Банкротство кредит европа банк

МОСКВА, 20 авг — РАПСИ. Девятый арбитражный апелляционный суд подтвердил законность взыскания с НАО «Юлмарт» и двух его дочерних структур 269,4 миллиона рублей в пользу АО «Кредит Европа банк», говорится в постановлении суда.

В качестве ответчиков по спору выступают «Юлмарт», ООО «Юлмарт продуктово-закупочная компания» и ООО «Юлмарт девелопмент», которое обратилось в суд с апелляционной жалобой на решение столичного арбитража от 28 апреля.

Как установлено судом, истец 20 июля 2016 года заключил соглашение с компанией «Юлмарт» о предоставлении кредитной линии.

Однако «Юлмарт» в нарушение сроков, предусмотренных кредитным соглашением, надлежащим образом не возвратил денежные средства, предоставленные в кредит. Размер задолженности по соглашению о предоставлении кредитной линии на момент подачи иска в суд составлял 269,4 миллиона рублей.

Компании «Юлмарт продуктово-закупочная компания» и «Юлмарт девелопмент» выступили поручителями по спорному соглашению.

Ранее Тринадцатый арбитражный апелляционный суд взыскал в пользу Сбербанка России более 1 миллиарда рублей задолженности по кредитному договору, заключенному кредитной организацией с НАО «Юлмарт», ООО «Юлмарт Девелопмент» и ООО «Юлмарт продуктово-закупочная компания».

Этапы банкротства «Юлмарта»

Арбитраж 28 июня ввел процедуру наблюдения в отношении НАО «Юлмарт».

По словам Валерия Зинченко, управляющего партнера коллегии адвокатов Pen&Paper, которая представляет интересы «Юлмарта», крупнейшие акционеры ГК Дмитрий Костыгин и Август Мейер с самого начала противостояния предпринимали максимум усилий для урегулирования конфликта и поддержания компании на плаву. «Даже во время корпоративного конфликта они инвестировали несколько десятков миллионов долларов в работу компании, а также договорились о реструктуризации с большинством кредиторов», — сообщил он.

Суд 24 августа 2017 года оставил без рассмотрения заявление предпринимателя Олега Морозова о банкротстве «Юлмарта». Такое определение было вынесено в связи с повторной неявкой заявителя в судебное заседание.

Ранее с заявлениями о банкротстве «Юлмарта» в суд обратились Морозов (долг составил 248 миллионов рублей, заявитель приобрел права требования у одного из бенефициаров «Юлмарта» Дмитрия Костыгина), ООО «Балтийская электронная площадка» (100 миллионов рублей, приобрело права требования у Костыгина), а также ООО «Консультационная группа «Санация» (50 миллионов рублей, приобрело права требования у «Балтийской электронной площадки»).

Однако Смольнинский районный суд Санкт-Петербурга 5 апреля 2017 года удовлетворил заявление Сбербанка о признании недействительным договора цессии между Костыгиным и Морозовым, на основании которого последний получил права требования к «Юлмарту».

Группа компаний «Юлмарт» — крупный российский частный интернет-холдинг, специализирующийся на сегменте электронной коммерции. Дистрибьюторская сеть компании охватывала свыше 400 пунктов продаж разного формата более чем в 240 городах страны.

Банкрот кредит европа банк

Хочу объявить себя банкротом, имею задолженность по картам: кредит европа банк и банк тинькофф, как мне взять у них справки о задолженности если на их сайтах нет эл.адреса?

1 ответ на вопрос от юристов 9111.ru

Попробуйте направить письменный запрос по юридическому адресу банков. Либо ехать в банк непосредственно в банк.

Банкротство кредит европа банк

Грузчик в компании по торговле лекарствами «Агроресурсы» Валерий Овсянников получал совсем небольшую зарплату — 21,6 тыс. руб. в месяц. При этом он умудрился взять четыре кредита — на 630,4 тыс. руб. в трех банках. Ежемесячные платежи по кредитам Сбербанка, «Хоум Кредита» и Кредит Европа Банка составляли в общей сложности 23,6 тыс. руб. и в какой-то момент оказались для грузчика непосильными. В октябре 2015 года 55-летний должник подал в Арбитражный суд Новосибирской области заявление о признании себя банкротом.

