конечном счете это лучше, чем наблюдать, как он превращается в обломки. Потому я считаю, что будет чрезвычайно сложно
начать с чистого листа или заново вступить в переговоры по всему набору мер прозрачности, заново устанавливать ограничения, особенно с учетом всех этих сложных географических обстоятельств.

Владимир Абаринов: Джек Макосланд из Пенсильванского университета призвал к поиску точек соприкосновения, учету интересов партнера.

Джек Макосланд: Контроль над вооружениями – это инструмент государственной политики. Это не задача, не цель, не итог. Это средство к достижению цели. Думаю, все мы можем вообразить сценарии, при которых более жесткий контроль над вооружениями способен сделать государство менее безопасным. Важно иметь в виду контекст. Это не альтруизм. Некоторые могут обсуждать вопросы контроля над вооружениями с моральной, этической, или альтруистической точки зрения, но в этой сфере господствует политика. Поэтому вопрос стоит так: отвечает это вашим национальным интересам или нет? С кем бы вы ни вели переговоры, вы должны определить, в чем состоит взаимный интерес. Существует ли поле общих интересов, где мы можем договориться? Для меня во многих отношениях это суть нашей дискуссии. В чем состоит взаимный интерес сегодня? Существовало ли в конце 80-х и начале 90-х годов уникальное стечение обстоятельств, позволившее заключить этот договор? Возможно ли реконструировать эти обстоятельства или перед нами новое сочетание взаимных интересов?

Владимир Абаринов: По словам Джека Макосланда, европейцы придают Договору об обычных силах гораздо большее значение, чем США, и имеют на это основания.

Джек Макосланд: Европейцы называют Договор об обычных силах «краеугольным камнем европейской безопасности». Со всем уважением к европейцам должен сказать, что они употребляют это выражение так давно, что оно уже превратилось в избитую фразу. Но мое общение с европейцами в последние несколько лет говорит о том, что их все еще преследует неотступный страх конфликта. Я думаю мы, американцы, слишком охотно теперь перескакиваем через тот факт, что Европа в течение XX века была континентом в состоянии войны, и смотрим на нее как на зону спокойствия. XX век в Европе начался войной на Балканах; войной на Балканах он и закончился. На территории Европы имели место две горячие войны и одна холодная, чреватая таким взрывом насилия, по сравнению с которым две предшествующие большие войны выглядят незначительными. И память об этом в сознании многих европейцев до сих пор жива. Кто-то будет доказывать, что контроль над вооружениями предотвратил конфликт, но в Европе твердо убеждены, что он всего лишь уменьшил вероятность конфликта. Там по-прежнему существуют определенные региональные трения, которыми они озабочены особенно. Возможно, некоторые не сознают это, но Дейтонские соглашения о мире на Балканах имеют приложение о контроле над вооружениями, которое представляет собой во многих отношениях копию Договора об обычных силах, и балканские страны выразили желание в какой-то момент присоединиться к большому Договору. Есть беспокойство по поводу напряженности на Кавказе между Азербайджаном и Арменией, которым Договор об обычных силах дает некоторые гарантии. И наконец, балтийские республики – они сейчас не входят в зону Договора, но хотели бы присоединиться к нему, если адаптированный вариант вступит в силу. Так что европейцев все это волнует. И конечно, их беспокоит вопрос о том, куда мы идем теперь, в XXI столетии, что означает перезагрузка или нормализация отношений с Российской Федерацией? Они явно волнуются, когда американо-российские отношения испытывают трудности. И это все в большей мере имеет отношение не только к проблемам безопасности, но и к вопросам экономики и энергетики. Вполне очевидно также, что для них сигнал тревоги прозвучал во время грузинской войны.

Владимир Абаринов: По общему мнению экспертов, Договор об обычных силах в Европе надо сохранить, пусть в измененном виде. Около двух лет назад страны НАТО передали России свои предложения, однако никакого конструктивного ответа не получили. Пришло время искать выход из тупика.

Россия угрожает выходом из договора об обычных вооружениях в Европе

Россия может выйти из Договора об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ), сообщает «Интерфакс».

Российская сторона обвиняет страны НАТО в невыполнении условий договора, в частности, ограничивающих численность войск и боевой техники во «фланговых группировках» на севере и юге европейского континента. Количественные параметры, установленные для НАТО, были превышены при вступлении в блок стран восточной Европы в 1999 году. Кроме того, страны НАТО отказываются ратифицировать адаптированный договор, требуя предварительного вывода российских войск из Грузии и Приднестровья.

«Судя не по словам, а по делам, члены НАТО, очевидно, не заинтересованы в том, чтобы ДОВСЕ был обновлен и эффективно работал, чтобы в военной сфере существовали четкие, отвечающие нынешним реалиям «правила игры», — заявил директор департамента МИД по вопросам безопасности и разоружения Анатолий Антонов.

