Адвокат сергун елена леандровна

У адвоката Елены Сергун сгорел «Ауди А5». Среди «неприятелей» назван Аренин

13:54, 14 мая 2014

Сегодня утром в Октябрьском районе Саратова сгорел автомобиль «Ауди А5 Купе». Как оказалось, иномарка принадлежит адвокату Елене Сергун, работавшей ранее начальником юридического отдела СГУ.

По данным ГУ МЧС, около 9.50 поступило сообщение, что напротив дома №33/37 по улице Серова (район Ильинской площади) горит автомобиль. На тушение пожара выезжали подразделения в составе 4 человек личного состава и 1 единицы техники. Площадь пожара составила 5 квадратных метров. Больше всего пострадала передняя часть иномарки.

«В результате пожара погибших, пострадавших нет. Причина пожара устанавливается», — добавили в ГУ МЧС.

Между тем, Елена Сергун только что дала пояснения сотрудникам полиции по факту случившегося.

После она рассказала «Четвертой власти», что приехала около 8.30 к своему офису, как всегда припарковалась рядом на свободное место, а в 11.00 должны были проводиться следственные действия. Около 10.30 адвокат вышла из здания и увидела уже сгоревшую машину, полицейских.

По словам Сергун, машина выгорела и, возможно, восстановлению не подлежит. При этом она не сомневается в том, что автомобиль был технически исправен: ему 4 года, но пробег около 18 тысяч км, никогда никаких проблем не было, все детали родные. Кроме того, «Ауди» в декабре прошел техосмотр и получил страховку КАСКО. Она отметила, что рядом стоявшие машины не пострадали.

Елена Леандровна подчеркнула, что личных врагов не имеет. Поэтому, если будет установлено, что случился поджог, то она будет связывать это с профессиональной деятельностью. «Сейчас самое «горючее» дело у меня – это дело Марины Шуляк. Причем в прямом смысле слова, почему то все, к чему это прикасается, все горит – от Сенного рынка до моей машины», — обратила внимание адвокат.

«Из людей, которые имеют ко мне личную неприязнь, я могу назвать трех человек. Это господин Аренин (Сергей Аренин, начальник ГУ МВД, — ред.), господин Полтанов (Сергей Полтанов, замначальника полиции, — ред.) и господин Богданов, который является якобы потерпевшим по делу (Марины Шуляк, — ред.)», — рассказала Елена Сергун.

Адвокат заметила, что она участвует в процессе по делу бывшего главы МУПП «Саратовводоканал» Ларисы Абрамовой, «но там даже и близко ничего не может быть».

Фото из группы «ВКонтакте» «Местоположение ДПС Саратов и Энгельс»

Иудушка или адвокат особого назначения

3 июля 2007 года на сайте ird . ru , за подписью Сергея Перепеченова была опубликована заметка «Строительные бои в Саратове». Заметка начиналась следующим посылом: « Сегодня 3 июля днем нашему местному корреспонденту позвонила Елена Леандровна Сергун, живущая на «Храмовском взвозе». Она попросила обзвонить кого можно и приехать, поскольку в очередной раз пришли строители копать коллектор (с прошлого года было затишье) как раз на месте где находили человеческие останки из инфекционных могил. Вечером состоялся сход жителей. По итогам собрания было принято решение завтра с утра противостоять строительству». Отметим, что Елена Сергун, в то время проживала рядом с местом предполагаемой стройки и представляла местный СТОС (Совет территориального общественного самоуправления) в качестве адвоката.

Название заметки «Строительные бои…» оказалосось пророческим. Видимо в какой-то момент горячая испанская кровь, текущая в жилах Сергун бросилась ей в голову, и она направила свою роскошную «Вольво» на оппонентов. Как следует из справки по дорожно-транспортному происшествию, оказавшейся в распоряжении редакции, двое ее оппонентов Михаил Панкратов 1970 г.р и Сергей Поляков 1972 г.р. обратились за помощью в 1-ю городскую больницу. При этом Панкратов был госпитализирован.

Это происшествие не имело серьезных юридических последствий для Сергун. Договорились с потерпевшими или просто замяли, точно не известно. Да и в общем то неважно это. Потому, что описанный эпизод не характерен для адвоката Сергун. Обычно она действует не напролом и наездом, а тонко и изощренно. Поэтому и бывает востребована.

Примерно через год после описываемых событий Сергун начала сотрудничество с СГУ. Елена Леандровна представляла интересы университета в процессах, инициируемых сотрудниками исторического факультета, протестующих против сокращений и реорганизаций. Сначала сотрудничество СГУ с адвокатом было оформлено как работа по договорам. Просочившиеся в прессу сведения об одном договоре вызвали много пересудов в университетской среде. Сумма в полмиллиона рублей за период работы в один месяц произвела впечатление на профессорско-преподавательский состав, традиционно для СГУ не избалованный высокими окладами.

Однако скоро Елена Леандровна переходит в штат СГУ и становится начальником правового управления, а потом под ее руководство переходит еще и управление кадров. Что и говорить, Сергун умеет внушить окружающим мысли о своей незаменимости. Сотрудники из тогдашнего окружения ректора СГУ Леонида Коссовича рассказывают о способах повышения своей значимости Еленой Леандровной в глазах шефа.