Взять с мужчины, как оказалось, нечего: на банковских счетах у него ни копейки, из имущества — крошечная 30-метровая квартира на окраине Новосибирска. Ее отобрать по законодательству нельзя. Крупных сделок за последние три года Овсянников не совершал — если не считать продажу дома в селе Барышево недалеко от Новосибирска. Судья Ольга Васютина, которая занималась этим делом, сочла все это убедительным основанием, чтобы уже в декабре 2015 года — через два месяца после подачи заявления — признать Овсянникова банкротом.

Однако вздохнуть свободно ему пока не суждено: суд решил не освобождать его от долгов. «В отношении Валерия Овсянникова правила об освобождении от обязательств не применяются», — говорится в определении суда. Суд также подчеркивает, что Овсянникову можно предъявить «неудовлетворенные требования кредиторов, по которым наступил срок исполнения».

Это первый и, судя по всему, пока единственный подобный случай — остальных банкротов судьи все-таки освобождали от долгов. «Насколько мне известно, на сегодняшний день таких решений суд еще не выносил, так что его можно считать прецедентом», — замечает руководитель практики разрешения судебных споров инвестиционно-финансовой компании «Горизонт-Капитал» Василий Ицков. Не встречал подобного руководитель юридического департамента Ланта-банка Дмитрий Шевченко. «Это определение — пока единственный известный судебный акт подобного рода, практика отказов [освобождения от долгов] не сформировалась», — сообщает пресс-служба Сбербанка, где Овсянников занял более 140 тыс. руб.

Мошенник, а не заемщик

Резонансное решение судья Васютина подкрепила собственным мнением о поведении Овсянникова. В определении суда говорится, что освобождение от долгов — это не правовая цель банкротства, более того, эта мера должна применяться лишь в исключительных случаях. А ситуация Овсянникова, набравшего заведомо неподъемные для себя кредиты, с точки зрения судьи, в число таких случаев не входит.

Грузчика заподозрили в мошенничестве по отношению к банкам. А если гражданин действовал недобросовестно, закон о банкротстве (п.4 ст.213.28) разрешает не освобождать его от обязательств, подчеркивается в определении. «Поведение может быть признано недобросовестным не только при наличии обоснованного заявления другой стороны, но и по инициативе суда», — подводит итог судья Васютина.

Овсянников начал брать кредиты в 2011 году, когда занял 71,2 тыс. руб. у банка «Хоум Кредит». Следом был Сбербанк с кредитом 103,9 тыс. руб. в 2012 году. Третьим — Кредит Европа Банк с суммой 414,8 тыс. руб. в 2013 году. И наконец в 2014 году, накануне кризиса, Овсянников взял еще 40,5 тыс. руб. у Сбербанка. Все это явно свидетельствует о недобросовестном поведении мужчины в ущерб кредиторам, посчитала Васютина.

Шевченко из Ланта-банка считает это расширительным толкованием закона о банкротстве. Его удивляют и определение главной цели закона, и основания отказа списать долги. «Мотивировка суда не бесспорна», — соглашается с ним управляющий партнер коллегии адвокатов «Старинский, Корчаго и партнеры» Владимир Старинский. Он считает, что гражданин-банкрот не совершал мошеннических действий или незаконных сделок, не обманывал суд или финансового управляющего. «Поэтому лишать его права на списание долгов лишь потому, что он не рассчитал свои финансовые возможности, необоснованно», — убежден Старинский.

Читайте так же:  Приказ о сохранении среднего заработка образец

Суд должен руководствоваться конкретными положениями закона, а не оценочными суждениями, соглашается Ицков из компании «Горизонт Капитал». По его словам, недобросовестное поведение заемщика не очевидно — из приведенных расчетов вовсе не следует, что гражданин намеренно получал займы в надежде списать их через банкротство.

Отчаянные банкиры

Суд, судя по всему, не принял во внимание, что банки, выдавшие кредиты, наверняка проверяли кредитоспособность Овсянникова и cочли, что он будет способен выплатить сумму долга и проценты, предполагает Старинский из коллегии «Старинский, Корчаго и партнеры». «На момент выдачи кредита в нашем банке уровень кредитной нагрузки у заемщика был на приемлемом уровне», — подтверждает его догадку пресс-служба банка «Хоум Кредит». Кредитные обязательства Овсянникова соответствовали уровню его дохода, платежи исправно поступали до середины 2015 года, сообщает пресс-служба банка.