Антонов сообщил, что единственным зафиксированным условием ратификации было выполнение Россией обязательств по сокращению фланговых группировок. Данное условие было выполнено к 2001 году.

В случае, если стороны не придут к единому решению, Россия может выйти из договора, сняв ограничения на развертывание вооруженных сил в западных военных округах.

Путин предложил объявить мораторий на Договор об обычных вооружениях в Европе

Владимир Путин считает целесообразным объявить мораторий на выполнение условий Договора об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ).

В послании к Федеральному собранию президент России отметил, что партнеры России по договору — страны входящие в блок НАТО — не ратифицировали договор, а ряд новых членов НАТО даже не присоединились к нему. В дальнейшем, отметил Путин, Россия может полностью отказаться от выполнения обязательств по ДОВСЕ.

По словам Путина, мораторий будет длиться до тех пор, пока страны НАТО не начнут его выполнять так же, «как это сегодня фактически в одностороннем порядке делает Россия».

Президент России предложил также обсудить эту проблему на совете Россия-НАТО, и, в случае отсутствия прогресса в переговорах, рассмотреть возможность выхода из ДОВСЕ.

Путин отметил, что фактически Россия в настоящее время является единственной страной, соблюдающей так называемые «фланговые ограничения». Вместе с тем страны НАТО не только не соблюдают их, но и намерены развернуть на своей территории элементы системы ПРО США. По мнению президента, в этих условиях ограничения на количественный состав войск и тяжелых вооружений в Европе, соблюдаемые Россией, являются несправедливыми.

Читайте так же:  На какой период выдается патент

Договор об обычных вооруженных силах в Европе. Досье

ТАСС-ДОСЬЕ. 10 лет назад — 13 июля 2007 г. — президент РФ Владимир Путин подписал указ о приостановлении Россией действия Договора об обычных вооруженных силах в Европе.

Редакция ТАСС-ДОСЬЕ подготовила материал об этом Договоре, проблемах его адаптации, ратификации и выполнения.

Договор об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ) был подписан 19 ноября 1990 г. 16 государствами НАТО и шестью странами Организации Варшавского Договора (ОВД). Целью документа было установление безопасного военного баланса в Европе за счет сокращения вооружений обычных вооруженных сил. Для каждого блока были установлены максимальные уровни вооружений и техники: 20 тыс. танков, 30 тыс. боевых бронированных машин, 20 тыс. артиллерийских систем, 6,8 тыс. боевых самолетов и 2 тыс. ударных вертолетов.

Вооружение и техника сверх этих уровней подлежали сокращению в течение 40 месяцев. Кроме того, вводились ограничения в так называемых фланговых зонах (для ОВД — Болгария, Румыния, Закавказский, Ленинградский, Северо-Кавказский, Одесский военные округа СССР; для НАТО — Греция, Исландия, Норвегия и Турция). На флангах каждой стороне разрешалось иметь не более 4,7 тыс. танков, 5,9 тыс. бронемашин и 6 тыс. артиллерийских систем. Для контроля за соблюдением договора вводилась система взаимных инспекций.

После распада СССР, роспуска ОВД, разделения Чехословакии и объединения Германии участниками ДОВСЕ стали 30 государств. Квота СССР была разделена между новыми независимыми государствами. Соглашение об этом 15 мая 1992 г. в Ташкенте подписали Россия, Азербайджан, Армения, Белоруссия, Казахстан, Молдавия, Украина и Грузия (Латвия, Литва и Эстония остались вне договора). Россия обязалась иметь не более 6,4 тыс. танков, 11 тыс. 480 бронемашин, 6 тыс. 415 артсистем, 3 тыс. 450 самолетов и 890 вертолетов.
9 ноября 1992 г. ДОВСЕ вступил в силу. Выход на установленные уровни в основном был завершен в 1995 г.

К этому моменту у России возникли трудности с реализацией положений документа, касающихся фланговой зоны, в частности Ленинградского и Северо-Кавказского военных округов. В этих округах допустимые лимиты были превышены, в том числе из-за боевых действий в Чечне. Поправкой к ДОВСЕ от 31 мая 1996 г. границы фланговых зон были пересмотрены: из них были исключены Псковская, Волгоградская, Астраханская области, а также восточная часть Ростовской области и коридор на юге Краснодарского края. Тогда же сроки выполнения Россией обязательств по ДОВСЕ были отодвинуты на конец мая 1999 г.

Всего в рамках ДОВСЕ было ликвидировано 59 тыс. единиц вооружений, и проведено около 60 тыс. инспекций.

Адаптированный ДОВСЕ

К концу 1990-х гг., когда часть бывших членов Организации Варшавского договора вступила в НАТО, существующие лимиты боевой техники для блоков потеряли смысл. В связи с этим участники ДОВСЕ приняли решение об обновлении договоренностей. В итоге 19 ноября 1999 г. на саммите ОБСЕ в Стамбуле было подписано Соглашение об адаптации ДОВСЕ.