Не секрет, что 2007-2008 годы прошли для Коссовича под как годы борьбы с мятежным истфаком и его бывшим деканом Велиханом Мирзехановым. С последним Сергун часто встречалась в суде. Елена Леандровна умудрилась внушить Коссовичу мысль, что ее профессиональная деятельность так встала Мирзеханову костью в горле, что он предпринял выпады криминального характера против нее лично. Она заверяла, что однажды обнаружила свою «Вольво», припаркованную как обычно на тротуаре у 10-го корпуса университета со спущенными колесами. Причем колеса, якобы были пробиты. При этом, ее хлопоты возле собственного авто среди белого дня с крыльца 10-го корпуса наблюдали Мирзеханов со своим бывшим заместителем Абакумовым, злорадно посмеивались. При этом другие сотрудники СГУ, ставшие свидетелями и участниками этого небольшого происшествия рассказывают совсем другую версию. Однажды Елена Леандровна подъехав к университету обнаружила. Что одно колесо ее машины приспущено. Тогда она обратилась к заведующему университетским гаражом, а тот прислал дежурного водителя. Водитель, поменял одно колесо, при этом не обнаружив никаких видимых порезов или демонических оппонентов, злорадствующих поблизости. Обыкновенное бытовое происшествие. Но какую красивую историю можно преподнести. Уж что-что, а завоевывать доверие Сергун умеет. Кстати ее таланты только этим не ограничиваются. Доверие она превосходно умеет конвертировать во что-то более материальное.

9 июля 2010 года в газете «Наша версия» появилось интервью Сергун «Защита Карро Примо». Это очень примечательное интервью как по содержанию, так и по истории его появления.

Прежде всего – это единственное интервью, которое Леонид Фейтлихер брал лично. Вообще Леонид Натанович в собственную газету статьи пишет редко. А тут вдруг интервью, да и кого? У руководителя одного из управлений, одного из саратовских вузов. С чего бы это? Разгадка кроется в тексте. Один из вопросов Фейтлихера звучал так: « Вам не интересно, почему именно я согласился с вами побеседовать? ». Вообще то инициатором интервью почти всегда выступает журналист. За исключением заказных, оплаченных интервью. Но это явно не тот случай. Значит Сергун попросила взять у нее интервью у враждебно настроенной к университету газеты. Во всяком случае, на упомянутый вопрос Фейтлихера она коротко ответила: «Интересно», а не возразила например: «Это меня попросили, и я согласилась».

Какую же пользу для Сергун могло иметь это интервью? В опросы интервьюера характеризуют его как человека, настроенного критически к руководству СГУ. Собственно это Фейтлихер особенно и не скрывает. А из ответов Сергун можно сделать вывод, что она стоит на позициях сотрудника отстаивающего честь своего учреждения полностью солидарного с руководством. На вопросы в отношении партийной принадлежности Коссовича даны достойные ответы. То есть она еще и шефа своего защитила. Молодец Елена Леандровна, сама организовала нападки, сама защитила! Блестящий пиар. Отличный тактический ход! Правда, в стратегическом смысле обернулся проигрышем.

Весной следующего года «Наша версия» начала раздувать скандал по поводу незаконной передачи 13-го корпуса СГУ под офис «Единой России». Статьи поэтому поводу печатались в каждом номере, причем в них имелись ссылки на документы, которые могли быть только у хозяйствующих субъектов: университета или регионального отделения партии. Вероятно, озабоченность утечкой информации появилась у руководства обеих сторон. И вот 6 мая 2011 года в «Нашей версии» появляется статья Тимофея Бутенко «Кто сливает СГУ». Бутенко выдвигает несколько версий об источниках утечки информации. Если бы редакция «Нашей версии» захотела бы раскрыть источник, тона бы его раскрыла. Но, похоже, эта статья имела противоположную цель – защитить источник. В своей статье Бутенко перечисляет ряд «подозреваемых» могущих по его мнению быть причастными к «сливу» информации. С учетом того, что Тимофей был чуть ли не единственным автором писавшим на эту тему и опубликовавшем о злощастном 13-корпусе около десятка статей, он не мог не знать источник (или источники) информации. Поэтому сами рассуждения на тему «Кто бы это мог быть?» выглядят издевательскими по форме. А по сути, эта статья похоже на операцию прикрытия агента. Итак, кого же Бутенко зачислил в «подозреваемые»: ректоров саратовских вузов Сергея Наумова, Сергея Суровова, Николая Кузнецова, Владимира Динеса. Из сотрудников СГУ Тимофей называет начальника пресс-службы университета Ольгу Тяпкину и Сергун. Кроме того, в список «подозреваемых» в сливе компромате у Бутенко попали «юрист местных единороссов» Лариса Кузнецова и …Вячеслав Володин. Последний был упомянут, надо думать, в порядке стеба. Причем если про всех остальных автор статьи пишет в тоне «мог быть этот», то про Сергун –« могла бы быть, но точно не она». Журналист враждебно настроенной против руководства университета газеты явно защищает начальника управления от возможных подозрений ее начальства: « Например, в упомянутом выше интервью под заголовком «Защита Карро Примо» («Газета Наша Версия», № 26 (83) от 9 июля 2010 года) Елена Леандровна выступает не в роли перебежчика, а в роли человека, отстаивающего свою позицию. И позиция эта очень совпадает с интересами руководства вуза. Наше издание всегда радо таким людям, которые не боятся защищать какую-то точку зрения, приводя весомые аргументы, но едва ли эту словесную дуэль между Фейтлихером и Сергун можно считать началом «особых» взаимоотношений ». С последним тезисом автора нельзя не согласиться. Не как не началом «особых» взаимоотношений. Скорее продолжением. Как аргумент против того, что Сергун может быть источником слива Бутенко приводит отсутствие мотивов: « И опять же, не прослеживаются мотивы, хотя способов добыть информацию у этого «подозреваемого», наверное, даже больше, чем у Наумова ». Тут Бутенко демонстрирует наивность неприемлемую даже для начинающего журналиста. Можно подумать, что он живет на облаке, про деньги ничего и не слышал, а сам в газете принадлежащей магнату за «спасибо» трудится. Вобщем перестарался Тимофей. Если у людей следящих за ситуацией и были какие то сомнения по этому вопросу, то скоро они развеялись.