Сбербанк, чей кредит оказался для Овсянникова последним, в ответ на запрос РБК сообщил, что на момент выдачи второго займа у заемщика не было просроченной задолженности, которая появилась только в мае 2015 года. Пресс-служба Арбитражного суда Новосибирской области заявила, что комментировать свой вердикт судья Васютина не будет, поскольку все пояснения есть в решении суда.

Пока ни Сбербанк, ни «Хоум Кредит» не знают, будут ли требовать, чтобы банкрот вернул кредиты. «Мы оцениваем определение суда и, исходя из него, будем формировать свое окончательное решение», — заявила пресс-служба банка «Хоум Кредит». Определение Арбитражного суда Новосибирской области еще не вступило в законную силу, поэтому рано говорить о возможности истребовать долг в судебном порядке. Будет ли Сбербанк требовать возврата долга, решится после того, как дело пройдет вышестоящие инстанции либо истечет срок для обжалования определения, сообщила пресс-служба банка. Пресс-служба третьего, больше всех пострадавшего кредитора — Кредит Европа Банка — отказалась от комментариев.

Жертвы практики

Юристы говорят, что, в общем, ожидали, что индивидуальное банкротство не станет для заемщиков спасением от всех бед. Партнер юридического бюро «Падва и Эпштейн» Павел Герасимов напоминает, что банкротство — новый институт и, если практика правоприменения пойдет по пути Арбитражного суда Новосибирской области, он будет не таким перспективным, как все изначально предполагали. «Это хороший способ уменьшить число поданных в суд заявлений о банкротстве», — иронизирует он.

Если высшие судебные инстанции поддержат мнение, что списание долгов не главная цель банкротства, надежды граждан на избавление от долговой нагрузки исчезнут, соглашается Шевченко из Ланта-банка. Про каждого должника можно будет сказать, что он принял на себя заведомо неисполнимые обязательства, добавляет он.

«Если следовать такой логике, практически все граждане-банкроты не рассчитали свои силы», — придерживается той же позиции Старинский из коллегии «Старинский, Корчаго и партнеры». По опубликованным в среду данным Объединенного кредитного бюро, у жителей 22 российских регионов на платежи банкам уходит больше половины зарплаты, а на одного заемщика приходится в среднем 1,7 кредита — ситуация, близкая к той, в которой оказался Овсянников. На грани банкротства находится более полумиллиона человек — 601,2 тыс. россиян, подсчитало ОКБ.

Банкрот с долгами

Многих ли из них ждет судьба «банкрота с долгами»? По закону о банкротстве (ст.213.28) нельзя списать так называемые долги личного характера, рассказывает юрист BGP Litigation Алиса Аверина. Это задолженность, которая возникла из-за неуплаты по алиментам, нанесения серьезного вреда чужому здоровью или жизни, а также морального вреда. Обязательства не исчезают в случае преднамеренного и фиктивного банкротства, продолжает Аверина.

Кроме того, нельзя обнулить долги, замечает юрист компании «Юков и партнеры» Светлана Тернопольская, ссылаясь на все тот же закон о банкротстве (п.4 ст.213.3). Имеются в виду обязательства, которые могут возникнуть у банкрота в течение пятилетнего периода ограничений (когда гражданин по идее не может брать кредиты и занимать руководящие посты).

Наконец, нельзя списать долги, возникшие из-за нарушения закона. Это самая спорная категория. По словам Авериной из BGP Litigation, чтобы применить это правило, суд должен доказать, что гражданин действовал незаконно. Например, предоставил банку заведомо ложные сведения при получении кредита, скрыл или умышленно уничтожил имущество. В деле Овсяникова этих данных нет.

Гражданин имеет полное право обжаловать подобное решение суда в апелляционной инстанции, считает Старинский. С Овсянниковым РБК связаться не удалось, звонки на его работу остались без ответа. Но, судя по всему, он собирается оспаривать это решение. По данным зампреда коллегии адвокатов «Арбат» Игоря Зиневича со ссылкой на картотеку арбитражных дел Седьмого апелляционного арбитражного суда, грузчик подал жалобу на определение Васютиной.