Этот документ предусматривал переход от блоковых ограничений к национальным и территориальным, в том числе был введен лимит на размещение на территории суверенных государств боевой техники других стран. Национальная квота для России несколько сократилась и составила 6 тыс. 350 танков, 11 тыс. 280 бронемашин, 6 тыс. 315 артсистем, 3 тыс. 416 самолетов и 855 вертолетов. Фланговые лимиты — 1,3 тыс. танков, 2 тыс. 140 бронемашин и 1 тыс. 680 артиллерийских систем.

Общая квота НАТО на момент подписания документа составила 19 тыс. 96 танков, 31 тыс. 787 бронемашин, 19 тыс. 529 артиллерийских систем, 7 тыс. 273 самолетов, 2 тыс. 282 вертолетов.

Заключительный акт переговоров по адаптации договора

Одновременно с Соглашением об адаптации ДОВСЕ 19 ноября 1999 г. в Стамбуле был принят Заключительный акт переговоров по адаптации договора, в котором были зафиксированы политические обязательства государств. Так, страны НАТО обязались не размещать на территории новых членов на постоянной основе существенные боевые силы, включая авиацию; были понижены территориальные уровни вооружений для Польши, Венгрии, Чехии и Словакии.

Россия взяла обязательства о сдержанности в размещении сил на территории Калининградской и Псковской областей, о выводе излишков вооружений из Грузии и всех вооружений из Молдавии. Все эти обязательства имели политический характер и не подлежали ратификации, но они являлись частью пакета, формирующего единый режим адаптированного ДОВСЕ.

Адаптированный ДОВСЕ должны были ратифицировать все участники базового договора. Однако процесс ратификации завершили лишь четыре страны — Белоруссия, Украина, Казахстан и Россия.

Польша, Венгрия, Чехия, Словакия, Болгария и Румыния, ранее входившие в ОВД, не оформили свой переход из «восточной» в «западную» группу стран, в связи с чем возникли серьезные диспропорции в пользу Североатлантического альянса. Вступление в НАТО Литвы, Латвии, Эстонии и Словении, вообще не являющихся участниками ДОВСЕ, также создавало дисбаланс обычных вооружений. В 2007 г. 22 страны Североатлантического альянса, участвующие в ДОВСЕ, имели 22 тыс. 424 танков, 36 тыс. 570 бронемашин, 23 тыс. 137 артсистем, 8 тыс. 38 самолетов и 2 тыс. 509 вертолетов, что превышало пороговые уровни, изначально установленные договором для НАТО в 1990 г.

12-15 июня 2007 г. в Вене состоялась чрезвычайная конференция стран-участниц ДОВСЕ. Она была созвана по просьбе России в связи с предложением президента РФ Владимира Путина объявить мораторий на исполнение договора. Российская делегация внесла на рассмотрение участников конференции пакет предложений по восстановлению обязательств по ДОВСЕ. Среди них — присоединение к договору стран Прибалтики, а также сокращение общего уровня численности вооружений и техники стран НАТО для компенсации потенциала, приобретенного в результате расширения блока. Однако согласовать итоговый документ не удалось.

Мораторий на исполнение Россией

13 июля 2007 г. Путин подписал указ о приостановлении Россией действия договора 1990 г. и связанных с ним документов. В справке к президентскому указу от 13 июля 2007 г. пояснялось, что причинами этого шага стали уклонение бывших участников ОВД от переоформления их вооружений в западный блок, прямое превышение блоком НАТО установленных лимитов, развертывание на территории Болгарии и Румынии военных баз США, невыполнение странами НАТО обязательств по ратификации адаптированного ДОВСЕ, образование в Европе «серых зон», возникших в связи со вступлением в НАТО Литвы, Латвии, Эстонии и Словении, не являющихся участниками ДОВСЕ и др.

Действие документа приостанавливалось «до тех пор, пока страны НАТО не ратифицируют Соглашение об адаптации и не начнут добросовестно выполнять этот документ». Госдума одобрила указ президента 7 ноября, Совет Федерации — 16 ноября. Мораторий был введен в ночь на 12 декабря 2007 г., через 150 дней с даты получения его депозитарием (Нидерланды). Тогда же Россия прекратила предоставление партнерам по договору информации о перемещении войск, вооружений и техники, приостановила прием и проведение инспекций, а 11 марта 2015 г. — участие в заседаниях Совместной консультативной группы по ДОВСЕ.

Хотя в резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 69/47 от 2 декабря 2014 г. ДОВСЕ оценивается как «краеугольный камень европейской безопасности», Россия считает, что договор безнадежно устарел и давно не отражает изменившегося положения вещей. Глава МИД Сергей Лавров в ноябре 2014 г. заявил: «Мы приостановили выполнение, но он (ДОВСЕ — прим. ТАСС-ДОСЬЕ) для нас мертв, и возвращения к нему не будет. Никто из членов НАТО не исполняет этот договор, и нам не хочется выглядеть, как будто мы участвуем в театре абсурда».