Читайте так же:  Договор на утилизацию шпал

Летом 2011 года Фейтлихер направил в адрес президента РФ Дмитрия Медведева, генерального прокурора Юрии Чайки и руководителя СК Александра Бастрыкина обращения о готовящейся над ним расправе. Поводом послужило высказывание Александра Ландо о Фейтлихере. Газета «Наша версия» и ее сайт с новостной лентой неоднократно возвращались к этому событию. Например, на сайте «Нашей версии» 4 июля 2011 года появилась статья, которая описывает, как и при каких обстоятельствах Александр Соломонович допустил высказывание о необходимости «посадки» Леонида Натановича. После того, как «Наша версия» раздула скандал о незаконности пребывания СРО ВПП «Единая Россия» в 13 корпусе СГУ, руководители этих учреждений вместе со своими юристами собрались на рабочую встречу для обсуждения насущных проблем. Кстати эту встречу безымянный автор статьи называет «сходкой». Чувствуется влияние издателя, который сам увяз по пояс в 90-х и до недавних пор вел «терки» на «сходняках» с «парковкой братвой». Так вот автор дословно цитирует Ландо: » Пока Фейтлихера не арестуют и не посадят, так и будет продолжаться. Все началось с этого. С газеты. Они первые начали. Они это взбудоражили, как Герцен».

А теперь зададимся вопросом: кто из присутствующих на встрече принес с собой диктофон и вел аудиозапись и потом передал (или продал) ее Фейтлихеру? Для этого перечислим сначала всех участников встречи с их должностями на то время: спикер областной думы Валерий Радаев , его заместитель Марина Алешина, председатель думского комитета Александр Ландо, ректор СГУ Леонид Коссович, начальник управления правового и кадрового обеспечения СГУ Елена Сергун и Лариса Кузнецова, консультирующая единороссов по правовым вопросам. Первых четырех участников отметаем сразу. Это персоны, по отношению к которым Фейтлихер числит себя идейным противником. Надо думать, что они относятся к нему соответственно. Можно даже предположить, что высказывание Ландо не вызвало в их душах протеста, а лишь молчаливое согласие. Просто остальные оказались более сдержаны, чем Александр Соломонович. Остаются двое: Сергун и Кузнецова. Кто из них пришел с диктофоном догадаться не трудно.

Вор у вора дубинку украл

Прежде чем преступить к следующей части нашего повествования – небольшое юридическое отступление. В ходе рассмотрения дел по недостоверной информации и клевете в публикациях в СМИ суды зачастую выносят неправосудные решения. Имеются даже случаи привлечения журналистов к уголовной ответственности без достаточных на то оснований. Сложившая судебная практика в Саратове не позволяет полноценно реализовывать свободу слова. Поэтому, чтобы уберечь некоторых беспокойных граждан от хождений по судам, а судей от вынесения коррумпированных, неправосудных, решений в настоящей части статьи мы отступим от рассказа о нашей героине и ее пребывании в СГУ.

События, о которых пойдет речь, происходили в одном Поволжском вузе зимой 2012 года. В вузе, возглавляемом ректором (назовем его К.), проводился тендер на 180 млн. руб. Все финансовые вопросы в этом вузе курировала одна дама из ректората (назовем ее З.), которая давно уже фактически подменила собой ректора. З. в свое время пригласила в вуз на должность юриста свою знакомую (назовем ее С.) и добилась для нее немаленькой зарплаты. Что, впрочем, при ректоре с парализованной волей было сделать несложно. Так вот, З., полагая, что С. ей всем обязана и предана, дала ей поручение найти юридический повод устранить одну из фирм, участвующих в тендере и имеющую наибольшие шансы по выигрышу тендера. Это необходимо было сделать для того, чтобы расчистить дорогу для другой фирмы, готовой поделиться успехом. Но С. никаких мер не предприняла и тендер выиграла фирма, предложившая наилучшие условия. З. вызвала С. и потребовала найти юридические обоснования для признания результатов тендера. С. всегда беспрекословно выполнявшая поручения своей подруги-начальницы, вдруг заявила, что тщательно проанализировала все документы и не нашла ни малейшего повода для отмены результатов тендера. И только тогда, З. поняла, что С. изначально информировала фирму, победившую в тендере и делала это небескорыстно. Какие откаты сейчас практикуют в вузах автору точно неизвестно, но надо думать, что со 180 млн. сумма вышла немаленькая. К. и З. обрушились на С. со всем гневом людей считающих себя обворованными. Однако С. так просто увольняться не захотела. Скандал вышел немаленький, но обе стороны молчали об истинных его причинах.

Увольнение Сергун из СГУ сопровождалось скандалом в местной прессе. Наибольшее внимание этим событиям уделила газета «Наша версия», которой Сергун охотно давала комментарии. По станицам этой газеты можно определить как изменились убеждения Елены Леандровны всего лишь в течении года. Находясь в штате университета Сергун поддерживала точку зрения его руководства о том, что скандалы вокруг СГУ раздуваемые прессой спровоцированы определенными силами в том числе и по политическим мотивам. Приведем небольшой фрагмент ее беседы с Фейтлихером:

« — Мы так и не выяснили, что за темные силы борются за финансовые потоки университета?