По мнению Зиневича, у него неплохие шансы: незаконные действия должника при возникновении или исполнении обязательств не доказаны. «Доказательства злостного уклонения от погашения кредиторской задолженности, сведения о возбужденных уголовных делах в отношении Овсянникова по признакам мошенничества или уклонения от уплаты налогов в дело не представлены», — объясняет он.

Мой английский из бед. Из бед и огорчений

Языковая школа превратила своих учеников в должников

Языковые школы и фитнес-клубы нередко предлагают свои услуги в долг — кредит от банка-партнера одобряют прямо на месте. Но это может обернуться большими финансовыми проблемами для клиентов.

«Мы создали революционную и очень приятную для клиента схему формирования цен за обучение», — сообщается на сайте языковой школы Speak Up. Механизм оплаты уроков действительно впечатляет, но приятным назвать его сложно. Это выяснилось после того, как в редакцию Банки.ру обратились ученики школы. В июле 2018 года Speak Up неожиданно закрылась, а вчерашние «студенты» оказались должниками банка.

«Революционная» старая схема, на которую все «ведутся»

Даже поверхностный поиск информации о Speak Up в Сети дает повод насторожиться. В ответ на запрос выдаются ссылки не на сайт школы, а на юристов, которые готовы с ней бороться. Жалобы на услуги образовательного учреждения копятся с 2012 года. И речь идет не столько о качестве уроков, сколько о деньгах.

Оплатить обучение в Speak Up можно было, либо перечислив всю сумму сразу, либо взяв кредит. Большинство клиентов выбирали второй вариант. Ссуду от банков-партнеров можно было получить, не выходя из офиса языковой школы. Займы клиентам Speak Up оформляли не сотрудники банка, а администраторы школы. Они предлагали заполнить кредитный договор, подписать доверенность, которая дает компании право заключать соглашения с банком, а также предоставляли заемщику индивидуальный график платежей (документы есть в распоряжении Банки.ру).

Разрыв договора с Speak Up был целым приключением: пока клиенты пытались вернуть деньги за обучение, им приходилось платить кредит. Но еще сложнее пришлось «последней волне» учеников. В начале июля школа прекратила работу, а потом выяснилось, что она вот-вот станет банкротом. При этом как минимум 400 клиентов Speak Up продолжают платить банкам потребительские кредиты.

Токсичное партнерство

Языковая школа Speak Up сотрудничала с тремя кредитными организациями: Альфа-Банком, Кредит Европа Банком и банком «Хоум Кредит». В пресс-службе последнего нам сообщили, что банк разорвал отношения с компанией в середине 2016 года. Причина — недовольство клиентов качеством преподавания. «Действующих кредитных договоров на получение образовательных услуг в этой компании в настоящее время у нас на балансе не числится», — сообщили представители «Хоум Кредита».

Читайте так же:  Действующий гражданский процессуальный кодекс

Альфа-Банк сотрудничает с сетью Speak Up уже семь лет. В кредитной организации отметили, что за последний год возросло число негативных отзывов на работу школы, поэтому «кооперация с компанией постепенно сокращалась». Сейчас Альфа-Банк пристально следит за судьбой образовательной сети, заявили в пресс-службе. Там, однако, не уточнили, сколько клиентов Speak Up до сих пор являются заемщиками банка.

На аналогичный вопрос не дали ответа и в пресс-службе Кредит Европа Банка. «В настоящее время сотрудничество между языковой школой Speak Up и АО «Кредит Европа Банк» прекращено», — резюмировали в кредитной организации.

Срочный заем на уроки английского ученики могли получить, даже когда кредиторы школы инициировали процесс о ее банкротстве. Заявление было подано в Арбитражный суд Москвы 20 марта 2018 года. Но госслужащий Сергей К., обратившийся в редакцию Банки.ру, стал клиентом Speak Up почти через месяц, 19 апреля. Для оплаты уроков он занял чуть больше 66 тыс. рублей в Кредит Европа Банке под 19,3% годовых. В финансовой организации не пояснили, почему финансовое положение языковой школы не стало препятствием для выдачи ссуды.

Иск к Speak Up банки действительно могли не принимать во внимание, считает управляющий партнер адвокатского бюро «ЕМПП» Сергей Егоров. «В России любое физлицо или организация могут подать иск о банкротстве фирмы. Само по себе заявление не подтверждает проблемы компании. Несмотря на то что у банков и Speak Up были партнерские отношения, я не думаю, что школа раскрывала им отчетность», — отмечает юрист.