— Я не хочу называть персоналии, потому что у разных людей и у разных структур здесь разные интересы. Общее одно: они хотят дестабилизации.

— Но кто они? Откуда они? С Марса? А то получается, как при советской власти, — «темные силы капитализма не дают нам хорошо жить».

— Нет. Не темные силы и не капитализма, к сожалению. Это люди, которые хотят смены ректора. Одни из них самым банальным, самым примитивным способом хотели бы занять место Коссовича. Еще есть люди, у которых движущим мотивом выступает неприязнь к «Единой России» и персонально к Володину…».(«Наша версия» от 09.07.2010)

Спустя 2 года, подобную точку зрения Елена Леандровна подвергает жесткой критике: «Игры в «чекистов» и «шпионов» можно объяснять комплексами, идущими из глубокого детства. Однако когда «игра» становится поклепом на людей, когда в целях оправдать собственные дела, ставшие объектом многочисленных проверок, рассказывают об «антигосударственных заговорах», а себя изображают «борцом за государственные интересы» и «веру», когда кричат о мифических «финансовых группах, рвущихся к власти», о «врагах православия» и их «агентах» на местах, она перестает рассматриваться как «забава закомплексованных дилетантов». («Наша версия» «Елена Сергун: «На свободе пока бродит полно жулья» №27 (181) от 13.07.2012 г.).

По этим же статьям можно проследить и как дрейфовали представления об этике Елены Леандровны. Фейтлихер дважды задавал ей вопрос о ее зарплате в университете, а она дважды уклонялась от ответов под предлогом того, что она может невольно может раскрыть секреты своих коллег:

« — Резонно было бы спросить: за какую же зарплату вы так трудитесь?

— Моя зарплата такая же, как у всех начальников управления.

— Ну, я не буду говорить.

— А что, это секретная информация?

— Эта информация подпадает под закон о защите персональных данных. И я не могу разглашать заработную плату других сотрудников. А если назову свою зарплату, то соответственно разглашу еще и информацию о зарплате других начальников управлений».

Спустя два года Сергун рассказывая о своей зарплате уже говорит, что она соответствует зарплатем некоторых начальников управлений и за своих коллег больше не переживает: «После получения уведомления о моем предстоящем увольнении с 27 сентября с должностей начальника управления по правовому и кадровому обеспечению и начальника Центра экспертных исследований и оценки я оформила очередной отпуск с 9 по 25 июля и подписала с администрацией вуза соглашение о расторжении трудового договора с 26 июля с выплатой мне заработной платы за 3 месяца по обеим должностям. Сумма выплаты составила соответственно 312496 рублей и 32749 рублей.

Если кто-то вдруг озаботится размером выплаты, спешу успокоить, что моя зарплата не эксклюзив и полностью соответствует заработным платам некоторых других начальников управлений ». Не сложно подсчитать, что в университете Елена Леандровна получала 115 тысяч в месяц. Коссович думал, что за эти деньги его подчиненная будет по крайней мере проявлять лояльность. Наивность – качество еще встречающееся у людей занимающих ответственные посты.

Судя по публикациям в СМИ, кроме выходного пособия Сергун прихватила с прежнего места работы массу документов. Зачем – остается только догадываться. В №3 журнала «Общественное мнение» было опубликовано продолжение большой статьи Александра Крутова «Саратовская епархия: люди, годы, грехи. Леонид Коссович как зеркало вузовской клерикализации». В своей статье Крутов подробно описывает передачу университетских помещений и земли под православные храмы и роль в этом процессе ректора СГУ. При этом одним из основных источников информации для него стала Сергун. Вот одна цитата из статьи: « Основанием для такого вывода стало изучение увесистой папки документов, недавно полученных мною от бывшего начальника управления по правовому и кадровому обеспечению СГУ Елены Сергун. Копии документов, которые по моей просьбе подобрала Елена Леандровна, касались процессов ползучего внедрения православных структур в жизнь и деятельность крупного федерального государственного образовательного учреждения, каковым выступает СГУ. При этом Елена Леандровна особо подчеркнула: «Хочу отметить, что процесс клерикализации СГУ был одним из вопросов, по которому я занимала очень жесткую позицию и не скрывала ее ни от Коссовича, ни от Лонгина, ни от Небалуева, ни от прокуратуры. Более того, весь этот пакет документов направлялся при проверках в Минобрнауки и в областную прокуратуру. Так что является публичным и никаких секретов из себя не представляет ».

Обращает на себя внимание слова «увесистая папка документов» и «копии документов, которые подобрала по моей просьбе…». Это сколько надо было документов с собой прихватить, чтобы только подбор по одной тематике составил увесистую папку? А главное зачем? Чтобы шантажировать своего бывшего шефа? Сама же Елена Леандровна считает, что служебная переписка СГУ с Министерством образования и науки прокуратурой является публичной. Странное заявление для дипломированного юриста. Видимо смещение моральных рамок деформировало и профессиональные качества.

Читайте так же:  Заявление на компенсацию проезда в отпуск образец

Адвокат на доверии

Впрочем, некоторые руководители умудряются сохранить лояльность и преданность подчиненных им лиц и за меньшую зарплату и в более критических обстоятельствах.

В мае прошлого года было возбуждено уголовное дело в отношении директора фирмы «Аркада» Марины Шуляк. 25 мая на сайте «Нашей версии» было опубликовано обращение Шуляк к руководителю СК прокуратуры Саратовской облавсти Николаю Никитину. В обращении она описывает, что после задержание на нее оказывалось давление с целью получить показания в отношении некоторых учредителей фирмы «Рим». В частности Шуляк пишет, что некий полицейский чин: «Кричал назови кого хочешь или Фейтлихера, Гуся, Хохла. Если нет, то ты получишь самый большой срок, «я уж постараюсь».

По мнению некоторых осведомленных сотрудников полиции, Шуляк в «Аркаде» отводилась роль зиц-председателя. Это кстати, не исключает того, что уголовное дело по заявлению потерпевших было возбуждено законно. Вопрос в том – кто будет обвиняемым. Некоторые из лиц, фактически руководившие ее деятельностью находятся сейчас за границей. Однако не оставляют надежду вернуться. Поэтому разговорчивость Шуляк им невыгодна. Интересно, что Шуляк сначала защищала адвокат Фейтлихера Елена Кобзаренко. Однако спустя некоторое время ее сменила Сергун, отличающаяся не только выдающимися профессиональными качествами. Но и умением вызывать доверие. Сергун развила бурную деятельность: написала несколько жалоб и ходатайств, выступила в СМИ.

Имеются сведения, что в некоторые люди в окружении Шуляк убеждают ее, что при такой защите дело будет прекращено до суда. А в крайнем случае все кончится оправдательным приговором. Возможно, поэтому Шуляк решила молчать до конца. До приговора.

Эта позиция выгодна прежде всего тем, кто из безопасной заграницы напряженно наблюдает за событиями в Саратове, консультирует, советует, обещает… А после приговора разговорчивость Шуляк перестанет быть предметом беспокойства учредителей «Рима». Вне зависимости от того будет приговор оправдательным или обвинительным.

Что же касается уголовного дела, то практикой проверено – там где в дело вступила Сергун, клиент может быть спокоен. Вопрос только в том кто ее клиент?

Кстати недавно стало известно, что Елена Леандровна взялась защищать Ларису Абрамову обвиняемую в мошенничестве. Пикантность ситуации заключается в том, что акционером потерпевшей стороны (ЗАО «Астория») является Александр Бурдавицын, которого молва связывает дружбой с Фейтлихером. То есть, Сергун будет одновременно в двух процессах выступать в интересах своего покровителя и против. Наверно беспринципностью это назвать нельзя. Просто нужда заставила, или проявление гибкости.

Адвокат сергун елена леандровна

ЖУРНАЛ
ДОМАШНИЙ АДВОКАТ

ГАЗЕТА
БИЗНЕС-АДВОКАТ

ПОДПИСКА

АДВОКАТЫ

ЮРИДИЧЕСКИЕ
УСЛУГИ

СУДЫ г.МОСКВЫ

НОВОСТИ
О ПРОЕКТЕ
РЕКЛАМА
ТРИБУНА
ФОТОАЛЬБОМ
МАГАЗИН
ГОСТЕВАЯ КНИГА
ФОРУМ


У каждого региона свои достижения. Саратовская губерния за неимением дивно развивающейся экономики и несусветных природных богатств славится активной внутренней жизнью, которую многие называют «политической», а также ее производными – скандалами и интригами. Это и есть наш валовый региональный продукт. Высокая концентрация скандалов рождает и своеобразных героев, кроме самих интриганов это их ближайшие помощники – адвокаты. То есть те, кто обеспечивает сторонам скандала максимальные уступки со стороны закона, а также придают обычной склоке налет респектабельности. Имена самых звездных адвокатов у всех на устах. Остановимся подробно на каждом.

Но в начале немного теории. Адвокат, как гласит федеральный закон, это «независимый советник по правовым вопросам, оказывающий…». Впрочем, реальные принципы работы адвокатов в Саратовской области чаще всего выходят за нормативные рамки. Значительно трансформировалось и понятие «независимости», да и однозначный запрет на «сотрудничество с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность», уже никем не воспринимается серьезно. Эти «мертвые» нормы успешно заменяют внутрикастовые правила и обычаи. Их детальный анализ – не задача этой статьи. И все же хотелось бы обозначить общие моменты, без которых оценить работу того или иного саратовского правозащитника будет сложно. В анализе «принципов» и оценке деятельности самых известных правозащитников «Взгляду» помогали эксперты – члены профессионального сообщества и осведомленные наблюдатели.

Принципы и позиции

Адвокат на российском правовом поле – это не просто «квалифицированный помощник», это значимая деталь большой и сложной системы, основу которой образуют правоохранительные органы разных видов и уровней. Чем более высокооплачиваемым слывет защитник, чем более он вписан в систему, тем больше тайных, внутренних ходов он знает.
Но, как утверждают эксперты «Взгляда», умение ладить со слугами закона не главное. Если позиция защиты слаба изначально, договариваться с адвокатом никто не будет. Поэтому первой и определяющей статьей неписаного адвокатского кодекса считается грамотно выстроенная позиция защиты. На этом этапе, несомненно, ценится высокий профессионализм и опыт. И это только начало, объясняют эксперты. Адвокат может выстроить сильную, аргументированную защиту, обладать отличными связями в суде и прокуратуре, но провалить процесс по всем статьям. Саратовское правосудие знает немало примеров, когда все разбивались о главную твердыню правосудия по-саратовски – «интерес». В местном адвокатском сообществе его также именуют «принципом». «Принцип» – это заинтересованность в исходе дела той или иной группы влияния. За примерами далеко ходить не надо. Именно «принцип» помешал звездному адвокату Елене Левиной в деле руководителя управления по контролю за оборотом этилового спирта и алкогольной продукции Дмитрия Исхизова, его величество «принцип» играет сейчас против клиента еще одного адвоката высокого полета Тамаза Барбакадзе в деле заместителя начальника областного управления Федеральной службы по технологическому, экологическому и атомному надзору Александра Поляха.
Ценится в профессиональном сообществе и умение правозащитника строить судебную полемику. Однако эта позиция, хотя и делает честь любому адвокату и добавляет очков в его личный рейтинг, на практике не имеет решающего значения. Голливудская картинка, где адвокат блестящей речью кладет обвинение на лопатки, у нас не приживается. Мы живем в Саратовской губернии образца 21 века. Это место, где обидно тратить красноречие в зале суда, когда все уже решено в совещательной комнате.
Итак, когда основные понятия известны, можно перейти на личности.