Если сама процедура банкротства не началась, то банк мог выдавать кредиты, подтверждает генеральный директор консалтинговой компании «Эмкварта. Персональный советник» Наталья Смирнова. По ее словам, гарантом возврата займа все равно остается человек. «Если они качественно проверяют человека и видят, что у него все нормально с финансами, то формально, даже если что-то случится с языковой школой, он платить кредит сможет», — заключает эксперт.

Безнадежный суд

14 августа Арбитражный суд Москвы отказался продолжать процесс банкротства Speak Up. Стороны разбирательства не смогли предоставить гарантий оплаты процедуры. Кроме того, у организации не нашлось имущества для расплаты с кредиторами. Что остается делать ученикам?

По закону о защите прав потребителей, они могут требовать возврата денег за некачественно оказанные услуги, напоминает Сергей Егоров. Но результат вряд ли обрадует клиентов. «Судиться с компанией, у которой нет денег даже на покрытие расходов в деле о банкротстве, бессмысленно. Понятно, что решение будет положительным. Суд взыщет задолженность, но нет никаких предпосылок считать, что школа что-нибудь заплатит», — поясняет юрист. Можно инициировать новое банкротство и в рамках этого процесса поднимать вопрос о субсидиарной ответственности владельцев школы. «Если будет установлен обман со стороны собственников, то это уже повод для возбуждения уголовного дела о мошенничестве», — продолжает Егоров.

Разбирательство со школой, однако, не может повлиять на отношения учеников с банками-кредиторами. Проблемы образовательного учреждения вряд ли будут расцениваться как форс-мажор. Школа не являлась стороной кредитного договора, поэтому заемщикам придется платить, констатирует заместитель председателя коллегии адвокатов «Де-юре» Антон Пуляев. «Документ, который подписывали ученики Speak Up, — это стандартный договор на получение потребительского кредита. Но там есть важное дополнение — поручение о переводе средств. То есть заемщик пишет заявление в банк, в случае одобрения кредита деньги поступали на его личный счет физлица, а затем по поручению переводились на счет организации. Поэтому неправильно говорить о том, что финансовые проблемы школы могут повлиять на действие основного договора», — поясняет юрист.

Изменить условия по таким кредитам тоже вряд ли получится, считают эксперты. Поводом для реструктуризации может быть только реальная неплатежеспособность заемщика, напоминает Наталья Смирнова.

Как не получить медвежью услугу

На сайте Кредит Европа Банка школа Speak Up упоминается дважды. Оба раза речь идет о POS-кредитовании. Схемы действительно похожи. POS-кредиты предоставляются, например, для покупки бытовой техники или других товаров. Для подачи заявки в банк из магазина достаточно паспорта, одобрение занимает не больше получаса. Клиент получает товар, за который потом будет платить долг банку. А кредитная организация, в свою очередь, перечисляет на расчетный счет магазина сумму, равную выданной ссуде.

Срочный заем также можно получить на образование, походы в фитнес-клуб или косметологические процедуры. Случай со школой Speak Up лишний раз подтверждает, что брать такие кредиты нужно с осторожностью.

Важное условие — пункт о возможности расторжения договора в одностороннем порядке, обращает внимание Антон Пуляев. «Желательно, чтобы у клиента была опция расторжения договора в случае получения некачественных услуг», — говорит юрист. Однако подобные документы обычно имеют стандартную форму, а не пишутся под конкретного клиента.

Любые пункты о качестве услуг и порядке возврата денег, как правило, не гарантируют клиенту выполнение этих условий компанией. «В случае претензий юрлица не стремятся решать подобные вопросы в досудебном порядке, поэтому спор может разрешиться только в суде», — продолжает Пуляев.

Специалисты также напоминают, что банк-кредитор не может гарантировать добросовестность компании, которая предоставляет услуги. Сторонами договора все равно будут клиент и кредитная организация. Поэтому при заключении подобных соглашений стоит взвесить, нужен ли такой заем в принципе, советует Наталья Смирнова. «Брать срочный кредит на услуги целесообразно в двух случаях: если проценты по нему меньше, чем возможное подорожание услуги, а также если услуга качественно изменит ваш доход в ближайшем будущем. Например, если без сертификата по английскому вам не дадут повышение на работе», — поясняет Смирнова.