Саратовская коллегия адвокатов «Илком»
В настоящее время статус адвоката прекращен

Известные клиенты: Роман Пипия, Геннадий Геймор, футбольный клуб «Сокол», самарская компания «RBE».

Внешность для правозащитника не главное, и все же не надо забывать, что адвокат – личность творческая и просто обязан обладать если не красотой, то хотя бы обаянием, на худой конец харизмой. Илье Шашикадзе, которого Господь наградил плакатным обликом Карла Маркса «made in Georgia», в харизме не откажешь. Но вряд ли именно это обстоятельство оказало значительное влияние на его судьбу. О Шашикадзе говорят как о человеке аяцковской команды. Это подтверждает и его клиентура – одним из известнейших подзащитных грузинско-саратовского адвоката был еще один волжский грузин, один из основных «распорядителей» бюджетных средств в правительстве Аяцкова – Роман Пипия.
Как Илья Сергеевич поднялся до местного властного олимпа? В профессиональной тусовке ходят разные версии. По одной, ему помог тесть – секретарь обкома одного из районов области. По другой – Шашикадзе состоялся благодаря протекции, которую составил ему некий выходец из Саратова, заседавший в то время в коллегии Верховного суда. Приписывают Шашикадзе и тесные связи с экс-председателем Саратовского областного суда Александром Галкиным и руководителем Арбитражного суда области Александром Барановым. Злые языки поговаривают, что многие принципиальные вопросы Илья Сергеевич решал за утренней чашкой чая в кабинете председателя арбитража. Судя по особому благоволению саратовской Фемиды к таким клиентам Шашикадзе, как Роман Пипия и самарская компания RBE, утренний чай всегда был удачным. И в том, и в другом случае приобретение саратовских активов, очень похожее на рейдерский захват, легко сходило упомянутым собственникам с рук.
Имена одиозных персон и членство в «команде Аяцкова», пожалуй, все, что можно вписать в звездное досье Ильи Шашикадзе. Никто не помнит его громких побед и блистательных судебных выступлений. Закат адвоката с грузинской фамилией связан с уходом с политической арены всей команды бывшего губернатора. И если некоторые сподвижники ДФ остались где-то неподалеку от властной кормушки, Илья Шашикадзе просто исчез. Последней широко обсуждаемой новостью об адвокате стала проверка в его конторе в связи с грузинскими событиями. Ее результаты неизвестны широкой общественности.
Между тем адвокатская компания «Илком», созданная Шашикадзе, продолжает работать и, как утверждают в сообществе, славится профессионалами. Есть мнение, что мэтр и сегодня влияет на подбор кадров и на выработку позиций по процессам. Правда, звезд, подобных самому Илье Сергеевичу, среди сотрудников «Илкома» нет.
Тамаз Барбакадзе

Коллегия адвокатов «Правовая защита».

Известные клиенты: Юрий Грищенко, Юрий Аксененко, Александр Полях, Виктор Дерябин, Николай Трепачев.

Сынам Грузии явно нравятся просторные приволжские лесостепи и местные правовые закоулки. Это подтверждает еще один звездный адвокат Саратова с южной фамилией – Тамаз Отариевич Барбакадзе. Когда твой клиент Юрий Аксененко, любые комментарии в общем-то излишни. Чтобы защитить в суде права лихо похозяйничавшего в Саратове экс-мэра, требуются недюжинный профессионализм и неординарные умственные способности. Кроме этих качеств Барбакадзе приписывают обширные связи в судах, прокуратуре и милиции. Правда, рассказывают, что Тамаз Отариевич знает себе цену и по мелочам не суетится. Например, может не взяться за дело, если в прокуратуре ему откажут в соответствующих договоренностях.
Хит-лист звездных клиентов Тамаза Отариевича впечатляет, что не персона, то скандал местного масштаба. И несмотря на то, что вина многих из них, казалось бы, очевидна, – выходят из процессов чистыми, как утренний снег. Так случилось с родственником первого вице-спикера Госдумы Любови Слиски Николаем Трепачевым, подозревавшемся в ограблении квартиры ее брата – руководителя Главного управления Федеральной регистрационной службы по Саратовской области Сергея Тимошина. Из пятерых членов группы, которой вменялось семь крупных квартирных краж, Трепачев единственный был полностью оправдан и отпущен в зале суда.
Другой подзащитный Тамаза Отариевича – глава Питерского муниципального образования Виктор Дерябин с помощью звездного адвоката не просто восстановил свою подмоченную репутацию. Вначале вердиктом коллегии присяжных он был признан виновным в получении взятки и получил 8 лет колонии строгого режима. Однако благодаря стараниям Барбакадзе Верховный суд вернул дело в Саратов. Повторный суд присяжных Дерябина оправдал и, спустя год, он вернулся к обязанностям главы района прямо из следственного изолятора. Судьба этих людей, вероятно, дает надежду на лучшее и Юрию Аксененко. Правда, везло не всем. Так еще один известный клиент Барбакадзе – министр культуры аяцковского правительства Юрий Грищенко получил 2 года общего режима, попавшись на взятке. Но и он – всего два из возможных «от пяти до десяти», предписанных п.3 ст. 209 УК.
В прошлом году в офисе Барбакадзе также прошли милицейские поверки, связанные с русско-грузинским конфликтом. Но влияния на судьбу адвоката это не оказало. Фамилия Барбакадзе в адвокатских кругах Саратова по-прежнему означает «качество». Правда, существенной ложкой дегтя в этой медовой репутации является необязательность адвоката, о которой говорят некоторые его клиенты.