Кредит Европа Банк выставлен на продажу

Причина – турецкий бенефициар

«Коммерсант», со ссылкой на внутренние источники на банковском рынке, опубликовал информацию о продаже Кредит Европа Банка. Главной причиной намеченной сделки называют ухудшение российско-турецких отношений. Кредит Европа Банк – крупнейший по объёму бизнеса в России банк с турецким капиталом. Почти 100 % акций банка принадлежит компании Credit Europe Bank NV, конечным бенефициаром которой является гражданин Турции Хюсню Мустафа Озйегин.

Официальной информации о продаже активов банка пока не поступало. Но ранее стало известно о жалобах турагентств на неработающий эквайринг Кредит Европа Банка. Позднее пресс-служба банка подтвердила, что банк связывает это с повышенными рисками в сфере туриндустрии.

Жизнь после смерти: разбираемся в тонкостях банкротства и ликвидации банка

Чем отличается ликвидация банка от банкротства, и почему последнего стоит опасаться клиентам банка

Новость о том, что ваш банк остался без лицензии, зачастую не несет ничего хорошего. Если у вас в банке хранилась сумма в рамках застрахованной государством — 1 млн 400 тыс. р. — то вам почти нечего бояться, вы сможете забрать свои деньги у выбранного банка-агента . Но в случае, если вы держали в банке большую сумму, то придется разбираться в более тонких и сложных процессах «жизни после смерти» вашей кредитной организации. В частности, внимательно отследить, как будет проходить процедура распределения ресурсов — в рамках ликвидации банка или его банкротства. А чем они отличаются, сейчас расскажем.

Читайте так же:  Госпошлина уфк по архангельской области

После отзыва лицензии

Согласно закону «О банках и банковской деятельности» отзыв лицензии неизбежно ведет к ликвидации банка. Но перед этим в рамках судебных разбирательств выбирается тип ликвидационной процедуры — принудительная ликвидация или банкротсво.

Выглядит процесс примерно так: после того, как ЦБ отозвал у банка лицензию, в банк вводят временную администрацию, одной из основных задач которой является обеспечение сохранности имущества банка до начала процедуры банкротства.

В этот момент ЦБ проводит экспертизу активов банка и выявляет наличие признаков банкротства и направить в арбитражный суд соответствующее заявление о ее финансовом состоянии и начале той или иной процедуры. Одновременно с этим временная администрация формирует реестр требований кредиторов. Кредиторы сразу после отзыва лицензии вправе предъявить свои требования к банку.

После того, как в суде выбирается тип ликвидации банка, в дело вступает конкурсный управляющий. В большинстве случаев — в лице Агентства по страхованию вкладов, который занимается в том числе формированием конкурсной массы, а именно преобразованием имущества банка в денежные средства.

Банк ликвидируют

Если у банка достаточно собственных средств для погашения долга перед кредиторами, применяется процедура ликвидации банка. Это наиболее желательный и простой для вкладчиков вариант вернуть свои деньги в целости. Длится такая процедура относительно недолго — от 5,5 мес. до 31 мес. При этом непосредственной ответственности руководителей банка не наступает, так как имущество банка позволяет покрыть все расходы.

Правда, бывают случаи, когда по предварительным подсчетам банк направляют на процедуру ликвидации, но при более детальных подсчетах выясняется, что средств на удовлетворение требований кредиторов недостаточно. В этих случаях также приходится инициировать конкурсное производство или банкротство банка.

Банкротство банка инициируется в тех случаях, когда имущества кредитной организации не хватает для удовлетворения требований кредиторов, соответственно, нужно справедливо распределить имущество между кредиторами.

Этот процесс может длиться гораздо дольше — как указывает представитель АСВ, от 16 до 31 месяца. Срок увеличивается за счет того, что взыскание проводится в судебном порядке, и параллельно с этим проходят судебные разбирательства, связанные с привлечением к ответственности виновных в банкротстве лиц.

Так как требования кредиторов не могут быть удовлетворены одновременно и в одинаковом объеме, создаются так называемые «очереди». В первую очередь попадают требования кредиторов физлиц, возникшие на основании договора банковского вклада и банковского счета. Также в первую очередь попадают требования Агентства по страхованию вкладов, которые были приобретены им в ходе выплаты страхового возмещения.