Читайте так же:  Приказ оао газпром от 26012000 7

Коллегия адвокатов «Лема».

Известные клиенты: Стефанида Тимохина, Дмитрий Исхизов, Михаил Макеенко, Алексей Максимов, Борис Деготь.

Если бы кто-то взял на себя труд вести рейтинг упоминаемости саратовских адвокатов, первую строчку в нем без всяких сомнений заняла бы Елена Левина. Уже не первый год имя саратовской адвокатессы регулярно появляется не только в местной, но и в федеральной прессе. Причиной тому одиозные клиенты Елены Михайловны. Не успевает тусовка обсудить один скандальный процесс, как Левина уже бросается на защиту новой vip-персоны с неоднозначным прошлым. За последние полгода адвокатесса успела поучаствовать в судьбе директора завода «Серп и молот» Алексея Максимова (тогда он обвинялся в нападении на сотрудника милиции) и оказать неоценимую помощь экс-главе Саратовского района Стефаниде Тимохиной, которую обвиняли в получении взятки. Одного такого процесса, как дело Тимохиной, рассматривавшегося присяжными заседателями, Левиной могло хватить на годы. Ее еще долго ассоциировали бы именно с этой победой. Но буквально через год она уже защищала обвинявшегося в подкупе прокурорского работника директора ЗАО «Крытый рынок» Михаила Макеенко. Причем и в случае с Тимохиной, и в процессе по Макеенко имели место интересы определенных групп влияния, но Левину это не остановило. И в том, и в другом случае она смогла отвоевать для своего клиента максимум из возможного и стала той третьей силой, которая уравновесила критичное противостояние интересов.
Не удивительно, что Левина пользуется уважением в сообществе коллег. Ее профессионализм признают даже недоброжелатели. К плюсам адвокатессы относят ее профессиональную дотошность, женскую эмоциональность и артистичность. Любое судебное заседание Левина способна превратить в настоящее шоу. На процессе по Тимохиной она кричала и плакала, как раненая птица, у Макеенко была гневной и обличительной фурией. И это, наверняка, лишь малая толика скрытых в этой женщине сценических талантов, которые, надеемся, раскроются еще не в одном скандальном процессе. Например, в деле экс-проректора СГАП Бориса Деготя. Его обвиняют в получении взятки, а это «конек» Левиной.
И все же, несмотря на все таланты адвокатессы, только ленивый не говорит сейчас о связях Елены Михайловны с властной верхушкой областного суда. Доказательную базу этого «обвинения» Левина обеспечила себе сама. Она не только адвокат коллегии «Лема», которой долгое время руководила супруга председателя областного суда Елена Мальханова. Левина мелькает на фото рядом со служебным авто Александра Галкина. Рассказывают, что с экс-председателем адвокатессу связывает давняя дружба. Именно он помогал ей делать карьеру, именно он послал свою протеже на стажировку в Америку, когда в России только запускались пилотные проекты по судам присяжных. (Галкин словно предвидел, что именно тот опыт Левиной очень пригодится). Елена Левина шла в гору по золотой лестнице. Но не растеряла при этом ни таланта, ни души, считают ее коллеги. Рассказывают, например, что несмотря на высокий статус, адвокатесса берется защищать простых клиентов за весьма скромные (по ее меркам) гонорары, если дело ей интересно.
Между тем процесс над начальником управления по контролю за оборотом этилового спирта и алкогольной продукции областного минэкономразвития Дмитрием Исхизовым, обвинявшимся в получение взятки в виде бутылки коньяка и мобильного телефона, демонстрирует, что и Левина – далеко не богиня, а всего лишь часть системы. Это дело адвокатесса проиграла по всем статьям. Исхизов получил 3,5 года колонии общего режима за взятку в десять раз меньшую, чем та, в которой обвинялся, например, Виктор Дерябин. Кроме того, его лишили права в течение трех лет после истечения срока наказания занимать должности на государственной службе. Заказчики обвинения были сильнее, в том числе и финансово, так объясняют этот проигрыш адвокатессы в профессиональном сообществе. Но победителей не судят, и процесс Исхизова стерся из памяти саратовцев.

Прежде работала в адвокатском кабинете. В настоящее время подала заявление о прекращении статуса. Член квалификационной комиссии при Адвокатской палате Саратовской области от областной думы.

Известные клиенты: Леонид Коссович.