Во вторую очередь входят требования работников ликвидируемого банка, перед которыми он имеет задолженность по заработной плате, образовавшуюся до отзыва лицензии.

Третью очередь составляют все остальные кредиторы, то есть, юридические лица. В случае если денежных средств недостаточно для полного удовлетворения требований каждой очереди, то они распределяются между кредиторами этой очереди пропорционально в зависимости от суммы долга.

Расчеты с кредиторами проводит конкурсный управляющий (ликвидатор) после того, как сформирован реестр требований кредиторов.

Новые предложения

На конец 2017 года АСВ занималось ликвидацией 321 банка: балансовая стоимость их активов — 3,78 трлн руб., а оценочная — 0,44 трлн руб., уточнил гендиректор агентства Юрий Исаев. При этом средний срок ликвидации банка — около 3 лет.

Так как за последние годы число банков, перешедших под управление АСВ, резко возросло, а процесс ликвидации нередко затягивался, ряд активов успевал подешеветь, из-за чего кредиторы банка получали куда меньшие суммы.

Сейчас АСВ готовит поправки к закону о ликвидации банков, чтобы повысить эффективность работы с активами. Сразу после отзыва лицензии оно будет оценивать качество активов, выделять активы для продажи и готовить их к сделке, говорит Исаев. Это позволит сократить срок ликвидации банков до полутора лет и сделать сам процесс более прозрачным.

Суд впервые отказался списать долги признанному банкротом заемщику

Арбитражный суд Новосибирской области создал прецедентотказался списать долги заемщика перед банками на 630 000 рублей даже после того, как признал его банкротом, следует из материалов суда.

Новосибирский грузчик Валерий Овсянников в ноябре 2015 года обратился в региональный арбитраж с заявлением о признании его несостоятельным. Согласно материалам дела № А45-24580/2015, истец в период с 2011 по 2014 годы набрал в трех банках («Кредит Европа Банк», «ХКФ Банк» и Сбербанк) кредиты на общую сумму 630 000 рублей, при этом ежемесячные платежи по ним (23 600 рублей) превышали уровень его доходов.

Из имущества у Овсянникова имеется лишь 30-метровая квартира на окраине города, которую отобрать по закону нельзя. Его банковские счета пусты, а крупных сделок за последние три года он не совершал, не считая продажу дома в селе недалеко от Новосибирска. Судья Ольга Васютина с учетом всего этого уже в декабре 2015 года – через два месяца после подачи заявления – признала Овсянникова банкротом.

Однако суд решил не освобождать заявителя от долгов. «В отношении Валерия Овсянникова правила об освобождении от обязательств не применяются», – говорится в определении суда. Суд также указал, что к банкроту можно предъявить «неудовлетворенные требования кредиторов, по которым наступил срок исполнения». Резонансное решение судья Васютина подкрепила собственным мнением о поведении Овсянникова. В определении суда отмечается, что освобождение от долгов — неправовая цель банкротства, причем такая мера должна применяться лишь в особых случаях.

Овсянников же, по мнению судьи, набрал заведомо неподъемные для себя кредиты. В итоге грузчика заподозрили в недобросовестных действиях по отношению к банкам. А в таком случае закон о банкротстве разрешает не освобождать его от обязательств, отмечается в определении. «Поведение может быть признано недобросовестным не только при наличии обоснованного заявления другой стороны, но и по инициативе суда», – заключила судья Васютина.

«Насколько мне известно, на сегодняшний день таких решений суд еще не выносил, так что его можно считать прецедентом», – цитирует РБК замруководителя практики разрешения судебных споров инвестиционно-финансовой компании «Горизонт-Капитал» Василия Ицкова. «Это определение – пока единственный известный судебный акт подобного рода», – подтвердили в Сбербанке, где Овсянников занял более 140 000 рублей.

Закон о банкротстве физлиц заработал с октября 2015 года. По нему в ряде случаев гражданина нельзя освободить от долгов даже после признания его несостоятельным. Это задолженности, которые возникли из-за невыплаты алиментов, нанесения вреда чужому здоровью, а также морального ущерба. Кроме того, нельзя списать долги, образовавшиеся из-за нарушения закона.