Елена Леандровна Сергун приобрела известность как-то вдруг – в начале 2007-го ее имя замелькало в прессе, следящей за конфликтом в СГУ. Видимо, за это коллеги прозвали Сергун «выскочкой». До этого адвокатесса не славилась ни известными клиентами, ни громкими делами. Единственная более-менее шумная история, в которой она появилась до конфликта в СГУ, было противостояние жильцов СТОС «Храмовский взвоз» (Октябрьский район) и строительной компании, вознамерившейся построить жилой дом на месте бывшего, как утверждали граждане, холерного кладбища. Что интересно, в этом конфликте Сергун выступала на стороне демократического большинства, то есть граждан. Было это в 2006-м, а уже через год Елена Леандровна встала на защиту личности против сообщества. Как известно, Сергун защищала ректора СГУ Леонида Коссовича от профессорско-преподавательского коллектива вуза.
Только в рамках конфликта ректорат–истфак Елена приняла участие в 10 процессах. В семи из них фигурировал экс-декан Велихан Мерзиханов, в трех – группа преподавателей вуза. Успех сопутствовал Елене Леандровне не всегда, часть дел она проиграла, часть выиграла. Но даже победы Елены Леандровны коллеги-адвокаты не склонны приписывать лично ей. Есть мнение, что Сергун помогал всемогущий «принцип» – политическая воля, которая стоял за ее подзащитным Коссовичем и обеспечивала лояльность судей. Адвокатессе же оставалось лишь грамотно выполнять свои функции. Такова участь адвокатов, работающих с яркими личностями, – всегда есть опасность затеряться в их раскидистой тени. Правда, Елене Сергун повезло, и она сама стала объектом интереса журналистов. В прессу просочилась информация о договоре на оказание адвокатских услуг, якобы заключенном руководством старейшего саратовского университета с Е.Л. Сергун. Фигурировала в этом документе и объем гонорара – более 250 тыс. руб. Учитывая, что защита личных прав и свобод Леонида Коссовича не является делом образовательного учреждения, сей факт вызвал много разговоров. Но Елена Леандровна с честью вышла из щекотливой ситуации. Адвокатесса подала заявление в Адвокатскую палату о прекращении статуса и в начале 2009-го стала начальником одного из университетских подразделений, ведающих юридической службой и кадровым управлением. Теперь она официальный сотрудник университета. В то же время, как говорят, полностью полномочия защитника Сергун с себя не сложила и до сих пор является режиссером многих университетских тяжб. Но это-то как раз объяснимо – за два года борьбы с профессурой у нее накопился серьезный опыт.

Директор коллегии адвокатов «Адвокат», проректор Саратовского юридического института адвокатуры (СЮИА), кавалер золотой медали им. Ф.Н. Плевако.

Известные клиенты – не обнаружены.

Несмотря на кажущуюся публичность, обусловленную такими званиями, как «директор» и «ректор института», об Игоре Яковлевиче известно немногое. Все его знают, но сказать что-либо конкретное затрудняются. Трудно понять, в чем тут дело – то ли он такой дружелюбный, то ли скрытный, то ли просто малозначимый в адвокатском сообществе. Многие коллеги Шахназарова утверждают, что Игорь Яковлевич более бизнесмен, чем адвокат. Среди оценочных эпитетов главенствует один, но мощный: «очень богатый человек».
Пожалуй, наибольшим достижением Игоря Яковлевича стало открытие «Института адвокатуры» на базе Саратовского института – филиала Российского торгово-экономического университета. Сам Шахназаров, как говорят, читает в этом институте по несколько предметов кряду. При таком качестве образования учебное заведение вряд ли может претендовать на конкуренцию с Саратовской академией права или юрфаком СГУ, но свою клиентуру имеет стабильно вот уже много лет. Есть мнение, что в основном это отпрыски жителей отдаленных районов области.
Что же касается адвокатской деятельности Шахназарова, то суждение профессионального сообщества сводится к одной формулировке – «звезд с неба никогда не хватал». Добавить тут нечего, кроме слухов. Например, поговаривают, что Шахназаров обладает обширными связями в судах, милиции и прокуратуре, но… это не помогает ему выигрывать процессы.
В настоящее время Шахназаров, по утверждениям коллег, отошел от дел и доверяет вести дела адвокатам, работающим в его коллегии. Об их талантах как правозащитников также мало что известно.

Форма работы – адвокатскоий кабинет

Известные клиенты: газета «Саратовский расклад», Леонид Фейтлихер.

Не сказать хотя бы нескольких слов про защитницу депутата городской думы Леонида Фейтлихера было бы неправильным. Хотя ни богатым списком vip-клиентов, ни обилием скандалов в послужном списке Елена Михайловна не может похвастаться. Пока не может. Она представляла интересы журналистов в нашумевшем процессе «Леонид Коссович против «Саратовского расклада». Журналисты тогда проиграли. Но большую известность приобрела ее защита известной персоны. Защита вполне успешная, взять хотя бы дело «Фейтлихер–Ландо», где облдеп обвинял городского депутата в попрании неприкосновенности его частной жизни, однако Фейтлихер был оправдан «вчистую» за отсутствием состава. Добавить бы в обойму Кобзаренко две-три подобных Леониду Натановичу звездных клиента, немного увеличить зрелищность ее процессов, и вышла бы еще одна Елена Михайловна. Но Левина пока одна. Поэтому, единственное, что отмечают, говоря о Кобзаренко, ее коллеги, это мощный пиар, который обеспечил своему защитнику звездный клиент.

***
В этой статье не упомянуты еще многие, достойные внимания правозащитники. Это и директор Саратовской специализированной коллегии адвокатов, супруга бывшего председателя Волжского суда Нина Царева, и блестящие адвокаты из Энгельса – Теймураз Тотиков и Светлана Писакина, и защитники Геворга Джалавяна Стас Зайцев и Павел Сальников, запомнившиеся благодаря громкому процессу, но сошедшие с публичной сцены, и некогда чрезвычайно популярная в Саратове адвокатесса Тамара Кольченко, мелькнувшая в процессе по Тимохиной, и миссис-эпатаж саратовского адвокатского мира Людмила Томсэн. Возможно, «Взгляд» еще вернется к этим фамилиям, если будет достойный повод. А как известно, лучший повод для Саратова – скандал.